Право на защиту по назначению

 

Р.В. Ярцев

 

Состязательность, предполагая размежевание задач обвинения и защиты и отделение этих направлений деятельности от осуществляемой судом функции разрешения дела, в первую очередь, обеспечивается путем предоставления подозреваемому (обвиняемому)*(419) возможности воспользоваться услугами защитника. Однако право определения формы защиты зачастую ограничено.

На судебные органы в силу ч. 3 ст. 15 УПК возложена обязанность по созданию необходимых условий исполнения сторонами процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных прав. Это реализуется посредством соблюдения принципов уголовного судопроизводства, в системе которых можно выделить такие, как принцип обеспечения подозреваемому, обвиняемому права на защиту, принцип состязательности и равноправия сторон.

Право на защиту неотделимо от гарантий его осуществления. Суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют и обеспечивают подозреваемому, обвиняемому и подсудимому возможность защищаться всеми не запрещенными способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК). В частности, судьи и другие должностные лица обязаны в случаях, предусмотренных УПК, принять меры, направленные на предоставление подозреваемому, обвиняемому и подсудимому защитника.

В соответствии с подп. "с" п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ратифицированной Россией Федеральным законом от 30.03.1998 N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право защищать себя лично или посредством выбранного им самим защитника или, при недостатке средств для оплаты услуг защитника, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.

Согласно подп. "d" п. 3 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ратифицированного Указом Президиума Верховного Суда СССР от 18.09.1973 N 4812-VIII "О ратификации Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 года", каждый при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения вправе, как минимум, на основе полного равенства быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; при отсутствии защитника - быть уведомленным об этом праве и иметь назначенного ему защитника в любом случае, когда интересы правосудия того требуют, безвозмездно для него в любом таком случае, когда у него недостаточно средств для оплаты этого защитника.

Как следует из приведенных международных стандартов, право на защиту от предъявленного обвинения является абсолютным. Вместе с тем свобода выбора формы защиты (самостоятельно или с помощью защитника) в некоторых случаях ограничена. Такие ограничения обусловлены факторами субъективного и объективного характера. К первым относятся материальное благополучие (наличие средств, достаточных для оплаты услуг адвоката), ко вторым - интересы правосудия (обязанность создать необходимые условия для осуществления производства по делу). Появится ли у подозреваемого или обвиняемого право на пользование услугами адвоката бесплатно, зависит от установления указанных обстоятельств.

Анализ юридических конструкций, изложенных в упомянутых международно-правовых актах, позволяет прийти к выводу, что предусмотренные ими условия предоставления юридической помощи бесплатно несколько различаются. Между тем общим является следующее правило: защитник назначается в любом случае, когда того требуют интересы правосудия, и бесплатно - когда у лица недостаточно средств для оплаты услуг адвоката.

Указанные положения, закрепленные в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод "Право на справедливое судебное разбирательство", как относящиеся к общепризнанным правилам и нормам международного права, согласно ч. 4 ст. 15 Конституции являются составной частью правовой системы РФ, а их нарушение (в частности, непризнание права на защиту) приводит к отрицанию права на правосудие.

На первый взгляд, право на защиту полностью инкорпорировано в российское законодательство, о чем свидетельствует ст. 48 Конституции, согласно которой каждому гражданину гарантируется возможность получения квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатно - в случаях, предусмотренных законом.

В свою очередь, ст. 16 УПК предусматривает, что:

подозреваемому и обвиняемому обеспечивается право на защиту, которое они могут осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя;

суд, прокурор, следователь и дознаватель разъясняют подозреваемому и обвиняемому их права и обеспечивают возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами;

в случаях, предусмотренных настоящим УПК, обязательное участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого или обвиняемого обеспечивается должностными лицами, осуществляющими производство по уголовному делу;

в случаях, предусмотренных УПК и иными федеральными законами, подозреваемый и обвиняемый могут пользоваться помощью защитника бесплатно.

Ситуации, когда вопросы приглашения адвоката и остальные взаимоотношения с ним, в том числе по оплате его услуг, урегулированы самостоятельно подозреваемым, обвиняемым либо по его поручению или с его согласия законным представителем или другими лицами, при условии, что адвокат может явиться на следствие, не вызывают затруднений.

На практике сложности возникают, когда участие защитника является обязательным независимо от желания подозреваемого или обвиняемого. В соответствии со ст. 51 УПК защитник должен участвовать в уголовном судопроизводстве, если:

1) подозреваемый, обвиняемый не отказались от него в порядке, установленном ст. 52 УПК;

2) подозреваемый, обвиняемый являются несовершеннолетними;

3) подозреваемый, обвиняемый в силу физических или психических недостатков не могут самостоятельно осуществлять свое право на защиту;

4) судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК;

5) подозреваемый, обвиняемый не владеют языком, на котором ведется производство по уголовному делу;

6) лицо обвиняется в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, пожизненное лишение свободы или смертная казнь;

7) уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;

8) обвиняемый заявил ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке, установленном гл. 40 УПК;

9) защитник приглашен по инициативе подозреваемого (обвиняемого), но не явился в течение пяти суток со дня заявления ходатайства о его приглашении и подозреваемый, обвиняемый от предложения следователя, прокурора или суда пригласить другого защитника отказался;

10) участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а подозреваемый, обвиняемый не приглашают другого защитника и не ходатайствуют о его назначении.

Представляется, что обязательное участие защитника в процессе в перечисленных случаях обусловлено интересами правосудия, которые понимаются, в первую очередь, как назначение уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК).

Дискуссионными являются положения ч. 5 ст. 50 УПК, согласно которой в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета, а также ч. 4 ст. 132 УПК о возмещении расходов на оплату услуг адвоката за счет средств федерального бюджета при отказе подозреваемого или обвиняемого от защитника, если отказ не был удовлетворен и адвокат участвовал в уголовном деле по назначению.

Одновременно ст. 132 УПК предусматривает оказание бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотренных ч. 4 и 5 настоящей статьи. При этом ч. 4 данной статьи конкретизирует: расходы на оплату труда адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета, если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению.

Таким образом, уголовно-процессуальный закон связывает предоставление бесплатной юридической помощи по уголовному делу (оплату за счет федерального бюджета), включая случаи обязательного участия защитника, с обязанностью подозреваемого (обвиняемого) отказаться от защитника.

 

Пример 1. Приговором Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 29 мая 2006 г. гражданин Н. был осужден по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161, ч. 2 ст. 162, ч. 6.1 ст. 88, ч. 3 ст. 69 УК к пяти годам лишения свободы без штрафа в воспитательной колонии.

Прокурор, действующий в интересах государства, обратился в суд с заявлением в порядке ст. 396, 397 УПК о взыскании с осужденного Н. процессуальных издержек в сумме 3240 руб., выплаченных адвокату из средств федерального бюджета.

Постановлением Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 10 ноября 2006 г. заявленный прокурором иск оставлен без удовлетворения ввиду того, что Н. на момент предварительного следствия и судебного рассмотрения являлся несовершеннолетним. Участие защитника в уголовном процессе в отношении несовершеннолетнего является обязательным, поэтому обвиняемый был не вправе отказаться от назначенного ему защитника. В связи с указанным обстоятельством суд признал необходимым возместить расходы на оплату труда адвоката за счет федерального бюджета.

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда, рассмотрев кассационное представление прокурора, определением от 19 декабря 2006 г. отменила постановление суда первой инстанции, а дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

В обоснование своего вывода судебная коллегия указала: ст. 51 УПК действительно предусматривает обязательное участие защитника в уголовном производстве, если подозреваемый или обвиняемый является несовершеннолетним. Хотя данное положение закона не лишает возможности лицо, не достигшее возраста 18, заявить об отказе от помощи защитника, следователь не вправе удовлетворить подобное заявление. Именно в этом случае судом при решении вопроса о взыскании процессуальных издержек может быть применена ч. 4 ст. 132 УПК*(420).

Аналогичное мнение высказано и при рассмотрении кассационного представления прокурора на постановление судьи от 10 ноября 2006 г., которым отказано во взыскании с несовершеннолетнего осужденного О. процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг назначенного адвоката, в пользу государства.

Отменяя постановление суда первой инстанции в кассационном порядке, судебная коллегия в определении от 19 декабря 2006 г. указала: вывод суда первой инстанции о том, что несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) и его законный представитель лишены возможности отказаться от услуг адвоката на предварительном следствии, вступает в противоречие с положениями ч. 4 ст. 50, ч. 4 ст. 132 УПК. Согласно данным нормам такое право обвиняемому (подозреваемому), его законному представителю фактически предоставлено.

Судебная коллегия также отметила, что суд первой инстанции не дал оценки тому, что обвиняемым (подозреваемым, его законным представителем), как следует из материалов уголовного дела, такое право не реализовывалось, кем-либо не ограничивалось*(421).

Приведенные примеры не являются исключением*(422). Нижегородским областным судом в 2006 г. рассмотрено 94 судебных материала по представлению прокурора на постановления суда о взыскании процессуальных издержек по оплате услуг назначенного адвоката. 65 постановлений суда были отменены в кассационном порядке по указанным выше основаниям*(423).

Вопросы, связанные с возмещением судебных расходов по оплате услуг назначенного защитника, были предметом обсуждения и в Верховном Суде РФ.

 

Пример 2. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 января 2007 г. оставлено без изменения постановление судьи Коми-Пермяцкого автономного округа от 17 октября 2006 г. в отношении У.

В кассационной жалобе осужденный У. указывал, что соглашения с адвокатом Л. не заключал, а воспользовался конституционным правом на получение бесплатной юридической помощи. Поэтому У. считал, что нести расходы по оплате труда адвоката должно государство, а процессуальные издержки не подлежат взысканию с осужденного.

Судебная коллегия сочла невозможным удовлетворить жалобу осужденного. В обоснование данного вывода суд указал, что согласно ч. 1 ст. 132 УПК процессуальные издержки взыскиваются с осужденных, за исключением случая, когда обвиняемый (подсудимый) заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению.

Как видно из материалов дела, адвокат Л. был предоставлен подсудимому У., являющемуся трудоспособным, для защиты его интересов по назначению суда. Ходатайств об отказе от защитника, в том числе в судебном заседании, У. не заявлял. Суд обоснованно признал расходы, связанные с оплатой труда адвоката, процессуальными издержками и в соответствии со ст. 132 УПК взыскал их с осужденного*(424).

Если в вышеприведенном судебном решении вопрос о процессуальных издержках обсуждался также с точки зрения материального положения осужденного, то в определении от 30.09.2006 Верховный Суд РФ отказал в удовлетворении кассационной жалобы осужденного М., исходя из положений ч. 4 ст. 132 УПК.

 

Пример 3. В кассационной жалобе осужденный просил об отмене постановления, так как считал, что юридическая помощь при отсутствии у него финансовых средств оказывается защитником бесплатно.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в обоснование своего вывода указала, что в соответствии с п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК обвиняемый вправе пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно, в случае, предусмотренном УПК.

Согласно материалам дела на предварительном слушании и в судебном заседании по назначению суда участвовал адвокат С. Из федерального бюджета ему выплачено 12 420 руб.; впоследствии в порядке регресса указанная сумма взыскана в федеральный бюджет с осужденного.

Данные средства согласно п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК представляют собой процессуальные издержки и в соответствии с ч. 1 ст. 132 УПК взыскиваются с осужденных, за исключением случая отказа подозреваемого или обвиняемого от защитника, если такой отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению. Расходы на оплату труда адвоката в этом случае возмещаются за счет федерального бюджета (ч. 4 ст. 132 УПК).

М. адвокат предоставлен по назначению суда, отказ от услуг защитника не заявлялся, поэтому выплаченные адвокату суммы обоснованно взысканы с осужденного*(425).

Как видно, акцент в судебной практике сделан на установление следующего обстоятельства: отказалось ли лицо, которому в силу требований ст. 51 УПК назначен защитник, от его услуг или нет. Представляется, что такое положение дел обусловлено неопределенностью критериев, которым должны соответствовать случаи предоставления помощи защитника бесплатно.

Как указывалось выше, право на безвозмездное получение помощи защитника является одним из аспектов (элементов) понятия справедливого судебного разбирательства по уголовным делам, однако оно (право) не относится к абсолютным. Согласно Конвенции соответствующая возможность возникает при наличии двух условий: заинтересованное лицо не располагает достаточным объемом средств для выплаты вознаграждение защитнику; интересы правосудия требуют представления юридической помощи.

По смыслу Конвенции и Международного пакта, положение о праве обвиняемого "защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника" оставляет за Договаривающимися Сторонами выбор средств такого обеспечения. Перед судом стоит задача создать необходимые условия, при которых уровень права на защиту соответствовал требованиям справедливого судебного разбирательства.

При этом критерии предоставления защитника (когда того требуют интересы правосудия) должны определяться тяжестью преступления, личностью обвиняемого, строгостью налагаемого наказания, сложностью дела.

Согласно п. 6 ст. 131 УПК процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

Международное законодательство не связывает право осужденного на пользование услугами адвоката бесплатно с его обязанностью отказаться от защиты. Нормы УПК, закрепляющие право подозреваемого, обвиняемого по своей инициативе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника (п. 1 ст. 52), не должны толковаться как препятствующие лицу в получении юридической помощи безвозмездно. Иное означало бы постановку права лица в зависимость от предварительного отказа от этого права.

В уголовно-процессуальном законе нет бланка заявления отказа подозреваемого или обвиняемого от защитника. Как показывает изучение уголовных дел, этот документ имеет примерно следующее содержание: от услуг защитника отказываюсь, что не связано с материальными трудностями; свою защиту буду осуществлять самостоятельно.

Выработанная правоохранительными органами практика составления таких заявлений не лишена смысла, поскольку позволяет достоверно установить два обстоятельства, связанных с реализацией права гражданина на защиту от предъявленного обвинения: вид защиты (самостоятельно или с помощью адвоката), наличие свободного волеизъявления по выбору вида защиты (отсутствие материальных ограничений).

В любом случае, независимо от того, отказались подозреваемый, обвиняемый от назначенных им защитников или нет, решение о возложении на них обязанности по оплате юридических услуг подразумевает установление того обстоятельства, что этот отказ не был вынужденным.

На практике автор не встречал случая, когда в деле имелось бы заявление об отказе от защитника в связи с материальными трудностями. Иное означало бы, что право на защиту гражданина ограничено его материальным положением.

Представляется обоснованной позиция ученых и практиков, считающих, что расходы на оплату услуг адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета в случаях, указанных в ст. 51 УПК (когда этого требуют интересы правосудия. - Прим. авт.), или в случае невозможности осуществлять полноценную защиту своих интересов самостоятельно (финансовая несостоятельность. - Прим. авт.)*(426).

Кроме того, согласно п. 1 ст. 75 УПК показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от него, и не подтвержденные затем в судебном заседании, относятся к недопустимым доказательствам. При таких обстоятельствах предварительное расследование ориентировано на участие защитника. Отказ подозреваемого, обвиняемого от защитника вряд ли будет иметь какое-либо значение для лица, производящего предварительное расследование, поскольку хорошо известно, чем чреват отказ подсудимого от дачи показаний в судебном заседании или неподтверждение ранее данных в отсутствие защитника показаний.

Перечисленные положения приводят к неутешительному выводу. Государство в лице правоохранительных органов и суда, руководствуясь интересами правосудия, с одной стороны, заинтересовано в обязательном участии защитника, поскольку именно в таком виде наиболее полно реализуется принцип состязательности и равноправия сторон; с другой - пытается возложить бремя оплаты услуг адвоката на подозреваемого, обвиняемого независимо от их материального положения.

Только по одному из изученных автором уголовных дел было обращено внимание на необходимость выяснения вопроса об имущественной состоятельности подозреваемого (обвиняемого).

 

Пример 4. Отменяя постановление Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 10 ноября 2006 г. об отказе в удовлетворении заявления прокурора о возложении процессуальных издержек на осужденного К., судебная коллегия указала, что процессуальные издержки возмещаются за счет федерального бюджета в случае несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного*(427).

Отметим и то обстоятельство, что отсутствие необходимой законодательной регламентации вопросов оказания юридической помощи за счет государства в уголовном судопроизводстве, в том числе на этапе предварительного расследования, нивелирует социальное назначение уголовного судопроизводства, как оно изложено в нормах ст. 6 УПК.

Автор убежден, что доступ к правосудию обеспечивается в первую очередь установлением конкретных предписаний в поведении каждого из субъектов правовых отношений. Любая мера, ограничивающая права и свободы личности, подлежит применению в порядке, предусмотренном законом, т.е. исходит от соответствующего органа и не является произвольной. Это означает, что процедура, к которой может обратиться заинтересованное лицо, должна быть для него доступной и понятной. Европейский Суд по правам человека неоднократно отмечал, что национальная правовая норма должна быть сформулирована с достаточной степенью четкости, чтобы заинтересованные лица могли предвидеть в разумных пределах те последствия, которые может повлечь конкретное действие*(428).

Автор полагает, что отсутствие выверенной логической структуры и видовой соподчиненности норм, регулирующих оказание подозреваемому (обвиняемому) бесплатной юридической помощи, привело на практике к искажению смысла данного права. В решении вопроса о предоставлении услуг адвоката подозреваемому, обвиняемому безвозмездно на любом этапе уголовного судопроизводства уже содержатся два условия: интересы правосудия и несостоятельность лица.

При таких обстоятельствах автор считает оправданным изложить ч. 1 ст. 52 УПК в следующей редакции: "Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и не должен быть связан с его материальным положением...".

Однако изменения в уголовно-процессуальное законодательство должны носить комплексный характер. В частности, необходимо возложить на должностных лиц органов расследования и суд (в зависимости от этапа уголовного судопроизводства) обязанность по реальному обеспечению права на бесплатную юридическую помощь за счет государства.

Обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность, а также обеспечивать возможность осуществления этих прав предусмотрена ст. 11 УПК. Между тем уголовно-процессуальный закон не содержит отдельной нормы, закрепляющий обязанность указанных лиц вынести постановление о назначении защитника. По мнению автора, такой документ мог бы составляться по аналогии с постановлением о назначении переводчика (приложение 60 к ст. 476 УПК). Кроме того, в нем должно содержаться обоснование необходимости привлечения к участию в уголовном деле защитника в соответствии со ст. 51 УПК, а также изложены мотивы предоставления юридической помощи за счет государства.

Данный документ явился бы реальной гарантией обеспечения права обвиняемого на защиту и весомым дополнением к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого, в котором, в частности, наряду с правами, предусмотренными ч. 4 ст. 47 УПК, обвиняемому разъясняется возможность пользоваться помощью защитника, в том числе бесплатно, в случаях, предусмотренных УПК.

Постановление о назначении защитника, вынесенное на этапе предварительного расследования, позволит изначально решить вопрос о том, на кого будут возложены издержки по оплате юридической помощи. Не лишним является ознакомление обвиняемого со стоимостью услуг назначенного адвоката в случае, если должностное лицо органов предварительного расследования придет к выводу об отсутствии оснований оказания такой помощи за счет государства.

В соответствии со ст. 123 УПК данное постановление может быть обжаловано в порядке судебно-контрольного производства.

Обеспечение бесплатной юридической помощью должно стать предметом рассмотрения и при поступлении уголовного дела в суд. В связи с этим в перечне вопросов, подлежащих разрешению судом (ст. 228 УПК), следует закрепить обязанность суда выяснить в отношении каждого из обвиняемых, имеются ли основания для назначения защитника, является ли оказание такой помощи бесплатной.

Как следует из постановления о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания (приложение 16 к ст. 477 УПК), суд, помимо прочего, рассматривает вопрос о назначении обвиняемому защитника. Естественно, следует заранее определиться, за чей счет будет осуществляться защита подсудимого (с учетом данных о личности осужденного, наличии у него других субъектов на иждивении и пр.).

В случае, когда суд (судья) приходит к выводу о необходимости принять процессуальные издержки на счет государства, в приговоре должны быть приведены мотивы такого решения*(429). Обязанность суда отразить в резолютивной части приговора решение о распределении процессуальных издержек закреплена и в п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК.

Базовыми критерием оценки состоятельности лица, интересы которого представляет защитник по назначению, может служить совокупность положений, регулирующих труд адвокатов по оказанию бесплатной юридической помощи, а также размер оплаты их труда за счет федерального бюджета.

Согласно п. 1-4 ч. 1 ст. 26 Федерального закона от 31.05.2002 N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в предусмотренных законом случаях юридическая помощь гражданам Российской Федерации, среднедушевой доход семей которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ в соответствии с федеральным законодательством, а также одиноко проживающим гражданам Российской Федерации, доходы которых ниже указанной величины, оказывается бесплатно. В этом же контексте можно ориентироваться на иные законодательные акты, регулирующие вопросы оказания государственной социальной помощи*(430).

По нашему мнению, при установлении судом того обстоятельства, что среднедушевой доход семьи подозреваемого, обвиняемого (одиноко проживающего подозреваемого или обвиняемого) ниже величины прожиточного минимума, установленного в субъекте РФ в соответствии с федеральным законодательством, оплата труда адвоката осуществляется за счет государства.

При обсуждении заявленной проблемы заслуживает внимания также порядок взыскания процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг адвоката, участвующего в деле по назначению.

В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда РФ ст. 131-132 УПК как сами по себе, так и во взаимосвязи со ст. 299, 309, 396-397 УПК, прямо указывающими на обязательность суда при вынесении приговора или по ходатайству заинтересованной стороны после провозглашения приговора разрешить вопрос о том, на кого и в каком размере должны быть возложены процессуальные издержки, не могут служить основанием для отказа в судебной защите их прав*(431).

В случае если вопрос о процессуальных издержках не был рассмотрен при вынесении приговора, он должен быть разрешен судом, вынесшим приговор, в порядке ст. 397 УПК. Именно такой механизм предложен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.09.1973 N 8*(432).

Последнее положение неоднозначно воспринимается судебной практикой. Автору встречались случаи отмены решений судов первой инстанции, взыскивающих указанные суммы в порядке ст. 397 УПК, по тем основаниям, что указанная статья содержит исчерпывающий перечень вопросов, которые могут быть решены в порядке исполнения приговора, и взыскание судебных издержек данной нормой не предусмотрено. При этом в одних случаях отмечается, что иски прокурора подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства по правилам регрессного иска. В других - указывается, что если вопрос о судебных издержках не был решен при вынесении приговора, то такой вопрос должен быть разрешен судом, вынесшим приговор, в порядке исполнения приговора в уголовном судопроизводстве.

 

Пример 5. Постановлением судьи Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 27 апреля 2006 г. по заявлению прокурора в порядке регресса в пользу федерального бюджета взысканы процессуальные издержки в размере 3150 руб. с Б., осужденного приговором от 27 сентября 2004 г. по ч. 1 ст. 290 УК к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год.

В кассационной жалобе осужденный Б. поставил вопрос об отмене постановления суда по тем основаниям, что действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает решения вопроса о взыскании процессуальных издержек после вынесения приговора и вступления его в законную силу.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы жалобы, выслушав участников процесса, судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда 25 августа 2006 г. отменила постановление и прекратила производство по делу. В обоснование такого вывода судебная коллегия указала, что в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 УПК к процессуальным издержкам относятся суммы, выплачиваемые адвокату за оказание юридической помощи в уголовном судопроизводстве по назначению.

Согласно положениям ст. 132 и ч. 1 ст. 309 УПК указание на взыскание процессуальных издержек, предусмотренных ст. 131 Кодекса, должно содержаться в резолютивной части приговора. Статья 397 УПК содержит исчерпывающий перечень вопросов, подлежащих рассмотрению судом при исполнении приговора. Следовательно, данный вопрос не может быть разрешен в соответствии со ст. 399 УПК.

Как отмечено судебной коллегией, на момент рассмотрения уголовного дела судом первой инстанции в сентябре 2004 г. стороной обвинения не были представлены данные, свидетельствующие о наличии процессуальных издержек на стадии предварительного следствия. Напротив, согласно справке к обвинительному заключению, составленному 30 июля 2004 г., на момент направления уголовного дела в суд процессуальные издержки отсутствовали. При таких обстоятельствах коллегия пришла к выводу о незаконности постановления, необходимости его отмены и прекращения производства по заявлению прокурора, посчитав, что данное решение не лишает прокурора возможности предъявить к осужденному регрессные требования с целью взыскания издержек в порядке гражданского судопроизводства*(433).

В последующем определение судебной коллегии по уголовным делам было отменено постановлением президиума Нижегородского областного суда от 14 сентября 2006 г.

В обоснование своего вывода президиум указал, что суд кассационной инстанции не принял во внимание требования ч. 4 ст. 313 УПК, согласно которой все решения, предусмотренные данной нормой, в том числе о размере вознаграждения, подлежащего выплате за оказание юридической помощи в случае участия в уголовном деле защитника по назначению, могут быть приняты по ходатайству заинтересованных лиц и после провозглашения приговора*(434).

При новом кассационном рассмотрении определением от 10 октября 2004 г. производство по делу прекращено.

Судебная коллегия пришла к выводу, что на настоящий момент приговор Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 27 сентября 2004 г. исполнен. Поскольку ст. 397 УПК содержит закрытый перечень вопросов, рассматриваемых при исполнении приговора, постановление суда подлежит отмене, а производство по делу - прекращению. Судебная коллегия в очередной раз разъяснила прокурору его право на обращение с указанным иском в порядке гражданского судопроизводства*(435).

Другой состав судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда пришел к противоположному выводу.

Постановлением Ленинского районного суда г. Нижнего Новгорода от 6 июля 2006 г. заявленный прокурором иск о взыскании процессуальных издержек с осужденного за оказание ему юридической помощи адвокатом по назначению оставлен без рассмотрения с предоставлением прокурору права обратиться с данным иском в порядке гражданского судопроизводства. Отменяя указанное постановление, судебная коллегия указала, что в соответствии с п. 15 ст. 397 УПК (разъяснение сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора. - Прим. авт.), если вопрос об оплате труда защитника не рассмотрен одновременно с вынесением приговора, то такое решение может быть вынесено в порядке исполнения приговора*(436).

Возможность принятия решения о взыскании процессуальных издержек в порядке исполнения приговора допускается судебными инстанциями и других регионов.

 

Пример 6. Прокурор Орджоникидзевского района г. Новокузнецка обратился в суд с заявлением в защиту интересов РФ о взыскании с Т. процессуальных издержек в порядке ст. 132, 397 и 399 УПК.

Т. осужден приговором Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка по п. "в" ч. 2 ст. 132 УК к девяти годам лишения свободы. Защита подсудимого осуществлялась за счет средств федерального бюджета.

Возвращая прокурору заявление на основании п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК, судья Орджоникидзевского районного суда г. Новокузнецка исходил из того, что оно подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Однако суд не учел разъяснений, содержащихся в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.09.1973 N 8, о том, что в соответствии с п. 9 ст. 303 и п. 3 ст. 317 УПК РСФСР вопрос о судебных издержках подлежит разрешению в приговоре, где указывается, на кого и в каком размере они должны быть возложены. В случаях, когда вопрос о судебных издержках не был решен при вынесении приговора, он должен быть разрешен судом, вынесшим приговор, в порядке ст. 368 УПК РСФСР.

Данные разъяснения соответствуют требованиям ст. 309, 313 УПК.

Так, согласно ст. 309 УПК вопрос о распределении процессуальных издержек подлежит разрешению судом в приговоре - с указанием, на кого и в каком размере они должны быть возложены.

При этом указание на оплату юридической помощи адвоката за счет средств государства вводится отдельным постановлением судьи одновременно с постановлением приговора (ч. 3 ст. 313 УПК). Одновременно тем же актом (постановлением) разрешается вопрос о взыскании с осужденных сумм, эквивалентных выплаченным адвокату, в доход федерального бюджета.

В случае если вопрос о распределении судебных издержек не был рассмотрен в приговоре, он подлежит обсуждению и разрешению тем же судом в порядке исполнения приговора, установленном ст. 396, п. 15 ст. 397 УПК.

Конституционность указанных требований действующего законодательства подтверждена Определением Конституционного Суда РФ от 08.11.2005 N 367-О "По жалобе общества с ограниченной ответственностью "Маршалл" на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 131 и 132 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

Принимая во внимание изложенное, равно как и то обстоятельство, что прокурор просит взыскать судебные издержки по правилам, установленным уголовно-процессуальным законом, у суда отсутствовали основания для возвращения заявления по п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК. Вопрос о взыскании процессуальных издержек следовало разрешить в установленном УПК порядке*(437).

Автор полагает, что судебная практика вынесения решения о возмещении процессуальных издержек после постановления приговора, как в порядке гражданского судопроизводства, так и в рамках исполнения приговора, не является безупречной, причиной чему служит несоблюдение участниками уголовного судопроизводства требований закона.

Вопросы, связанные с определением вида и размера процессуальных издержек в ходе предварительного расследования, урегулированы ч. 5 ст. 220 УПК, которая требует от следователя приложить к обвинительному заключению соответствующую справку. Обязанность определить вид и размер процессуальных издержек, а также субъекта, на которого они возложены, существует и у суда (п. 13 ч. 1 ст. 299, п. 3 ч. 1 ст. 309 УПК).

В соответствии с п. 5 постановления Правительства РФ от 04.07.2003 N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда" процессуальные издержки по оплате труда адвоката, участвующего в уголовном деле по назначению, возмещаются по его заявлению на основании постановления (определения) органа дознания, органа предварительного следствия, прокурора или суда. При длительном участии адвоката в качестве защитника постановление (определение) об оплате труда адвоката выносится ежемесячно (с учетом фактически отработанных дней). Постановление (определение) об оплате труда адвоката, заверенное печатью органа дознания, органа предварительного следствия, прокуратуры или суда, направляется в соответствующую финансовую службу (орган) для перечисления указанных в нем средств на текущий (расчетный) счет адвокатского образования. Внесение средств на счет адвокатского образования осуществляется в течение 30 дней с даты получения постановления (определения).

Между тем на практике возникают следующие правовые коллизии:

к обвинительному заключению не приложена справка о процессуальных издержках, произведенных на стадии предварительного расследования;

адвокатом, участвующим в судебном заседании по назначению, не заявлено ходатайство об оплате оказанных им услуг;

судом при наличии всех документов, необходимых для взыскания процессуальных издержек, такое решение не вынесено.

На взгляд автора, в приведенных ситуациях вопрос о взыскании процессуальных издержек за счет федерального бюджета может и должен быть разрешен в порядке ст. 397 УПК.

Подобная практика является традиционной. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 22.12.1964 N 18 "О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике при исполнении приговоров" суд может разъяснять вопросы, возникшие в результате недостатков приговора, решение которых не затрагивает существо приговора и не влечет ухудшения положения осужденного. К таковым относятся также вопросы, касающиеся определения размера и распределения судебных издержек, при отсутствии соответствующего указания в приговоре суда; оплаты труда защитника, участвовавшего в деле по назначению суда, если этот вопрос не разрешен одновременно с вынесением приговора.

Как ранее отмечалось, порядок взыскания процессуальных издержек по правилам ст. 397 УПК был признан обоснованным.

Между тем положение, при котором процессуальные издержки по оплате труда адвоката за счет средств федерального бюджета взыскиваются в порядке исполнения приговора или по нормам гражданского судопроизводства по правилам регресса, представляется спорным.

В соответствии с п. 1 ст. 396 УПК вопрос о разъяснении неясностей и сомнений, возникающих при постановлении приговора, разрешается судом, постановившим приговор, по ходатайству осужденного (п. 2 ч. 1 ст. 399 УПК). Ситуацию, при которой осужденный сам обращается с ходатайством о взыскании с него процессуальных издержек, представить сложно.

В связи с этим целесообразно внести изменения в ч. 1 ст. 399 УПК, позволяющие рассматривать вопрос о распределении судебных издержек по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание.

Применительно к рассмотрению искового заявления в порядке гражданского судопроизводства отметим следующее. Исходя из правовой природы регрессного иска, право регресса (обратного действия) - это требование кредитора (регредиента) к должнику (непосредственному причинителю вреда) о возврате выплаченного по его вине возмещения потерпевшему (ст. 1081 ГК). По общему правилу, на должника возлагается обязанность возместить кредитору уплаченный им третьему лицу платеж в полном объеме. Однако законом может быть установлен иной размер - как больше, так и меньше сумм, которые были выплачены потерпевшему (ст. 1082 ГК).

Исключения из этого правила могут быть предусмотрены законом. Право регрессного требования к должнику возникает после выплаты потерпевшему сумм, подлежащих возмещению в связи с причинением вреда; с этого же времени исчисляется срок для предъявления регрессного иска. Суд не вправе удовлетворить регрессный иск, если на момент вынесения решения истец не возместил причиненный вред.

Требования ст. 1081 ГК являются логическим завершением положений п. 1 ст. 1064 ГК, согласно которым обязанность возместить вред может быть возложена законом на лицо, не являющееся причинителем вреда.

В свою очередь, в ст. 1064 ГК содержатся законодательное определение обязательства вследствие причинения вреда (деликтного обязательства) и основания его возникновения.

Общие условия возникновения обязательства включают факт неправомерного действия одного лица и наличие вреда, причиненного другому лицу в результате такого неправомерного действия. Здесь же сформулирована презумпция вины причинителя вреда. Если вред явился результатом правомерного действия, он не подлежит возмещению, за исключением случаев, предусмотренных законом (например, ст. 1067 ГК).

Анализ норм гражданского законодательства позволяет прийти к выводу, что гражданский иск прокурора, заявленный в порядке регресса, лишен оснований. В противном случае участие адвоката в уголовном производстве по назначению, оплату услуг защитника за счет федерального бюджета придется рассматривать как взаимоотношения, возникающие из обязательств по возмещению вреда. При этом презюмируется, что деяния лица, которое воспользовалось услугами адвоката по назначению, являются неправомерными, а обеспечение права на защиту для государства - вредом.

Таким образом, решение вопроса о взыскании процессуальных издержек в порядке гражданского судопроизводства, по мнению автора, нельзя признать правильным.

Таковы, на взгляд автора, некоторые ключевые позиции в вопросе об оплате услуг адвоката по назначению.

 








Дата добавления: 2016-07-09; просмотров: 1028;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.064 сек.