Нью Йорк, 26-е Мая 1888. 7 страница

Когда разряд находится в состоянии особой чувствительности и остается в одном положении, с ним можно провести весьма любопытные эксперименты. Например, экспериментатор может, выбрав для себя соответствующую позицию, поднести руку к колбе на определенное, довольно значительное, расстояние, и может одним только напряжением мышц руки заставить разряд погаснуть. Когда разряд начинает медленно вращаться, а руки расположены на нужном расстоянии от колбы, становится невозможным произвести даже самое слабое движение чтобы при этом не вызвать видимую реакцию кистевого разряда. Металлическая пластина, подключенная к другому выводу катушки, воздействует на разряд с большого расстояния, замедляя вращение нередко до одного оборота в секунду.

Я твердо убежден такой кистевой разряд, когда мы узнаем, как его нужно получать, окажет нам большую помощь в изучении природы сил, действующих в электростатическом или электромагнитном полях. Если в пространстве происходит какое-либо движение, которое поддается измерению, то такой кистевой разряд должен его обнаружить. Это, если можно так выразится, пучок света, свободный от трения и инерции.

Я думаю, он может найти себе практическое применения в телеграфии. При помощи такого разряда было бы возможно передавать сообщения, например, через Атлантический океан, с любой скоростью, поскольку его чувствительность может быть столь велика, что даже слабейшие изменения будут влиять на него. Если бы было возможным сделать поток более интенсивным и очень узким, то можно было бы легко фотографировать его отклонения.

Мне было интересно, выяснить что это — именно вращение самого потока, или же это просто напряжение гуляет по колбе. Для этой цели я установил легкую слюдяную крыльчатку так, чтобы ее лопасти располагались на пути движения кистевого разряда. Если вращается сам поток, то крыльчатка слала бы крутиться. Мне не удалось добиться сколь-нибудь отчетливого вращения крыльчатки, хотя я многократно повторял эксперимент; но поскольку крыльчатка оказывала заметное влияние на поток, и видимое вращение последнего никогда не было, в этом случае, достаточно удовлетворительным, то этот эксперимент не представляется убедительным.

Мне не удалось воспроизвести это явление с помощью катушки пробойного разряда, хотя любое другое из этих явлений легко с ее помощью получается — и на самом деле намного лучше, нежели с катушками, работающими от альтернатора.

Кистевой разряд может быть возможно получить и с помощью однонаправленных импульсов, или даже с помощью постоянного потенциала, в этом случае будет даже еще более чувствительным к магнитному воздействию.

Когда мы впервые обнаружили, что индукционная катушка может работать с переменным током высокой частоты, то это вызвало у нас большое удивление и в то же время обнаружило насколько сильно влияют значения емкости, самоиндукции и частоты на общий результат. Для этих экспериментов емкость наиболее значимый элемент, поскольку и самоиндукция, и часто- та изначально высоки. Критическая емкость очень мала, и даже очень небольшое колебание ее значения вызывает весьма значительные изменения. Экспериментатор может установить кон- такт между своим телом и клеммами вторичной обмотки катушки, либо подсоединить к обеим клеммам изолированные тела с очень малой массой, такие как колбы электрических ламп, и вы- звать тем самым значительные взлеты и падения напряжения, а также сильно воздействовать на ток, проходящий по первичной обмотке. В ранее продемонстрированном эксперименте, где кистевой разряд возникал на проводе, подсоединенномк одной из клемм, и где провод начинал вибрировать при установлении контакта между изолированным телом экспериментатора и дру- гой клеммой катушки, в этот момент происходил резкий и явный всплеск напряжения.

Я могу показать Вам иное поведение катушки, которое заключает в себе особенность, представляющую определенный интерес. Перед Вами маленькая легкая крыльчатка, изготовленная из листа алюминия, которая закреплена на игле, и установлена таким образом, чтобы могла вращаться на куске металла, болтами прикрепленногок одной из клемм катушки. При активации катушки, молекулы воздуха начинают ритмично притягиваться и отталкиваться. Поскольку сила, с которой молекулы отталкиваются, больше, чем сила, с которой молекулы притягиваются, то на поверхностях крыльчатки возникает сила отталкивания. Если бы крыльчатка был а изготовлен а прост о и з металлического листа, т о сил а отталкивания н а противоположны х сторона х крыльчатки была бы одинаковой, и никакого эффекта не возникало бы. Но если одна из поверхностей крыльчатки покрыт а экраном, или если, в общем, бомбардировк а на эту сторон у каким-либо образом ослабляется, то остается сила отталкивания на другой стороне, которая и заставляет крыльчатку вращаться.

Наибольшая эффективность экранирования достигается, если на одну и з внешних сторон крыльчатки наложит ь изолированно е токопроводящее покрытие, а если крыльчатка имеет форм у обычного воздушного винта, то на одной из ее сторон, или в непосредственно й близости от нее, следует закрепить изолированную металлическую пластину. Таким образом, можно прост о избавиться от необходимости использования статического экрана, если на одной из сторон крыльчатки закрепит ь толсту ю пластин у и з изолирующег о материала.

Чтоб ы показат ь поведени е катушки, можн о установит ь вентилято р н а клемме, и пр и пода — ч е н а катушк у ток а очен ь высоко й частоты, о н буде т легк о вращаться. Конечно, пр и постоян — ной разност и потенциало в и даж е пр и переменно м ток е очен ь низко й частоты, крыльчатк а вращатьс я н е буде т из-з а очен ь слабог о воздухообмена, и, следовательно, слабо й бомбардиров — ки. Н о в последне м случае, пр и очен ь высоко й разност и потенциало в вращени е вс е ж е може т имет ь место. Пр и использовани и цевочног о колес а действуе т ино е правило, совершенн о проти — воположно е п о значению: крыльчатк а лучш е всег о вращаетс я пр и постоянно й разност и потен — циалов, а прилагаемо е усили е те м меньше, че м выш е частот а тока. В это м случае, очен ь легк о установит ь таки е параметр ы настройки, пр и которы х разност ь потенциало в был а б ы недоста — точно й дл я вращени я вентилятора, н о пр и подсоединени и друго й клемм ы катушк и к изолиро — ванном у телу, напряжени е возрастал о б ы д о тако й величины, пр и которо й вентилято р мо г б ы вращаться. Подобны м образо м можн о остановит ь вращение, есл и подсоединит ь к клемм е тел о другог о размера, следовательно, вызват ь уменьшени е разност и потенциалов. В это м экспери — мент е вмест о крыльчатк и м ы може м задействоват ь электрически й радиометр, пр и это м буде т достигну т похожи й эффект. Однак о в это м случа е м ы обнаружим, чт о лопаст и вращаютс я ли — б о пр и сильно м разрежени и воздуха, либ о пр и обычно м давлени и воздуха. Пр и умеренн о по — вышенно м давлении, когд а возду х имее т повышенну ю электропроводность, крыльчатк а вращатьс я н е будет. Эт о любопытно е наблюдени е был о подмечен о сообщ а профессоро м Крук — сом и мной. Я приписыва ю полученны й результа т высоко й проводимост и воздуха, молекул ы которог о в отдельност и н е являютс я независимым и носителям и электрическог о заряда, а все вмест е выступаю т ка к едино е электропроводно е тело. Разумеется, в это м случае, есл и и ест ь какое-либ о отталкивани е молеку л о т лопастей, т о он о должн о быт ь очен ь мало. Однако, воз — можно, чт о данны й результа т частичн о обусловле н те м фактом, чт о больша я част ь разряд а про — ходи т п о направлению: о т провод а — чере з га з с высоко й электропроводностью, вмест о того, чтоб ы идт и о т токопроводящи х лопастей.

В предыдуще м эксперимент е с электрически м радиометро м разност ь потенциало в н е должн а был а превышат ь определенны й преде л из-з а того, чт о электростатическо е притяжени е межд у лопастям и и стекло м ламп ы могл о стат ь настольк о сильным, чт о смогл о б ы остановит ь вращение.

Наиболе е любопытна я особенност ь переменног о ток а высоко й частот ы состои т в том, чт о о н позволяе т на м выполнят ь большо е количеств о экспериментов, использу я тольк о оди н провод. Эт а особенност ь интересн а в о многи х отношениях.

Несколько лет назад я изобрел тип двигателя переменного тока, который приводился в движение посредством наведения вторичного тока в массе, или других цепях двигателя. Вторичный ток образовывался от одного переменного тока, проходящего через цепь двигателя, и вместе с первичным, или наведенным токам, создавал движущее поле силы. Такой простой, но грубый по форме двигатель получается если на железный сердечник намотать первичную обмотку, и разместить ее непосредственной близости от вторичной катушки; соединить концы последней, а свободно движущийся металлический диск разместить так, чтобы он под воздействием поля, образованного двумя обмотками. Железный сердечник используется по вполне очевидным причинам, но его роль не несущественна для работы двигателя. Для улучшения работы двигателя якорь помещен внутрь железного сердечника. Кроме того, для еще большего улучшения работы двигателя, вторичная катушка частично перекрывает первичную так, чтобы она подвергалась сильному индуктивному воздействию со стороны последней, и как можно сильнее отталкивала ее силовые линии. Еще одно усовершенствование, призванное улучшить работу двигателя, состоит в том, что между токами первичной и вторичной обмоток устанавливают соответствующую разность фаз при помощи конденсатора, катушки самоиндукции, сопротивления или эквивалентному ему количеству провода на обмотках. Однако я обнаружил, что вращение производится посредством только одной катушки и сердечника. Мое объяснение этому явлению, подтверждение которому я старался найти при исполнении данного эксперимента, состояло в том, что при намагничивании сердечника должна иметь место задержка во времени. Я помню, какова была моя радость, когда я в записках профессора Айртона, которые попали ко мне позже, обнаружил идею, поддерживающую мое предположение о задержке во времени. Является ли это в самом деле задержкой во времени, или это только запаздывание, которое происходит вследствие возникновения вихревых токов — вопрос остается открытым. Но не подлежит сомнению тот факт, что катушка, намотанная на железный сердечник, при подаче на нее переменного тока создает движущее поле силы и способна привести якорь в движение.

Этот факт, вместе с историческим экспериментом Араго, представляет собой определенный интерес в контексте того, что при работе с инерционными и фазовыми моторами происходило вращение их движущихся частей в направлении, противоположном движущему полю. Это означает, что в данном эксперименте магнит может не вращаться, или даже может вращаться в направлении, противоположном направлению вращения диска. Поэтому, в данном эксперименте электродвигатель (схематически представленный на Рис. 17) включает в себя! катушку и железный сердечник, рядом с которым располагается подвижный медный диск.

 

 

Я выбрал этот тип двигателя для демонстрации новых и интересных свойств по причинам, которые приведу позже. Когда концы катушки подсоединяют к клеммам генератора переменного тока, диск начинает вращаться. Но этот хорошо известный эксперимент не тот, который я хочу Вам показать. Я хочу продемонстрировать Вам, как этот двигатель приводится в движение при помощи одного единственного соединения между ним и генератором. То есть, одна клемма двигателя подсоединена к одной клемме генератора (в данном случае это вторичная обмотка индукционной катушки высокого напряжения), а остальные клеммы генератора и двигателя остаются свободными. Для того, чтобы вызвать вращение, обычно (но не обязательно) подсоединяется свободный конец катушки двигателя к изолированному телу определенного размера. Для этих целей тела экспериментатора более чем достаточно. Если он прикасается к свободной клемме предметом, находящимся у него в руках, то ток проходит через катушку и медный диск начинает вращаться. Если при этом в цепь катушки последовательно включить трубку с разреженным газом, то яркий свет, исходящий из трубки, укажет на прохождение сильного тока. С тем же успехом вместо тела экспериментатора можно использовать небольшой металлическую пластинку, подвешенную на нити. В этом случае пластинка действует как конденсатор, последовательно подключенный к катушке. Это нейтрализует самоиндукцию последней и позволяет проходить сильному току. В такой комбинации, чем больше самоиндукция катушки, тем меньшего размера нужна пластинка. Это означает, что для вращения двигателя требуется меньшая частота, и, иногда, меньшая разность потенциалов. Даже одна катушка, намотанная на сердечник, имеет высокую самоиндукцию. Именно по этой причине, данный тип двигателя был выбран для проведения этого эксперимента. Если на сердечник намотать закрытую вторичную катушку, то это может привести к уменьшению самоиндукции, что вызовет необходимость повышения частоты и разности потенциалов. И то и другое не желательно, так как высокая разность потенциалов создает угрозу целостности изоляции маленькой первичной катушки, а высокая частота может привести к существенному ослаблению вращающего момента.

Надо заметить, когда применяется такой двигатель, с закрытой вторичной обмоткой, то при сверхвысоких частотах привести его в движение совсем не просто, так как вторичная обмотка почти полностью обрезает силовые линии первичной, что позволяет проходить току лишь на мгновение. И чем выше частота — тем сильнее это проявляется. В этом случае, если вторичная обмотка не закрывается через конденсатор, а это существенно для получения вращения, то первичную и вторичную катушки располагают так, чтобы они более или менее перекрывали друг друга.

Но есть еще одно интересное свойство этого двигателя, а именно: для того, чтобы вызвать его вращение, нет необходимости в использовании даже единичного соединения между двигателем и генератором, кроме как через землю. Это возможно потому, что изолированная пластина способна не только излучать энергию в пространство, но и таким же образом получать ее через переменное электростатическое поле, несмотря на то, что в последнем случае доступная энергия значительно меньше. В этом примере одна из клемм двигателя подсоединяется к изолированной пластине или телу, расположенному внутри переменного электростатического поля, а другая клемма заземляется.

Однако возможно, что такие "беспроводные двигатели", если их так можно назвать, будут работать находясь на значительном расстоянии от источника энергии, если их подключать через разреженный газ. Переменный ток, особенно высокой частоты с удивительной легкостью передается даже через слабо разреженный газ. Верхние слои атмосферы разреженны. Чтобы достигнуть высоты в многие мили, потребуется преодолеть трудности чисто механического свойства. Нет сомнения, что при огромной разности потенциалов, получаемой при использовании высокой частоты и масляной изоляции, светящиеся разряды можно передавать на многие мили через разреженный воздух. При таком управлении энергией в многие сотни и тысячи лошадиных сил, двигатели или лампы могут работать, находясь на значительном расстоянии от стационарного источника тока. Но такие схемы работы рассматриваются только как возможные. Возможно у нас вообще не будет необходимости в транспортировке энергии. Пройдут многие поколения и наши механизмы будут приводиться в движение силой, получаемой в любой точке вселенной. Эта идея не нова. Человечество идет к ней давно, ведомое инстинктом, или выгодой. Эту идею выражали разными способами, и в разных местах, как в древности и в новейшей истории. Мы находим ее в очаровательном мифе об Антее, который набирался сил от земли. Мы находим ее среди теорий одного из ваших великих математиков, а также среди изречений и высказываний многих современных мыслителей. Энергия находится повсюду в пространстве. Является ли эта энергия статической или кинетической? Если она статическая, то наши надежды тщетны. Если она кинетическая — а мы совершенно определенно знаем, что это именно так — то люди когда-нибудь смогут подключать свои машины к главному маховику природы, это лишь вопрос времени. Ближе всего к этому подошел Крукс. Его радиометр будет работать и при свете дня, и во тьме ночи. Он будет работать везде, где есть тепло, а тепло есть везде. Но, к сожалению, эта красивая маленькая машина останется в памяти последующих поколений как наиболее интересное изобретение, и в тоже время будет занесена в книгу рекордов как самая неэффективная машина из когда-либо изобретенных человеком.

Предыдущий эксперимент — только один из многих не менее интересных экспериментов, которые можно провести с переменным током высокого напряжения и частоты, и с использованием только одного провода. Мы можем подсоединить изолированный провод к источнику такого тока; мы можем передать ничтожно малый ток по этому проводу, и в то же время в любой его точке получить ток такой силы, что он способен расплавить толстый медный провод. В ином варианте, мы сможем с помощью некоторых приемов, разложить раствор в любом электролитическом элементе, подсоединив только один полюс элемента к проводу или источнику энергии. Мы сможем заставить светиться лампу накаливания, трубку с разреженным газом, или колбу с фосфоресцирующим веществом, всего лишь подключившись к проводу, или если расположим их поблизости от провода.

Однако этот, неосуществимый во многих случаях план, представляется абсолютно выполнимым и даже рекомендуемым при получении света. Усовершенствованная лампа должна потреблять немного энергии, и уж если мы не может отказаться от использования проводов вообще, то мы хотя бы должны обеспечить подачу электроэнергии без использования обратного провода.

Теперь уже доказан факт, что тело может накаляться и светиться, находясь в непосредственном контакте или просто вблизи источника электрических импульсов с определенными характеристиками, и что полученного таким образом света достаточно для его практического применения. Поэтому, сейчас для достижения этой цели, стоит по меньшей мере предпринять усилия к определению наилучших условий применения и постараться разработать самые лучшие устройства.

В этом направлении уже были проведены некоторые опыты и я кратко остановлюсь на них в надежде, что они окажутся небесполезными.

Нагрев электропроводного тела, заключенного в лампе и подсоединенного к источнику часто изменяющихся электрических импульсов, зависит от такого большого количества причин, имеющих различную природу, что довольно трудно определить общеприменимое правило, следуя которому можно было бы добиться максимального нагрева. Что касается размеров сосуда, то в последнее время я обнаружил, что при обычном или даже слабо отличающемся от обычного, атмосферном давлении, когда воздух является хорошим изолятором, и следовательно тело излучает одинаковое количество энергии при определенной разности потенциалов и частоте, вне зависимости от того, является ли тело большим, или маленьким, оно нагревается до более высокой температуры, если помещено в меньший сосуд вследствие более плотного ограничения распространения тепла.

При низком давлении, когда воздух становится более или менее электропроводным, или если воздух нагрет достаточно для того, чтобы стать электропроводным, в большой лампе тело раскаляется до более высокой температуры, видимо потому, что при прочих равных условиях в большой лампе тело может излучать большее количество энергии.

При очень высокой степени разрежения воздуха, когда вещество в лампе становится "лучистым", большая лампа имеет преимущество над маленькой, но оно сравнительно невелико.

Наконец, при очень высокой степени разрежения, которая может быть достигнута только при помощи специальных средств, какого-либо существенного различия в степени нагрева тела в сосудах большего, или меньшего размеров не наблюдается.

Эти наблюдения являются результатом большого числа экспериментов., один из которых, призванный продемонстрировать эффект размера лампы при высокой степени разрежения, может быть описан и показан здесь, поскольку представляет определенный интерес. Были взяты три сферических лампы размером в 2, 3 и 4 дюйма в диаметре. В центре каждой лампы были вмонтированы нити накаливания одинаковой длины и толщины. В каждой лампе часть нить накала прикреплена к ведущей внутрь платиновой проволоке, проходящей внутри впаянной в лампу стеклянной ножки. Конечно, по возможности, все они были как можно более похожими друг на друга. На каждой стеклянной ножке с внутренней стороны лампы расположена очень гладкая трубка, сделанная из листа алюминия, которая плотно подогнана к ножке и удерживается на ней под действием пружины. Назначение алюминиевой трубки будет объяснено чуть позже. В каждой лампе над металлическими трубками выступают части нити накала равной длины. Здесь мне представляется важным заметить, что при в условиях соблюдена равная длина и толщина нитей накала. Другими словами, нагреванию подвергались тела одинакового объема. Все три лампы припаяны к стеклянной трубке, которая подключена к помпе Спренгеля. По достижении сильного вакуума, стеклянную трубку, на которой крепятся лампы, наглухо запаивают. Затем к каждой лампе последовательно подключили ток. При этом нити накала достигли примерно одинаковой яркости, хотя самая маленькая лампа, расположенная посередине между двумя большими, могла бы быть немного поярче. Этот результат ожидался, так как когда одну из ламп подсоединяли к катушке, то яркий свет возникал и в двух других, демонстрируя таким образом, что на самом деле три лампы составляли единый сосуд. При параллельном подключении всех трех ламп к катушке, то в самой большой из них нить накала излучала яркий свет, в лампе поменьше — яркость была поменьше, а в самой маленькой — нить накала только покраснела. Затем лампы были разделены и подвергнуты испытаниям по отдельности. Яркость нитей накала стала такой как и ожидалось, т. е энергия выделялась пропорционально поверхности ламп. Эта поверхность в каждом случае выступает как одно из покрытий конденсатора.

Таким образом, между самой большой и средней лампами различия оказались меньше, чем между средней и самой маленькой лампами. В этом эксперименте было сделано интересное наблюдение. Все три лампы были подвешены на прямом оголенном проводе, подключенном к клемме катушки. На конце провода размещалась самая большая лампа, на некотором расстоянии от нее — самая маленькая, а средняя лампа — на таком же расстоянии от самой маленькой. Угольные электроды в больших лампах светились так, как и ожидалось, но в самой маленько из них свечение значительно ни слабее того, что могла выдать лампа. Это наблюдение навело меня на мысль изменить расположение ламп и я заметил, что какая бы из ламп не находилась посередине, она светила менее ярко, чем в любом другом положении. Этот таинственный результат был, конечно, следствием электростатических взаимодействий между лампами. Когда они располагались на значительном расстоянии друг от друга, или располагались по углам равностороннего треугольника из медной проволоки, они светили так, как и предопределялось размерами их поверхностей.

Что касается формы сосуда, то она также имеет довольно важное значение, особенно при высокой степени разрежения газа. Из всех возможных конструкций, наиболее пригодной для использования представляется сфера, в центре которой располагается вмонтированное в нее тугоплавкое тело. Опыт проведения таких экспериментов показал, что в сосуде сферической формы тугоплавкое тело заданного объема раскаляется значительно легче, чем в сосуде любой другой формы. Кроме того, по совершенно очевидным причинам, лучше, чтобы тело, которое подлежит накалу, также имело сферическую форму. В любом случае тело должно быть расположено в центре, где сталкиваются атомы, рикошетом отлетающие от стеклянных стенок. Этот процесс лучше происходит в сферическом сосуде, но он также происходит и в сосуде цилиндрической формы с одной или двумя прямыми нитями накала, расположенных по оси цилиндра. Кроме того, накаливание возможно, когда тугоплавкое тело, или тела, размещены в фокусе, или в фокусах, сосуда параболической или сферической форм. И это несмотря на то, что в последнем случае такое кажется невероятным, поскольку атомы, несущие электрический заряд, должны в любом случае нормально отражаться от поверхности. Но если скорость атомов не чрезмерна, то в этом случае они могут двигаться, подчиняясь общему закону отражения. Независимо от используемой формы сосуда, если разрежение в нем слабое, то нить накала раскаляется равномерно по всей длине. Однако, если степень разрежения велика, а лампа имеет сферическую или грушевидную форму, то обычно образуется фокальная точка, и нить накаливания накаляется больше именно в этой точке, либо вблизи нее. Чтобы проиллюстрировать этот эффект, я возьму две похожие маленькие лампы, с тем лишь различием, что в одной из них сильных вакуум, а в другой слабый. При подключении к катушке, в лампе со слабым вакуумом нить накала светится равномерно по всей длине, в то время как в лампе с сильным вакуумом, центральная часть нити светится более интенсивно, чем по краям. Примечательно то, что это явление происходит, даже если в лампе находятся две нити накаливания, каждая из которых присоединена к одной из клемм катушки. Но что еще более интересно, если они расположены близко друг от друга, то вакуум становится сильнее. В процессе эксперимента с этими лампами я заметил, что нить накала обычно прогорает в определенном месте. Сначала приписал это дефекту в углеродном электроде. Но затем, когда это явление повторилось многократно, мне удалось установить его настоящую причину. Для того, чтобы довести тугоплавкое тело в лампе до высшей степени накала, а это важно по экономическим причинам, нужно, чтобы вся энергия, поступающая к лампе от источника, без потерь достигала тела, не расходуясь никуда, кроме как на излучение. Разумеется, мы не ставим себе целью достичь этого теоретического результата, но при проектировании осветительных приборов к этому нужно стремиться. По многим причинам тугоплавкое тело помещают в центре лампы, и обычно оно держится на стеклянной ножке, внутри которого находится ведущий внутрь провод. Как только разность потенциалов на концах этого провода изменяется, разреженный газ, окружающий ножку, подвергается индуктивному воздействию, а стеклянная ножка подвергается сильной бомбардировке атомами, вследствие чего нагревается.

Таким образом, значительная часть энергии, подаваемой к лампе — особенно, если используется ток очень высокой частоты — может теряться, не достигая цели. Для того чтобы избежать этих потерь или свести их к минимуму, я обычно экранирую разреженный газ, окружающий ножку, от индуктивного воздействия ведущей внутрь проволоки, снабжая ножку трубкой или покрытием из электропроводного материала. Лучшим из металлов, пригодных для этих целей, несомненно, является алюминий, обладающий многими замечательными свойствами. Единственным его недостатком является его легкоплавкость, и поэтому, расстояние между ним и накаливаемым телом должно быть рассчитано очень точно. Обычно, из тончайшего алюминиевого листа делается тонкая трубка, диаметром чуть меньше, чем диаметр стеклянной ножки, и надевается на ножку. Трубку легко изготовить накручивая алюминиевый лист соответствующего размера на стержень, закрепленный в токарном станке. Для этого алюминиевый лист крепко удерживают куском чистой свиной кожи или промокательной бумаги и быстро вращают стержень. Лист плотно прилегает к стержню и получается очень гладкая трубка, состоящая из одного — трех слоев. При насаживании ее на ножку, обычно давления обхвата бывает достаточно, чтобы предотвратить ее соскальзывание, но для большей безопасности нижний край листа можно завернуть внутрь. Верхний внутренний угол листа (тот, который ближе всего находится к тугоплавкому накаляемому телу) должен быть обрезан по диагонали, так как часто случается, что под воздействием высокой температуры он выворачивается наружу и контактирует, либо близко подходит к проводу или нити накаливания, поддерживающей тугоплавкое тело. Теперь большая часть энергии, подаваемой к лампе, расходуется на нагревание металлической трубки, и лампа оказывается бесполезной для этих целей. Алюминиевый лист должен выступать над уровнем стеклянной ножки в большей или меньшей степени — на один дюйм, или около того — иначе, если стекло будет слишком близко располагаться от накаливаемого тела, оно может сильно нагреться и стать в некоторой степени электропроводным, от чего оно может треснуть. Либо, вследствие приобретенной электропроводности, оно может установить хороший электрический контакт между металлической трубкой и запаянным в стекло проводом. В этом случае также большая часть энергии будет расходоваться на нагревание трубки. Возможно, что лучший выход — это сделать верхнюю часть трубки меньшего диаметра, примерно на один дюйм, или чуть больше. Для того, чтобы в дальнейшем уменьшить опасность, возникающую из-за нагрева стеклянной ножки и предотвратить образование электрического контакта между металлической трубкой и электродом, я предпочитаю обертывать ножку несколькими слоями тонкой слюды, которые должны быть, по меньшей мере, вровень с металлической трубкой. В некоторых лампах я также использовал внешнее изолирующее покрытие.

Предыдущие замечания приведены только для того, чтобы помочь экспериментатору в его первых опытах. А трудности, которые будут встречаться ему в дальнейшем, он может преодолеть своими силами.

Для того, чтобы показать эффект экрана, и преимущество его использования, я взял две лампы как можно более походящий одна на другую, одного и того же размера, со стеклянными ножками, внутри которых имеются ведущие внутрь провода, к которым в свою очередь подсоединены нити накала. Стеклянная ножка одной лампы снабжена алюминиевой трубкой, а другая — нет. Сначала обе лампы соединялись трубкой, которая была подключена к помпе Спренгеля. По достижении сильного вакуума, сначала запаивается соединительная трубка, а затем лампы. Таким образом в обеих лампах образуется вакуум одинаковой величины. Когда лампы по отдельности присоединяли к катушке, выдающей определенную разность потенциалов, угольная нить накаливания в лампе, снабженной алюминиевым экраном, достигала высокой степени накала, в то время как нить накала в другой лампе, при той же разности потенциалов, даже не покраснела, хотя на самом деле она потребила больше энергии, чем первая. Когда их вместе присоединили к клемме катушки, разница стала еще более очевидной, что показало важность экранирования. Металлическая трубка, надетая на стеклянную ножку, в которую впаян провод, выполняет две различных функции. Во-первых, она действует как электростатический экран, и таким образом снижает потери энергии, подаваемой на лампу. Во-вторых, если вдруг по каким-либо причинам она не сможет действовать электростатическим путем, она выполнит свои функции механическим путем: предотвратит бомбардировку, и, следовательно, интенсивный нагрев и возможное разрушение тонкой опоры тугоплавкого накаливаемого тела, или стеклянной ножки с впаянным в нее проводом.









Дата добавления: 2016-03-04; просмотров: 237; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.