Билет № 35. Место человека в структуре животного мира. Эволюция человека.

http://referatzone.com/load/referaty/kse/lekcii_19_20_chelovek/121-1-0-10260

Вопрос о происхождении человека имеет не только научное значение: с позиций эволюционной биологии или чисто зоологической точки зрения – это частный филогенетический (т.е. относящийся к происхождению видов) вопрос. Здесь речь идет, с одной стороны, об огромном философском, мировоззренческом значении ответа на этот вопрос, а с другой – о возможности проследить, как закономерности биологической эволюции уступают место другим закономерностям, связанным уже с возникновением социальной формы движения материи.

Представления о естественном возникновении человека от обезьяноподобных существ в результате эволюции существовали еще в глубокой древности. Аристотель отмечал сходство высших обезьян с человеком, считая, что «обезьяна менее красива, чем лошадь, она больше похожа на человека». В начале I тысячелетия до н.э. в Индии существовали философские школы, которые отстаивали идея развития материального мира. В еще более древних текстах «Аюрвед» утверждается, что человек произошел от обезьян, живших около 18 млн. лет назад на материке, объединявшем Индостан и Юго-Восточную Азию. По этим представлениям, около 4 млн. лет назад предки современных людей перешли к коллективному добыванию пищи, а современный человек появился около 1 млн. лет назад (интересно, что эти представления не так уж далеки от современных). Карл Линней в первом издании своей «системы природы» в 1735 г. объединил человека и обезьян в один отряд и дал ему имя «приматы» (>лат. первые, главенствующие). Интересно, что Ж. Ламарк в 1809 г. изложил гипотезу происхождения человека от обезьян путем исторического развития организмов, но, боясь церкви, приписал буквально следующее: «Вот каким могло бы выглядеть происхождение человека, если б оно не было иным».

Надо заметить, что лишь в середине 20-го века католическая церковь была вынуждена признать естественное происхождение человека как биологического существа. В своей энциклике «Происхождение человека» (1950) римский папа Пий XII провозгласил: «Учение церкви не запрещает эволюционному учению в соответствии с состоянием человеческой науки и теологии быть предметом исследований... специалистов до тех пор, пока они проводят исследования о происхождении человеческого тела из уже существующей живой материи, несмотря на то, что католическая вера обязывает нас придерживаться взгляда, что души созданы непосредственно Богом». Т.е. спор здесь идет лишь о возможности возникновения души. Тем не менее, анализ формирования высшей нервной деятельности в ряду предковых и родственных человеку современных млекопитающих свидетельствует о том, что все проявления психической сферы также являются результатом естественно-исторических процессов.

Однако основную роль в доказательстве животного происхождения человека сыграла книга Ч. Дарвина «Происхождение человека и половой отбор» (1851), которая содержала огромное число систематизированных фактов из разных областей биологии. Ч. Дарвин подчеркивал при этом, что человекообразные обезьяны не могут рассматриваться как предки человека – они как бы наши «двоюродные братья». ( К сожалению, это зачастую плохо усваивается людьми, далекими от биологии: риторический вопрос: «а что же они (т.е. обезьяны) сейчас-то в людей не превращаются?»).

Высшим обезьянам (например, шимпанзе) свойственна «человечность» бытового поведения на воле: они обнимаются при встречах, похлопывают друг друга по плечу или по спине, соприкасаются руками. В экспериментальных условиях обезьяны пытаются делать примитивные орудия (например, расщепляют острым камнем доску), обучаются и общаются с человеком на жестовом языке глухонемых, а также с помощью специального компьютера и т.п.

Важным аргументом в пользу теории антропогенеза оказалось установление имуннологического и биохимического родства человека с обезьянами. Человекообразные высшие обезьяны намного ближе к человеку, чем к низшим обезьянам по структуре лейкоцитов, генетическим особенностям. Так, у человека диплоидное число хромосом равно 46, а у человекообразных обезьян – 48, в то время как у низших обезьян это число колеблется в пределах от 54 до 78. Известны случая успешного переливания крови шимпанзе людям, имеющим соответствующую группу крови и наоборот. Для низших же обезьян кровь человека абсолютно чужеродна. Тонкие методы, основанные на определении аминокислотных последовательностей белков, показывают, что человек и шимпанзе отличаются на 1% аминокислотных замен. Многие белки человека и шимпанзе, например, гормон роста, взаимозаменяемы.

Тем не менее, анатомические отличия человека от антропоидов (высших обезьян) весьма значительны. И главные из них те, что обеспечивают человеку возможность полноценной трудовой деятельности и богатого речевого общения.

Говоря о месте человека в системе животного мира можно выразиться следующим образом: человек – один из видов млекопитающих, относящихся к отряду приматов, подотряду узконосых. Современные человекообразные обезьяны – шимпанзе, горилла, орангутанг, гиббоны – представляют формы, около 10-15 млн. лет назад уклонившиеся от линии развития, общей с человеком.

 

2. Основные этапы развития человека разумного

 

За последние 40-50 лет в антропологии накопились данные, позволяющие не только ответить на многие вопросы, связанные с антропогенезом, но и поставить ряд новых проблем.

Находки, сделанные главным образом в Южной Африке, позволяют представить облик существ, находившихся в основании развития линии приматов, приведшей к возникновению рода Homo. Их стали называть австралопитеками (<лат. australis - южный, pithecus – обезьяна).

Австралопитеки – сравнительно крупные, около 20-65 кг массой, 100-150 см ростом ходили на коротких ногах при выпрямленном положении тела, масса мозга – 450-550 г. Это были обитатели открытых пространств. Свободные руки служили для нападения и защиты. Австралопитеки широко использовали как ударные орудия палки, камни, кости копытных и т.д. Судя по строению зубов, эти животные были всеядными. Одновременно существовало несколько разных видов австралопитеков и одним из наиболее вероятных «кандидатов» в непосредственные предки ствола рода Homo является так называемый афарский австралопитек, остатки которого найдены в Эфиопии, в слоях возраста около 3,5 млн. лет. Специализированные австралопитеки обитали уже вместе с ранними формами человека и могли быть его жертвами. В целом австралопитеки намного ближе к человеку, чем современные человекообразные обезьяны.

Род Homo, появившийся на Земле, продолжал претерпевать эволюционные изменения. В настоящее время известны несколько переходных форм.

1. Человек умелый (Homo habilis). – 2 млн. лет назад.

2. Архантропы (Homo erectus) – 2 млн. лет назад – 140 тыс. лет назад.

3. Палеоантропы (Homo Neanderthalensis, неандертальцы) – от 250 до 40-25 тыс. лет назад.

Последние исследования показывают, что неандертальцы – неоднородная группа. Интересно, что более древние по возрасту находки неандертальцев морфологически (т.е. по форме) более прогрессивны, чем более поздние формы. Ранние неандертальцы с менее мощным физическим развитием, по-видимому, впоследствии дали начало ветви современного человека – кроманьонца. Поздние же неандертальцы, более крупные и более развитой мускулатурой, оказались тупиковой ветвью и были вытеснены Человеком разумным – Homo sapiens – видом, к которому принадлежим и мы.

Возможные формы филогенеза человекообразных форм представлена на рис. 1. Важно иметь в виду, что это - весьма приближенные схемы. Дело в том, что Современные палеонтологические данные опровергают прежние представления о «прямолинейности» эволюционного древа человека, в которых все, что существовало рядом с «основным» стволом, провозглашается «боковой» и «тупиковой» ветвью. Такая прямолинейность природе не свойственна. Появлению нового вида предшествует «лихорадка эволюционной активности». Иными словами, возникает множество разновидностей, слегка, а потом и не так уж слегка отличающихся от типичной прежней. Многие из этих разновидностей продолжают сосуществовать и далее, постепенно все более расходясь, образуя новые виды и продолжая тем же путем эволюционировать и дальше. И никто из них не «выше» и не «ниже» других, нет среди них «главного ствола» и «боковых ветвей». Поэтому нельзя воображать себе эволюцию как ствол, неукротимо тянущийся к некой вершине, — эволюция больше похожа на гигантский кустарник, покрывающий огромное поле и состоящий из множества более мелких, но тоже очень сложных кустов [4].

По отношению к человеку это означает, что могли одновременно сосуществовать многие веточки соответствующего эволюционного куста и ученым еще предстоит их отыскать. Всякая же попытка провести через известные ископаемые находки, как более, так и менее «прогрессивные», некую «прямую», которая изображала бы эволюцию древнего человека, становится попросту невозможной. Один из палеоантропологов хорошо сказал по этому поводу: «Пока в нашем распоряжении было мало черепов, такую прямую можно было легко провести. Но чем больше накапливается «точек», тем труднее оказывается это сделать». Это распространенное правило: чем меньше фактов существует (или принимается во внимание), тем легче выстроить стройную концепцию, теорию или гипотезу. Больше фактов, конечно, лучше, но зачастую накопление новых фактов заставляет пересматривать существующие теории.

Последние палеонтологические открытия свидетельствуют о том, что на протяжении всей человеческой эволюции, во все ее периоды, от времен жизни нашего общего с приматами предка и до самых поздних времен, в каждую отдельную эпоху одновременно сосуществовали как минимум два-три очень разных вида и даже разных семейства гоминидов («куст»), и проводить прямую линию через кого-то из них к человеку пока еще рано: неизвестно, через какие точки ее проводить. Это справедливо и по отношению к эволюции других млекопитающих. Крупнейший палеантрополог современности доктор М. Лики сказал по этому поводу: «В разнообразии гоминидных останков нет ничего удивительного, потому что ранние гоминиды, ответвляясь от общего предка человека и приматов и двигаясь на двух ногах, имели возможность перемещаться в разные регионы Африки и там развиваться в новые виды».

Культурные модели и выводы антропологии. В рассмотренном изменении парадигм антропологии можно усмотреть свидетельство того, что антропология, как и вся наука в целом рассматривает свои объекты и делает из этого свои выводы под влиянием господствующих культурных моделей.

 

Действительно, прежнее представление о линейной эволюции человечества и всех прочих видов, держалось до тех пор, пока господствовали типичные для XIX века представления об экономическом, социальном и моральном прогрессе, растущем, как дерево, в одном направлении, — ко все лучшему и лучшему. Теперь на смену этим представлениям пришли идеи постмодернизма и мультикультурализма, провозглашающие равенство всех культур при полном отсутствии понятия «прогресса». Антропологи тоже переняли взгляд на древнюю историю человечества как на беспорядочную, хаотическую груду равноценных видов, никому из которых нельзя отдать предпочтение как единственному предку человечества; идея «многообразия равных» и «отсутствия порядка и направления» сменила идею «прогресса» в качестве бессознательной установки при интерпретации новых и старых данных. Такая трактовка развития науки в общем виде сводится к утверждению, что так называемая научная истина сама по себе не существует вообще, а есть «социальные конструкты», то есть субъективные интерпретации, которые, в свою очередь, определяются влиянием на

Горилла,

Шимпанзе

Гиббон

Орангутанг

Австрало-питеки

Проконсул

Рамапитеки

Человекообразные обезьяны

Древние гоминиды

Архантропы

Палеоантропы

(неандертальцы)

Неоантропы

(Homo Sapiens)

Поздние неандертальцы**

(

Ранние неандертальцы*

ученых социальных и культурных стереотипов среды и эпохи. (Подобный подход впервые выдвинул Томас Кун в своей книге «Структура научных революций»).

В то же время сложный, нелинейный характер эволюции человека как вида носит объективный характер и не зависит от культурных стереотипов. Разнообразие ранних гоминидов - предков человека связано с тем, что, приобретя прямохождение, далекие предки человека неминуемо должны были рассеяться в поисках новых мест обитания и новых источников пищи и тем самым приобрели шансы на разнообразие благодаря необходимости адаптироваться к новым условиям и использованию для этого случайных мутаций. Изменение наших представлений о происхождении человека говорит о том, что научная картина эволюции стала сложнее, но зато и намного реальнее [4].

 

Согласно разрабатываемой в настоящее время комплексной гипотезе широкого моноцентризма, человек современного типа возник где-то в Восточном Средиземноморье, где, по-видимому, был совершен последний шаг на пути к современному виду неоантропов (Homo Sapiens). Фигура человека стала более стройной, увеличился рост. Величина головного мозга существенно не изменилась, однако произошли значительные перемены в его строении: большое развитие получили лобные доли и зоны, связанные с развитием речи и сложной, конструктивной деятельностью. После этого началось интенсивное и широкое расселение неоантропов по разным континентам. Не исключено, что при этом люди современного типа могли смешиваться с неандертальцами. Это, вероятно, было не простое вытеснение или уничтожение, а различные формы слияния, при которых происходило генетическое скрещивание пришлых и местных людей, а с точки зрения развития культуры начинала преобладать новая, прогрессивная культура кроманьонцев.

В настоящее время картина развития вида Homo Sapiens развертывается на основе палеонтологических данных с применением современных молекулярно-генетических методов. Тщательный анализ показывает, что несколько десятков тысяч лет назад численность исходной популяции Homo Sapiens была не более 5000 размножающихся пар. Затем, по-видимому, эта популяция разделилась на несколько групп, причем каждая из вновь образованных популяций в свое время проходила через так называемой «бутылочное горлышко» – период исключительно малой численности, когда число размножающихся пар могло насчитывать всего несколько десятков [2].

3. Дифференциация на расы. Расы и этносы

 

Все современное человечество принадлежит к единому полиморфному виду – Homo sapiens. Единство человечества основано на общности происхождения, социально-психического развития, способности к скрещиванию людей различных рас, практически одинаковом уровне общего физического и умственного развития.

Вид Homo sapiens распадается, как известно, на три большие расы: австрало-негроид-ную, европеоидную и монголоидную. Но, строго говоря, не все группы человечества можно разделить по трем основным стволам. Например, американские индейцы выпадают из этой классификации. Их часто относят к монголоидам, однако у них редко встречается эпикантус (складка во внутреннем крае глаза, прикрывающая слезный бугорок), а лицо с выступающим узким носом имеет такую же форму, как и у европеоидов. Поэтому их иногда выделяют в особую расу америндов. То же можно сказать об австралийцах-аборигенах. Хотя они темнокожи, волосы у них не курчавы, а волнистые борода и усы растут обильно как у европеоидов, а вот по составу крови и пальцевым узорам они оказываются ближе к монголоидам. Можно, кроме того, каждый из этих пяти стволов разделить на множество группировок, хотя такое деление будет в значительной мере условным. Так, например, известно, что среди жителей северной Европы намного чаще встречаются голубоглазые и светловолосые люди, чем среди жителей южной Европы, хотя здесь речь идет скорее о вероятности появления того или иного признака.

В результате антропологи выделяют несколько десятков человеческих рас – так называемых рас второго и третьего порядков. Точную цифру здесь назвать вообще невозможно, тем более, что многие такие группировки сливаются, исчезают или, наоборот, возникают. Это так называемые контактные группы. Например, в нашей стране около 45 млн. населения относится к переходному европеоидно-монголоидному типу. Можно сказать, что сейчас, в эпоху интенсивных контактов между народами и отмирания расовых предрассудков практически нет «чистых» рас.

Три основных человеческих расы возникли, по-видимому, очень давно. В последнее время близость рас исследовали методами биохимической генетики. По этим данным получается, что общий предок всех рас жил около 90-92 тыс. лет назад. Именно тогда произошло разделение двух стволов – большого монголоидного (включая америндов) (см. рис.2). Коренные австралийцы проникли на свой материк около 50 тыс. лет назад и, по-видимому, по этой причине сохранили больше черт своего общего предка. Разделение европеоидов и негроидов произошло около 40 тыс. лет назад, причем долгое время они обитали совместно: на стоянке Маркина Гора вблизи Воронежа вместе с черепами кроманьонцев европеоидного типа найден череп с австралоидными чертами.

Механизм расогенеза. Известно, что существуют два основных механизма изменения генного состава (генофонда популяции) – естественный отбор и так называемый дрейф генов. При возникновении рас человека действовали оба этих механизма, но роль каждого из них в образовании того или иного признака остается дот конца не выясненной. Многие признаки имеют несомненно адаптивный (приспособительный характер), например, темная кожа и курчавые волосы негроидов. Не так все ясно с признаками европеоидной расы: светлая кожа, светлые глаза, прямые, светлые волосы – признаки рецессивные по отношению к доминантным – темной коже, курчавым и темным волосам. Поэтому вероятно допустить, что при заселении Европы малыми по численности популяциями древних людей по внешности сходных с австралоидами, в результате близкородственных браков возникали и закреплялись рецессивные гомозиготы. Сходные процессы наблюдаются и в изолированных популяциях. С другой стороны, сильно пигментированная кожа препятствует проникновению ультрафиолетовых лучей, под действием которых синтезируется витамин D, и на севере это оказывается вредным [2].

Понятие расы следует четко отличать от понятия этнос, национальность, нация, которые являются признаками социальными, а не биологическими. Грубейшая ошибка – отождествлять народы с расами. Представители разных рас могут образовывать одну нацию. Практически каждый достаточно большой народ разнороден по расовому составу. В истории известны случаи, когда расовый облик этноса в течении нескольких столетий полностью менялся.


4. ЭКОЛОГО-ЭВОЛЮЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕКА


С возникновением человека как социального существа биологические факторы эволюции постепенно ослабляют свое действие и ведущее значение в развитии человечества приобретают социальные факторы. Рассмотрим изменение роли основных биологических факторов эволюции.

Естественный отбор как основная и направляющая сила эволюции с переходом материи на социальный уровень развития резко ослабляет свое действие, однако не исчезает совсем (ранняя абортивность зигот, составляющая около 25% от всех зачатий является результатом естественного отбора).

 








Дата добавления: 2015-07-30; просмотров: 1245; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.