Утверждено Редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия 47 страница

В начале XIX в. в России числилось 25,1 тыс. православных храмов, в 1860 г. - 36,2 тыс. Численность приходского духовенства (без семей) составляла в 1825 г. 102 тыс. человек, а в 1860 г. - 126 тыс.

2. МОНАСТЫРИ И МОНАШЕСТВО

Монастыри издавна служили крупными религиозными центрами, играли большую роль в развитии культуры (в них сосредоточивались летописание и иконописание, благодаря им распространялась грамотность на Руси). Они играли огромную роль и в хозяйственном освоении страны, особенно ее северных и восточных окраин. Монастыри выполняли важную функцию миссионерства и христианизации: в XIX в. эти обязанности выполняли 20 монастырей в Заволжье, Приуралье, Западной и Восточной Сибири. Велика была и стратегическая роль монастырей, особенно в XIV - XVII вв., а Соловецкий успешно выдержал оборону против английского военного флота в годы Крымской войны. Наконец, монастыри служили и местом отбывания наказаний. Некоторые монастыри имели свои тюрьмы. В XIX в. существовало 15 мужских и 10 женских монастырей, служивших местами заключения. В каждом из них содержались десятки узников - сектантов, самозванцев, даже политических преступников (среди них и некоторые декабристы). Самой старой и крупной монастырской тюрьмой была Соловецкая, в которой узники содержались уже в XVI в.

В 1808 г. числилось 447 православных монастырей (353 мужских и 94 женских). В них находилось около 5 тыс. монахов и до 6 тыс. послушников, т. е. лиц, готовившихся к пострижению в монахи и проходивших перед этим трехлетний "искус" в труде и послушании. Более точные сведения о количестве монастырей, числе монахов и послушников имеются с 1825 г. В этом году насчитывалось 476 монастырей (377 мужских и 99 женских), в которых находилось 5609 монашествующих и 5471 послушник. К 1860 г. численность монастырей возросла до 614, монашествующих - до 8579 и послушников - до 13 223.

Одиннадцать мужских монастырей относились к высшему рангу. Четыре из них (Троице-Сергиев, Александро-Невский в Петербурге, Киево-Печерский и Почаевский на Западной Украине) имели статус лавры, семь монастырей (Соловецкий, Симонов, Донской и др.) имели, как и лавры, свои привилегии и непосредственно находились в ведении Синода. Остальные монастыри подчинялись главам тех епархий, на территории которых находились, и настоятели их (игумены) назначались главой епархии с последующим утверждением Синода.

Особым видом монастырского общежительства являлась пустынь небольшой монастырь или даже уединенная келья. Она основывалась в отдаленных, безлюдных степях или лесах. К середине XIX в. в России числилось 74 мужских и 12 женских обителей, отнесенных к этой категории. Особую известность получила Оптина пустынь в Калужской губернии как важный центр православной духовности. Ее посещали Н. В. Гоголь, Ф. М. Достоевский, Л. Н. Толстой.

Проведенная в 1764 г. секуляризация монастырей сильно подорвала их материальное могущество: у них отобрали до 2 млн. обоего пола крестьян и до 8,5 млн. десятин земли. В первой половине XIX в. монастыри снова стали превращаться в крупных земельных собственников - с помощью царских пожалований и за счет покупки земель. В начале XIX в. вновь учреждаемым монастырям отводилось по 100 десятин земли. Однако земли жаловались и ранее существовавшим монастырям: только за 1836 - 1841 гг. 170 монастырям передано бесплатно в собственность 25 тыс. десятин. Крупнейшие монастыри, например Троице-Сергиев, Киево-Печерский, Александро-Невский, Спасо-Евфимиев и особенно Соловецкий, владели десятками тыс. десятин. Монастыри сдавали в аренду часть земли, мельницы, торговые лавки, речные пристани, занимались и торгово-промышленной деятельностью, ссужали деньги под проценты, имели вклады в банках.

3. СИСТЕМА ДУХОВНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Духовное образование стало по-настоящему развиваться при Екатерине II. В 1782 г. в разного рода духовных учебных заведениях училось 11 тыс. детей духовенства. В первой половине XIX в. система духовных учебных заведений существенно расширилась. В начале XIX в. насчитывалось духовных учебных заведений: 3 академии, 37 семинарий и 76 низших, или "архиерейских", школ. В них обучалось в общей сложности 29 тыс. человек. В 1854 г. было уже 4 академии, 48 семинарий и 159 низших духовных училищ, а количество обучавшихся в них составляло 61 тыс. человек.

В 1808 - 1814 гг. при активном участии М. М. Сперанского была проведена реформа системы духовных учебных заведений. По аналогии с введенной в 1803 г. системой светского образования создавались 4 ступени и духовных учебных заведений с преемственностью учебных программ: церковно-приходская школа - уездное духовное училище - духовная семинария - духовная академия. Преподавание в духовных семинариях в связи с увеличением общеобразовательных дисциплин приближалось к гимназическому, а в духовных академиях - к университетскому.

При Николае I система духовного образования подверглась существенным изменениям. По Положению 1838 г. о духовных учебных заведениях, в гимназиях резко сокращался объем преподавания общеобразовательных дисциплин, но увеличивался курс церковной истории; в академиях упразднялось преподавание философии. Впрочем, некоторые меры имели и положительное значение. В семинариях вводилось преподавание агрономии, медицины и ветеринарии, дабы окончившие семинарию, исполняя священнические обязанности, могли оказывать элементарную медицинскую и ветеринарную помощь на селе, помогать крестьянам полезными советами по агрономии. В 40-х годах XIX в. были учреждены женские духовные училища для обучения грамоте и "предметам рукоделия". С 1836 г. при приходских церквах и некоторых монастырях стали создаваться церковно-приходские школы "для мирян". Священник или дьякон учили в них чтению "церковной и гражданской печати, а желающих и письму", с "присовокуплением начал арифметики". В 1839 г. числилось уже 2 тыс. таких школ с 19 тыс. учащихся, а в 1860 г. 18 тыс. с 320 тыс. учащихся.

4. КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

АЛЕКСАНДРА I И НИКОЛАЯ I

Конфессиональная политика Александра I и Николая I менялась в соответствии с изменением их внутриполитического курса. В начале царствования Александра I были сделаны существенные послабления: прекратились гонения на старообрядцев и представителей других сект, если в их учениях и действиях не было явного неповиновения "установленной власти", довольно широкой свободой пользовались в России католичество и другие конфессии.

В 1803 г. был снят запрет на учреждение и деятельность масонских лож. Это было время увлечения масонством. Масонами были все члены Негласного комитета, многие генералы и министры, даже брат царя Константин Павлович. В первой четверти XIX в. в России было до 200 масонских лож, в которых числилось до 5 тыс. членов. Масоны интересовались всецело нравственно-религиозными вопросами, не преследовали никаких политических целей, вполне лояльно относились к правительству. В стихах и духовных песнопениях они воспевали императора Александра I, его портреты ставили на почетном месте в залах заседаний своих лож. Но уже с 1810 г. за ними был установлен систематический негласный надзор полиции: в каждую ложу был внедрен полицейский агент.

Военные потрясения 1812 г. усилили мистические настроения среди русского дворянства. Захватили они и Александра I. Он принимает разного рода "пророков" и "пророчиц", покровительствует духовным собраниям, приближает к себе воинствующего мракобеса и фанатика архимандрита Фотия, берет под свое покровительство основанное в 1812 г. русское отделение Библейского общества.

Николай I, в отличие от своего старшего брата, не увлекался мистикой, не вдавался в тонкости богословия и в делах Русской православной церкви был прагматичен. Его конфессиональная политика соединяла предоставление православной церкви ряда льгот и материальной поддержки с жесткими мерами наведения в управлении церковью "должного порядка и дисциплины", что в конечном счете выразилось в еще большем подчинении ее светской власти. Он лично занимался делами православной церкви: устанавливал штаты священнослужителей, определял их материальное положение, разрабатывал в деталях круг компетенции органов церковного управления.

При Николае I существенно увеличиваются государственные расходы на нужды православной церкви. Ассигнования Синоду увеличены вдвое (с 1,7 млн. до 4,1 млн. руб. серебром в год). Введено жалованье приходскому духовенству. Кроме того, ежегодно отпускалось до 500 тыс. руб. на "вспомогательные оклады" наиболее бедным причтам. В 1829 г. было решено "соединить все бедные и малые приходы друг с другом для составления более крупных и достаточных".

Принимались меры к повышению престижа православной церкви и нравственного уровня духовенства. С 1826 г. вводится практика строгих наказаний тех священников, которые порочат свой сан. В 1831 г. приказано брать "в военную службу церковнослужителей, не подающих надежды к исправлению, а также и детей духовенства ненадежного поведения". Введена паспортная система для духовных лиц - "к отвращению праздношатательства воспитанников духовных учебных заведений и безместных священно- и церковнослужителей". Затруднялся выход из духовного звания.

Подверглось изменениям управление церковью. Коллегия синодальных архиереев фактически превратилась в безгласный орган при обер-прокуроре, власть которого значительно усиливалась. Синод, подобно министерствам, был разделен на департаменты. Обер-прокурор Синода на правах министра в 1835 г. введен в состав Комитета министров. В 1836 г. Николай I назначил обер-прокурором Синода Н. А. Протасова, гусарского генерала, который, как жаловались члены Синода, "сонмом архиерейским, как эскадроном на ученьи, командовал".

При Николае I епархиальное начальство поставлено было в двойное подчинение - Синоду, а точнее, его обер-прокурору, и губернаторам, для чего былие изменены границы епархий таким образом, чтобы они совпадали с губернскими. Вследствие этого в полтора раза увеличилось и число епархий. Епархиальные архиереи фактически превращались в помощников губернаторов по церковным делам. За "благонадежностью" архиереев следило III отделение. Тем самым достигались еще большая бюрократизация управления церковью и подчинение церкви светской власти.

Николай I отрицательно относился к проявлениям религиозного фанатизма и обскурантизма, но не терпел и "вольномыслия" в вопросах веры, а также любых посягательств на православную церковь, подрыв ее позиций. Особенно его беспокоили различные религиозные секты и течения, не признававшие официального православия. Как раз "отпадение от православия в раскол" заметно усилилось в 20 - 30-х годах XIX в. По официальным данным, в то время насчитывалось "отпавших от православия" до 2 млн. человек. В действительности не признававших официального православия было более 10 млн. - примерно пятая часть жителей России, исповедующих христианство. Николай I рассматривал "переход в раскол" как опасный не только в религиозном, но и в политическом отношении, ибо это подготавливало умы к осознанию возможности неповиновения властям и давало ему идеологическое оправдание. Ряд конфессий (духоборы, молокане, хлысты, странники, субботники и пр.) открыто не признавали не только официальное православие, но и светскую власть. Они рассматривались как "вреднейшие", а их наставники как опасные государственные преступники.

В 1825, 1831 и в 1853 гг. учреждались специальные секретные комитеты по выработке наиболее эффективных мер борьбы с "расколом". В 21 губернии, наиболее "зараженных расколом", в 1837 г. учреждены "раскольничьи комитеты". Борьба с "расколом" являлась одной из задач Министерства внутренних дел и III отделения. В губернии, особенно "подверженные расколу", назначались специальные комиссии, облеченные чрезвычайными полномочиями "для обращения раскольников в лоно православия". "Отпадших от православия" насильно "перекрещивали", наиболее упорных отправляли "для исправления" в монастыри или в ссылку под полицейский и духовный надзор.

Массированное наступление на "раскол" было проведено в связи с указом 1853 г. об уничтожении раскольничьих скитов и молелен в заволжском Нижегородском крае, по р. Иргизу в Саратовской губернии, в Стародубье Черниговской и в архангельском Поморье. С помощью воинских отрядов полиция закрывала старообрядческие скиты и храмы, старообрядцев принуждали посещать православные храмы, "распространителей лжеучений" - наставников ловили, били кнутом, клеймили и ссылали на каторгу.

В итоге за 25 лет применения этих мер по борьбе с "расколом" формально, по официальным отчетам, "возвращено в лоно православия" 2268 тыс. человек. Однако в подавляющем числе они продолжали придерживаться "старой веры". Практика воочию показала, что никакие суровые меры не могли достигнуть желаемой цели. Преследуемые откупались крупными взятками, что легко было сделать при всеобщей продажности чиновников и полиции, "боровшихся с расколом". Чиновники рассматривали "раскольничьи дела" как самую прибыльную для себя "статью дохода". В своих отчетах они писали об "искоренении раскола", который, однако, не только не "искоренялся", но даже получал свое дальнейшее распространение.

25 марта 1839 г. был издан указ "О слиянии греко-униатской церкви с православием". Полтора миллиона униатов 1800 церковных приходов Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины отныне объявлялись "воссоединенными" с Русской православной церковью. Заключенная в 1596 г. в г. Бресте церковная уния, по которой епархии Русской православной церкви белорусов и украинцев признавали главой римского папу, но сохраняли православную обрядность и богослужение на церковнославянском языке, была объявлена упраздненной. Однако этот акт русского правительства встретил упорное сопротивление со стороны униатских священников и их паствы, для которой уния стала уже "верой их отцов и дедов". В знак протеста униаты собирались около своих церквей, не допуская в них православных священников. В помощь последним призывалась полиция, а в случае особого упорства униатских прихожан и воинские команды, применявшие телесные наказания.

Как видим, все эти меры в отношении к религиозному "диссидентству" проводились не по инициативе Русской православной церкви, хотя и в ее интересах, но светской власти, действовавшей административно-полицейскими методами, а православная церковь, будучи в полном подчинении у светской власти, сама являлась жертвой ее произвола.

Было бы неверным сводить деятельность Русской православной церкви к тому, что она лишь прислуживала самодержавию, молилась за царя и воспитывала своих духовных чад в духе преданности и покорности властям. Диапазон деятельности церкви даже в условиях почти полного подчинения ее светской власти и постоянного контроля с ее стороны был широк и давал многие позитивные результаты. Бесспорна большая роль церкви в нравственном воспитании народа. Не только проповеди, но и сама торжественная обстановка богослужения в храме оказывали сильное воздействие на умы и чувства верующих. При слабой государственной системе начального образования на селе приходское духовенство учило крестьян элементарой грамотности. Священник, дьячок, псаломщик за медные гроши, а то и за плату натурой обучали крестьянских детей чтению, письму и счету. С 30-х годов XIX в. было положено начало и созданию церковно-приходских школ на селе. При болезнях и невзгодах крестьянин обращался за помощью и советами к своему приходскому священнику. Значительна была и благотворительность церкви. Следует отметить также, что лица из духовной среды, кончившие духовные академии и университеты, преподавали в гимназиях, становились врачами, служили в государственных учреждениях. Духовное сословие дало стране немало замечательных деятелей науки, литературы и искусства.

Глава XXVII

КУЛЬТУРА И БЫТ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.

1. ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

Культура - важнейшая составная часть общественной жизни. Как всякое историческое явление, она отражает те изменения, которые происходят в обществе в определенную эпоху, - в социальных отношениях, идейных взглядах, эстетических представлениях, нравственных понятиях. Вместе с тем культура хранит и национальные традиции, в ней наиболее полно отражается национальный характер и национальное самосознание народа.

Основными деятелями русской культуры первой половины XIX в. были представители дворянской интеллигенции. Огромное воздействие на нее оказала общественно-политическая мысль века Просвещения как в России, так и за рубежом. Особенно велика заслуга в этом русских писателей Д. И. Фонвизина, А. Н. Радищева, Н. И. Новикова, просветителей рубежа XVIII - XIX вв. и декабристов. В крепостной России доступ трудовым массам к знаниям и приобщению к высоким культурным ценностям был затруднен. Наиболее благоприятные материальные и социальные условия для получения образования и культурного развития имели привилегированные сословия, прежде всего дворянство. Этим в значительной мере объясняется тот факт, что большинство выдающихся русских писателей, поэтов, композиторов и ученых того времени принадлежали к дворянскому сословию. Но сословное происхождение и положение деятеля литературы, науки и искусства еще не является определяющим фактором содержания и направленности его творчества. Передовая русская культура, хотя и представленная преимущественно дворянами, выступала против сословного неравенства, крепостного угнетения крестьянства, против самодержавного произвола и чиновничьей бюрократии. Даже писатели, придерживавшиеся консервативных политических воззрений, своим глубоким, реалистическим изображением жизни разоблачали пороки современных им общественно-политических порядков и призывали к их изменению.

Бесспорно, крепостное право, державшее в темноте и забитости крестьянство, самодержавный произвол и цензурные гонения, подавлявшие всякую живую, свободную мысль, наконец, общее экономическое отставание крепостной России от западноевропейских стран стояли на пути социального и культурного прогресса. И тем не менее Россия в XIX в. сделала поистине гигантский скачок в своем культурном развитии. XIX век справедливо получил название "золотого века" русской культуры, которая заняла выдающееся место в общемировой культуре. Чем объяснить этот феномен?

Важным фактором, способствовавшим развитию русской национальной культуры, явилось тесное общение и взаимодействие ее с культурой многих стран и народов. Для первой половины XIX в. характерно значительное расширение культурных связей России с другими странами. Существенно возросли и личные контакты представителей русской культуры с зарубежными писателями, учеными, художниками, мыслителями. Подолгу жили за границей многие русские писатели; как правило, большинство русских ученых и художников выезжали на стажировку в Германию, Италию и другие западноевропейские страны. Русская культура воспринимала достижения культуры других стран и народов (в том числе и народов, входивших в состав многонациональной Российской империи), не теряя при этом своей самобытности и, в свою очередь, оказывая большое влияние на развитие культуры других народов.

Наконец, важнейшим фактором, давшим сильный толчок развитию русской культуры, явилась "гроза двенадцатого года". Подъем патриотизма в связи с Отечественной войной 1812 г. способствовал не только росту национального самосознания и формированию декабризма, но и развитию русской национальной культуры, что подчеркивал В. Г. Белинский, который писал: "1812 год, потрясший всю Россию, возбудил народное сознание и народную гордость". Сама тема войны 1812 г. заняла видное место в произведениях литературы, живописи, архитектуры.

Культурно-исторический процесс в России первой половины XIX в. имеет свои особенности. Заметно ускорение его темпов, обусловленное отмеченными выше факторами. При этом, с одной стороны, происходила дифференциация (или специализация) различных сфер культурной деятельности (особенно в науке), а с другой - усложнение самого культурного процесса, т. е. большее взаимовлияние различных областей культуры, например, философии и литературы, драматургии и музыки, живописи и архитектуры, в различных сферах культурного процесса использовались новейшие научно-технические достижения.

К особенностям культурного развития России в первой половине XIX в. можно отнести процесс демократизации культуры. Он проявлялся в том, что деятелями культуры постепенно становились не только представители дворянства (хотя они продолжают занимать ведущее место), но и выходцы из непривилегированных сословий, в том числе и из среды крепостного крестьянства, но преимущественно из разночинцев. Демократизация культуры проявлялась также в изменении тематики произведений литературы, живописи, музыки: примерно с 30 - 40-х годов XIX в. в них уже сильнее звучат темы, связанные с изображением жизни простого народа, "бедных людей". Демократически настроенная разночинская интеллигенция выступает как представительница интересов простого народа, ориентируется в своем творчестве на широкого читателя и зрителя из непривилегированных слоев населения. Конечно, степень "демократизации" культуры даже для 30 - 40-х годов XIX в. не следует преувеличивать. Речь идет лишь о самом начале этого процесса, который получит значительное развитие уже в пореформенный период, когда разночинец станет ведущей фигурой в общественно-политической и культурной жизни России, а тема "мужика" и жизни деревни особенно широко будет представлена в литературе и в искусстве. В первой половине XIX в. и расширение круга "потребителей" культурных ценностей происходило главным образом за счет разночинца, ибо основная масса трудового народа оставалась неграмотной.

2. ЛИТЕРАТУРА И ИСКУССТВО

В XIX в. ведущей областью культуры России становится литература. Многие ее представители были тесно связаны с освободительным движением или сами являлись его деятелями, пропагандируя в своих бесцензурных произведениях, расходившихся во множестве рукописных списков (стихотворениях, памфлетах, эпиграммах и т. д.), идеи борьбы против крепостничества, тирании и произвола. Дух оппозиционности и критической настроенности был присущ и подцензурной литературе, в особенности литературе критического реализма, которая таким образом становилась одной из активных общественных сил.

Для русской литературы первой половины XIX в. характерна быстрая смена различных эстетических направлений: классицизм XVIII в. на короткое время сменяется сентиментализмом, который затем уступает место романтизму, а на смену романтизму приходит реализм. Смена этих литературных направлений происходила в рамках одного-двух поколений, так что некоторые писатели в своем творчестве отдавали дань различным направлениям.

Сентиментализм в русской литературе получил распространение на рубеже XVIII - XIX вв. В произведениях писателей этого направления противопоставлялись богатство и нищета, городская цивилизация и идиллия сельской жизни, иногда звучали и антикрепостнические мотивы. Наиболее видным представителем сентиментализма в русской литературе был Н. М. Карамзин. Широкую известность Карамзину-писателю принесла его повесть "Бедная Лиза" (1790). В ней и других своих произведениях 90-х годов XVIII в. Карамзин любовно изображал сельскую жизнь, быт и нравы простых "поселян", рисовал идиллическую картину отношений между помещиками и крестьянами. Большую популярность получил издаваемый Карамзиным с 1802 г. литературно-общественный журнал "Вестник Европы". Значительны заслуги Карамзина в развитии русского литературного языка, в освобождении его от архаики, характерной для классицизма, в приближении его к живой, разговорной речи.

"Гроза двенадцатого года" и последующие события мирового значения способствовали утверждению в России нового литературного направления романтизма. На формирование и развитие русского романтизма заметное влияние оказал западноевропейский романтизм, в особенности немецкий, английский и французский. Выдающимся представителем романтизма в русской литературе был поэт В. А. Жуковский, который в своих ранних произведениях отдавал дань и сентиментализму. К представителям романтизма относились поэты-декабристы К. Ф. Рылеев, В. К. Кюхельбекер, А. А. Бестужев (Марлинский), А. И. Одоевский. Романтизмом были проникнуты ранние произведения Пушкина и Лермонтова. Романтизм носил различную окраску. Если у Жуковского он был насыщен меланхолическими мечтаниями, уходом от острых жизненных проблем, даже неким налетом мистицизма, то романтизм декабристов, Пушкина и Лермонтова характеризуется глубоким оптимизмом, героикой, призывом к борьбе за идеалы свободы и достоинство человеческой личности, горячим патриотизмом. Именно эта направленность преобладала в русском романтизме первой трети XIX в.

В 30 - 40-х годах XIX в. в русской литературе утверждается реализм. Критический реализм займет господствующее положение во второй половине XIX в. Становление реализма в русской литературе на рубеже 30 - 40-х годов XIX в. связано с именами А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, М. Ю. Лермонтова, В. Г. Белинского, А. И. Герцена, а дальнейшее его развитие в 40 - 50-х годах - с началом творческого пути Н. А. Некрасова, Ф. М. Достоевского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, И. А. Гончарова, А. Н. Островского, Л. Н. Толстого. Пушкин по праву считается основателем русского реализма. Его роман "Евгений Онегин", который Белинский назвал "энциклопедией русской жизни", явился наивысшим выражением реализма в творчестве великого поэта. Выдающимися образцами реалистической литературы являются его историческая драма "Борис Годунов", повести "Капитанская дочка", "Дубровский", "Повести Белкина", исследование "История пугачевского бунта". Традиции Пушкина продолжил его младший современник и преемник М. Ю. Лермонтов. Роман Лермонтова "Герой нашего времени" по праву считается вершиной лермонтовского реализма, во многом созвучного с пушкинским романом в стихах "Евгением Онегиным".

С особой силой обличительная тенденция проявилась в творчестве Н. В. Гоголя, который придал русскому реализму ярко выраженную критическую направленность. Гоголь считается основателем так называемой "натуральной" школы в русской литературе (этим термином тогда обозначалось литературное направление критического реализма). 30 - 40-е годы XIX в. Н. Г. Чернышевский называл "гоголевским периодом" русской литературы. "Все мы вышли из "Шинели" Гоголя", - образно заметил Ф. М. Достоевский, имея в виду повесть Гоголя "Шинель", которая оказала большое влияние на развитие литературы этого направления. Принципы критического реализма нашли выражение в творчестве Герцена-беллетриста. В романе "Кто виноват?", в повестях "Доктор Крупов" и "Сорока-воровка" он в подцензурной форме показывал, как крепостной строй губит таланты и унижает человеческое достоинство. В глубоко реалистических пьесах великого драматурга А. Н. Островского, вступившего в русскую литературу в начале 50-х годов, обличались "темное царство" купечества с его невежеством, самодурством и ханжеством, забитость и безысходность бедных людей. С большой обличительно-сатирической силой в пьесах Островского изображены и типы самодовольного барства. С неизменным сочувствием драматург изображает крестьян, ремесленников, бедных мещан, интеллигенцию.

По существу, зачинателем русской литературной критики явился В. Г. Белинский, который отстаивал общественное назначение русской литературы, выступал в своих статьях за утверждение в ней принципов реализма, демократии и подлинной народности.

В 40 - 50-х годах в русской литературе видное место заняла тема крепостной деревни, ее быта и нравов. Нищета темного и забитого крепостного крестьянина изображена в повестях Д. В. Григоровича "Деревня" и "Антон-Горемыка", в рассказе "Бобыль". Крупным событием в русской литературе было появление в 1847 - 1852 гг. цикла "Записок охотника" И. С. Тургенева. В них Тургенев обличал произвол, жестокость и лицемерие помещиков. Им противопоставлены изображенные с большой симпатией крепостные крестьяне. Сонный и праздный быт помещика провинции показан в романе И. А. Гончарова "Обломов" (1859). "Обломовщина" стала нарицательным обозначением всего косного, неподвижного.

Утверждение реализма было связано с борьбой за подлинную народность в литературе в противовес "официальной народности". В понимании передовых деятелей культуры подлинная народность означала верность изображения картин русской жизни, отражение особенностей характера и судеб русского народа. Писатели-реалисты обращались в первую очередь к народным истокам, к сокровищам народного творчества. Отсюда они черпали сюжеты, даже приемы художественного изображения действительности, в своих произведениях они отражали народные чаяния и идеалы. Яркими примерами этого могут служить "Руслан и Людмила" и "Русалка" Пушкина.

Народность литературы выражалась и в формировании литературного языка на основе народной речи. Первая половина XIX в. считается временем складывания современного русского литературного языка. На смену тяжеловесному языку XVIII в. пришел литературный язык, который сформировался в борьбе сторонников "старого" и "нового" стиля. Выработка норм русского литературного языка была связана с усилением интереса русских писателей к русской истории, фольклору, народным традициям. Огромную роль здесь сыграли классики русской литературы И. А. Крылов, Н. М. Карамзин, В. А. Жуковский, Н. В. Гоголь, но в первую очередь А. С. Пушкин.









Дата добавления: 2015-02-07; просмотров: 398; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.012 сек.