Включение всех учеников в классе в систему социальных связей.

Один из ведущих мотивов вхождения в молодежную националистическую субкультуру - это необходимость места в социуме, где молодой человек ощущает свою нужность, необходимость своего существования для других.

Дело в том, что психологически одиночество - это не только и не столько невозможность пообщаться с кем-то себе подобным.

Можно вполне достойно владеть навыками общения и иметь возможность обсудить с товарищами происходящее в классе и при этом чувствовать себя одиноким. Одиночество - это скорее переживание того, что ты как человек не имеешь для других какого-то значения, ты не нужен им. Базовое ощущение нужности миру, безусловно, должна давать и дает семья - мать и отец. Но это в идеале.

Можно увидеть достаточно много подростков, которые не нужны своим родителям. Если же относиться внимательно к тому, не что, а как говорят о своих детях те, кто пришел на родительское собрание, то можно заметить, что интерес к учебе ребенка (или его отсутствие), количество времени, которое родители уделяют детям, не обязательно напрямую связано с «нужностью» для них детей. Иногда занятый и достаточно жесткий, но любящий ребенка отец дает больше ощущения «нужности», чем тот, кому ребенок нужен не сам по себе как человек, а как носитель определенного статуса, например - «будущий юрист». Поэтому заинтересованность необязательно связана с «нужностью» именно самого ребенка, часто нужно то, что ребенок может дать, что в ребенке я хочу видеть, безотносительно к его личности.

Конечно, школа не может доделывать то, что не сделано в семье.

Но подросток, не нужный дома, может ощущать свою необходимость и в классе. Это значит, что учителю необходимо выстраивать работу по созданию взаимозависимостей между учениками, что требует творческого подхода. Превратив класс из группы собравшихся ради учебы людей в систему реальной взаимопомощи, можно лишить националистические группировки важного козыря.

Ведь чтобы войти в их среду, подростку нужно будет лишиться уже имеющихся у него социальных связей, а на это пойдет не каждый.

Особенно важно, если подросток с риском попадания к националистам будет ощущать, что он нужен своему учителю. Трудно сделать так, чтобы учителю действительно стали нужны трудные дети - тут требуется серьезная внутренняя работа. Но это будет являться залогом того, что, встретив взрослого участника националистической группировки, демонстрирующего заинтересованность в нем, подросток задумается над тем, стоит ли ему менять «синицу в руках» на журавля в небе».

Активная внутришкольная социальная работа. Приведем цитату из высказывания московского скинхеда, описывающего свои переживания, связанные с участием в скиндвижении: «Я испытываю чувства, что я не овощ и пытаюсь хоть что-то сделать....Чувство осознания борьбы, чувство осознания, что ты настоящий, а не тень». Для очень многих адептов агрессивного национализма их жизнь только с вхождением в националистические группировки начинает приобретать какой-то смысл. Безусловно, тут сложно сформулировать какие-то четкие педагогические рекомендации. Высказывания о «размывании», девальвации ценностей, особенно у молодежи, с позиций этнопсихологии не совсем верны. Ценности как таковые являются регуляторами социального взаимодействия и существуют всегда в человеческой общности.

И в современной молодежной среде ценностей не меньше, чем 50 лет назад, а скорее всего даже больше ввиду их разноплановости.

Однако эти ценности оказываются слабо привязаны к глобальным жизненным смыслам. И оказывается, что молодой человек в целом неплохо ориентируется в ценностях, например, знает, что «круто» ходить на дискотеку, но не знает ответа на вопрос «Зачем?» Часто этот вопрос и не задается (впрочем, взрослые чаще, чем молодые, готовы уходить от этого вопроса). Но когда подросток попадает, к примеру, к скинхедам, ощущение, что ответ-то оказывается есть, наполняет его энергией и дает такой ресурс, от которого отказаться очень трудно.

Педагогу стоит разговаривать со своими учениками о том, как можно ответить на этот вопрос. Но главное, - это не конкретные ответы. Как писал известный бард А. Галич: «He бойтесь сумы, не бойтесь тюрьмы, не бойтесь мора и глада, а бойтесь единственно только того, кто скажет: "Я знаю, как надо». Видимо, самое важное, что может педагог в такой ситуации, - донести до детей уверенность в том, что простые и однозначные ответы о смысле чаще всего оборачиваются фальшивкой. Но для этого он сам должен в это верить, чувствовать это, а также не бояться таких разговоров.

Формирование позитивного ощущения своей этничности, укоренение этнонациональной идентификации. Как уже говорилось, его агрессивные проявления национализма связаны не с позитивным переживанием своей национальной принадлежности, а, наоборот, с ощущением дискриминации. Достаточно прочесть любые пропагандистские националистические материалы, чтобы убедиться в этом. Самая главная тема в них - это всегда описание «ужасного» положения, в котором находится «наш народ». Так, к примеру, если по материалам сайтов, связанных с так называемым русским национализмом, составить сводный портрет русского человека, то получится принципиально не способный к жизни персонаж, который живет-то до сих пор по некоей необъяснимой случайности. И крайне трудно на них найти ответ на вопрос, чем же все-таки славен русский народ, в чем богатство его истории и культуры.

Конечно, жить с таким переживанием национальной идентичности трудно, и образ врага, виновного во всех бедах, - самое простое «лекарство» в таком случае. Помочь сформировать позитивный образ своей этнонациональной группы - важная задача для педагога. История и литература занимают большое место в школьной программе. Но для молодого человека важно, чтобы это, во- первых, связывалось с ним самим, понимать то, какое он имеет отношение к богатствам русской культуры и какую ответственность это на него накладывает. Подросток, узнавший о том, как популярен во всем мире надоевший ему Л. Н. Толстой, что именно по этим толстым книгам многие люди разных стран узнают о русском человеке, взглянет немного по-другому не только на самого писателя, но и на то, что это значит для него самого.

Во-вторых, важно дать понять, что все это не исчезло, что это не «украли какие-то инородцы», а существует и развивается сейчас. И что это «сейчас» не только может многое дать молодому человеку, но и существенным образом будет зависеть от него самого, от его действий. Таким образом, важно не только «узнавать» позитивное о своей нации, но и совершать реальные действия, укрепляющие этнонациональную группу, делающие человека ее достойным членом.

Это очень важное пространство для педагога. Если у него получится донести до учеников, что последствием переживания «Я - русский» могут быть не только действия по изгнанию с рынков представителей кавказской национальности, но и, например, социальная работа в больнице или защита слабых, - это лишит возможности сыграть на этом поле адептов агрессивного национализма.

Осознание межкультурного взаимовлияния и взаимозависимости. К сожалению, в культурологическом цикле современной российской школы (литература, история и пр.) вопрос о взаимодействии культур решается двумя простыми путями. Первый из них - представление о том, что культура целостная, никаким влияниям не подвержена. Соответственно, можно все культуры разложить по полочкам и описывать без всякой связи друг с другом. Естественно, что с такой позиции решение вопроса о том какой писатель Н. В. Гоголь – «русский» или «украинский», будет только одно. А про каждую культуру рассказывается как про единое образование, которое можно достаточно четко описать, сказав что одно, к примеру, русское, а другое - точно нет.

Второй путь, свойственный чаще истории, - это описание борьбы: «пришел Ермак с казаками в Сибирь (русская культура) разбил Кучума (татарско-сибирская культура), покорил Югру (восточная финно-угорская культура), и стали там жить русские». Про то, что русские в Сибири впитали в себя и татарскую и финно-угорскую, и многие другие культуры и потому сибирский русский это совсем не то, что москвич - об этом узнает только самый пытливый школьник.

Безусловно, для кардинального решения этой проблемы нужно серьезно перестраивать содержание предметов и многое другое, но, даже оставаясь в рамках традиционной схемы изложения материала, учителю ничто не мешает делать экскурсы в сторону взаимовлияния и взаимозависимости культур, о которых идет речь. Однако для этого сначала про взаимовлияния надо узнать педагогу. И тогда четко расчерченное, как политическая карта мира, где каждая страна представлена одним цветом, представление о культурах начнет разрушаться. И своя культура (с которой, безусловно стоит и начинать) станет похожа на лоскутное одеяло, в котором бросается в глаза разнообразие красок, собранных с разных как культурных, так и исторических ареалов. Поняв, к примеру, какую роль в творчестве А.С.Пушкина сыграла английская, французская, итальянская, немецкая, кавказская и другие культуры, мы по-другому увидим и тех, кто сейчас является их носителем.

Таким образом, учитель, а затем и его ученики могут увидеть как различия, так и систему бесчисленных взаимосвязей, объединяющих весь мир, что, безусловно, является хорошим профилактическим заделом против агрессивного национализма.

Таким образом, относительно приведенных выше аспектов противодействия агрессивному национализму можно сказать следующее. Любое хорошее начинание часто оказывается неуспешным по причине недостатка ресурсов в сочетании с их неграмотным распределением. Естественно, если учитель поставит себе в задачу начать реализовывать все эти пункты вместе со своим классом то времени для занятия предметной деятельностью у него практически не останется. Поэтому стоит более целенаправленно распределять имеющиеся у учителя возможности. Следует наибольше внимание обратить на тех детей, у которых можно со значительной вероятностью предположить наличие психологической травмы.

Безусловно, психологическая диагностика - не дело учителя. Да и психолог не может четко и однозначно диагностировать в визуальном контакте психологическую травму. Однако стоит обращать внимание на поведенческие маркеры, со значительной степенью вероятности указывающие на ее наличие. Первый - это резкое изменение в поведении ребенка как в сторону деструкции (хулиганство и т.п.), так и в сторону замкнутости. В любом случае такое поведение указывает на какую-то сложную личностную ситуацию.

Второй маркер психологической травмы, связанной с тем, что случилось до знакомства с ребенком, - его болезненная чувствительность к воздействиям со стороны. Это может быть как обидчивость, направленная на самого себя и предстающая в виде замкнутости, так и агрессивность. Но и обидчивость, и агрессивность здесь будут выглядеть именно как реакции на что-то, а не как свойства, связанные с темпераментом. Такое различение очень сложно и требует не одного года педагогической практики. Однако только посредством опыта и упражнений можно стать успешным профессионалом.

Таким образом, работа по профилактике национализма является важной составляющей воспитательных воздействий педагога

 








Дата добавления: 2016-02-04; просмотров: 1167;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.