Объединение Германии и образование Германской империи.

Революция в Германии.

Известия о народных выступлениях в Париже, падении королевской власти и провозглашении там республики, о победоносной революции во Франции сыграли роль детонатора, вызвавшего революционный взрыв в германских государствах. Уже через два дня после провозглашения в Париже республики (27 февраля 1848 г.) в пограничном с Францией Великом Герцогстве Бадене либералы и радикальные демократы собрали многочисленное народное собрание в Мангейме, где была принята петиция в парламент с требованиями вооружения народа, т. е. создания милиции, свободы печати и уничтожения цензуры, отмены запрета партий и свободы собраний, демократизации юстиции и созыва общегерманского национального парламента. 1 марта эта петиция была передана в ландтаг специальной делегацией, которую сопровождали манифестанты. Палата приняла эти требования (была введена ответственность министров перед палатой), как и присягу армии Конституции и отмену феодальных прав. Великий герцог был вынужден поддержать принятые ландтагом решения и согласиться с созданием правительства из либералов для осуществления вышеназванных мероприятий.

В других средних и мелких государствах Германского союза ход событий в марте 1848 г. походил на события в Бадене: собирались народные собрания, происходили демонстрации с аналогичными «мартовскими требованиями», либералы входили в «мартовские правительства». Отсюда берет свое название определение революции в Германии как «мартовской революции».

Мартовская революция быстро распространилась по Германии, охватила крупнейшие государства - Австрию и Пруссию. В Пруссии революционные выступления 3 марта в Кельне нашли отклик в центрах Рейнской провинции, а 7 марта начались в Берлине с выдвижением тех же требований, что и в других государствах. Народный протест, принимавший социально-революционный характер, нарастал. 13 марта произошли столкновения демонстрантов с войсками, развертывались бои на улицах, были убитые и раненые.

Обеспокоенный известиями о революционном выступлении в Вене и бегстве Меттерниха прусский король Фридрих Вильгельм IV 18 марта объявил об отмене цензуры и созыве Соединенного ландтага, дал обещание ввести конституцию и реорганизовать Германский союз. Но столкновения демонстрантов с войсками продолжались и 18, и 19 марта, переросли в баррикадные бои по всему Берлину, большую часть которого заняли повстанцы (студенты, ремесленники и рабочие), потерявшие в боях около 400 убитых. 19 марта король отдал приказ о выводе войск из Берлина. В последующие дни король обещал конституцию, во главе правительства были поставлены либеральные деятели Рейнской провинции Людольф Кампгаузен и Давид Ханземан.

Весной 1848 г. в ряде государств юго-запада и центра Германии происходили мощные аграрные движения. Крестьянам в этих государствах, выступавшим против дворянских привилегий и остатков феодальных отношений, удалось добиться удовлетворения многих своих требований, после чего их участие в дальнейшей революционной борьбе сошло на нет.

Требования общегерманского парламента воплотились в жизнь с середины апреля до сере-дины мая, когда происходили выборы депутатов в Национальное собрание. 18 мая 1848 г. во Франкфурте-на-Майне в церкви Св. Павла открылось первое заседание Собрания, состоявшего преимущественно из либералов и нескольких демократов, а также определенного числа консерваторов. Основная масса депутатов происходила из образованного бюргерства, в частности, были избраны 49 профессоров университетов.

Национальное собрание отнюдь не стало общегерманской центральной властью. Избранный парламентом временный имперский правитель, которым стал австрийский эрцгерцог Иоганн, и временное имперское правительство также не имели ни полномочий, ни средств и возможностей проводить какую-либо политику, ибо она встречала возражения со стороны Австрии и Пруссии и других государств. На многих заседаниях парламента в течение длительного времени обсуждался проект имперской конституции, широко дебатировался вопрос о будущем Германии, о «великогерманском» (с участием Австрийской империи) или «малогерманском» (без Австрии) вариантах Германского государства.

28 марта 1849 г. парламент принял имперскую Конституцию, составной частью которой были принятые парламентом в декабре 1848 г. «Основные права немецкого народа», написанные по образцу американской «Декларации независимости» 1776 г. и французской «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. Таким образом, впервые в немецкой истории были прокламированы свободы граждан: свобода личности, свобода выражения мнений, свобода веры и совести, свобода передвижения по территории империи, свобода собраний и коалиций, равенство перед законом, свобода выбора профессий, неприкосновенность собственности. Ликвидировались все сословные преимущества, остававшиеся феодальные повинности; отменялась смертная казнь. Был принят «малогерманский» вариант империи; «императором немцев», главой исполнительной власти был избран прусский король Фридрих Вильгельм IV. Законодательную власть представлял собой двухпалатный парламент - народное собрание (фольксхаус), избиравшееся всеобщим и равным голосованием всеми мужчинами, и Собрание государств (штатенхаус) из представителей правительств и ландтагов отдельных государств. Таким образом, консерваторам при поддержке либералов удалось закрепить в Конституции монархический принцип и наследственную монархию, сохранить все территориальные государства и их династии, вопреки требованиям немногочисленных демократов и радикалов, настаивавших на создании единой демократической республики.

Конституция, принятая Франкфуртским парламентом, оказалась мертворожденной. 3 апреля 1849 г. прусский король Фридрих Вильгельм IV категорически отказался принять корону (как он писал, «свинскую корону»), отдававшую «тлетворным запахом революции», к тому же грозившую войной с Австрией. Отказ прусского короля свидетельствовал о наступлении контрреволюции в Германии и знаменовал собой крушение дела Франкфуртского парламента. Конституция была отвергнута монархами и правительствами многих германских государств.

Республиканцы и демократы сделали попытку защитить Конституцию и воплотить ее в жизнь; хотя она и не отвечала их представлениям, но могла послужить орудием в борьбе с контрреволюцией. В мае - июне 1849 г. вспыхивали народные восстания в защиту Конституции в Дрездене, в Рейнской области, Пфальце и Бадене. Все они были подавлены, причем в Бадене и Пфальце в подавлении участвовали прусские войска, которыми командовал кронпринц Вильгельм. Так, прусские войска задушили последний всплеск движения за единство демократической Германии. Действия прусских войск явились сигналом для правительства Вюртемберга разогнать 18 июля 1849 г. Франкфуртский парламент, перенесший свои заседания в Штутгарт, а через месяц во Франкфурте-на-Майне уже снова заседал, как и до революции, бундестаг.

К июню 1849 г. контрреволюция в Пруссии заняла уже прочные позиции, что завершило развитие ситуации в стране за предыдущий год, характеризовавшийся ростом сил контрреволюции. В июне 1848 г. было вынуждено уйти в отставку правительство либерала Кампгаузена, а вскоре пало и следующее правительство либерала Ханземана. В ноябре 1848 г. к власти было призвано правительство графа Вильгельма фон Бранденбурга - оплот аристократической имперской контрреволюционной камарильи. Министром внутренних дел был назначен крупный чиновник барон Эдвин фон Мантойфель, в 1850 г. ставший министр-президентом, что положило начало десятилетней так называемой «эры Мантойфеля».

Вслед за объявлением осадного положения в Берлине Мантойфель вывел из города Национальное собрание Пруссии, созванное еще в мае 1848 г., либеральное большинство которого в бесплодных прениях не смогло даже принять проект конституции или какие-либо важные законы. Через месяц собрание было распущено. Вслед за этим в декабре 1848 г. была введена в действие откроированная (дарованная) королем конституция, сохранившая даро-ванные в марте свободы, но вводившая право короля отменять любой закон, принятый ландтагом, и просуществовавшая до принятия новой Конституции в 1850 г. В мае 1849 г. вводилась трехклассная избирательная система на выборах в нижнюю (вторую) палату ландтага (палату депутатов), когда вся сумма уплачиваемых налогоплательщиками налогов делилась на три равные части, а избиратели - на три класса по размерам уплачиваемых налогов. И если в первый класс самых крупных налогоплательщиков входило небольшое число избирателей, то избирателей во втором классе было уже больше, основная же масса входила в третий класс. Причем каждый класс избирал равное число выборщиков, участвовавших в избрании открытым голосованием депутатов. Такая недемократическая система просуществовала в Пруссии до ликвидации монархии в 1918 г. Верхняя (первая) палата (палата господ) состояла преимущественно из представителей земельной аристократии, высшего духовенства и формировалась недемократическим путем.

Революция потерпела поражение и не разрешила основной задачи, стоявшей перед немецким народом: национального объединения Германии. В отличие от Французской революции XVIII в. она осталась незавершенной: не привела к ликвидации монархий и остатков феодального строя, остановилась как бы на полпути. Вместе с тем многие пережитки феодализма были ликвидированы, в Пруссии и других государствах действовали конституции, обеспечивавшие населению многие права и свободы. Все это способствовало развитию капитализма в Германии и увеличивало возможности для буржуазии германских государств активно участвовать в политической жизни и в структурах власти. Революция показала рост демократического движения, широкое участие рабочих в массовых выступлениях и локальных восстаниях, выявила роль рабочих и революционных организаций и их лидеров в движении, призывавших к углублению и радикализации борьбы, как это осуществляли «Союз коммунистов» и его руководители К. Маркс и Ф. Энгельс. Опасения немецких буржуа перед чрезмерной радикализацией революции с учетом опыта Франции способствовали либеральному политическому курсу буржуазии в различных германских государствах и ее отступлению перед контрреволюцией.

Национальное объединение Германии революционным путем снизу не осуществилось. На историческую сцену выдвигался другой путь объединения, в котором ведущую роль играла прусская монархия. Прусский кронпринц Вильгельм писал тогда: «Кто хочет править Германией, должен ее себе завоевать. Один только Бог знает, пришло ли время такого единства... Но Пруссии предначертано стать во главе Германии, это заложено во всей нашей истории, но когда и как это произойдет? - к этому идет дело».

Германия после революции 1848-1849 гг.

Образование единого германского национального государства составляло главную задачу революции 1848-1849 гг. в Германии. Привлекательность национальной идеи в значительной степени определяла большинство общественных движений. Но в первые послереволюционные годы эти движения еще не развились, а правители крупнейших германских государств, Австрии и Пруссии, вели между собой борьбу за господство в раздробленной Германии.

В 1849 г. Пруссии удалось добиться некоторого успеха. В мае была подписана так называемая «прусская уния», или «уния трех королей» - Пруссии, Ганновера и Саксонии; 28 других мелких и средних германских государств присоединились к ней. В марте 1850 г. в Эрфурте собрался учредительный парламент этого нового союза, которому предстояло обсудить проект конституции.

Но к этому времени Австрийская монархия Габсбургов справилась с революционным движением в Венгрии и в итальянских областях и при поддержке России, вовсе не желавшей получить нового опасного соседа в лице союза германских государств во главе с Пруссией, выступила против унии. В октябре 1850 г. русский царь Николай I, беседуя в Варшаве с представителями Пруссии и Австрии, решительно высказался в поддержку последней. Пруссия отказалась от своих гегемонистских намерений. В конце ноября Пруссия подписала с Австрией Ольмюцкое соглашение о восстановлении Германского союза и его главного органа - бундестага, в котором главенствовала Австрия. Так бесславно кончилась первая попытка Пруссии объединить Германию под своей властью.

В Пруссии наступила реакция. В декабре 1850 г. министром-президентом был назначен Мантойфель, с именем которого было связано установление в 1849 г. реакционной трехклассной избирательной системы. Конституция, введенная в 1850 г., сохраняла королю большую власть. Палаты прусского парламента - ландтага созывались по указу короля. Король имел право запрещать или откладывать заседания палат. Нижнюю палату - палату депутатов - он мог распустить в любой момент. Верхняя палата - палата господ - состояла из представителей юнкеров, высшего духовенства и финансовой аристократии. Некоторые юнкеры получали свои места в этой палате по наследству.

В Австрии в октябре 1851 г. император отменил конституцию, вернувшись к открытому абсолютистскому правлению. Реакция охватила и другие германские государства. Проводником реакции стал Германский союз. Созданный с этой целью специальный комитет должен был следить за тем, чтобы все изменения, внесенные в годы революции в конституции отдельных государств, были пересмотрены в духе «монархического принципа». С помощью законов повсюду были усилены правительственная власть, полиция; ограничена свобода передвижения; ущемлялась свобода союзов и собраний; установлен строгий контроль за школой. Многие участники рабочего и демократического движения эмигрировали. Те, кто остался, подвергались гонениям и находились под надзором полиции. Осенью 1852 г. в Кельне состоялся процесс над членами «Союза коммунистов», основанный на подложных доку-ментах и показавший стремление прусских властей любыми способами подавить демократические и патриотические силы. В стране на 10 лет установился тяжелый политический климат насилия и конформизма. Однако окончательное возвращение к дореволюционным порядкам оказалось невозможным.

Германия начала свой путь к полному слому феодальной системы, к буржуазным преобразованиям, опираясь на Французскую революцию конца XVIII в. и английскую промышленную революцию. Это предопределило ее особый путь в капиталистическом развитии - путь реформ, постепенно превративших ее в крупнейшее капиталистическое государство.

В 50-60-х годах Германия переживала период сильнейшего экономического подъема. Несмотря на экономические кризисы 1857-1859 и 1866-1867 гг., промышленная революция достигла здесь кульминации и благополучно завершилась. Среди ведущих промышленных государств мира Германия заняла третье место после Англии и США. Главной предпосылкой быстрой индустриализации Германии было устранение феодальных порядков в сельском хозяйстве. 2 марта 1850 г. в Пруссии был принят указ «О регулировании отношений между помещиками и крестьянами», завершивший многолетний процесс освобождения прусских крестьян от феодальной зависимости на основе выкупа. Были сняты все сохранявшиеся до этого времени ограничения, а для начала выкупной операции достаточно было ходатайства крестьянина. Чтобы осуществить выкуп, были созданы рентные банки, в которые крестьяне вносили выкупные суммы в рассрочку - от 41 до 56 лет.

В других германских государствах - Вюртемберге, Бадене, Гессене, Саксонии - в начале 50-х годов тоже были проведены аграрные реформы, устранившие феодальную систему. В Австрии, Баварии и княжестве Мекленбург-Шверин, где освобождение крестьян началось только в 1848 г., оно было также быстро завершено. Примерно к началу 60-х годов повсюду в Германии в сельском хозяйстве установились капиталистические отношения.

Одной из предпосылок быстрого промышленного развития было преодоление таможенной раздробленности на основе деятельности Германского таможенного союза, образованного еще в 1834 г. В 1854 г. Таможенный союз охватывал практически все земли Германии, за исключением Австрии. Требуя единых таможенных правил и решений, он обеспечивал своим членам невысокие вывозные пошлины и способствовал включению германских государств в международный товарооборот.

Основу роста промышленного производства составляли успехи в машиностроении, развивавшемся теперь быстрее, чем легкая промышленность. Внедрение новых машин и новых производственных технологий усовершенствовало все отрасли, прежде всего текстильную и горнозаводскую промышленность. Быстро росла железнодорожная сеть. Множилось число акционерных обществ: с 1851 по 1870 г. их было создано втрое больше, чем за предыдущие 20 лет, и они стали лучшей формой концентрации капитала, открывали возможность наиболее эффективно использовать его в промышленности. Изменялись функции банков, увеличивалось их участие в развитии экономики.

Промышленное производство росло и развивалось быстрее, чем сельскохозяйственное. Капиталы больше всего вкладывались в горное дело, металлургию и машиностроение. В большинстве отраслей, благодаря применению машин, мануфактуры уступили место фабрикам, причем, крупные предприятия вытесняли мелкие. Создавалась характерная для Германии структура региональных промышленных центров. Рейнская область, Вестфалия, Берлин, Саксония и некоторые районы Силезии стали крупными промышленными центрами. В сельском хозяйстве также происходили серьезные перемены. К 60-м годам в деревне установились капиталистические отношения. Развитие промышленности, рост городов увеличивали потребность в продукции сельского хозяйства, и аграрное производство быстро увеличивалось. Создавались крупные юнкерские хозяйства. Успешно развивалась аграрная наука, применялась новая сельскохозяйственная техника, в частности усовершенствованный плуг и новые машины.

В период быстрого развития и завершения промышленной революции существенно изменились состав, структура и положение классов германского общества. Среди владельцев крупных предприятий, особенно шахт и металлургических заводов, выделились семейства, обладавшие огромными состояниями,- Стиннесы, Штуммы, Крупны и др. Возник новый тип буржуа, особенно в химической, оптической, электротехнической промышленности,- ученый-предприниматель, придававший особое значение внедрению новейших научных достижений в производство и добивавшийся на этом пути выдающихся успехов. С развитием банков все большее влияние приобретали финансисты.

Известно, что общественное сознание изменяется медленнее, чем экономика. Предпринимательская и банковская буржуазия в Германии все еще ощущала себя принадлежащей скорее к средним слоям. Традиционное представление об аристократическом превосходстве крупных землевладельцев-юнкеров и их господствующей роли в обществе все еще сохранялось. Однако новый мир индустриального общества ширился, росли новые экономические силы, буржуазия приобретала все больший вес, уравнивавший ее с прежними ведущими силами - дворянством, военными и чиновничеством.

Существенно изменился класс юнкеров, крупных землевладельцев. Юнкеры, превращавшиеся в аграрных предпринимателей, богатели, но их сословные привилегии отмирали, хотя в государственных структурах они все еще сохраняли свои преимущества.

Происходил быстрый рост рабочего класса. Он пополнялся, с одной стороны, за счет переселявшихся в города разорившихся или обедневших крестьян, с другой - за счет ремесленников, не выдержавших конкуренции с промышленными предприятиями. Они становились чаще всего квалифицированными рабочими. Условия труда и жизни рабочих в конце 40-х и 50-е годы были весьма тяжелыми, питание скудным: ржаной хлеб, мучной суп и картофель - такова была основная пища рабочих семей, живших в тесноте и антисанитарных условиях. В текстильном производстве большинство работавших составляли женщины; широко использовался детский труд.

Но в 60-е годы многое изменилось. Серьезно была улучшена организация труда, что позволило сократить рабочий день. Владельцы предприятий стали применять новые, более сложные, усовершенствованные машины, и это требовало повышения производственной квалификации рабочих. Положение их улучшилось: так, между 1860 и 1870 гг. по сравнению с предыдущим десятилетием в 4 раза выросла заработная плата. Большую роль в этом сыграли постоянные требования рабочих и возникновение самостоятельного, организованного рабочего движения.

Среди германских крестьян в эти годы происходил процесс расслоения. Хотя кое-где, особенно в Восточной Пруссии и Мекленбурге, все еще сохранялись феодальные пережитки, повсюду произошло личное освобождение крестьян, феодальная рента и феодальная собственность на землю были отменены. Сформировался капиталистический земельный рынок и рынок труда. Изменилась социальная структура деревни. Безземельные батраки, работавшие в больших хозяйствах за скудную плату, мелкие, средние крестьяне, гроссбауэры - крестьяне, владевшие развитыми хозяйствами, и, наконец, крупные землевладельцы, юнкеры, все более превращавшиеся в буржуазных аграрных предпринимателей,- таков был состав жителей сельской местности.

В целом для большинства германских крестьян вступление в капиталистические отношения на путях реформ оказалось благотворным. Общий подъем сельского хозяйства в 50-60-х годах смягчил даже для мелких крестьян переход к новым условиям труда и жизни.

С ростом капиталистического преобразования хозяйства, возникновением единого внутреннего рынка в 50-60-е годы внутри Таможенного союза, в котором главенствовала Пруссия, сложилась общая экономическая жизнь. В эти годы усилилось национальное самосознание, понимание того, что национальное объединение необходимо.

Помехи для развития экономики, связанные с существованием мелких государств и отсутствием единого гражданства, представлялись невыносимыми быстро набиравшей силу буржуазии; к тому же деятельность на мировом рынке затруднялась отсутствием сильного государства. Создание национального государства, способного защитить страну от чужеземных посягательств, становилось насущной потребностью немецкого народа. Вопрос состоял в том, каким образом будет осуществлена эта национальная задача и в каких формах произойдет объединение Германии.

В октябре 1858 г. наследник прусского престола Вильгельм (с 1861 г.- прусский король Вильгельм I) из-за душевной болезни короля, его брата, был провозглашен принцем-регентом Пруссии. Он уволил в отставку реакционное правительство Мантойфеля, составил консервативно-либеральный кабинет и провозгласил отказ от прежнего реакционного курса, заявив, что новое правительство должно идти навстречу требованиям времени.

На выборах в прусский парламент - ландтаг - в ноябре 1858 г. ощутимой победы добились либералы, это укрепило их намерение бороться в парламенте за ограничение власти юнкеров и создание основанного на принципах либерализма правового государства. Главную задачу либералов всех направлений составляла борьба за объединение Германии. Юнкеры были тесно связаны с прусской династией Гогенцоллернов, от них они ожидали защиты и сохранения своих наследственных привилегий и не могли противостоять Прусской монархии, стремившейся к господству в объединенной Германии.

Рабочие в Германии также были заинтересованы в национальном объединении. Только единое государство могло дать им полную свободу передвижения, что расширяло возможности в поисках выгодной работы и улучшения условий жизни. Что же касается крестьянства, то большинство его было политически индифферентным, а часть занимала реакционные позиции.

Из всего этого вытекали две возможности, два различных пути объединения Германии. Первый - революция снизу, объединение путем революционного народного движения против княжеских династий и их союзников внутри и вне Германии, что было маловероятным. Такой путь пропагандировали К. Маркс и Ф. Энгельс. Другой путь, с помощью которого и была достигнута цель, это революция сверху, установление господства одной из двух сильных германских монархий - Пруссии или Австрии - в результате борьбы против мелких княжеских династий и партикуляризма, установление в Германии буржуазной монархии. Это был путь династических войн, дипломатических сделок и компромиссов.

В 1859 г. разразился международный политический кризис. Началась война между Австрией, с одной стороны, Францией и Пьемонтом - с другой, за освобождение Северной Италии от власти Габсбургов. Создалась угроза захвата Францией германских земель по левому берегу Рейна, которые Наполеон III считал «естественной границей» Франции. Независимость Германии и перспектива ее объединения таким образом ставились под вопрос.

В германских государствах возникло широкое национальное движение, участники которого требовали вмешательства Пруссии в конфликт, но прусское правительство действовало нерешительно, сохраняя колеблющийся нейтралитет, который оно называло «вооруженным посредничеством». Между тем война протекала быстро и неудачно для Австрии (см. гл. X) и завершилась ее поражением. Она потеряла земли в Северной Италии.

Но массовое политическое движение в германских землях не затихало. По всей стране возникали патриотические массовые организации, некоторые из них находились под влиянием демократических сил. В 1859 г. были созданы рабочие просветительские ферейны (так традиционно называли в Германии объединения самого различного толка). В ноябре 1859 г. либералы организовали празднества по случаю столетия Фридриха Шиллера, ставшие манифестацией единой немецкой культуры. Подъем массового патриотического движения в конце 50-х годов вызвал к жизни первые в Германии крупные буржуазно-либеральные организации - общегерманский Национальный союз (1859) и Партию прогрессистов (1861). Члены этих организаций были сторонниками малогерманского объединения (без Австрии, во главе с Пруссией).

Конституционный конфликт и Бисмарк.

Несмотря на все перемены, Пруссия оставалась государством, опиравшимся на армию, где господствовали юнкеры, что составляло главное препятствие на пути выполнения планов либералов. Это выяснилось в ходе конституционного конфликта, возникшего в Пруссии в 1860 г. В феврале военный министр фон Роон выступил в ландтаге с предложением о проведении военной реформы. Ее проект предусматривал увеличение срока военной службы с двух до трех лет, увеличение численности армии и изменение ее структуры. Принц-регент Вильгельм хотел иметь большую современную армию на случай европейских конфликтов и заботился об укреплении положения юнкеров. Предполагалось вывести из состава регулярной армии ландвер - гражданское ополчение, созданное во время освободительной войны против Наполеона. Офицерские должности в ландвере занимали выходцы из буржуазии, и это было более демократическое образование, чем регулярная армия во главе с представителями юнкерской касты. Либеральное большинство депутатов ландтага приняло половинчатое решение. Оно отвергло проект реформы, но предоставило правительству 9 млн. талеров на чрезвычайные военные расходы. Эта сумма фактически была использована на осуществление предусмотренных проектом преобразований, завершенных к концу 1860 г.

В 1861 г. только что созданная Партия прогрессистов начала в парламенте борьбу против короля и правительства. На выборах в ландтаг (декабрь 1861 г.) прогрессисты добились большого успеха. В результате возникшего конфликта между вновь избранной палатой депутатов и правительством король своим указом 11 марта 1862 г. распустил палату депутатов, прекратил заседания палаты господ, а затем уволил в отставку либеральных министров. Это был конец либеральной политики «новой эры». Однако эти действия прусского короля вызвали бурное негодование в стране. Во многих городах происходили митинги, на которых раздавались речи против правительства. Король распорядился сосредоточить в Берлине воинские части. Несмотря на репрессивные, полицейские меры, на новых выборах той же весной 1862 г. прогрессисты опять добились успеха и оказались в большинстве, а сторонники короля - в изоляции.

Прогрессисты усилили давление на правительство, грозя отказать в военных ассигнованиях, если их требования относительно устройства армии не будут выполнены. Возник государственный кризис. Многие высшие офицеры настаивали на решительных действиях против палаты, а король был готов отречься от престола. Но консервативно-милитаристские юнкерские круги нашли другой выход. Они представили королю в качестве спасителя отечества 47-летнего дипломата, в 1848 г. сторонника юнкерской контрреволюции и применения силы, Отто фон Бисмарка. 24 сентября 1862 г. Бисмарк был назначен министром-президентом.

«Бешеный юнкер» О. Бисмарк обладал всеми характерными чертами юнкерской касты, к которой он принадлежал по происхождению и по убеждению. Неизменно повторяя, что он «прежде всего пруссак и лишь во вторую очередь немец», Бисмарк всю жизнь преданно служил прусской короне и был горячим сторонником господства Пруссии в Германии. Еще во время революции 1848 -1849 гг. он получил известность своей нескрываемой ненавистью к демократии. Однако, будучи человеком здравого ума, обладая богатым политическим и дипломатическим опытом, Бисмарк оказался одним из немногих консервативных политиков, сумевшим верно оценить экономическую, внутри- и внешнеполитическую ситуацию, сложившуюся в эпоху объединения Германии. Ревностно отстаивая независимость и суверенитет прусской монархии, он вместе с тем отлично понимал, что времена изменились и для успешного экономического развития Германии необходимо преодоление раздробленности, поэтому требования создания единого национального государства следует поддержать.

Бисмарк отчетливо осознавал главную задачу: под руководством Прусской монархии осуществить национально-государственные цели, совпадавшие в этот момент с чаяниями всего народа, и вместе с тем помешать революционным действиям масс. Разъясняя оппозиционной палате депутатов свою линию, невольно напоминая о своей позиции во время революции, Бисмарк заявил, что речи о «моральных завоеваниях» с помощью либеральной политики лишены всякого смысла: «Не на прусский либерализм взирает Германия... Не речами и не постановлениями большинства решаются великие вопросы времени - это была большая ошибка 1848 и 1849 годов,- а железом и кровью». Но разрешить задачу объединения Германии традиционными средствами прусской кабинетной политики было невозможно. Предстояло преодолеть партикуляризм и легитимистское упорство правителей мелких и средних германских государств, уничтожить нежизнеспособный Германский союз и покончить с влиянием Австрии.

Возникали и внешнеполитические проблемы: ясно вырисовывалась перспектива образования в центре Европы нового сильного государства. Эта перспектива уже осознавалась европейскими политиками как неизбежность, но их реакция была неодинакова. Большинство склонялось в пользу Бисмарка. Противниками Пруссии, с которыми ей предстояло бороться, были Австрия и Франция. Ни Россия, ни Англия ничего не имели против образования единой Германии под эгидой Пруссии при исключении Австрии. Русский царь Александр II имел с Гогенцоллернами родственные связи, существовали и традиции совместной борьбы против революционной опасности в Европе. Царь также рассчитывал на помощь Пруссии для укрепления своих позиций на Востоке. Английский либеральный кабинет Гладстона ожидал, что новая Германия станет противовесом претендовавшей на европейскую гегемонию Франции. К тому же дочь королевы Виктории Августа была супругой прусского короля. Другие европейские страны из-за взаимных противоречий не могли составить сколько-нибудь серьезную антипрусскую коалицию. Таким образом, в начале 60-х годов сложилась благоприятная для Пруссии обстановка. Можно было действовать.

Бисмарк начал, в сущности, со скрытого государственного переворота. Поскольку депутаты, заявил он, не желают утвердить статьи бюджета, предназначенные для армии, он будет вести дела без бюджета. Это было нарушение Конституции. Все были ошеломлены, многие требовали отставки министра-президента, но Бисмарк действовал решительно и грубо: оппозиционные чиновники были заменены, министры не появлялись в ландтаге, бойкотируя его. Особым указом была ограничена свобода печати. Когда в начале 1863 г. вспыхнуло восстание в Польше, Пруссия заключила с Россией конвенцию о совместных действиях для его подавления.

Это вызвало возмущение в массах; летом 1863 г. конституционный конфликт достиг кульминации и вышел за парламентские рамки. В Берлине происходили демонстрации, столкновения с полицией. Правительство отвечало преследованиями и увольнениями либеральных чиновников, судей, учителей, распускало ландтаг на каникулы, длившиеся месяцами. Все ждали от прогрессистов решительных действий. Но их не последовало.

В отношении либеральных депутатов к Бисмарку не было единства. Они боялись призвать народ к внепарламентским действиям и сдавали одну позицию за другой, в конечном счете, согласившись на внебюджетное расходование финансов для завершения реорганизации армии. Инициатива перешла в руки Бисмарка. Компромисс, на который пошли либералы, во многом объяснялся тем, что на политическом горизонте все яснее вырисовывалась новая пугающая сила - рабочее движение.

Исход революции в 1848-1849 гг. и наступившее после нее разочарование в возможностях и силе буржуазии предопределили разрыв между ней и рабочим движением. Он произошел в середине 60-х годов. Немалую роль в нем сыграл и усилившийся в ходе конституционного конфликта конформизм либералов. В мае 1863 г. возникла первая в Германии независимая от буржуазного либерального движения рабочая организация - Всеобщий германский рабочий союз во главе с Фердинандом Лассалем. К лету 1864 г. союз насчитывал 4600 членов. Задача, провозглашенная Лассалем, состояла в том, чтобы через всеобщее избирательное право и производственные рабочие товарищества мирным путем перейти к социализму. Но Лассаль не занял твердой позиции и даже вступил с министром-президентом в тайные переговоры, рассчитывая склонить его к введению всеобщего избирательного права.

Создание Северогерманского союза.

Война 1866 г. стала решающим шагом к германскому единству. Тотчас же после заключения Венского мира в августе 1866 г. семнадцать германских государств объединились в Северогерманский союз. В сентябре к ним присоединились еще четыре. Теперь в него входили все германские земли к северу от Майна. В апреле 1867 г. вновь созданный рейхстаг принял Конституцию Северогерманского союза, была образована закрепленная правовыми актами единая экономическая система. Устанавливались свобода передвижения, единая система мер и весов; отменялись ограничения, мешавшие развитию акционерных обществ, вводилось единое уголовное законодательство. Все это открывало новый простор экономической инициативе германской буржуазии.

Католические земли Южной Германии - Бавария, Вюртемберг, Баден и Гессен-Дармштадт - в новый союз не вошли. Они тяготели к Австрии, и их включение в единую Германию пока еще было проблематично. Здесь были сильны партикуляристские и антипрусские настроения. Политика правительства во время конституционного конфликта и развязывания войны 1866 г. укрепила эти настроения, и шансы на присоединение южных земель после 1866 г. уменьшились. Многие сторонники единства полагали, что этот процесс удастся осуществить не скоро. Но Бисмарк как политик, дипломат и сторонник силовых действий понимал, что конкретная ситуация может все изменить и через некоторое время продиктует решительные действия. Так и произошло четыре года спустя.

Поражение Австрии в войне с Пруссией означало ее поражение в долгой и упорной борьбе за господство в Германии. Решающей, глубинной причиной такого исхода было экономическое превосходство Пруссии, привлекавшее к ней немецкие промышленные и финансовые круги. Хотя Австрия не утратила еще окончательно влияния в германских землях, все же перспективу установления своей гегемонии она потеряла. Победа Пруссии устранила австро-прусский дуализм, мешавший объединению, и стала событием, имевшим большое значение для будущего Европы. Вместо Германского союза, безнадежно устаревшего, рыхлого и непрочного объединения, в центре Европы возникло национальное германское государство - Северогерманский союз. Австрия фактически потеряла положение великой державы. Это открыло путь к завершению объединения Италии. Изменение ситуации создало серьезную угрозу гегемонии Франции в Европе.

Начало новой эпохи истории Германии.

Все современники расценивали события 1866 г. как революцию. Это была «революция сверху», революция Бисмарка. Его роль в объединении Германии необычайно велика. Период от назначения на пост прусского министра-президента и до завершения строительства Германской империи, созданной в 1871 г.,- это звездные часы Бисмарка. Ему удалось, сохранив приверженность юнкерству и верность прусской монархии, осуществить прогрессивные стремления буржуазии и национальные чаяния немецкого народа, обеспечить решающий прорыв на пути буржуазного преобразования Германии.

Конечно, все эти созвучные духу времени завоевания опирались на длительный и сложный процесс борьбы между новым и старым, а сам Бисмарк во многом оставался приверженцем старого. Но в борьбе за объединение Германии нормы его политики принципиально изменились. Он вынужден был связать ее с национальным движением. Именно об этом свидетельствует война 1866 г., по замыслу династическая, но вылившаяся в войну национальную. Прежде всего, он стремился укрепить Прусскую монархию, но осуществлял это, вступая в союз с решающими силами своего времени - национально-патриотическим движением и усиливавшимися кругами промышленной и финансовой олигархии. Идея нации, национального государства, одна из главных европейских идей XIX в., составляющая раньше ядро идеологии оппозиционной буржуазии, стала теперь основой соединения буржуазных преобразований и образования единого германского государства. Слом старых порядков, ликвидация княжеских династий, преодоление партикуляризма, завоевание единого экономического пространства были совершены решительными, революционными средствами. Кончилась эпоха старой Пруссии и старой Австрии, началась новая эпоха истории Германии.

Однако единое национальное германское государство было образовано вовсе не тем путем, как это представляли себе либералы, и в этом заключены были истоки будущих кризисов и опасностей, как для немецкого народа, так и для всей Европы. Эти опасности обозначились уже при завершении объединения, происшедшем 4,5 года спустя. Но еще раньше на них обратили внимание деятели набиравшего силу рабочего движения. В нем расширялось новое течение, в отличие от лассальянского резко противопоставившее себе бисмарковской политике и действовавшее независимо от Всеобщего германского рабочего союза. Война 1866 г. и экономический кризис 1867 г. усилили его и придали ему общегерманский характер.

В. Либкнехт и А. Бебель, начавшие свою деятельность в рабочих Ферейнах в первой половине 60-х годов и получившие известность смелыми выступлениями накануне войны 1866 г., были в 1867 г. избраны депутатами Северогерманского рейхстага. В. Либкнехт был близок к Марксу, стоял на его позициях и в Германии фактически был его доверенным лицом. Избрание в рейхстаг предоставило Бебелю и Либкнехту парламентскую трибуну, и они использовали ее для решительной, резкой критики прусского правительства, прусского милитаризма и косных прусских юнкеров. Их непримиримое отношение к Бисмарку, нонконформизм и неустанная агитация за создание демократической республики в Германии резко отличались от линии поведения нового лидера Всеобщего германского рабочего союза И.Б. Швейцера, заменившего Лассаля, который погиб в 1864 г.

Осенью 1867 г. Бебель и Либкнехт были избраны руководителями Союза немецких рабочих ферейнов - организации, с 1865 г. ставшей в рабочем движении весьма влиятельной. Тогда же в Германии возникли многочисленные секции Международного товарищества рабочих - I Интернационала. Эти секции приобрели среди рабочих большое влияние. Распространению марксизма в германском рабочем движении способствовало и то, что в 1867 г. вышел в свет 1-й том «Капитала» Маркса, и немецкие рабочие газеты начали популяризировать теорию Маркса. В результате влияние лассальянской идеологии и лассальянских организаций в рабочем движении стало падать. Даже в самом Всеобщем германском рабочем союзе выделились оппозиционные силы, недовольные руководством Швейцера.

На общегерманском рабочем конгрессе 6-7 августа 1869 г. в г. Эйзенахе рабочие - члены Союза немецких рабочих ферейнов, лассальянцы, примкнувшие к оппозиции внутри своего союза, секции I Интернационала в Германии, функционеры и члены рабочих профессиональных союзов приняли решение объединиться и создали Германскую социал-демократическую рабочую партию; в нее вошли 10 тыс. членов. Программу партии написал А. Бебель. Главные ее требования были выдержаны в духе учения К. Маркса: уничтожение классового государства и капиталистического строя. Так в Германии была создана революционная партия, продолжившая традиции «Союза коммунистов» и в важнейших вопросах стоявшая на позициях марксизма.

Итак, объединение Германии не было завершено. Вне Северогерманского союза оставались южногерманские земли, где существовали значительные антипрусские силы: с одной стороны, революционное рабочее движение, демократические партии и группы, с другой - князья, дворяне, высшие чиновники, католический клир.

Были и другие трудности. Война 1866 г. изменила международную ситуацию. Ни одна из стран, игравших определяющую роль в Европе, не была заинтересована в дальнейшем усилении Пруссии. Противоречия между Францией, стремившейся сохранить свою гегемонию в Европе, очень боявшейся дальнейшего усиления Пруссии и намеревавшейся ему противодействовать, и Пруссией, рассчитывавшей завершить объединение Германии под своей властью и усилить позиции Германии в Европе, резко обострились в конце 60-х годов. Политический кризис, который переживала Вторая империя во Франции, толкал Наполеона III к войне - обычному бонапартистскому средству поправить внутренние дела. Но и Бисмарк не собирался отступать. Осенью 1869 г. он заявил: «Для Северогерманского союза война с Францией не только неизбежна, но и необходима, ибо пока положение Франции является столь неопределенным, не приходится ожидать процветания и стабильности и у нас...».









Дата добавления: 2016-06-13; просмотров: 1972; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.017 сек.