Актуальные проблемы компетенции международного коммерческого арбитража

 

Субъекты предпринимательской деятельности все чаще обращаются к международному коммерческому арбитражу как универсальному инструменту разрешения правовых споров. В последние годы число дел, рассматриваемых международными арбитражами, неуклонно растет. Помимо широко известных зарубежных арбитражных институтов, таких как Лондонский суд международного арбитража (The London Court of International Arbitration, LCIA) и Арбитражный Институт при Торговой Палате Стокгольма (Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce), все большей популярностью пользуются и отечественные коммерческие арбитражи, например, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-Промышленной Палате Российской Федерации, а также Третейский суд при Торгово-Промышленной Палате Санкт-Петербурга. Помимо того, что размер третейского сбора при рассмотрении спора в российских арбитражах, как правило, существенно ниже, чем по аналогичным спорам за рубежом, решающими факторами при выборе отечественной площадки для разрешения возникшего правового конфликта, также являются профессионализм и опыт арбитров. Использование сторонами российского права в качестве права применимого к внешнеторговому контракту, уже не редкость (особенно, в контрактах, где исполняющей стороной является российская организация, например, в договорах поставки сырья за рубеж).

Выбор российского права в качестве применимого к контракту предполагает и компетентность арбитров в вопросах российского права, несмотря на то, что в соответствии с регламентами ведущих коммерческих арбитражных институтов данное требование является скорее «моральным», нежели юридически обязательным. Доказывать содержание норм российского права как права применимого к контракту, например, арбитрам-англичанам при рассмотрении спора арбитражным трибуналом в Лондоне, неэффективно как с точки зрения затрат (денежных и временных), так и с точки зрения качества будущего арбитражного решения. Зачастую, в качестве экспертов в вопросах российского права как иностранного для арбитров, т.е. при установлении содержания норм российского права как вопроса факта, привлекаются известные российские юристы, которые с большим успехом и пользой для дела могли бы выступать в соответствующем деле не как эксперты, а как компетентные арбитры. Рассмотрение значимых международных коммерческих споров российскими арбитрами на территории России и по российскому праву уже давно перестало быть экзотикой, а становится нормой. Тем более, принудительное исполнение на территории России арбитражного решения, вынесенного арбитрами под эгидой известного отечественного арбитражного института проще с практической точки зрения, нежели исполнение аналогичного зарубежного решения (несмотря на то, что, с формальной точки зрения, в соответствии с Конвенций ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (далее – Нью-Йоркская Конвенция), режим признания и исполнения иностранного арбитражного решения должен быть в целом аналогичен режиму признания и исполнения «домашнего» арбитражного решения).[1]

В связи с возрастающим значением международного коммерческого арбитража как независимого и эффективного юрисдикционного механизма в России, особое значение приобретают вопросы компетенции арбитража именно в контексте российской правовой системы. Одной из наиболее актуальных проблем, возникающих при рассмотрении и разрешении дел международным коммерческим арбитражем на территории России и по российскому праву, является проблема несостоятельности (банкротства) должника по контрактному обязательству – зарубежной организации. Особое значение соответствующие вопросы приобретают в условиях экономического кризиса и, как следствие, возросшего количества рассматриваемых арбитражами дел о неисполнении условий внешнеторгового контракта об оплате поставленного товара. Указанная проблема, с правовой точки зрения, охватывает взаимосвязанные вопросы процессуального, материального и коллизионного права, и потому особенно интересна для рассмотрения. Кроме того, появление «иностранного элемента» в арбитражном разбирательстве влечет за собой необходимость учета арбитрами и лицами, участвующими в деле, не только различной правовой культуры сторон спора (происходящих из различных правовых систем), но и норм зарубежного и международного права, а также практики его применения (дополнительно к нормам права, применимым к отношениям сторон в соответствии с контрактом) для того чтобы итоговое арбитражное решение было не только обоснованным, но и исполнимым за рубежом.








Дата добавления: 2015-08-14; просмотров: 1339;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.004 сек.