Фрэнсис

 

Вас удивит, если я скажу, что многим НРАВИТСЯ быть в браке? Я знаю, вы бы не удивились, если бы я сказала вам, что в мире сегодня много несчастливых браков. Я просто чувствую побуждение напомнить людям, что брак может быть счастливым, и те, кому нравится быть супругом, могут передать другим свой опыт счастливой супружеской жизни.

Цель этой книги — показать то, что нужно делать в браке, а не то, чего нельзя. Я всегда придерживаюсь положительной стороны во всем: это и дало названия главам: БУДЬТЕ... Мы с Чарльзом обнаружили, что это ключ к браку счастливому, волнующему, полному любви, благодарному, приносящему радость, романтическому (добавьте любые другие эпитеты, которое вы только сможете придумать, чтобы описать брак таким, каким его задумал Бог).

Все эти БУДЬТЕ — важное условие для счастливого брака. Просматривая названия глав, я попыталась выбрать из них наиболее важную, но сделать это было сложно. Я не знаю, какая из них важнее, скорее всего, они представляют собой единое целое. Это можно сравнить с машиной. Двигатель в самом Деле важен, но он не принесет мне никакой пользы, если в машине нет колес, не правда ли? Значит, колеса важны. Но колеса не много помогут, если нет руля, не так ли? И так далее... Но надо же с чего-то начать. Мне кажется, что даже такая малость, как честность супругов, может сделать для брака весьма много. Это простое маленькое "Будьте..." может остановить многие проблемы до того, как они перерастут в серьезные.

Когда Чарльз прибыл для нашего бракосочетания в Маями, у нас не было времени, как у многих других пар, узнать поближе друг друга, потому что мы встречались очень недолго (об этом рассказано в книге ''Мой роман с Чарльзом"). Но первое, что сказал мне Чарльз, было: "Я хочу, чтобы мы друг с другом всегда были полностью честны. Я даже не хочу, чтобы частичка мысли была утаена друг от друга".

Признаюсь вам, это заявление поразило меня. Я могу вспомнить все мысли, пронесшиеся в моей голове после этой просьбы. Первое: я подумала, что никогда не смогу рассказать ему то, что смогло бы огорчить его. Предположим, он спросит меня, нравится ли мне его галстук. Можно ли сказать "да", если я так не думаю, просто чтобы сделать ему приятное? Он же настаивал, чтобы честность была обязательной в нашем браке, и я, хотя и неохотно, согласилась. Должна добавить, я тайно думала: "Это, должно быть, нормально для тебя, но не знаю, нормально ли это для меня".

Покупал ли кто-нибудь из вас, женщины, платье, за которое вы заплатили слишком много, и затем решили сэкономить деньги на продуктах, не говоря мужу, сколько оно стоит? Утаивали ли вы когда-нибудь немного денег, чтобы купить что-нибудь, из того, что хотелось бы иметь вам или детям, но вы боялись сказать ему правду об этом. Ну, что ж, тогда, наверное, вы поймете, что я чувствовала в тот момент. Я понимала, что могут возникнуть ситуации, о которых было бы легче просто забыть упомянуть Чарльзу. Таким образом, я начала быть нечестной с ним прямо .тогда, потому что не рассказала ему о том, о чем думаю на самом деле, что сомневаюсь — сработает ли этот принцип?

Грех — это такой маленький пронырливый "типчик". Иногда мы даже не сразу распознаем его. И поэтому каждый из нас, даже те, кто двадцать четыре часа в сутки говорит о Боге и об Иисусе Христе, — объект для стрел дьявола. Я хочу рассказать вам, как "безобидный грешок" обернулся для меня почти чудовищем. Я хочу, чтобы вы обратили внимание на то, куда он поразил, какой области моей жизни он коснулся — той, в которой я меньше всего его ожидала.

Меня пригласили в Христианский Женский Клуб в Сан-Антонио выступить на собрании в один из моих свободных дней. Я приняла предложение и рассказала Чарльзу, который прекрасно к этому отнесся. Все было хорошо. Несколько дней спустя я сказала ему, что могла бы остаться на ночь в Сан-Антонио, потому что одна из церквей, услышав, что я буду в городе, хотела, чтобы я выступала также и у них. Чарльзу явно не нравилось, что я буду где-то далеко от дома, потому что мы так часто бывали врозь в первый год нашего супружества. Он предложил мне слетать в Сан-Антонио, выступить там, в клубе и затем возвратиться обратно в тот же день. В таком случае мне не пришлось бы оставаться на ночь вне дома. Все это я смогла бы сделать в рабочее время. Поэтому я согласилась.

Затем произошел интересный поворот событий. Услышав, что я буду в Сан-Антонио, позвонили из Христианского Женского Клуба в Остине и попросили меня приехать на один день раньше, чтобы я смогла выступить в их клубе, поскольку буду находиться весьма близко к их городу. Я была уверена, что это Бог призывает меня и туда, поэтому согласилась. Это обозначало, что я буду вне дома всего одну ночь. Я знала, Чарльз не будет возражать, потому что он всегда поддерживал меня в подобных мероприятиях. Но вместо того, чтобы позвонить Чарльзу и сразу же рассказать ему обо всем, я решила подождать, пока он придет вечером домой и затем объяснить, что я согласилась там выступить и поэтому меня не будет дома всего одну ночь. На самом деле я сделала то, чего обещала Чарльзу не делать. Я решила подождать и рассказать ему обо всем в подходящее время. Я рассудила так: приготовлю его любимое блюдо и сервирую его при свечах. Когда он придет вечером домой, задобрю его множеством поцелуев, чтобы он знал, что я люблю его, и затем расскажу обо всем, и все это будет прекрасно.

Но смотрите, что произошло! В тот день Чарльз работал особенно много и очень устал. Он встал около пяти утра, чтобы пораньше начать трудовой день. Работы было очень много, и он пришел домой совершенно изнуренный. Я приласкала его обычным, количеством поцелуев, но, поскольку он был слишком уставшим, я решила, что сейчас неподходящее время рассказывать ему, и я промолчала. Про себя я рассудила так: я расскажу, когда настанет подходящее для этого время.

Старый дьявол так хитер в своих мерзких, подлых приемчиках, что он, в самом деле, убедил меня в том, что нехорошо было бы рассказывать обо всем мужу, когда он такой уставший. Поэтому я отложила разговор на следующий вечер. На протяжении всего следующего дня я знала, как мне все рассказать Чарльзу: я знала конкретные слова, которыми собиралась убедить его, определенное время для этого. Я предвкушала, как использую немножко больше моих любимых "чарльзовских" духов. Итак, я знала, что все пройдет так, как надо, будто это уже произошло.

Но отгадайте что произошло? На следующий вечер у нас были неожиданные гости, и я снова решила, что это неподходящее время. Мне пришлось во всех подробностях рассказывать Чарльзу о паре, которую он должен был консультировать (между прочим, их основной проблемой был недостаток честности в отношениях друг с другом!). Когда они в конце концов покинули наш дом, было слишком поздно что-либо рассказы­вать Чарльзу.

Я в самом деле люблю Чарльза и не хотела рассказывать ему ничего такого, что могло бы обидеть его. Но, не поговорив с ним сразу же, с самого начала и решив отложить разговор на будущее, я все усложнила. Ситуация накалялась и могла бы стать весьма нездоровой, хотя это совсем и не входило в мои намерения. Тогда вместо того, чтобы все рассказать Чарльзу сразу же, я начала хранить маленькую нечестность с моим любимым мужем, считая, что смогу придумать, как рассказать ему обо всем, не слишком оттягивая время. Но вместо этого я прятала ее глубже и глубже, потому что мне не нравились чувства, возникающие при мысли обо всем этом. Я ощущала какую-то нечистоту внутри себя и просто прятала мысли об этом все глубже и глубже.

Мы продолжали выступать в разных церквях на многих собраниях, консультируя супружеские пары. И одна из тем, на которой мы снова и снова акцентировали внимание, была полная честность. К тому времени дьявол так сгладил в моей памяти Сан-Антонио, что я действительно не думала о нем особенно много до того случая, когда мы начали рассказывать о секретах счастливого брака. Когда мы подошли к вопросу о полной честности, я чуть не умерла. Прямо в тот момент мне захотелось взмолиться: "Прости меня, Господи, за то, что я не была честной с Чарльзом. Я расскажу ему все вечером, по дороге домой".

Чтобы добраться к нашему дому почти из любого места в Хьюстоне, мы используем скоростную автостраду со множеством развязок. Сейчас Хьюстон часто называют "городом спагетти" из-за множества прекрасных автострад, которые интересно называются: Западное Кольцо, Северное Кольцо, Южное Кольцо, Автострада у Залива и т.д. Но, знаете ли вы, каково название автострады, по которой мы добирались домой? Можно добраться только одной, и она называется автострада Сан-Антонио. Каждый раз, когда появлялись большие знаки автострады с надписью "Сан-Антонио", они напоминали мне о том, что я еще не рассказала Чарльзу. Только на этот раз знаки выглядели как автострада "ГРЕХ-Антонио"! (Игра слов: "грех" — по-английски "sin" — по написанию похоже на название города San-Antonio. Прим, переводчика.) Я прямо содрогалась внутри, и затем говорила: "Господи, сейчас, когда мы доберемся домой, я расскажу Чарльзу о Сан-Антонио". Но так или иначе, когда мы приехали домой, дьявол убедил меня, что это неподходящий вечер для разговора с Чарльзом, и что лучший вечер будет завтра... Итак, я ничего не рассказывала Чарльзу.

Вскоре истек месяц, а я все еще ничего не рассказала Чарльзу. Как-то неожиданно Чарльз вспомнил о моем выступлении в клубе и говорит: "Я так рад, что ты не останешься там на ночь". Я прямо вся съежилась внутри, но снова дьявол заставил меня подумать, если я расскажу Чарльзу прямо сейчас, он, наверное, страшно разозлится на меня. И я сказала Богу, что расскажу Чарльзу, когда "придет подходящее время". Интересная вещь — мысль. Я сейчас думаю о том, что у дьявола никогда не бывает подходящего времени, не так ли?

Мы отправились в поездку на северо-западное побережье Тихого Океана. Тут-то и началось! Мы продолжали говорить о лжи и каждый раз, когда мы это делали, я прямо разрывалась внутри, и затем говорила: "Господь, как мне рассказать обо всем Чарльзу? Как смогу объяснить ему, почему так долго я оттягивала, молчала?" Весь ужас в том, что грех не становится лучше со временем — он становится хуже!

Казалось, в каждой церкви, в каждом колледже, в каждом клубе, в каждой деноминации, где мы выступали, как-то, между прочим, происходил следующий разговор: "Так вы из Техаса? Из какой части? Хьюстон? Вот здорово! Мой город недалеко от вас". И я конечно же спрашивала: "Откуда вы родом?" И потом я вся съеживалась, потому что еще до того, как они открывали рот, я уже знала их родной город! Он просто должен был быть САН-АНТОНИО... и так оно и было! И каждый раз, когда я слышала название Сан-Антонио, я чуть не умирала. Когда я слушала радиоприемник в машине, он играл "Роза Сан-Антонио" или "Глубоко в сердце Техаса", а я не слышала этих песен уже годы. Казалось, в каждом аэропорту, в который мы приезжали, были билеты по особым ценам, и направления всех этих рейсов были (вы уже догадались) на Сан-Ан-тонио. Какие несчастья мы навлекаем сами на себя, когда не до конца честны.

Каждый раз, когда я слышала слово "Техас", меня переполняло чувство вины, потому что я знала, что следует за этим. И намерение рассказать обо всем Чарльзу каждый раз становилось все большей и большей горой. И каждый раз, когда кто-то подвозил нас из одного города в другой, мы видели машины из Техаса. В то время я была убеждена, что в Техасе только один город, и этот город — Сан-Антонио, потому что, казалось, все машины приехали именно оттуда.

Как-то в поездке с нами произошел довольно необычный случай. Один юноша чувствовал, что Бог хочет исцелить его глаза, и мы оба, Чарльз и я, чувствовали ответственность за этого юношу с такой огромной верой. Однажды, около часа ночи, меня разбудил Святой Дух и положил на сердце молиться за этого юношу. Я начала молиться, и вскоре проснулся Чарльз и присоединился ко мне. Мы начали говорить об этом юноше, и Бог указал точное место Писания. После того, как мы много читали и потом молились за его исцеление, я сказала в молитве: "Боже, если есть какой-то грех в жизни Дуга, явный или тайный, который стоит на пути к его исцелению, открой ему, чтобы он мог быть прощен и очищен". Затем я продолжала: "Боже, если есть какой-то грех..." И сразу же в моем уме появились слова "Сан-Антонио". Я похоронила "Сан-Антонио" глубоко в сознании и даже не думала о нем, когда Божий Святой Дух напомнил мне о нем. Я бросилась к Чарльзу, обняла руками его шею и в молитве к Богу излилась вся история. Я просила Бога, чтобы Чарльз простил меня и чтобы он понял, как все это произошло. Чарльз любил меня, поэтому пожалел меня, когда я плакала, и потом сказал: "Дорогая, все в порядке. Ты же ЗНАЕШЬ, когда Бог призывает тебя, я всегда к этому прекрасно отношусь!"

Правда была открыта. После того, как я скрывала ее столько времени, она вышла наружу в момент душевного поиска честности. Как всегда, Божья любовь покрыла все и не было совсем никаких проблем. Но подумайте обо всем, что происходило. Из-за того, что я не. была полностью честной с Чарльзом, я содеяла грех, я прошла через невероятные страдания и была мучима чувством вины. Если бы я просто рассказала Чарльзу в самом начале, что Бог хочет, чтобы я согласилась на приглашение, не было бы никаких вопросов. И самое смешное: когда я наконец набралась мужества взглянуть на особенную страничку в моем рабочем дневнике, я обнаружила, что не просто выстроила грех, но и надстроила его, потому что я приняла приглашение и на третий день, сама не заметив того, что это означало две ночи вне дома. В этом и беда греха — один грех ведет к другому, и немножко нечестности создает еще немножко нечестности, пока не становится невозможным различить, что ты грешишь. Ну что же, теперь моя совесть чиста. Бог простил меня. Чарльз простил меня, и я получила урок.

Чарльз сказал, что в тот раз было несложно простить, но если я когда-нибудь буду что-либо скрывать или буду нечестной снова, это разобьет его сердце, потому что он никогда не сможет доверять мне настолько, чтобы быть уверенным в том, что я не обманываю его.

Собираюсь ли я утаить хоть маленькую мысль от Чарльза снова? Поверьте, нет! И, чтобы я не забывала пройденный урок, стоит знак, мимо которого каждый раз я въезжаю или выезжаю из нашего дома, на котором написано "Сан-Антонио". Сегодня я смотрю на знак и смеюсь, но я не вижу слов, написанных на нем. Я только вижу слова: "Будь честной!"

 

Чарльз

 

Френсис спросила меня, как я пришел к такой идее: быть полностью честными друг с другом на протяжении всей супружеской жизни. Для меня это было так важно и существенно, что я призвал каждого из нас быть честными даже в мыслях.

Это стремление к подлинной искренности началось в глубоком поиске Божьего плана в моей жизни. Я начал спрашивать себя, как я могу быть совершенно честным с Богом. И вдруг я сказал: "Боже, прости меня за мысль, которая у меня только что была". Потом я сказал: "Боже, я говорю пустые слова или я действительно раскаиваюсь и жажду не только Твоего прощения, но и изменения сознания, чтобы такая мысль не приходила больше ко мне?"

Я начал видеть, что часто я просто говорю слова, и на самом деле во мне нет подлинного раскаяния, когда я прошу прощения; что у меня далее нет глубокого искреннего желания, чтобы этот грех был удален. Затем я обнаружил, что есть большая разница между просто признанием греховных мыслей и признанием, исповеданием с осуждением и желанием, чтобы всякое основание греха было удалено. Где-то через три месяца такого общения с Богом и после того, как Он дал мне массу возможностей осознать, что я действительно не был честен с Ним, мой образ жизни изменился. И каждый раз, когда я в самом деле сожалел, что был нечестен с Богом, Он удалял грех из моей жизни, и я вновь был свободен.

Итак, я был научен честности, когда мы с Фрэнсис поженились. Поскольку свои отношения с Богом я применял к каждой сфере моей жизни, естественно, я хотел, чтобы наши отношения друг с другом были такими же, какими они были с Богом. Таким образом, я сказал Фрэнсис: "Давай будем полностью честными друг с другом, чтобы говорить друг другу каждую мысль, далее если нам кажется, что это может задеть чувства другого".

Будучи бизнесменом, заинтересованным в урегулировании разногласий между членами фирмы, я обнаружил, что если все факты известны и обе стороны могут ясно их видеть, все решается намного легче. Также я заметил, что на деловых встречах и на церковных, касающихся дел, заинтересованные люди часто подают неполную информацию. В основном так происходит потому, что они знают нечто важное, и если оно открывается, то эта правда может кого-то уязвить или, как говорят, кому-то может "наступить на больную мозоль". Следовательно, факты искажаются либо неполны. И выходит, что люди пытаются честно решить проблему с нечестными данными. Результат всегда один и тот же — нечестный ответ или усугубление проблемы. Подумайте о том, что Фрэнсис только что сказала о её проблеме "Сан-Антонио" каждый раз, когда она скрывала правду, это только умножало ее проблемы.

Подумайте о позиции, которую большинство из нас занимает по отношению к полицейскому. Подсознательно мы рассуждаем: "Может быть, он не видит меня..., может быть, он не заметил, что я превысил скорость". Не должно ли нам радоваться, когда мы видим полицейского? Если мы действительно честны, мы будем знать, что он на своем месте для нашего собственного блага. Когда мы пытаемся покрыть маленький води­тельский грешок, тогда мы не хотим, чтобы он видел нас, потому что мы не хотим смотреть правде в лицо. "...Начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее; Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро" (Римлянам 13:3,4).

Божий Дух Святой был послан Иисусом Христом, чтобы помогать нам, и, если мы честны с Ним, в наших сердцах не будет желания быть нечестными с кем-либо. Если нечто приходит в нашу жизнь и искушает нас не рассказывать нашему возлюбленному спутнику об этом, тогда мы можем быть полностью убеждены, что это должно быть рассказано. Потому что все, что нам кажется злом — на самом деле и есть зло. Мои отношения с Фрэнсис укреплялись каждый раз, когда мы рассказывали друг другу обо всем том , о чем нам казалось трудно заставить себя рассказать.

Зная, что вы всегда расскажете вашей половине правду в любой ситуации, естественно, вы будете серьезно задумываться перед тем, как поступить опрометчиво. Чем дольше мы с Френсис живем согласно данному нами обещанию (не законническому обету, но обещанию, данному потому, что мы хотели исполнить его и хранить), тем больше я осознавал важность применения обета в наших отношениях для созидания счастливого брака. Это похоже на то, что мы часто называем "наша совесть", и то, что мы можем более точно назвать водительством Духа Святого. Он постоянно ведет нас, защищая от всякой неправды и напоминая нам, что Он щедро вознаградит тех, кто служит Ему. Когда мы честны с Богом, наши отношения с Ним - это ежеминутное хождение с Ним, рука в руке; но когда мы перестаем быть честными, наши отношения с Ним сразу же становятся напряженными. Узы супружества подобны нашим отношениям с Господом.

Еще одна польза от честности со своим супругом или супругой — это мир и покой в мыслях, свобода от чувства вины и недоверия друг ко другу. Не жалко ли вам людей, которые говорят: "Я бы не доверял ему, даже если бы у меня была трехметровая палка?" И вы знаете, почему? Им просто нельзя доверять.

Время от времени мне приходится участвовать в финансовых семейных делах клиентов и друзей, и это открывает мне их личную жизнь. Был такой случай; когда я был вне штата, проводя ревизию, мне позвонила жена одного моего клиента, которого я часто консультировал в финансовых вопросах. Она была очень взволнована, потому что подозревала, что ее муж получил какие-то деньги и не дал знать ей об этом. Ее супруг был человеком, который не чувствовал себя обязанным информировать свою жену во всех денежных вопросах, потому что она не все может понять. Насколько я знаю, этот человек не получал никаких денег, кроме обычных доходов, известных его жене. Даже если бы что-то и было, я не мог бы разглашать информацию, данную мне конфиденциально. Получается интересная ситуация: они оба лидеры в церкви, учителя Воскресной школы и женаты многие годы. Я не знаю, как у них складывались супружеские отношения, но было очевидно из ее слов, что она просто не доверяет мужу в этой области их брака. Это недоверие серьезно волновало ее. Открытость в финансовых вопросах (которые в действительности были равно важны для обоих) могла бы сблизить их и укрепить их доверие друг ко другу. А вместо этого многое оставалось неясным.

Как бизнесмен, много работающий с урегулированием имущественных вопросов вдов, я хочу сказать: мужчины, пожалуйста, пока вы живы, осведомляйте своих жен обо всех финансовых делах, с которыми они могут столкнуться в случае вашей преждевременной смерти.

У множества женщин нет возможности учиться управлять делами. После смерти мужа они остаются разочарованными, в состоянии страха, неразберихи, не зная, кому доверять, с кем посоветоваться. Да и как они могут доверять чужим мужчинам, если не могли доверять собственному мужу? Я знаю многих мужчин, которые думают, что их дела — это не дела их жен. Я согласен, что женщине, которая не вникала в дела мужа, трудно сделать это, когда его уже нет. Обычно лучше научиться пока муж жив, чтобы затем урегулировать вопрос ведения дел или продолжить с другим управляющим, чтобы не попадать в ситуацию, к которой жена оказывается совершенно не подготовленной.

Я убежден, что муж должен регулярно беседовать со своей женой на деловые темы, так же, как он созывает совет директоров или совещание сотрудников в своем бизнесе. Он должен ясно и просто, насколько это возможно, рассказывать ей о своем деле: как оно развивается, каковы основные проблемы, сколько чего производится и сколько прибыли должно вернуться в дело, а сколько можно выделить на личное пользование семьи. Он может организовать это деловое мероприятие так, чтобы оно приносило радость жене, возлюбленной, с которой он проводит всю свою жизнь. Видите ли, либо ваше дело — товарищ для вас и вашей жены, либо это ее соперник. Я думаю, прекрасно для двоих любить одно и то же дело вместо того, чтобы разрываться, не разделяя любовь с тем, с кем проводишь больше одной трети своей жизни.

Жены, это также может относиться и к вам, если вы занимаетесь бизнесом или работаете вне дома. Семейный бюджет может быть спланирован женой, главой на этом совещании. Что может быть более важно, чем один вечер в месяц, сидя вместе, плечом к плечу, обсудить и спланировать такую важную часть вашей жизни? Мы думаем, что это и необходимо, и приятно.

Фрэнсис и я делимся не только нашими делами по работе, но и регулярно просим нашу семнадцатилетнюю дочь Джоан провести вечер с нами, и мы советуемся о наших доходах и расходах. Это приятное, добровольное обсуждение наших важных финансовых семейных вопросов прибавило искренности и удовольствия в нашу семейную жизнь.

Мужчины, я также обнаружил, что когда финансовый отчет на директорском совещании нашей семьи призывает к экономии, то Фрэнсис и Джоан начинают делать всё, что они могут, чтобы сократить траты и помочь продержаться во время финансового дрейфа. Они понимают наши нужды и делают все, что в их силах, чтобы сделать "папочку" счастливым. Я уверен, что благодаря их заинтересованности в финансах нашей семьи и также их пониманию, я стал для них гораздо более приятным и доставляющим удовольствие мужем и отцом. Видите ли, я в самом деле верю в то, что нужно быть честным со своей семьей в финансовых вопросах, потому что это привносит много искренности, понимания и благословений в наш брак.

 

В Новом Завете (Ефесянам 4:25) мы читаем:

 

"Посему, отвергнувши ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что вы члены друг другу". (В расширенном переводе: "Перестаньте лгать друг другу; говорите правду, потому что мы члены друг другу, и когда мы обманываем друг друга, приносим вред самим себе".)

 

 









Дата добавления: 2015-07-18; просмотров: 506; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.033 сек.