В) Действительность и сфера действительности нормы

Словом "действительность" (Geltung) мы обозначаем специфическое существование, свойственное норме[5]. Когда мы описываем смысл или значение нормотворческого акта, мы говорим: этот акт требует, предписывает, повелевает, приказывает, запрещает людям некоторое поведение; или же – позволяет, допускает, уполномочивает некоторое поведение. Если мы употребим слово "должен" в том смысле, который включает все эти значения, – как было предложено выше, – то мы можем выразить действительность нормы следующим образом: нечто должно или не должно быть или совершаться. Если же обозначить специфическое существование нормы как ее "действительность", то тем самым будет выражен особый характер ее существования — в отличие от бытия естественных фактов. "Существование" позитивной нормы, т.е. действительность, отличается от существования акта воли, объективный смысл которого она составляет. Норма может быть действительной, даже если акт воли, смысл которого она составляет, больше не существует. В самом деле, она становится действительной лишь после того, как этот акт воли перестает существовать. Индивид, создавший правовую норму актом, интенционально направленным на поведение других, не обязательно должен и в дальнейшем желать этого поведения, для того чтобы норма, которая является смыслом его акта, была действительной. Люди, входящие в состав законодательного органа, принимают закон, регулирующий определенные отношения, а затем обращаются к нормативному регулированию других вопросов; однако принятые ими законы могут оставаться в силе (gelten) еще долгое время и после смерти этих людей, т.е., когда они уже перестали чего бы то ни было желать. Поэтому неверно характеризовать норму вообще и правовую норму в частности как "волю" либо "приказание" законодателя или государства, если под "волей" или "приказом" понимать психический акт воли.

Поскольку действительность нормы есть долженствование, а не бытие, следует отличать действительность нормы от ее действенности (Wirksamkeit) , т.е. от того факта, что норма на самом деле применяется и соблюдается и что люди на самом деле действуют в соответствии с этой нормой. То, что норма действительна, не равнозначно тому, что она фактически применяется и соблюдается, хотя между действительностью и действенностью нормы может существовать определенная связь. Правовая норма считается объективно действительной лишь в том случае, если поведение, которое она регулирует, хотя бы в некоторой степени фактически соответствует ей. Норма, которая никем и никогда не применяется и не соблюдается, т.е., как принято говорить, не действенна ни в какой, даже в самой малой степени, не считается действительной правовой нормой. Некий минимум так называемой действенности есть условие ее действительности. Однако непременно следует допускать возможность поведения, не соответствующего норме. Норма, предписывающая нечто, что, как заранее известно, в силу закона природы только так и может произойти, была бы столь же бессмысленна, как и норма, предписывающая нечто, что, как заранее известно, в силу закона природы вообще не может произойти. Действительность и действенность нормы не совпадают также и во времени. Правовая норма становится действительной прежде, чем стать действенной, т.е. прежде, чем ее начинают применять и соблюдать. Суд, в конкретном случае применяющий закон, который был только что издан и, следовательно, еще не мог стать действенным, применяет действительную правовую норму. Однако правовая норма перестает считаться действительной, если в течение продолжительного времени она оставалась бездейственной.

Действенность есть условие действительности в том смысле, что действенность должна наступить вслед за установлением правовой нормы, чтобы она не утратила своей действительности. При этом надо иметь в виду, что действенность правовой нормы, связывающей санкцию с определенным поведением (как последствие с его условием), следует понимать двояко: не только в том смысле, что эта норма применяется правовыми органами (в особенности судами), т.е. санкция назначается и приводится в исполнение в конкретных случаях, но также и в том смысле, что индивиды, подчиненные правопорядку, соблюдают эту норму, т.е. ведут себя таким образом, чтобы избежать санкции. Если считать, что цель установления санкций — предотвратить обусловливающее санкции поведение, т.е. предотвратить совершение правонарушения (превенция), то мы имеем дело с идеальным случаем действительности правовой нормы тогда, когда она вообще не применяется, т.к. представление о санкции, назначаемой в случае правонарушения, удерживает индивидов, подчиненных правопорядку, от совершения правонарушения. Тогда действенность правовой нормы сводится к ее соблюдению. Однако соблюдение правовой нормы может быть вызвано и другими мотивами, поэтому может оказаться, что "действенно" представление не столько о правовой, сколько о религиозной или моральной норме. Мы еще вернемся к рассмотрению весьма существенной связи между действительностью и т.н. действенностью нормы (ср, § 35 а).

Если в выражении "Норма относится к определенному поведению" имеется в виду то поведение, которое составляет содержание нормы, тогда норма может относиться и к фактам, отличным от человеческого поведения, однако лишь в той мере, в какой они являются условием или следствием человеческого поведения. Правовая норма может предусматривать, что в случае стихийного бедствия те. кто не пострадали непосредственно, должны по возможности Помочь пострадавшим. Если правовая норма предусматривает в качестве наказания за умышленное убийство смертную казнь, тогда противоправное деяние, как и его последствие, выражается не только в определенном человеческом поведении (направленном на причинение смерти другому человеку), но также и в специфическом результате этого поведения в смерти человека, которая представляет собой физиологическое явление, а не человеческий поступок. Поскольку человеческое поведение, равно как и его условия и следствия, существует во времени и пространстве, в содержании нормы должны быть определены место и время, в которых разворачиваются действия, предусмотренные нормой. Действительность норм, регулирующих человеческое поведение вообще, и действительность правовых норм в особенности есть пространственно-временная действительность, так как содержание этих норм составляют пространственно-временные события. То, что норма действительна, всегда означает, что она действительна для некоторого времени и некоторого места, т.е. что она относится к действиям, которые могут происходить только в этом времени и в этом месте (хотя на самом деле они, возможно, и не происходят).

Соотнесенность нормы с временем и местом – это пространственно-временная сфера действительности (Geltungsbereich) нормы. Эта сфера действительности может быть ограниченной или неограниченной. Норма может быть действительной только для определенного места (т.е. определенного этой или другой, более высокой нормой) и определенного времени, иначе говоря, может регулировать события только в пределах определенного времени и пространства. В другом случае норма может быть действительной (по своему смыслу) всегда и повсюду, т.е. относиться к событиям независимо от того, где и когда они происходят. Таков ее смысл, если она не содержит специальных пространственных или временных определений и если никакая другая, более высокая норма не ограничивает пространственно-временную сферу ее действительности. Не то чтобы она в этом случае действовала вне времени и пространства, а просто она действительна не для какого-то определенного времени и места: пространственно-временная сфера ее действительности не ограничена. Сфера действительности нормы есть элемент ее содержания, а это содержание, как мы еще увидим, может быть до некоторой степени предопределено другой, более высокой нормой (ср. § 35).

Что касается временнóй сферы действительности позитивной нормы, то следует различать время до и после установления нормы. Как правило, нормы относятся только к будущему поведению, но они могут относиться также и к прошлому. Так, правовая норма, связывающая с определенным поведением как условием акт принуждения (Zwangsakt) как санкцию, может предусматривать, что наказанию подлежит человек, совершивший определенные действия не только после, но еще и до установления этой правовой нормы; тем самым это его поведение квалифицируется как правонарушение (ср. § 276). В таком случае говорят, что норма имеет обратную силу. Правовая норма может относиться не только к будущему, но и к прошлому также и в том, что касается акта принуждения как установленного ею последствия. Она может предусматривать не только то, что при определенных условиях, наступивших до ее установления, соответствующий акт принуждения должен быть совершен в будущем, но также и то, что акт принуждения, фактически осуществленный в прошлом, когда он еще не был должным, т.е. не имел характера санкции, должен был совершиться в прошлом. Таким образом, теперь этот акт принуждения становится должным, т.е. приобретает характер санкции. Именно так некоторые акты принуждения, совершенные в Германии при национал-социализме и в правовом отношении бывшие тогда умышленными убийствами, задним числом вследствие обратной силы нормы были легитимированы как санкции, а обусловившие их действия были задним числом квалифицированы как правонарушения. Правовая норма вследствие своей обратной силы может отменить действительность правовой нормы, принятой до того, как она сама была установлена. При этом акты принуждения, осуществленные в качестве санкций при ранее действовавшей норме, задним числом утрачивают характер наказаний или принудительных исполнений, а обусловившие их фактические составы больше не считаются правонарушениями. Так, например, путем придания норме обратной силы правительство, пришедшее к власти в результате революции, может особым законом отменить изданный прежним правительством закон, по которому определенные действия членов революционной партии карались как политические преступления. Конечно, то, что произошло, не может стать небывшим, однако задним числом может быть изменена нормативная интерпретация давно происшедшего на основании норм, установленных после того, как подлежащие толкованию события произошли.

Помимо пространственной и временной можно различать также сферу действительности норм по кругу лиц и содержательную (или материальную) сферу действительности. Ведь регулируемое нормами поведение — это человеческое поведение; поэтому во всяком предусмотренном нормой поведении можно различать личный и содержательный элемент: человека, который должен действовать определенным образом, и образ действий, которого он должен придерживаться. Эти два элемента неразрывно связаны между собой. При этом следует помнить, что нормой затрагивается (erfasst) и ей подчиняется не человек сам по себе, но всегда определенное поведение человека. Сфера действительности нормы по кругу лиц соотносится с личным элементом предусмотренного нормой поведения. Эта сфера действительности тоже может быть ограниченной или неограниченной. Моральный порядок (система нравственности) может притязать на общеобязательность, т.е. на то, что поведение, предписываемое нормами этого порядка, обязательно для всех, а не только для группы людей, особо определяемых этим порядком. Обычно это выражают словами: этот порядок относится ко всем людям. Что же касается поведения, предписываемого нормами государственного правопорядка, то оно предусмотрено только для лиц, проживающих на территории этого государства, и для его граждан, находящихся за границей. Можно сказать, что государственный правопорядок регулирует только поведение людей, определяемых таким образом, что только эти люди подчинены государственному правопорядку; иными словами, сфера действительности по кругу лиц ограничена этими людьми.

Говоря о содержательной (материальной) сфере действительности, мы имеем в виду различные области человеческой деятельности, которые подлежат регулированию: экономическое, религиозное, политическое поведение и т.д. Так, можно выделить нормы, регулирующие экономическую деятельность людей; нормы, регулирующие религиозную деятельность и т.д. О норме, определяющей экономическое поведение людей, говорят, что она регулирует экономику; в том же смысле говорят о нормативном регулировании религии и т.д. Говорят о различных предметах регулирования, имея в виду при этом различные области определяемого нормами поведения. Регулируют же нормы правопорядка всегда человеческое поведение: только оно поддается нормативному регулированию. Явления, отличные от человеческого поведения, могут быть содержанием норм (как уже отмечалось) только в связи с человеческим поведением – как его условие или следствие.

Понятие содержательной сферы действительности используется, например, когда целостный правопорядок – скажем, в случае федеративного государства – расчленяется на несколько частичных правопорядков, сферы действительности которых в отношении предметов регулирования отграничены одна от другой. Так бывает, например, когда правопорядки государств – членов федерации могут регулировать только определенные, перечисленные в конституции предметы или, как принято говорить, когда регулирование только этих предметов входит в компетенцию (подведомственность) членов федерации, а регулирование всех остальных предметов оставлено за правопорядком федерации (который также представляет собой частичный правопорядок) или, иначе говоря, входит в компетенцию федерации. Однако содержательная сфера действительности всего целостного правопорядка всегда неограничена, поскольку такой правопорядок в силу своей природы может регулировать деятельность подчиненных ему людей во всех областях.

 








Дата добавления: 2016-04-11; просмотров: 660; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.