Безопасность всего большого 1 страница

человеческого общества.

Феликс Адлер

 

Нормально функционирующая семья рассматривается исследователями как семья, которая ответственно выполняет свои функции, вследствие чего удовлетворяется потребность в росте и изменениях как семьи в целом, так и каждого ее члена. Дисфункциональные семьи оказываются неспособными удовлетворять те или иные потребности членов семьи, что тормозит развитие личности, обусловливает возникновение нервно-психического напряжения, тревоги. Воспитательная функция семьи понимается не только как целенаправленное воздействие родителей, в том числе обучение знаниям и навыкам поведения, но и как непосредственный характер отношения (обращения) с детьми. Ребенку требуется что-то вполне осязаемое, конкретное: повседневное отношение, позволяющее ему расти, чувствуя себя нужным и значимым для родителей; и еще ему крайне важно расти в ощущении безопасности.

Родительская любовь – это двустороннее отношение, и ее нельзя оценить с одной точки зрения. Она предполагает двух участников – родителя и ребенка, которых связывают взаимопонимание, взаимоуважение и взаимная симпатия. Ребенок чувствует любовь родителя и родитель воспринимает себя любящим в том случае, если, во-первых, родитель умеет доступно выражать свои чувства к ребенку, соответственно, во-вторых, ребенок понимает своего родителя и, в-третьих, родитель понимает внутреннее состояние ребенка и способен воспринять выражаемые ребенком чувства любви и привязанности. Осмысление себя в семье хотя и не полностью осознается ребенком, но оно определяет его реакции на происходящее и, более того, представляет собой фундамент для существующих и будущих отношений с людьми. Живя в семье, ребенок накапливает большой опыт межличностных отношений.

Согласно концепции Л. С. Выготского, психическое развитие ребенка определяется социальной ситуацией, т.е. его положением в обществе, системой отношений со взрослыми, сверстниками. Социальная ситуация развития не строится извне, а создается в процессе живого взаимодействия между ребенком и его окружением. Переход от одного возрастного периода к другому связан с изменением социальной ситуации развития. Таким образом, для детского развития наиболее важна совместная деятельность ребенка со взрослым, которая в каждом возрастном периоде имеет свое социально заданное содержание.

Психологические факторы, связанные с семьей, межличностными взаимоотношениями в семье, уровнем эмоционального принятия и поддержки, могут играть определенную роль в возникновении заболевания. Одним из важнейших деструктивных для здоровья ребенка факторов является неполная семья. Характерные чувства детей в неполной семье - замешательство, неискренность, чувство обиды.Другим, возможно, еще более весомым фактором является распад семьи. При сравнении детей, выросших в разведенных семьях и в семьях, где один из родителей умер, оказалось, что в развитии аномального поведения только развод играет выраженную роль. Отмечается также, что систематические конфликты между родителями, несмотря на положительную форму связи родителей с детьми, делают детей социально дезориентированными, эмоционально лабильными и пассивными. Родители, проявляющие негативные чувства друг к другу не прямо, а опосредованно, через ребенка, вымещают на нем свое напряжение и конфликты, уменьшая тем самым напряженность в своих отношениях. Для детей же это еще более психотравмирующая ситуация, поскольку в этом случае родители проявляют по отношению к ребенку нетерпимость, недоверие, аффект и физические наказания. В то же время родители пытаются устранить свою эмоциональную неудовлетворенность повышенной заботой о ребенке, привязывая его к себе и изолируя от общения друг с другом. В результате ребенок переживает, что он не может быть самим собой, как не может найти и признания, любви и понимания в семье. Таким образом, факт наличия одного или обоих родителей, видимо, менее важен для развития ребенка, чем характер взаимоотношений между родителями и ребенком.

Выделяют следующие типы патогенного родительского поведения: 1) один (оба) родителя не удовлетворяют потребности ребенка в любви или полностью отвергают его; 2) ребенок служит в семье средством разрешения супружеских конфликтов; 3) родители угрожают «разлюбить» ребенка или покинуть семью, используя это в качестве дисциплинарных мер; 4) родители внушают ребенку, что он своим поведением повинен в разводе, болезни или смерти одного из родителей; 5) в окружении ребенка отсутствует человек, способный понять его переживания, стать фигурой, заменяющей отсутствующего или пренебрегающего своими обязанностями родителя.

Дефицит родительской отзывчивости на нужды ребенка способствует возникновению у него чувства беспомощности, что впоследствии приводит к апатии и даже депрессии, избеганию новых ситуаций и контактов с новыми людьми, недостатку любознательности и инициативы. Наличие акцентуаций личности у родителей также ведет к психосоциальным нарушениям в семье. Из психологических особенностей родителей наиболее патогенное значение имеют возбудимость, эмоциональная неустойчивость, истеричность и тревожность матери, нестабильность и импульсивность отца (Э. Г. Эйдемиллер, А. И. Захаров).

Исследователями выявлены личностные проблемы родителей, искажающие процесс воспитания и приводящие к формированию различных нервно-психических расстройств у детей и подростков (Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий, 2000). К таким проблемам были отнесены расширение сферы родительских чувств, предпочтение в подростке детских качеств, воспитательная неуверенность, фобия потери ребенка, неразвитость родительских чувств, проекция на подростка собственных нежелательных качеств и внесение конфликта между супругами в сферу воспитания.

Однако благополучие семьи определяется не только личностными особенностями родителей, но и социальной поддержкой окружения. Сами дети получают много от общения за пределами семьи. Интересны результаты исследования структуры и динамики родительского отношения, проведенные Е. О. Смирновой и М. В. Быковой1.

 

[1] См.: Смирнова Е. О., Быкова М. В. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения // Вопросы психологии. 2000. № 3. С. 3-14.

 

Наиболее патогенным оказывается воздействие неправильного воспитания в подростковом возрасте, когда формируются базовые потребности этого периода развития - потребности в автономии, уважении, самоопределении, достижении наряду с сохраняющейся, но уже более развитой потребностью в поддержке и присоединении (семейном «мы»).

В литературе до настоящего времени уделялось мало внимания проблеме отношения и оценке родителей детьми, а также оценке родителями самих себя. А. И. Захаров под восприятием детьми роли родителей понимает процесс идентификации - восприятие другого подобным себе, если субъект взаимодействия видит в этом другом сильного, любящего и компетентного человека1. В исследовании автором было установлено, что возраст наиболее выраженной идентификации с родителем того же пола составляет у мальчиков 5-7 лет, у девочек - 3-8 лет. Успешность идентификации зависит от компетентности и престижности родителя того же пола в представлении детей, а также от наличия в семье идентичного их полу члена прародительской семьи (дедушки у мальчиков и бабушки у девочек). Конфликты между отцом и матерью отрицательно сказываются на процессе идентификации (особенно у девочек). Таким образом, дошкольный возраст также является одним из важных этапов развития и становления личности ребенка. Родители на данном этапе играют большую роль и поэтому должны стремиться поддерживать здоровые отношения в семье.

 

 

[1] См.: Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия. СПб. : Союз, 1998 С. 336.

 

 

По мнению исследователей, у ребенка настолько тесная связь с родителями, что практически все важные изменения в их жизни ставят ребенка на грань риска возникновения заболевания. Состояние ребенка зачастую оказывается показателем отношений его родителей, а болезненные проявления у него могут быть единственным выражением семейной дезорганизации. Нарушенные внутрисемейные контакты в раннем возрасте в дальнейшем увеличивают риск развития психосоматических заболеваний. В то же время некоторые дети, заболев, наряду с неприятными ощущениями от болезни неожиданно для себя начинают чувствовать и что-то приятное. Дело в том, что ребенок вдруг оказывается, окружен вниманием и заботой, а напряжение во взаимоотношениях родителей исчезает. Так неприятная по своему существу болезнь может стать для ребенка условно желаемой.

Итак, можно утверждать, что семья оказывается непосредственным источником психического здоровья или нездоровья ее членов.

 

Глава 3.Основные подходы к изучению алкогольной зависимости.

 

Пьянство - мать всех пороков.

Абу-ль-Фарадж

3.1Понятие зависимости.

 

В чарке тоска ищет облегчения, малодушие –

храбрости, нерешительность – уверенности,

печаль – радости и находят лишь гибель.

ДЖОНСОН Бенджамин

 

Алкоголизм – можно рассматривать как совокупность патологических изменений, возникающих в организме под влиянием длительного, неумеренного употребления алкоголя. Патологическое влечение к алкоголю является стержневым синдромом алкоголизма.

Выделяют два основных варианта зависимости.

1. первичное, которое не связано с присутствием в организме алкоголя или продуктов его метаболизма.

2. вторичное - в состоянии опьянения, которое представляет собой неспособность больного ограничиваться небольшими дозами спиртных напитков, так как первые порции вызывают у него интенсивное желание продолжать их прием, пока не наступит выраженное опьянение.

После разделения понятий «привыкание» и собственно «наркомания», первичное влечение стали называть «психической зависимостью», а вторичное «физической зависимостью».

Психическая зависимость характеризует необходимость принимать какое-либо химическое вещество для поддержания желаемого уровня психической деятельности, желаемого эмоционального состояния и т.д.

Наличие психической зависимости, если ее понимать именно как потребность в психических эффектах действия наркотиков, объясняет, почему у больных алкоголизмом и наркоманов возможен, и нередко наблюдается, переход от одного наркотического препарата к другому, их комбинирование, замена «суррогатами» и т.д. С точки зрения только физической зависимости, т.е. адаптации к какому-то одному веществу, это не объяснить. Не объяснить также и случаи пристрастия к веществам, которые никак нельзя отнести к категории наркотиков.

 

Динамическая личностная концепция зависимости

 

Исходный пункт практически всех трактовок зависимости от алкоголя, как личностного образования - представление о внутриличностном конфликте или противоречиях, с которыми личность не справляется, не прибегая к злоупотреблению алкоголем. Теоретический подход к решению вопроса о природе этого конфликта и определяет трактовку зависимости.

Первые попытки исследовать алкогольную зависимость с этих позиций сделали представители психоанализа. Как и в случае развития невроза, они исходили из постулирования конфликта между «ид» и «суперэго», т.е. из конфликта между архаическим психическим опытом и критической установкой создания. Алкоголизм признавался сторонниками психоаналитического направления как симптом неосознанного конфликта. Обобщая вклад психоанализа в развитие научных представлений об алкоголизме, Миллер и Хестлер отмечают, что наиболее популярные гипотезы следующие:

1. защита от депрессии, которая порождена неудовлетворенностью оральной зависимости (имеется в виду так называемая фиксация на оральной стадии психосексуального развития);

2. защита от латентного гомосексуализма.

3. защита от тревоги, идущей от угрожающих разрушительных бессознательных импульсов (агрессивных и др.).

4. самодеструктивное поведение, как результат интроецированных «матереубийственных» импульсов, связанных с неразрешимым враждебно-зависимым отношением к матери.

Влечение к алкоголю, по мнению современных представителей психоанализа, определяется, прежде всего, его символическим значением, т.е. не сам алкоголь как химическое вещество, опьяняющий напиток, влечет пьющего, а те фантазии и символы бессознательного (глубинные мотивы личности), которые концентрируются в алкоголе. В неосознанных фантазиях алкоголь может символизировать молоко, «сперму» и т.д., а сосуды, в которых хранят алкоголь - соответственно грудь, пенис и т.д. Бармены и другие посетители превращаются в «добрых родителей» и т.п.

Это важное замечание по поводу символической функции алкоголя и алкогольных ритуалов, в которых необходимо различать значение (социальное, прежде всего) и индивидуальный, личностный смысл потребления алкоголя. Однако оно не дает достаточного руководства для практической деятельности.

К сожалению, отечественные психологи довольно мало занимались вопросами психологии злоупотребления алкоголем. Особого внимания заслуживают работы Б.С. Братуся. .Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности -М., 1980, с. 169.Он считает, что не сами противоречия, закладываемые в личность, являются причиной развития пристрастия к алкоголю, а «дефектный способ решения неизбежно возникающих противоречий между желаемым и возможным».

 

 

Тема 2.Психологические факторы приобщения к алкоголю

 

Символическое приобщение

 

Спиртные напитки не являются чем-то совершенно новым и неизвестным для ребенка, что познается только посредством личного опыта их потребления. До первого знакомства с реальным действием алкоголя ребенок имеет уже определенное представление о том, что такое алкоголь, как он примерно действует на людей при приеме внутрь, в каких жизненных обстоятельствах, в какие периоды люди употребляют спиртные напитки, как они это делают, с какими еще событиями, действиями, другими вещами это ассоциируется, как люди рассказывают о своем опыте приема алкоголя, т.е. как принято рассказывать в той или иной ситуации, какие ограничения, меры предосторожности, формы осуждения и наказания применяются в обществе по отношению к потреблению алкоголя, наконец, какие виды спиртных напитков существуют, как они хранятся, маскируются, называются и т.д.

К семи-восьми годам у каждого нормального ребенка создана целая система, модель потребления или неупотребления - "первичное решение" по этому вопросу. Эта система формируется как часть общей системы внешнего мира.

Грили и Маккрэди на основании анализа литературы по алкоголизму выделили семейные "установки", влияющие на выбор того или другого "алкогольного поведения".

1. Семейные выпивки - частота употребления алкоголя у матери и отца; существование "алкогольных проблем" в семье, где растет ребенок, одобрительное отношение к потреблению алкоголя со стороны родителей.

2. Структура семьи - уровень привязанности к эмоциональной насыщенности контактов между членами семьи; как принимаются важные решения.

3. Потребность в поддержке, зависимость от авторитетов.

4. Манера потребления алкоголя.

Н.Я. Копыт и П.И. Сидоров пишут, что асоциальное поведение родителей, психологическая напряженность и конфликты, низкий уровень образования и несостоятельное воспитание являются факторами высокого риска развития злоупотребления алкоголем в дальнейшей жизни ребенка.

То, что из одной и той же семьи выходят алкоголики и трезвенники, объясняется тем, что контакт личности с собственной семьей, с родственниками осуществляется с разной степенью полноты и глубины.

 

Этническая группа

 

Многие исследователи все больше интересуются социокультурными вариациями манеры потребления алкоголя среди этнических групп в разных странах.

Русский "имидж" пьянства - социальный стереотип, в который кроме всего прочего входит и характеристика манеры выпивки. Считается, что русский пьет залпом большие порции крепких напитков, т.е. "варварский стиль" потребления алкоголя, "беспробудное пьянство". По литературным источникам это представления появились ранее, чем в 18 веке. Главным элементом этого стиля является испытание "поведенческой толерантности", т.е. проверка того, как человек способен управлять своим поведением в условиях сильного алкогольного опьянения: будет ли он болтливым, "распустится", станет "неуправляемым", "расторможенным" или быстро опьянеет, либо, наоборот, сможет оставаться "трезвым", не подать виду, что опьянен, что ему плохо, будет сопротивляться действию интоксикации. Это совсем не то же самое, что "пьянство с целью бегства" от реальной действительности и других типов пьянства. По некоторым данным, испытание алкогольной интоксикацией служило чем-то вроде замены древнего обряда инициации. При инициации неофитов всегда подвергали жестокому испытанию: не давали пищи, воды, держали в изоляции, причиняли физическую боль и т.д. Прошедших испытание признавали равноправными членами общины, им вручали оружие, соответствующую одежду, прочие атрибуты взрослого человека, а также рассказывали "этнологические мифы", т.е. предания о происхождении племени, о первопредках, их именах и т.д. - посвящали в тайну.

В наши дни нечто подобное можно видеть в группах подростков, молодежных группах, в группах взрослых - испытание новичка выпивкой. Возможно формирование алкогольных обычаев при столкновении двух культур. Алкогольная интоксикация в этих случаях может быть символом оппозиции к новым ценностям, идущим от "чужой" культуры (Австралия, Индейцы) мстительное пьянство.

Исследователи алкогольной проблемы на Крайнем Севере считают - употребление алкоголя у представителей этих культур не имело распространения. При столкновении с культурой, в которой потребление алкоголя имело свои исторические корни, они оказались неподготовленными (нет "социального иммунитета") к потреблению спиртных напитков. Кроме того, сказалось социально-психологическое неблагополучие в обществе людей, лишившихся традиционного уклада жизни, верований и традиций, регулирующих поведение членов общины.

Подростки и ранний алкоголизм

С позиций Б.С. Братуся Братусь Б.С., Сидоров П.И. Психологическая клиника и профилактика раннего алкоголизма - М., 1984, с. 144 процесс ранней алкоголизации у подростков и юношей предстает следующим образом. В качестве предпосылки возникновения у индивида потребности в алкоголе выступает культура, ее нормы, обычаи, традиции. С развитием алкоголизации внешние обычаи потребления спиртного как бы интериоризируются, становятся "внутренними" алкогольными установками. Однако данной интериоризации предшествуют изменения деятельности и смысловой сферы личности. Привлекательность алкогольного опьянения кроется в тех желаниях и актуальных потребностях, которые человек с его помощью пытается удовлетворять. Молодые люди, которые лучше справляются с проблемами учебной деятельности, одновременно хорошо интегрированы в своем социальном окружении более защищены от развития раннего алкоголизма. Низкие учебные достижения, как правило, связаны с обособленностью учащегося, недостаточной групповой поддержкой в школе и неудовлетворением важных для подросткового возраста потребностей в интимно-личностном общении, самостоятельности, взрослости, одобрении сверстниками. Данное потребностное состояние "опредмечивается", фиксируется на алкогольной компании, поскольку именно она оказывает в этот момент психологическую поддержку индивиду, удовлетворяет его возрастные потребности. В отличие от класса, где оценка личности эквивалентна полученной учебной оценке, в альтернативной группе существуют неосуждающие отношения друг к другу, позволяющие иметь высокий статус, обрести себя. Однако постепенно иллюзорно-компенсаторная алкогольная деятельность и сопутствующие ей субъективные переживания вытесняют конструктивные формы активности индивида, оставляя лишь несложные потребности. По мере перерастания этапа злоупотребления алкоголем в болезнь наблюдается "сползание" с группоцентрического уровня развития смысловой сферы личности на эгоцентрический, а коллективистская и общечеловеческие ступени становятся вообще недосягаемыми. У молодых правонарушителей, склонных к алкоголизму, обнаружились тенденции к обесцениванию настоящего времени жизни, меньшая связность биографической картины в самосознании пессимистический взгляд на будущее, ориентация на прошлое, преобладание краткосрочных целей. Предполагается переживание опустошенности времени.

 

3.2 Проблемы женского алкоголизма.

 

Одной из наименее изученных проблем остается «женщина и алкоголь». Женский алкоголизм теснее связан с неблагоприятными условиями жизни. Женщины чаще, чем мужчины, злоупотребляют спиртными напитками в одиночестве, скрывая это от окружающих. Алкоголизм оказывает на них более пагубное социальное и биологическое влияние, а эффективность лечебных и профилактических мероприятий существенно ниже, чем у мужчин. Социальное окружение в большей степени не принимает пьющую женщину, чем мужчину, поэтому, испытывая стыд из-за своего поведения, она оказывается в более полной изоляции. Алкоголизации способствует изменение социального положения женщин в обществе, их большая экономическая самостоятельность и моральная независимость, доступность спиртного, что является значимым фактором для женщин с так называемыми «алкогольными профессиями». Немаловажную роль может играть трудовая и финансовая дискриминация, а также двойная ответственность за выполнение семейных и профессиональных обязанностей. К возникновению болезни ведут психические травмы: утрата близких; распад семьи, наличие алкоголика в окружении. Есть и другие особенности личности, способствующие алкоголизму: эмоциональная неустойчивость, длительные депрессивные состояния или психопатические черты личности. Женский алкоголизм часто носит характер «телескопического пьянства», при котором длительный период эпизодической алкоголизации очень быстро сменяет физическая зависимость. Состояние существенно отягощает анозогнозия: женщины не признают зависимости от алкоголя и говорят лишь о трудностях, связанных с выполнением роли жены или матери. Очень часто они начинают выпивать вслед за мужьями, которые навязывают им свой ритм и стереотип алкоголизации, тем не менее, и в этом случае отношение мужа к пьянству жены бывает неодобрительным. В течение нескольких десятилетий в научной литературе публиковались работы, подчеркивающие специфику алкоголизма у женщин, особенности его течения и исходов, значимость внешних и внутренних условий его формирования. Это явилось причиной выделения «женского» алкоголизма, существенно отличающегося от «мужского» как по наличию приоритетных этнопатогенетических факторов формирования, так и по клинико- психопатологическим особенностям.

Исследование значимости наследственно-генетического фактора в возникновении заболевания у женщин показала, что она относительна и заметно уступает таковой при «мужском алкоголизме» - 5-8%, против 25-50%. Некоторые авторы считают, что этот факт объясняется социально-психологическими условиями ограничения алкоголизации женщин в обществе. При этом, предрасположенность к заболеванию, обозначенная как «социальная наследственность», связана с передачей алкогольного опыта предшествующих поколений, особенно по материнской линии.

Авторами

Гузиков Б. М., Мейроян А. А. Алкоголизм у женщин. - Л.: Медицина, 1988.)

 

Шайдукова Л.К. Феномен «стигматизации» при женском алкоголизме // Современные проблемы психиатрии. – Казань, 1994 было также обнаружено, что при женском алкоголизме большую роль играют «проалкогольные» профессии; занятость в сфере обслуживания, питания, торговли, строительства, что объясняется доступностью алкогольных напитков, наличием алкогольных традиций, «мужским» видом труда. Вместе с тем, уровень алкоголизма выше у домохозяек, чем у работающих на современном производстве.

При женском алкоголизме чаще выявляется феномен «стигматизации» - наложение «клейма», «стигмы» на лиц злоупотребляющих алкоголем Общественное мнение более сурово в отношении женщин, поэтому у последних чаще проявляются специфические феномены, существенно влияющие на клинику заболевания – чувство вины и стыда, низкая самооценка, поздняя обращаемость за помощью, скрытое употребление алкоголя, склонность к одиночному пьянству и т.д. Вероятно, что именно явлением стигматизации объясняется отсутствие явных социальных проблем у женщин – они реже попадают в мед.вытрезвитель, редко совершают противоправные действия в состоянии интоксикации, что может быть вызвано стремлением соответствовать женской роли, наличием социальных «табу». Вместе с тем, стигматизация женского алкоголизма порождает стремление завуалировать алкоголизацию, скрыть от окружающих, а это приводит к латентному, скрытому течению алкоголизма

К особенностям женского алкоголизма относится его связь с гормональными сдвигами в организме, усиление симптоматики в предменструальныей период, во время менопаузы, что объясняется авторами не только биологической перестройкой в женском организме, но и появлением комплекса психофизических нарушений в эти периоды.

Было выявлено, что у женщин чаще, чем у мужчин отмечались соматические осложнения алкоголизма – гепатиты и циррозы, соматоневрологические последствия заболевания – невриты и пеллагра. Исследования показали, что если среди мужчин смертность была в три раза выше, чем в общей популяции, то у женщин она превышала в шесть раз. Причинами смерти кроме соматической патологии являлись несчастные случаи, самоубийства – было обнаружено, что частота суицидальных попыток в период выраженности абстинентных проявлений у женщин была значительно выше, чем у мужчин. Вероятно, немалую роль в этом сыграли психологические особенности и психопатологические факторы, сопутствующие женскому алкоголизму – невротические проявления в виде депрессий, навязчивостей и фобий, психосоматические расстройства, специфические преморбидные особенности женщин

Взаимосвязь алкоголизации женщин с проблемами в сексуальной сфере стала предметом исследования как зарубежных, так и отечественных авторов. Изучение велось в нескольких направлениях. Изучались аспекты полоролевой идентификации женщин, так возникла теория, что алкоголизм – «мужское заболевание» - у женщин является проявлением их маскулинности, скрытой или явной, подсознательной или осознанной. Нарушение половой идентификации может быть врожденным, и тогда алкоголизация является как бы дополнительной ее характеристикой, а демонстрация мужского поведения является имманентным свойством этих женщин, утверждали одни авторы.

Мнение других исследователей склонялись к тому, что маскулинизация «женщин-алкоголиков» была приобретенным свойством, так как они были вынуждены изменить свою половую роль в соответствии с внешними обстоятельствами - одиночеством, потерей социальных женских ролей супруги, воспитательницы, половой партнерши, «хранительницы очага» и т.д.

Другим направлением изучения сексуальной сферы стал подробный анализ полового анамнеза женщин, злоупотребляющих алкоголем. Исследования показали, что сексуальная жизнь у подобных женщин была весьма проблемной, что объяснялось наличием в анамнезе большого числа изнасилований, инцестов. Ильина С.В. Влияние пережитого в детстве насилия на возникновение личностных расстройств и алкогольную зависимость. //Вопросы психологии.1998. №6..

При сравнении женщин, перенесших в прошлом насилие, из которых часть страдала алкоголизмом, а другая нет, было выявлено наличие сексуальных проблем в обеих группах, однако поведение пациенток было различным. «Женщины-алкоголики» использовали алкоголь для устранения сексуальных нарушений, облегчая получение желаемого в алкогольной ситуации. «Женщины-трезвенники» относили свои нарушения к последствиям сексуального насилия, поэтому избегали как алкоголя, так и сексуальных контактов. Исследуя причины столь частого совпадения двух факторов – алкоголизации и изнасилований женщин был сделан вывод о том, что, не являясь причиной алкоголизма, негативный сексуальный анамнез определял течение заболевания у женщин, оказывая влияние на последующее алкогольно-сексуальное поведение.

Л.К. Шайдукова проанализировала ситуационно-личностные факторы в формировании алкоголизма у женщин и выделены четыре основных варианта развития заболевания. Шайдукова Л.К. Роль ситуационно-личностных факторов в формировании и течении алкоголизма у женщин: адаптационный и субмиссивный варианты. Вопросы наркологии. 1997. № 3

Шайдукова Л.К. Роль ситуационно-личностных факторов в формулировании и течении алкоголизма у женщин: фрустрационный и депривационный варианты. Вопросы наркологии. 1997.№4.

 

Наиболее часто (48,3%) встречается адаптационный вариант. При нем алкоголизм развивается, во-первых, при наличии средовых факторов нейтрального содержания (стойкие алкогольные традиции в семье, на работе), во-вторых, при нарушении супружеских взаимоотношений, разрешаемых с помощью алкоголя, и, в-третьих, при алкоголизме у мужа.

В первом случае эпизодическое употребление алкоголя женщиной добровольно, без принуждения сменяется систематическим, впоследствии вызывающим зависимость. Во втором случае играет роль невротический стиль взаимоотношения супругов, который может быть первичным и приводить к совместной алкоголизации женщины и мужчины с целью улучшения семейного микроклимата, и вторичным, связанным с предшествовавшими алкогольными проблемами у мужей. В третьем случае женщина добровольно участвует в алкоголизации мужа, мотивируя это в выражениях: "чтоб мужу меньше досталось" или "пусть лучше дома пьет". В итоге возможно формирование "алкогольной" семьи с проалкогольной супружеской адаптацией. При этом, было обнаружено, что ассортативность алкогольных браков среди женщин превышала таковую в пять раз у мужчин.








Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 1394;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.029 сек.