Дополнительная. Занков Л.В. Психология умственно отсталого ребенка

Занков Л.В. Психология умственно отсталого ребенка. — М., 1939.

Баскакова И.Л. Внимание школьников-олигофренов. — М., 1982.

Исследование личности и познавательной деятельности учащихся вспомогательной школы: Сб. науч. тр. / Под ред. В.Г.Петровой. — М 1980.

Исследование познавательных процессов детей-олигофренов: Сб. науч. тр. / Под ред. В. Г. Петровой.— М., 1987.

Лебединский В. В. Нарушения психического развития в детском воз­расте: Учеб. пособие. — М., 2002.

Лурия А. Р. Умственно отсталый ребенок. —М., 1960.

Матасов Ю. Т. Изучение мыслительной деятельности учащихся вспо­могательной школы. —Л., 1986.

Намазбаева Ж. И. Некоторые особенности личности учащихся вспо­могательной школы. — Алма-Ата, 1985.

Психологические вопросы коррекционной работы во вспомогатель­ной школе/ Под ред. Ж. И. Шиф, Т.Н. Головиной. — М., 1977.

Психологический анализ дифференцированного подхода при обуче­нии умственно отсталых школьников: Сб. науч. тр. / Под ред. В. Г. Петро­вой. — М., 1986.

Психология умственно отсталого школьника: В 3 ч. / Под ред. В. Г. Пет­ровой. — Красноярск,1994—1995.

Роль обучения в развитии психики детей-олигофренов: Сб. науч. тр. / Под ред. В.Г.Петровой.—М., 1981.

Стадненко Н.М. Особенности мышления учащихся вспомогательной школы. — Киев, 1980.

Эмоционально-волевые процессы и познавательная деятельность ум­ственно отсталых детей: Сб. науч. тр. — М., 1993.

 

 

ГЛАВА 3. ЗАДЕРЖКА ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

3.1. Определение. Причины. Классификация

Задержка психического развития — понятие, сложившееся в отечественной психологии в 60-х гг. XX в. на основе и в результате начавшегося на десятилетие раньше изучения детей, как испыты­вающих стойкие трудности в обучении в обычной (массовой) школе, так и таких, которые, будучи диагностированными как умственно отсталые, через непродолжительный период обучения в специальной (вспомогательной) школе начинали весьма успешно продвигаться вперед и обнаруживали большие потенциальные воз­можности. Во многих случаях последние при оказании им соответ­ствующей педагогической поддержки и организационной помо­щи продолжали образование в обычной школе.

В первом случае дети характеризовались как стойко неуспеваю­щие, во втором же — во вспомогательной школе до введения тер­мина «задержка психического развития» — состояние детей опре­делялось как псевдоолигофрения.

Развернутое последовательное психологическое изучение обе­их групп детей позволило установить их тождественность, и все дети этой группы стали характеризоваться как имеющие времен­ную задержку психического развития. Впоследствии явная избы­точность в названии этой категории детей была устранена и ут­вердился термин «задержка психического развития».

Естественно, психологи, педагоги и врачи западных стран так­же сталкивались с детьми такого рода и занимались их изучени­ем, причем в зависимости от подхода (медицинской или психо­лого-педагогической ориентации) использовалась разная терми­нология, а содержание исследований концентрировалось на раз­ных проблемах.

Первой фундаментальной публикацией о таких детях была мо­нография А.Штрауса и Л.Летинен «Психопатология и обучение ребенка с повреждением мозга», вышедшая в США в 1947 г., где описываются особенности таких детей.

Выделив детей, испытывающих трудности в обучении и изу­чив их истории развития, а также неврологический статус, Штраус и Летинен выявили у них наличие остаточных явлений слабо выраженных органических повреждений мозга на ранних этапах раз­вития, которые, как можно было предположить, и являются при­чинами их трудностей. Они характеризовали их как детей с мини­мальными повреждениями мозга. Помимо трудностей в обучении у них отмечаются некоторые неадекватности в поведении (эмоцио­нальные срывы, гиперактивность) и в то же время относительно высокие (в пределах нормы) показатели выполнения интеллекту­альных тестов. Поскольку не всегда имеются доказательства нали­чия органических повреждений мозга, чаще стал применяться тер­мин «дети со специфическими трудностями в обучении». Опреде­ление «специфические» было предложено психологом С. Кирком, чтобы подчеркнуть отличие этих детей от умственно отсталых, от детей с недостатками слуха, зрения, двигательной системы и от случаев первичных нарушений речевого развития.

Однако, характеризуя эту группу детей, отмечают наличие у них речевых недостатков. Приведем определение, опубликованное в 1968 г. Национальным комитетом советников по детям с недо­статками развития: «Специфические трудности в обучении озна­чают расстройство одного или более основных психических про­цессов, участвующих в понимании или использовании устной или письменной речи, которые могут проявляться в несовершенстве способностей слушать, думать, говорить, писать, выделять звуки в слове или производить математические расчеты. Понятие включа­ет такие условия, как перцептивная недостаточность, поврежде­ние мозга, минимальные мозговые дисфункции, дислексия, афа­зия развития. Понятие не включает детей, трудности которых явля­ются в основном результатом зрительных нарушений, неблагопри­ятных средовых, культурных или экономических условий».

Таким образом, несмотря на детализацию определения, оно нс позволяет дифференцировать первичные и вторичные наруше­ния развития. Определение, применяемое в отечественной специ­альной психологии, характеризует задержку психического разви­тия как нарушение темпа всего психического развития при нали­чии значительных потенциальных возможностей. Задержка психи­ческого развития — временное нарушение развития, которое кор­ригируется тем раньше, чем благоприятнее условия развития ре­бенка.

По данным разных зарубежных авторов, распространенность трудности в обучении в детской популяции школьного возраста составляет от 5 до 11 %. А в крупных городах, по данным Департа­мента здравоохранения, образования и социального благосостоя­ния США, на начало 80-х гг. XX в. доходит до 30 %. Столь широкий разброс показателей в значительной степени связан с использо­ванием разных средств выявления и оценки трудностей в обуче­нии. Что же касается задержки психического развития, то, по дан­ным исследования, проведенного в начале 1970-х гг. сотрудниками Института дефектологии АПН СССР среди учащихся началь­ных классов, дети этой категории составляют около 5 %.

Однако обследование школьников начальных классов школ об­щего назначения, проведенное в середине 1990-х гг., показало, что число детей с задержкой психического развития разной сте­пени выраженности достигает 15— 16 %.

Причинами задержки психического развития могут быть тяже­лые инфекционные заболевания матери во время беременности, токсикозы беременности, хроническая гипоксия плода вследствие плацентарной недостаточности, травмы во время беременности и при родах, генетические факторы, асфиксия, нейроинфекции, недостатки питания и хронические соматические заболевания, а также травмы мозга в ранний период жизни ребенка, исходный низкий уровень функциональных возможностей как индивидуаль­ная особенность развития ребенка («церебрастенический инфан­тилизм» — по В.В.Ковалеву), тяжелые эмоциональные расстрой­ства невротического характера, связанные, как правило, с край­не неблагоприятными условиями раннего развития.

По данным Американской ассоциации по изучению повреж­дений мозга, среди детей с трудностями в обучении до 50 % со­ставляют дети, которые получили травму головы в период от рож­дения до 3—4 лет.

Известно, как часто падают маленькие дети; нередко это бы­вает, когда нет взрослых поблизости, а иногда и присутствующие взрослые не придают особого значения таким падениям. Но, как показали исследования, недавно проводившиеся Американской ассоциацией по изучению повреждений мозга, такое, казалось бы, небольшое травматическое повреждение мозга в раннем дет­стве может привести даже к необратимым последствиям. Это бы­вает в случаях, когда возникает сжатие ствола мозга или растяже­ние нервных волокон, которое может проявляться в более выра­женных случаях на протяжении всей жизни.

Остановимся на классификации детей с задержкой психиче­ского развития. Нашими клиницистами выделяется среди них (клас­сификация К.С.Лебединской) четыре группы.

Первая группа — задержка психического развития консти-туционального происхождения. Это гармонический психический и психофизический инфантилизм. Такие дети отличаются уже внешне. Они более субтильны, часто рост у них меньше среднего и личико сохраняет черты более раннего возраста, даже когда они уже становятся школьниками. У этих детей особенно сильно вы­ражено отставание в развитии эмоциональной сферы. Они нахо­дятся как бы на более ранней стадии развития по сравнению с хронологическим возрастом. У них наблюдается большая выражен­ность эмоциональных проявлений, яркость эмоций и вместе с тем их неустойчивость и лабильность, для них очень характерны легкие переходы от смеха к слезам и наоборот. У детей этой группы очень выражены игровые интересы, которые преобладают даже в школьном возрасте.

Гармонический инфантилизм — это равномерное проявление инфантилизма во всех сферах. Эмоции отстают в развитии, задер­жано и речевое развитие, и развитие интеллектуальной и волевой сферы. В некоторых случаях может быть не выражено отставание физическое — наблюдается только психическое, а иногда имеется и психофизическое отставание в целом. Все эти формы объединя­ются в одну группу. Психофизический инфантилизм иногда имеет наследственную природу. В некоторых семьях отмечается, что и родители в детстве имели соответствующие черты.

Вторая группа — задержка психического развития сомато­генного происхождения, которая связана с длительными тяже­лыми соматическими заболеваниями в раннем возрасте. Это могут быть тяжелые аллергические заболевания (бронхиальная астма, например), заболевания пищеварительной системы. Длительная диспепсия на протяжении первого года жизни неизбежно приво­дит к отставанию в развитии. Сердечно-сосудистая недостаточ­ность, хроническое воспаление легких, заболевания почек часто встречаются в анамнезе детей с задержкой психического развития соматогенного происхождения.

Ясно, что плохое соматическое состояние не может не отра­зиться и на развитии центральной нервной системы, задерживает ее созревание. Такие дети месяцами находятся в больницах, что, естественно, создает условия сенсорной депривации и тоже не способствует их развитию.

Третья группа — задержка психического развития психо­генного происхождения. Надо сказать, что такие случаи фикси­руются довольно редко, так же как и задержка психического раз­вития соматогенного происхождения. Должны быть уж очень неблагоприятные условия соматические или микросоциальные, чтобы возникла задержка психического развития этих двух форм. Значительно чаще мы наблюдаем сочетание органической недо­статочности центральной нервной системы с соматической ос-лабленностью или с влиянием неблагоприятных условий семей­ного воспитания.

Задержка психического развития психогенного происхождения связана с неблагоприятными условиями воспитания, вызываю­щими нарушение формирования личности ребенка. Эти условия — безнадзорность, часто сочетающаяся с жестокостью со стороны родителей, либо гиперопека, что тоже является крайне неблаго­приятной ситуацией воспитания в раннем детстве. Безнадзорность приводит к психической неустойчивости, импульсивности, взрыв­чатости и, конечно, безынициативности, к отставанию в интел­лектуальном развитии. Гиперопека ведет к формированию искаженной, ослабленной личности, у таких детей обычно проявля­ется эгоцентризм, отсутствие самостоятельности в деятельности, недостаточная целенаправленность, неспособность к волевому усилию, эгоизм.

При отсутствии органической или выраженной функциональ­ной недостаточности центральной нервной системы отставание в развитии детей, относящихся к перечисленным трем формам, во многих случаях может быть преодолено в условиях обычной шко­лы (особенно если педагог осуществляет индивидуальный подход к таким детям и оказывает им дифференцированную помощь в соответствии с их особенностями и потребностями).

Последняя, четвертая, группа — самая многочисленная — это задержка психического развития церебрально-органического генеза.

Причины — различные патологические ситуации беременно­сти и родов: родовые травмы, асфиксии, инфекции во время бе­ременности, интоксикации, а также травмы и заболевания цент­ральной нервной системы в первые месяцы и годы жизни. Осо­бенно опасен период до 2 лет.

Травмы и заболевания центральной нервной системы могут при­вести к тому, что называется органическим инфантилизмом, в отличие от гармонического и психофизического инфантилизма, причины которого не всегда ясны.

Таким образом, органический инфантилизм — это инфанти­лизм, связанный с органическим повреждением центральной нервной системы, головного мозга. (Надо сказать, что внутри каж­дой из перечисленных групп детей с задержкой психического раз­вития имеются варианты, различные как по степени выраженно­сти, так и по особенностям индивидуальных проявлений психи­ческой деятельности.) В дальнейшем изложении речь пойдет пре­имущественно об этой форме задержки психического развития, поскольку дети с органической или функциональной недостаточ­ностью мозга нуждаются в особых условиях воспитания и обуче­ния, и именно они составляют основной контингент специаль­ных детских садов (групп), школ и классов для детей с задержкой психического развития.

Расширение сети дошкольных учреждений для этих детей име­ет особо важное значение: чем раньше начинается коррекцион-но-развивающая работа с ними, тем успешнее преодолевается их отставание в развитии. Уместно вспомнить слова Монтессори, которая писала в своей книге «Дом ребенка», что упущенное в раннем возрасте может привести к пробелам, невосполнимым на протяжении всей дальнейшей жизни.

Если говорить о том, какие же вообще недостатки психическо­го развития наблюдаются у детей рассматриваемой категории, то надо сказать, что они отстают в развитии внимания, восприятия, мышления, памяти, речи, произвольной регуляции деятельности и других функций. Причем по ряду показателей актуального уров­ня развития дети с задержкой психического развития оказывают­ся часто близкими к умственной отсталости. Но вместе с тем у них обнаруживаются значительно большие потенциальные возможно­сти, что специально будет рассмотрено позднее на эксперимен­тальных данных.

Существенным проявлением задержки психического развития является очень низкий уровень активности во всех сферах психи­ческой деятельности, во всех ее видах. Это наблюдается и в вос­приятии, и в мыслительной деятельности, и в конструктивной деятельности, и даже в игре.

Низкий уровень активности служит как бы полупроницаемым барьером по отношению к воздействиям окружающего мира и яв­ляется одной из причин того, что в психическом развитии детей этой категории очень отчетливо проявляется закономерность, об­щая для всех видов нарушенного развития, — снижение, по срав­нению с нормой, скорости и уменьшение объема приема и пере­работки информации. В значительной мере в результате этого у них замедленно формируются представления, понятия, различ­ные навыки и умения.

3.2. Задержка психического развития в дошкольном возрасте

Знание закономерностей развития детей с задержкой психи­ческого развития в дошкольном возрасте, специфических харак­теристик их психологической структуры (как и психологической структуры детей с другими нарушениями развития), особенно в старшем дошкольном возрасте, имеет первостепенное значение для построения дифференциальной психолого-педагогической диагностики, основанной на подлинном качественном анализе наблюдаемых проявлений.

Важнейшее значение знания специфических психологических особенностей дошкольников с задержкой психического развития обусловлено также тем, что чем более ранний возраст мы рас­сматриваем, тем менее сформированы психические процессы, меньше дифференцирована психическая деятельность, в резуль­тате чего обнаруживается много сходных проявлений отставания в развитии при таких близких по причинам возникновения недо­статков, как задержка психического развития, легкая степень умственной отсталости, общее недоразвитие речи, а иногда и глу­бокая педагогическая запущенность (социально-культурная де-привация). При трех первых недостатках развития наиболее часто встречающимся этиологическим фактором являются слабо (или — при умственной отсталости — умеренно) выраженные поврежде­ния мозга, дисфункции мозга. Различия состоят в том, что в слу­чае умственной отсталости эти повреждения имеют разлитой ха­рактер; при задержке психического развития они либо значитель­но слабее выражены, либо захватывают не всю кору (по выраже­нию К.С.Лебединской, имеют парциальный характер), либо и то и другое наблюдается одновременно; а при общем недоразвитии речи органическая и функциональная недостаточность, являясь парциальной, затрагивает только речевые зоны коры. При соци­ально-культурной депривации, в наибольшей степени обнаружи­вающейся у детей-сирот, проведших все свое детство в доме ре­бенка и дошкольном детском доме, отставание в развитии, даже при отсутствии органического повреждения мозга, возникает вследствие крайне недостаточной внешней стимуляции созрева­ющего мозга. Он недостаточно «упражняется», мало работает, ос­тается функционально недоразвитым. Причины такого отставания детально рассматриваются в работах М.И.Лисиной (1982) и дру­гих авторов.

Слабая выраженность резидуальной органической или функ­циональной недостаточности (в сравнении с умственной отстало­стью) является благоприятной почвой для коррекции, особенно при создании условий, максимально стимулирующих развитие. И чем раньше такие условия создаются, тем успешнее корриги­руются недостатки развития, преодолевается отставание. Как по­казывает опыт дошкольных групп и специальных садов для детей с задержкой психического развития, в результате двухлетнего кор-рекционного дошкольного воспитания и обучения около 80 % выпускников таких специальных групп и садов оказываются под­готовленными к обучению в обычной школе. Остальные достаточ­но успешно обучаются в специальных классах или школах для де­тей с задержкой психического развития, где получают основное среднее, а затем и полное среднее образование, приобретают про­фессию и, за редкими исключениями, успешно адаптируются в обществе.

Значительные потенциальные возможности выявляются у де­тей с задержкой развития дошкольного возраста и в специальных экспериментах.

Рассматривая особенности задержки психического развития в дошкольном возрасте, нельзя не отметить, что выделить ее в этом возрастном периоде — задача достаточно сложная. Связано это с тем, что при задержке психического развития наблюдаются про­явления отставания в развитии разных функций, сходные с на­блюдаемыми при умственной отсталости. В то же время при выра­женных нарушениях речевого развития могут наблюдаться сход­ные проявления отставания. Дифференцировать их довольно трудно, тем более что еще недостаточно изучены дошкольники как с задержкой психического развития, так и с недостатками развития речи. Поэтому часто ни психолог, ни врач-психоневро­лог не решаются ставить диагноз задержки психического развития у детей младше 5-летнего возраста.

Необходимо принимать во внимание и неравномерности тем­па психического развития разных функций. Например, наблюда­ются такие случаи, когда речь у ребенка начинает развиваться не на втором году жизни, а только после трех лет. Потом оказывает­ся, что развитие идет достаточно быстро, даже ускоренными тем­пами, и к началу школьного возраста этот ребенок по уровню речевого развития оказывается вполне подготовленным к массо­вой школе и успешно там обучается. Все это заставляет очень ос­торожно относиться к диагнозу задержки психического развития в дошкольном возрасте, и можно говорить об отставании в пси­хическом развитии или об отставании в каких-то отдельных сфе­рах, например в речевом развитии, развитии моторики. Но стоит воздерживаться, по крайней мере пока мы не располагаем доста­точными данными, от квалификации задержки психического раз­вития у таких детей, если им менее четырех лет.

Прежде чем описать общие особенности дошкольников с за­держкой психического развития, выступающие при непосредствен­ном наблюдении этих детей в естественных условиях (дома или в детском саду), отметим, что состояние (уровень развития) харак­теризуется гетерогенностью и гетерохронностью. Это означает, что неравномерность проявления отставания в развитии прослежива­ется как в том, что у одного ребенка может быть более выражено отставание в формировании одних функций или процессов, а у другого — других, так и в том, что одни функции формируются с большим опозданием, а другие — с меньшим, приближаясь к срокам формирования, наблюдаемым у нормально развивающе­гося ребенка, или совпадая с ними. Даже у нормально развиваю­щихся детей не наблюдается полного единообразия и сходства по всем качественным и количественным параметрам. Нарушения раз­вития характеризуются еще большим разнообразием и разнород­ностью.

Тем не менее можно дать обобщенную характеристику задерж­ки психического развития, как делается это и по отношению к нормально развивающимся детям. В такую обобщенную характе­ристику включаются те особенности, которые наблюдаются (пусть в разной степени выраженности) у всех (или почти всех) до­школьников этой категории.

Первое, что необходимо отметить в качестве общих проявле­ний, — поведение этих детей соответствует более младшему воз­расту: в старшем дошкольном возрасте они ведут себя как дети 4—5 лет, т.е. разница в 2—3 года. По сравнению с нормально развивающимися сверстниками они более зависимы от взрослого, значительно менее активны, безынициативны, у них слабо выражены познавательные интересы, проявляющиеся в бесконеч­ных вопросах нормально развивающихся дошкольников. Значи­тельно отстают они и по сформированности регуляции и саморе­гуляции поведения, в результате чего не могут хотя бы относи­тельно долго сосредоточиться на каком-либо одном занятии, да и «главное занятие» этого возраста — игровая деятельность — у них тоже еще недостаточно сформирована. Отмечается недоразвитие эмоционально-волевой сферы, которое проявляется в примитив­ности эмоций и их неустойчивости: дети легко переходят от смеха к слезам и наоборот.

Отставание детей в речевом развитии проявляется в ограни­ченности словаря, недостаточной сформированности грам­матического строя, наличии у многих из них недостатков произ­ношения и звукоразличения, а также в низкой речевой актив­ности.

Приведенная общая характеристика дошкольников с задерж­кой психического развития содержит черты, свойственные и дру­гим типам нарушенного развития, в частности в той или иной мере большинство из них отмечается и у умственно отсталых де­тей (в этом случае они, однако, имеют более выраженный харак­тер), некоторые же особенности являются свойственными и де­тям с общим недоразвитием речи. Сходные проявления отстава­ния и нарушений развития наблюдаются также у детей, раннее и дошкольное детство которых проходило в условиях социально-культурной депривации. Такие условия могут иметь место в не­благополучных и неполных семьях, домах ребенка и дошкольных детских домах, иногда в лечебных учреждениях.

Отставание в развитии, обусловленное обстоятельствами тако­го рода, обычно определяется как педагогическая запущенность. Согласно классификации задержки психического развития, пред­ложенной К.С.Лебединской, одной из четырех форм этого недо­статка является задержка психического развития, возникающая вследствие крайне неблагоприятных социальных условий жизни. Совершенно очевидно, что количественная и качественная выра­женность этой неблагоприятности может быть разной, а, следо­вательно, отставание в развитии может быть как слабо выражен­ным, так и проявляющимся в форме задержки психического раз­вития (т.е. довольно стойкого, хотя и временного отставания в формировании всех важнейших психических функций). Нередки случаи, когда выпускники дошкольных детских домов при про­хождении предшкольной диспансеризации направляются на пси­холого-медико-педагогические комиссии с предположительным диагнозом умственной отсталости, а иногда и комиссии ставят этим детям тот же диагноз. Только в ходе обучения во вспомога­тельной школе выясняется, что такой ребенок обладает гораздо более высокими потенциальными возможностями, чем его ум­ственно отсталые сверстники.

Из сказанного выше становится достаточно ясным, что диф­ференциальная диагностика задержки психического развития в дошкольном возрасте является весьма трудным и сложным де­лом, и поскольку существуют формы задержки психического раз­вития, вызванные причинами не биологического характера, осо­бое значение в этих случаях приобретает психологическая диффе­ренциальная диагностика. Вместе с тем необходимо отметить, что до сих пор у нас в стране не существовало достаточно надежных и валидных наборов диагностических психологических методик. Та­кие широко распространенные психодиагностические системы, как, например, тесты Векслера, как было показано в специаль­ных исследованиях, для этой цели совершенно не пригодны. Не могут быть признаны удовлетворительными и какие-либо другие системы.

Возможности диагностики ограничены также недостаточнос­тью сведений о психическом проявлении разных форм недостат­ков развития в дошкольном возрасте.

В предлагаемом пособии содержатся ряд новых данных о пси­хологических особенностях дошкольников этой категории, а так­же материалы, полученные ранее У. В. Ульенковой и ее сотрудни­ками. Ниже мы подробнее рассмотрим основные вопросы диффе­ренциальной психодиагностики нарушений психического разви­тия, а сейчас перейдем к описанию психологических особеннос­тей дошкольников этой категории в традиционной форме — по психическим функциям.

Сенсорно-перцептивные функции

Распространенность недостатков зрения и слуха среди детей с задержкой психического развития не выше, чем среди нормально развивающихся детей. Ребенка в очках в специальном саду для детей этой категории увидишь не чаще, чем среди нормально раз­вивающихся сверстников'. Это означает, что первичных сенсор­ных недостатков у детей рассматриваемой категории нет. Вместе с тем совершенно очевидно наличие недостатков восприятия. Еще А.Штраус и Л.Летинен (1947) в своей работе о детях с мини­мальными повреждениями мозга писали, что эти дети «слушают, но не слышат, смотрят, но не видят», обобщенно формулируя таким образом обнаруживаемую у детей недостаточную целенаправленность восприятия, ведущую к его фрагментарности и недоста­точной дифференцированности. (' Вместе с тем необходимо иметь в виду, что среди детей с первичными недостатками слуха или зрения (глухих и слабослышащих, незрячих и слабо-видящих) выявляется около 20% детей, имеющих, кроме того, задержку психи­ческого развития как дополнительный дефект).

Ряд авторов отмечают у детей с задержкой психического раз­вития трудности в выделении фигуры на фоне, затруднения при различении близких по форме фигур и при необходимости вычле­нить детали рассматриваемого объекта, недостатки восприятия глу­бины пространства, что затрудняет детям определение удаленно­сти предметов, и в целом недостатки зрительно-пространствен­ной ориентировки. Особые трудности обнаруживаются в восприя­тии расположения отдельных элементов в сложных изображениях.

Недостатки восприятия явно выступают, когда дети выполня­ют задания на копирование фигур, когда они конструируют по образцу какие-либо объекты (домики из строительных кубиков, конструкции из материалов «Лето», фигуры из кубиков Кооса). Наблюдаются затруднения в опознании зрительно воспринимаемых реальных объектов и изображений, связанные с этими недо­статками.

Исследования по опознанию фигур, проводившиеся с млад­шими школьниками, дают основания предполагать, что у до­школьников с задержкой психического развития имеются за­труднения в построении целостного образа из отдельных предъ­явленных частей. Формирование целостного образа происходит замедленно, поэтому ребенок многого не замечает, упускает детали.

Недостатки восприятия выступают более четко и выражены зна­чительнее при неблагоприятных или необычных условиях восприя­тия: когда предмет рассматривается в непривычном ракурсе, в условиях плохого освещения, изображение представлено в виде контура или неполным, контурные изображения предметов нало­жены друг на друга или перечеркнуты прямыми линиями. Позд­нее, когда начинается обучение чтению, недостатки восприятия проявляются в смешении близких по очертаниям букв и их эле­ментов.

Польский психолог X. Спионек (1978) считает отставание в раз­витии зрительного восприятия, наблюдаемое у детей этой катего­рии, одной из главных причин испытываемых ими трудностей в обучении.

Рассматривая все описанные недостатки восприятия, можно видеть, что связаны они не с первичными сенсорными дефекта­ми, а выступают на уровне сложных сенсорно-перцептивных функ­ций, т.е. являются следствием несформированности аналитико-синтетической деятельности в зрительной системе, и особенно в тех случаях, когда в зрительном восприятии участвуют другие ана­лизаторы, прежде всего двигательный. Именно поэтому наиболее значительное отставание наблюдается у дошкольников с задерж­кой психического развития в восприятии пространства, которое (восприятие) основано на интеграции зрительных и двигатель­ных ощущений.

Еще большее отставание прослеживается в формировании ин­теграции зрительно-слуховой, которая имеет важнейшее значе­ние при обучении грамоте. Это отставание, несомненно, прояв­ляется в трудностях этих детей при обучении чтению и письму.

Слуховое восприятие дошкольников с задержкой психическо­го развития характеризуется теми же особенностями, что и зри­тельное. Каких-либо трудностей в восприятии простых слуховых воздействий не наблюдается. Имеются некоторые затруднения в дифференциации речевых звуков (что говорит о недостатках фо­нематического слуха), наиболее отчетливо выступающие в слож­ных условиях: при быстром произнесении слов, в многосложных и близких по произношению словах. Дети испытывают трудности при выделении звуков в слове. Эти затруднения, отражающие не­достаточность аналитико-синтетической деятельности в звуковом анализаторе, обнаруживаются при обучении детей грамоте.

Значительно больше, чем в дистантных видах восприятия, про­является отставание в развитии осязательного восприятия. Дети затрудняются в осязательном узнавании даже многих хорошо зна­комых им предметов.

Осязательное восприятие, как известно, является комплекс­ным, объединяющим тактильные и двигательные ощущения. Но наблюдаемые трудности связаны не только с недостаточностью межсенсорных связей, т.е. с комплексным характером осязатель­ного восприятия, но и с недоразвитием тактильной и двигатель­ной чувствительности в отдельности. Доказательством недостат­ков тактильной чувствительности являются трудности детей в оп­ределении места прикосновения к разным участкам их кожной поверхности (например, щеке, подбородку, носу, кисти руки или предплечью). Дети определяют место прикосновения неточно, иногда вообще не могут его локализовать. Особенно трудно им локализовать тактильные ощущения в случае одновременных при­косновений к двум разным участкам кожи.

Недостаточность, отставание в развитии двигательных ощуще­ний проявляется в неточности и несоразмерности движений, ос­тавляющих впечатление двигательной неловкости детей, а также в трудностях воспроизведения, например, поз их руки, устанав­ливаемых взрослым. Все это отмечается, естественно, тогда, когда ребенок не видит устанавливаемых поз.

Важно отметить, что в ходе возрастного развития недостаточ­ность восприятии преодолевается, при этом тем быстрее, чем более осознанными они становятся. Быстрее преодолевается отставание в развитии зрительного восприятия и слухового. Особенно интен­сивно это происходит в период обучения грамоте. Медленнее раз­вивается осязательное восприятие.

Завершая характеристику ощущений и восприятия детей с за­держкой психического развития, выделим вероятные причины их недостаточности. Одной из причин является низкая скорость при­ема и переработки информации, ограничение этой скорости в разной степени выступает при всех недостатках развития и явля­ется общей закономерностью аномального развития. Причем это снижение (по сравнению с нормой) скорости приема и перера­ботки информации происходит в центральном звене анализатора. Ясно, что эта особенность будет проявляться в недостаточности не только восприятия, но и ощущений. Другой причиной дефект­ности восприятия является несформированность перцептивных действий, т.е. тех преобразований сенсорной информации (объ­единение отдельных ее элементов, их сопоставление и т.д.), ко­торые ведут к созданию целостного образа объекта. Еще одной причиной является несформированность у дошкольников с за­держкой психического развития ориентировочной деятельности, грубо говоря, они не умеют рассматривать то, на что направлен их взгляд, и вслушиваться в то, что звучит в данный момент, будь то речь или какие-то другие звуки.

Недостатки восприятия выступают тем сильнее, чем сложнее воспринимаемый объект и чем менее благоприятны условия вос­приятия. Будучи ярко выраженными в дошкольном возрасте, они постепенно преодолеваются по мере взросления ребенка.

В наибольшей мере отставание в развитии у детей рассматрива­емой группы в перцептивной сфере проявляется в несформиро-ванности у них наблюдения — систематического и целенаправ­ленного восприятия, осуществляемого с целью изучения предме­тов и явлений, обнаружения происходящих в них изменений и установления их смысла, который непосредственно не выступает. Наблюдение относится к категории высших психических функ­ций и формируется на основе развитого непосредственного вос­приятия.

Особенности моторики

Недостатки развития моторики у дошкольников описываемой категории обнаруживаются на разных уровнях нервной и нервно-психической организации. Результатом функциональной недоста­точности, проявлением слабо выраженной резидуальной органи­ки являются имеющие место у всех детей двигательная неловкость и недостаточная координация, проявляющиеся даже в таких ав­томатизированных движениях, как ходьба, бег. У многих детей наряду с плохой координацией движений наблюдаются гиперки-незы — чрезмерная двигательная активность в форме неадекват­ной, чрезмерной силы или амплитуды движений. У некоторых детей наблюдаются хореиформные движения (мышечные полдергивания). В некоторых случаях, но значительно реже, напротив, дви­гательная активность значительно снижена по отношению к нор­мальному уровню.

В наибольшей мере отставание в развитии двигательной сферы проявляется в области психомоторики — произвольных осознан­ных движений, направленных на достижение определенной цели. Обследование психомоторики старших дошкольников с задерж­кой психического развития с помощью тестов Н. И. Озерецкого показало, что выполнение многих из тестовых заданий вызывает определенные трудности у детей. Все задания они выполняют мед­леннее, чем нормально развивающиеся дети, обнаруживаются не­точность и неловкость движений, трудности в воспроизведении поз руки и пальцев. Особые затруднения обнаруживаются при выполнении попеременных движений, например попеременного сгибания в кулак и распрямления пальцев рук или сгибания боль­шого пальца при одновременном распрямлении остальных паль­цев той же руки. При выполнении произвольных движений, зат­рудняющих детей, часто проявляется излишнее напряжение мышц, а иногда и хореиформные подергивания.

Дефекты координации движений, в которых участвуют группы мышц обеих половин тела, в значительной мере могут быть связа­ны с отставанием в латерализации функций, т.е. в выделении ве­дущего полушария мозга. Было показано, что незавершенность ла­терализации отмечается у многих младших школьников с задерж­кой психического развития.

Недостатки моторики неблагоприятно сказываются на разви­тии изобразительной деятельности детей, обнаруживаясь в труд­ностях проведения простых линий, выполнении мелких деталей рисунка, а в дальнейшем — в трудностях овладения письмом. Все сказанное говорит о необходимости специальных занятий по раз­витию моторики этих детей в дошкольном возрасте.

Внимание

Недостатки внимания как сосредоточения деятельности субъекта на каком-либо объекте отмечаются всеми исследователями в ка­честве характерного признака задержки психического развития. В той или иной мере они присутствуют у детей, относящихся к разным клиническим формам задержки психического развития. Американские психологи и клиницисты описывают «синдром де­фицита внимания», часто сочетающийся с гиперактивностью, как характерный для детей с минимальными мозговыми дисфункци­ями и многих детей с трудностями в обучении. Проявления недо­статочности внимания у дошкольников с задержкой психическо­го развития обнаруживаются уже при наблюдении за особенно­стями восприятия ими окружающих предметов и явлений. Дети плохо сосредоточиваются на одном объекте, их внимание неус­тойчиво. Эта неустойчивость проявляется и в любой другой дея­тельности, которой занимаются дети.

Вместе с тем необходимо отметить, что в исследовании, в ко­тором проводилась сравнительная оценка показателей внимания у старших дошкольников с задержкой психического развития, нор­мально развивающихся и умственно отсталых, установленные раз­личия (показатели детей рассматриваемой категории занимают среднее положение) не достигают статистически значимых вели­чин (И. А. Коробейников, 1980). Можно предположить, что такая картина определяется значительно большей сосредоточенностью детей в условиях индивидуального лабораторного эксперимента, где деятельность ребенка регулируется и стимулируется взрослым и сведены к минимуму различные отвлекающие воздействия. Иное наблюдается в условиях свободного поведения ребенка дома или в группе детского сада, когда в значительно большей мере прояв­ляется несформированность, слабость саморегуляции психической деятельности и недостаточность мотивации. В таких условиях де­фицит внимания становится более очевидным.

Недостатки внимания детей с задержкой психического разви­тия в значительной мере связаны с низкой работоспособностью, повышенной истощаемостью, которые особенно характерны для детей с органической недостаточностью центральной нервной системы.

Память

По данным наблюдений, дошкольники с задержкой психиче­ского развития обладают худшей памятью, чем их нормально раз­вивающиеся сверстники. Однако экспериментальные исследова­ния показывают, что различия между детьми этих двух групп по средним показателям не всегда значительны.

Так, в экспериментах И.А.Коробейникова (1980) на запоми­нание 10 слов средний показатель непосредственной кратковре­менной памяти детей с задержкой развития был несколько ниже, чем у нормально развивающихся детей, и выше, чем у умственно отсталых дошкольников, но различия ни в одну, ни в другую сто­рону не достигали значимых величин. Несколько иная картина получена при отсроченном воспроизведении, которое характери­зует долговременную память: разрыв между показателями детей интересующей нас группы и умственно отсталых увеличился и достиг значимой величины (при р < 0,05), а между результатами дошкольников с задержкой психического развития и нормально развивающихся по-прежнему был статистически недостоверным.

В исследовании, проводившемся в психологической лаборато­рии Института коррекционной педагогики, рассматривалась образная и словесная память детей в условиях непреднамеренного запоминания.

Перед детьми на специальном планшете выкладывались пос­ледовательно 12 карточек с изображениями разных предметов. Ре­бенок должен был назвать каждый предмет сразу же после того, как очередная картинка была положена. Задача запоминания не ставилась. Затем все картинки убирались. После они снова предъяв­лялись по одной, а обследуемый должен был указать место на планшете, где раньше находилась данная картинка.

Таким образом, были получены данные, характеризующие зри­тельную память детей. Среднее количество воспроизведений места расположения картинки дошкольниками с задержкой психиче­ского развития (9,3) было хотя и меньшим, но довольно близким к соответствующему показателю нормально развивающихся (10,5) и значительно отличалось от показателя умственно отсталых де­тей (6,9). Детальный количественный и качественный анализ по­казывает, что образная память детей с задержкой психического развития менее точна, чем у нормально развивающихся дошколь­ников. Хотя примерно у 60 % детей описываемой группы средние результаты совпадали с показателями дошкольников без откло­нений в развитии, показатели остальных были заметно ниже. Сре­ди последних часто наблюдались неточные указания места кар­тинки — рядом с истинным ее местом или по диагонали от него. Разброс показателей в группе детей с задержкой психического развития был значительно более широким, чем в группе нор­мально развивающихся. Следовательно, среди старших дошколь­ников с задержкой психического развития наблюдаются значи­тельные различия по уровню развития элементарной образной памяти, каковой является память на месторасположение предметов.

Следующим этапом этого эксперимента было выявление осо­бенностей запоминания слов — названий изображенных предме­тов. Результаты воспроизведения словесных обозначений были более низкими, чем показатели образной памяти у детей всех трех сравниваемых групп: у нормально развивающихся детей — 8,7 слова; у детей с задержкой психического развития — 8,5; у ум­ственно отсталых — 5,9. Таким образом, прежде всего обнаружи­вается меньшая эффективность словесного запоминания по срав­нению с наглядной памятью, а также то, что показатели этого вида памяти у детей с задержкой развития и нормально развива­ющихся практически совпадают, а у умственно отсталых дошколь­ников значительно ниже по сравнению с этими двумя группами. Как и у нормально развивающихся детей, но несколько чаще, у детей с задержкой развития наблюдаются привнесения: они на­зывают слова, обозначающие предметы, отсутствовавшие на кар­тинках, но близкие к представленным по родовому признаку или по ситуации. Трудности запоминания словесного материала отмечаются многими исследователями, изучавшими воспроизведение дошкольниками прослушанных ими фраз или коротких рассказов. Эти воспроизведения оказываются очень несовершенными и не­полными. Конечно, на результатах воспроизведения отрицатель­но сказываются недостатки внимания и речевого развития, но ограниченность словесной памяти, несомненно, имеется.

Таким образом, можно видеть, что, несмотря на некоторое отставание в развитии памяти детей рассматриваемой категории, в ее проявлениях наблюдается та же закономерность, которая про­слеживается у детей без отклонений в развитии: преобладание (более высокие показатели) наглядно-образной памяти по срав­нению со словесной.

Особенности мышления

Поскольку характеристика мыслительной деятельности детей с задержкой психического развития имеет особое значение как для дифференциальной диагностики, так и для разработки систе­мы коррекции имеющихся у них недостатков и подготовки их к обучению в школе, ей посвящено, пожалуй, большинство психо­логических исследований, проводившихся с дошкольниками этой категории. Если кратко подытожить выводы всех исследователей, то можно сказать, что у дошкольников рассматриваемой группы наблюдается отставание в развитии всех видов мышления (нагляд­но-действенного, наглядно-образного и словесно-логического), которое в наибольшей мере обнаруживается по показателям акту­ального уровня развития и в наименьшей степени выступает при решении задач наглядно-действенного характера.

Важно отметить, что исследовались почти исключительно до­школьники с задержкой психического развития, воспитывающиеся и обучающиеся в специальных детских садах или специальных груп­пах для детей этой категории, многие из детей к моменту иссле­дования занимались по коррекционной программе около года или больше. Это, несомненно, должно было сказаться на результатах, и дети, не посещавшие детский сад, безусловно, дали бы более низкие показатели.

Охарактеризуем особенности мыслительной деятельности до­школьников с задержкой психического развития детально по ви­дам мышления.

Простейшие задания наглядно-действенного характера до­школьники описываемой группы выполняют вполне успешно. В исследовании И. А. Коробейникова (1980) в качестве таких зада­ний использовались доски Сегена. Статистически достоверных раз­личий между этими детьми и нормально развивающимися не ус­тановлено. Не было таких различий также между этими детьми и умственно отсталыми дошкольниками.

В исследованиях психологической лаборатории Института кор­рекционной педагогики РАО в качестве наиболее простого зада­ния применялось построение «домиков» из одноцветных и разно­го цвета кубиков. Образец давался в виде соответствующего плос­костного изображения. Дети описываемой группы хорошо ориен­тировались в образцах и успешно выполняли задания. Единичные ошибки, которые, как правило, были вызваны отвлечением вни­мания, дети исправляли, если обследующий указывал на них. В то же время многие умственно отсталые дошкольники испытывали определенные затруднения в точном воспроизведении структуры домика, в подборе кубиков нужного цвета, иногда они не стави­ли домики вертикально, а выкладывали их на плоскости. Их сред­ние показатели успешности существенно отличаются от средних результатов нормально развивающихся дошкольников и детей с задержкой психического развития. Среди умственно отсталых были дети, не выполнившие ни одного из трех предложенных заданий.

Несколько более сложной группой заданий было складывание кругов, разрезанных на разное число частей. Хотя значимые раз­личия между средними показателями дошкольников нормально развивающихся и с задержкой психического развития практиче­ски отсутствовали, среди последних было больше детей, нуждав­шихся в помощи в виде демонстрации расчлененного образца, на котором были представлены все линии, разделяющие круг, или предпринимавших до 5 проб при складывании наиболее сложных вариантов разрезанного круга.

Третьей серией заданий для оценки наглядно действенного мышления была неоднократно описанная в литературе методика «Треугольники». Задания этой методики значительно сложнее: во-первых, все складываемые фигуры разные, во-вторых, часть из них детям незнакома, в то время как круг — хорошо знакомая детям фигура, что облегчает выполнение задания.

Средний показатель для группы детей с задержкой психиче­ского развития составил 4,9 балла (из 7 возможных); для нор­мально развивающихся дошкольников — 5,5; для умственно от­сталых — 2,5. Таким образом, в этой серии различия между тремя сравниваемыми группами значительнее, чем в двух предыдущих. Они выступают еще ярче, если сопоставлять диапазон разброса показателей для каждой группы, который составляет соответствен­но: 3,0 — 5,5; 4,25 — 6,25 и 0,375 — 3,3. Из этих данных видно, что не только средний показатель в группе детей с задержкой разви­тия ниже, чем в группе нормально развивающихся, но и разброс индивидуальных показателей шире. Из этих же цифр видно, что среди умственно отсталых дошкольников были такие, которые самостоятельно не выполняли ни одного задания этой методики.

Анализ индивидуальных результатов показал, что около 20 % Дошкольников рассматриваемой группы действуют, как «среднеуспешные» нормально развивающиеся дошкольники, а большин­ство — около 60 % — как нормально развивающиеся, наименее успешно справляющиеся с заданиями этой серии: они выполня­ют наиболее сложные задания лишь после того, как неоднократ­но (два, три, а то и четыре раза) накладывают треугольники на расчлененный образец. Остальные 20 % составляют наиболее «сла­бые» дети, которые самостоятельно складывают только первую и вторую фигуры — самые простые, еще 1 — 2 фигуры составляют (после нескольких попыток) под расчлененным образцом, а ос­тальные задания выполняют только наложением. Таким образом, дошкольники с задержкой психического развития несколько от­стают в развитии наглядно-действенного мышления, причем это отставание тем больше выражено, чем сложнее предлагаемые де­тям задания. При этом наглядно-действенный характер мышле­ния проявляется у этих детей в наиболее выраженной форме: все этапы решения развернуты, наблюдаются пробы и ошибки, идет формирование специальных пробовательных действий, в то же время нормально развивающиеся дошкольники уже осуществля­ют мысленные прикидки действий. К особенностям мышления детей рассматриваемого типа относятся также недостаточная ори­ентировка в условиях задачи и импульсивность действий.

Отставание дошкольников интересующей нас группы от нор­мально развивающихся сверстников по уровню развития нагляд­но-образного мышления выражено значительно больше. Как по­казали результаты выполнения тестов Равена в модификации Т. В. Розановой, диапазон разброса показателей дошкольников этой группы практически не перекрывается диапазонами показателей нормально развивающихся и умственно отсталых, т.е. различия настолько значительны, что их можно считать качественными.

Вместе с тем необходимо отметить, что дети с задержкой раз­вития по количеству и качеству решений ближе к нормально раз­вивающимся, чем к умственно отсталым. Задачи на простое и слож­ное тождество они решают без помощи либо с помощью в виде выделения условий задачи, и лишь иногда им бывает необходима помощь в форме решения задания в наглядно-действенном плане (использование вкладышей). Примерно половина детей этой группы успешно справлялись с задачами на центральную и осевую сим­метрию. Иногда для этого необходимо было оказать им помощь в виде выделения условий задачи или использования вкладышей. Некоторые из них довольно успешно применяли опыт, накапли­ваемый в ходе выполнения тестовых заданий. Это проявлялось в том, что иногда, затрудняясь при решении относительно простых задач, далее они решали более сложные. Таких проявлений на­копления опыта и формирования зоны ближайшего развития в ходе экспериментов не наблюдалось у умственно отсталых до­школьников.

Констатируя значительные потенциальные возможности раз­вития наглядно-образного мышления у детей с задержкой психи­ческого развития, необходимо все-таки подчеркнуть его существен­ную недостаточность, обнаруживаемую у них и в школьном воз­расте.

Переход от наглядно-действенного к наглядно-образному мыш­лению, т.е. переход к оперированию наглядно представленными условиями задачи во внутреннем плане, является чрезвычайно важ­ным этапом в развитии мыслительной деятельности в целом. Он выступает как предпосылка развития словесно-логического мыш­ления, осуществляющегося целиком во внутреннем плане. Недо­статки наглядно-образного мышления у детей с задержкой пси­хического развития, еще больше выраженные у умственно отста­лых, связаны не только с несформированностью (или недоста­точной сформированностью) мыслительной операции анализа, действия сравнения (прежде всего в наглядном плане) и других операций и действий (Т.В.Егорова, 1978; С.Г.Шевченко, 1978). Они являются также следствием несформированности, слабости, нечеткости образов-представлений, что дополнительно затрудня­ет возможности оперирования ими: расчленения, соотнесения, объединения и сопоставления образов-представлений и их отдель­ных элементов. Именно это оперирование и составляет сущность наглядно-образного мышления. Особенности оперирования обра­зами-представлениями у школьников с задержкой психического развития исследовались С. К. Сиволаповым (1988), показавшим, что выявляемые при этом трудности усугубляются недостатками пространственного восприятия и пространственной ориентиров­ки, распространенными среди детей с задержкой психического развития.

Учитывая недостатки в развитии наглядно-образного мышле­ния у детей рассматриваемой категории, его значение в форми­ровании умственной деятельности в целом и ограниченные воз­можности его спонтанного развития, в системе обучения этих детей необходимо предусмотреть ряд соответствующих коррекционных занятий, способствующих формированию разнообразных образов-представлений и умений оперировать ими.

Отставание в развитии словесно-логического мышления детей рассматриваемой категории отмечается во всех проводившихся в этом направлении исследованиях. В зависимости от характера и сложности заданий это отставание выражено в разной степени.

Так, классификация предметов по родовой принадлежности осуществляется старшими дошкольниками с задержкой психи­ческого развития почти так же успешно, как и их нормально раз­вивающимися сверстниками, небольшие различия между средни­ми показателями не достигают значимой величины. В то же время умственно отсталые дети затрудняются в осуществлении даже таких обобщений, и различия между ними и описываемой нами группой детей достоверны на уровне р < 0,05.

Различия между детьми с задержкой психического развития и нормально развивающимися не становятся значимыми и при вы­полнении усложненной классификации (объединение родовых групп) — и те и другие дети выполняют более сложные задания несколько хуже (И. А. Коробейников, 1980).

В исследовании, проведенном в психологической лаборатории Института коррекционной педагогики, выяснились особенности использования детьми слов двух уровней обобщенности: обозна­чающих вид и род объектов. Так, например, детям назывались слова «огурец, помидор, морковь», и они должны были сказать, как назвать эти предметы одним словом. Из восьми заданий дети с задержкой психического развития в среднем выполняли 3,4; в то время как средний показатель нормально развивающихся детей был 5,0; у умственно отсталых средний показатель был лишь 2,3.

Во второй части этой серии детям предлагалось подобрать сло­ва, обозначающие предметы, представляющие собой вид по от­ношению к заданному слову, имеющему родовое значение. На­пример, к слову «одежда» ребенок должен назвать виды одежды, которые он знает. Из восьми заданий этой части дети с задержкой развития выполняли в среднем 3,9; нормально развивающиеся — 6,2; умственно отсталые — только 2,0.

Таким образом, задания как «от частного к общему», так и «от общего к частному» оказались достаточно сложными не только для детей с задержкой развития, но и для нормально развиваю­щихся, которые, правда, отказывались от выполнения задания или давали ошибочные ответы реже, чем дети с задержкой разви­тия. Особенно большое число ошибок отмечалось у умственно от­сталых детей, для которых были характерны ответы ситуационно­го характера («Белка, медведь, заяц — это... живут в лесу»). Такие ответы наблюдались и у детей других групп, но очень редко. Иногда вместо называния слов, обозначающих соответствующие родовой категории предметы, или, наоборот, вместо обозначения родовой категории дети просто повторяли отдельные слова из задания.

Можно видеть на основании количественных показателей, что общей закономерностью для нормально развивающихся детей и дошкольников с задержкой развития являются лучшие результа­ты при выполнении заданий «от общего к частному», чем наобо­рот. В то же время на результаты умственно отсталых эта законо­мерность не распространяется.

В исследовании особенностей суждений и умозаключений стар­ших дошкольников рассматриваемой категории (Т.А.Стрекалова, 1982) показано, что дети недостаточно владеют кванторами «все» и особенно «некоторые», играющими важную роль при построе­нии умозаключений. Однако для овладения этими кванторами потребовалось лишь кратковременное обучение, в ходе которого дети были также обучены их использованию при построении сужде­ний по поводу хорошо знакомых им жизненных ситуаций. По ус­пешности построения суждений показатели детей с задержкой психического развития были значительно ближе к нормально раз­вивающимся, чем к умственно отсталым (количественные пока­затели в условных единицах соответственно: 77; 95 и 25).

В то же время умозаключение как вывод из двух посылок оказа­лось значительно более трудным для детей рассматриваемой груп­пы, и здесь их результаты были далеки от показателей нормально развивающихся детей, приближаясь к показателям умственно от­сталых (соответственно: 33; 92 и 20). Важно отметить, что в группе детей с задержкой развития наблюдаются очень большие индиви­дуальные различия: одни дети после краткого обучения почти не отличаются от нормально развивающихся по формулированию суж­дений с кванторами «все» и «некоторые» (правда, умозаключаю­щие выводы из двух посылок представляют и для них значительные трудности), другие нуждаются в длительном обучении даже для построения суждений по наглядной ситуации с помощью взросло­го. Но таких случаев было значительно меньше. Качественный ана­лиз всех материалов экспериментального изучения всех видов мыш­ления у старших дошкольников изучаемой группы показывает, что общим для них проявлением отставания в развитии является недо­статочная сформированность мыслительных операций и действий:

анализа, синтеза, отвлечения, обобщения, различения, сравнения. Своеобразным проявлением этой недостаточной сформированно-сти является то, что ребенок, используя ту или иную операцию в одних условиях при решении несложной задачи, не может ее при­менить к решению другой задачи, несколько более сложной или выполняемой в иных условиях.

Недостаточное владение мыслительными операциями отчет­ливо выступает при решении детьми простых арифметических за­дач, где они значительно отстают от нормально развивающихся сверстников.

Подводя итоги описания данных, характеризующих мыслитель­ную деятельность старших дошкольников с задержкой психиче­ского развития, можно сказать, что по уровню сформирован ности всех трех видов мышления они отстают от нормально развиваю­щихся сверстников, но это отставание проявляется неравномер­но. В наименьшей мере оно проявляется в наглядно-действенном мышлении, особенно если учитывать зону ближайшего развития. Очень велико отставание в развитии наглядно-образного мышле­ния, где даже с учетом потенциальных возможностей оно дости­гает статистически значимых величин. Тем не менее изучаемые Дошкольники оказываются ближе по своим результатам к нор­мально развивающимся детям, чем к умственно отсталым. Развитие словесно-логического мышления у них также значительно отстает по сравнению с тем, что наблюдается у нормально разви­вающихся сверстников. При этом обнаруживается выраженная неравномерность в формировании разных проявлений этого вида мышления. Так, обобщение видовых понятий (и реальных объек­тов) и классификация реальных объектов, непосредственно свя­занные с усвоением лексики языка, оказываются доступными де­тям, хотя и на несколько более низком уровне, чем это делают нормально развивающиеся. Значительное отставание обнаружива­ется в проявлениях возможности осуществлять суждения и умо­заключения.

Особенности речевого развития

О недостатках речи у многих детей с задержкой психического развития свидетельствует прежде всего запоздалое появление пер­вых слов и первых фраз. Затем отмечается замедленное расшире­ние словаря и овладение грамматическим строем, в результате отстает формирование эмпирических языковых обобщений. Не­редко имеются недостатки произношения и различения отдель­ных звуков. Вместе с тем наблюдения показывают, что в пределах повседневных нужд и проблем устная речь старших дошкольни­ков этой категории удовлетворяет их потребности в общении. В условиях повседневного общения недостатки словаря, грамма­тического оформления и произношения заметно не выступают. Вместе с тем нельзя не отметить недостаточную отчетливость, «смазанность» речи большинства этих дошкольников. Имея в виду их крайне низкую речевую активность, можно предположить, что эта нечеткость речи связана с малой подвижностью артикуляци­онного аппарата вследствие недостаточной речевой практики.

Наиболее весомый вклад в изучение особенностей речи до­школьников этой категории внесли Е.С.Слепович (1981, 1989) и Р.Д.Тригер (1987, 1989, 1993). В дальнейшем изложении исполь­зуются преимущественно данные этих авторов.

К старшему дошкольному возрасту бытовая речь этих детей по­чти не отличается от характерной для нормально развивающихся сверстников. Ограниченность словаря детей, особенно активного, обнаруживается за пределами повседневной тематики в тех случа­ях, когда им приходится пользоваться монологической речью (на­пример, когда детям предлагается пересказать прочитанный им рассказ, составить собственный рассказ по картинке или устное сочинение на заданную тему). В таких ситуациях в наибольшей мере выступают характерное для этих детей очень резко выражен­ное расхождение между объемом активного и пассивного слова­ря, особенно в отношении прилагательных, отсутствие в их речи многих слов, обозначающих свойства предметов и явлений окрудающего мира, неточное употребление слов, часто с расширен­ным значением, крайняя ограниченность слов, обозначающих общие понятия, трудности активизации словарного запаса. Обна­руживаются специфические особенности и затруднения словооб­разования. Выполняя задание — образовать от знакомого суще­ствительного отсутствующие в их словаре прилагательные, они могут использовать продуктивный, но не годящийся в данном случае суффикс, в результате чего возникают неологизмы («окно-вый», «школовый»). Следует отметить, что к концу старшего до­школьного возраста, т. е. тогда, когда в речи нормально развиваю­щихся детей такие образования уже перестают появляться, их ко­личество значительно увеличивается и в спонтанной речи детей с задержкой психического развития.

Отставание в формировании грамматического строя проявляется в том, что эти дети, конструируя предложения, строят их крайне примитивно и делают много ошибок: нарушают порядок слов («Мальчик учится в школе умный»), не согласуют определения с определяемым словом, рассказ по картинке заменяют простым перечислением изображенных на ней объектов («Дядя... нарисован­ный... и ведро и метелка» — по картинке «Маляр»). Эти недостатки иногда обнаруживаются и в спонтанной речи детей, но в моноло­гической речи (пересказ прослушанного текста, рассказ по сю­жетной картинке, устное сочинение на заданную тему) они встре­чаются во много раз чаще. Из заданий, требующих использования монологической речи, наименее сложным оказался пересказ и наиболее трудным — рассказ на заданную тему, когда отсутствуют внешние опоры и высказывания строятся на основе создания ре­бенком внутреннего плана, который затем развертывается.

Отставание в формировании контекстной речи, как в целом отставание в речевом развитии, является у детей рассматривае­мой категории вторичным дефектом, следствием недостаточно­сти аналитико-синтетической деятельности, низкого уровня по­знавательной и собственно речевой активности, несформирован-ности мыслительных операций. Оно проявляется не только в не­достатках экспрессивной речи, но и в трудностях понимания детьми некоторых грамматических конструкций. Большие трудности ис­пытывают дети в понимании отношений, передаваемых формами творительного падежа («Покажи карандашом линейку»), атрибу­тивных конструкций родительного падежа («брат отца», «дочкина мама»), структур с необычным порядком слов («Ваню ударил Коля. Кто драчун?»), сравнительных конструкций («Коля выше Вани, но ниже Сережи»). Значительные затруднения вызывает у них по­нимание некоторых форм выражения пространственных отноше­ний («Нарисуй круг под квадратом»).

Необходимо отметить, что все перечисленные недостатки про­являются не в равной мере у всех дошкольников с задержкой пси-

хического развития. Есть дети, отставание в речевом развитии ко­торых проявляется незначительно, но есть и такие, у которых оно выражено особенно сильно, и их речь приближается к характер­ной для умственно отсталых, которым такие задания, как рассказ по сюжетной картинке или на заданную тему, вообще недоступ­ны (Н. Ю. Борякова, 1983).

В этих случаях можно предположить наличие сложного дефекта — сочетания задержки психического развития и первичного нару­шения речевого развития (по данным Т.А.Фотековой).

Важно иметь в виду, что описанные трудности практически отсутствуют в понимании обращенной речи в пределах повсе­дневной тематики и бытового словаря. В то же время у умственно отсталых и в этом случае отмечаются некоторые затруднения. В исследовании И.А.Коробейникова (1980) показано, что разли­чия между детьми с задержкой психического развития и нормаль­но развивающимися в этом плане несущественные, в то время как между ними и умственно отсталыми различия достигают зна­чимой величины (р < 0,01).

Этот же автор отмечает значительно меньшие возможности детей рассматриваемой категории в сравнении с нормально раз­вивающимися по вербализации воспринимаемого и их собствен­ных действий.

В заключение остановимся еще на одной важной особенности речевого развития старших дошкольников с зад








Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 2992;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.067 сек.