Отклоняющееся поведение как результат научения

 

Если психоаналитический подход ориентирован преимущественно на изучение внутренней динамики развития личности, то теории, вышедшие из бихевиоризма, изучают непосредственно наблюдаемое поведение. Данное направление представляет для нас особый интерес, поскольку предметом нашего изучения также является поведение личности (хотя и отклоняющееся).

Бихевиоризм (поведенческая психология) в качестве самостоятельного направления выделился в начале XX в. Его основание связывают с такими именами, как Э.Торндайк, Дж. Уотсон, Б. Скиннер.

Основные положения поведенческой психологии можно сформулировать в следующих постулатах.

1. Психология должна заниматься предсказанием реального (наблюдаемого) человеческого поведения и его управлением.

2. Цель любого поведения – приспособление к среде.

3. Поведение – процесс взаимодействия личности со средой, опосредованный внутренней активностью и индивидуальными особенностями, проявляющийся преимущественно во внешних действиях. (Первоначально под «поведением» понимались только внешние проявления – двигательные, эмоциональные, вегетативные, речевые.)

4. Данный процесс реализуется по схеме: стимул – промежуточные переменные – реакция. Под промежуточными переменными в настоящее время понимают все, что может быть скрыто за реакцией. Это – эмоциональные процессы (особенно тревога), мотивация данной формы поведения (побудительные факторы), когнитивные процессы (особенности восприятия, понимания ситуации и т. д.), процессы саморегуляции.

5. Поведение формируется на основе безусловных рефлексов и инстинктивных программ (наследственные, шаблонные реакции организма как целого).

6. Основным механизмом формирования поведения человека является научение. Научение – процесс приобретения и сохранения определенных видов поведения на основе реакции на возникшую ситуацию. Исключение составляют случаи, когда изменение активности связано с врожденными рефлексами, созреванием или временными состояниями (усталость, наркотическое опьянение).

Бихевиоральная теория – это всеобъемлющая теория, описывающая на основе экспериментов законы или принципы человеческого поведения [12].

Классическое обусловливание, открытое И.П.Павловым(1849–1936), стало первым законом поведенческой психологии и оказало фундаментальное влияние на все последующие исследования закономерностей поведения. Классическое обусловливание (условный, или респондентный, рефлекс) – это научение условной реакции (реакции на индифферентный стимул), соединенной во времени и пространстве с безусловным стимулом (вызывающим врожденные реакции организма). Например, изображение вкусной пищи (условный стимул) может вызывать слюноотделение, также как и попадание пищи в рот (безусловный стимул). Каждое действие имеет тенденцию к повторению, если оно основано на безусловных или условных рефлексах и вознаграждено. Повторяющиеся действия превращаются в привычку. Если же действия не повторяются или не подкрепляются, то они угасают.

Одним из основоположников поведенческой психологии по праву считается Дж. Б.Уотсон(1878–1958), сформулировавший принципы поведенческой психологии, а также законы обусловливания.

В соответствии с теорией Дж. Уотсона [3] и человек, и животное приспосабливаются к окружающей среде посредством использования наследственных задатков и багажа привычек. Стимул, или предмет, который вызывает реакцию, может исходить от объектов, находящихся во внешней или внутренней среде. Посредством обусловливания диапазон стимулов, на которые реагируют люди, все более расширяется. Все реакции можно разделить на открытые и скрытые, на приобретенные и врожденные. Врожденные реакции малочисленны и включают в себя все, что делают люди с первых дней младенчества. В частности, к ним относятся кровообращение и дыхание, а также обусловливание и формирование привычек. Врожденные реакции становятся обусловленными вскоре после рождения. Наблюдение за детьми показывает, что все, обычно называемое инстинктом, в значительной степени является результатом научения, или обусловливания, и в качестве такового является частью человеческого приобретенного поведения. По мнению Дж. Уотсона, существуют только три типа неприобретенных эмоциональных ответов на стимулы – страх (например, врожденный страх ребенка при очень громком звуке), гнев и любовь.

Б. Ф. Скиннер(1904–1990) внес особый вклад в развитие поведенческой психологии, так как обнаружил, что на поведение существенно влияют его же последствия [12, с. 127]. В связи с этим Б. Скиннер предложил механизм оперантного обусловливания. При оперантном поведении приспособление происходит не в форме отвечающего на стимул поведения, а путем собственной активности человека. Например, в результате проб и ошибок может достигаться успех, который приводит к удовольствию или устранению неприятностей, т. е. конкретная форма поведения самоподкрепляется.

Б. Скиннер отмечал, что реакцию невозможно предвидеть или проконтролировать, и единственное, что можно предсказать, – это вероятность ее возникновения в будущем. Единицей науки поведения является оперант – поведение, определенное данным (своим) последствием. Оперантное поведение – поведение, которое оперирует в окружающей среде, производя последствия.

Если И. П. Павлов называл все события, которые усиливали поведение его собак, «подкреплением», а обусловленные этими событиями перемены в поведении – «обусловливанием» (связь подкрепления со стимулом), то, согласно концепции оперантного поведения, подкрепление зависит от ответа (связь подкрепления с реакцией на стимул). Классическое обусловливание и оперантное обусловливание – два единственно возможных вида обусловливания [12].

Хотя окружающая среда и играет большую роль в формировании и поддержании поведения, поведение само воздействует на окружающую среду, производя последствия, и также зависит от последствий, произведенных окружающей средой. Любое адекватное описание взаимодействия между организмом и окружающей его средой должно содержать определение трех элементов: а) ситуации, в которой имеет место данная реакция; б) самого ответа; в) подкрепляющих последствий. Взаимосвязь этих трех элементов лежит в основе сопряженного подкрепления.

Вероятность возникновения реакции возрастает как после позитивного, так и после негативного подкрепления. Позитивное подкрепление подразумевает предоставление чего‑то (например, похвала, вознаграждение). Негативное подкрепление подразумевает удаление чего‑то неприятного из данной ситуации (например, избегание наказания). Относительно отклоняющегося поведения, употребление алкоголя, например, одновременно подкрепляется и получением удовольствия (ощущение тепла, удовольствие от вкусной еды, прилив энергии, внимание друзей, праздничная атмосфера), и уходом от проблем (снятие напряжения, уменьшение чувства неуверенности в себе, отвлечение от забот и ответственности).

В целом вероятность поведения усиливается при следующих подкреплениях:

– устранение неприятностей;

– привлечение внимания (по мнению Б.Скиннера, только те люди, которые внимательны к нам, подкрепляют наше поведение);

– аффектация (демонстрация сильных эмоций);

– улыбка или любая форма одобрения;

– предоставление возможности заниматься любимой деятельностью;

– предоставление власти;

– удовольствия – универсальная награда (сладкое, еда, секс и т. п.).

Эти подкрепляющие стимулы мы привыкли называть поощрением .

Б.Скиннер полагал, что все подкрепления в конечном счете получают свою силу в процессе эволюционного отбора и что для людей характерно получать подкрепления определенными способами с помощью определенных вещей. Например, и позитивное подкрепление пищей и негативное подкрепление спасением от опасности, очевидно, необходимы для выживания. Только малая часть поведения немедленно подкрепляется пищей, водой, сексуальным контактом или другими факторами, имеющими явное биологическое значение. (Такие подкрепления, как отмечалось выше, называются безусловными или первичными подкреплениями).

Большая часть поведения – это реакция на подкрепления, которые стали ассоциироваться с первичными подкреплениями или обусловлены ими. Например, если каждый раз во время праздника курить в приятной компании, то компания становится обусловленным подкрепляющим стимулом.

Обусловленное подкрепление генерализуется, когда оно соединяется более чем с одним первичным подкреплением. Этот факт имеет большое значение, так как генерализованное обусловленное подкрепление, например в виде денег, полезно, потому что применимо не только к одному конкретному состоянию депривации (например, к состоянию голода), но и ко многим другим подобным состояниям. Следовательно, при таком виде подкрепления вероятность возникновения реакции будет большей. Другими генерализованными обусловленными подкрепляющими стимулами являются внимание, одобрение и привязанность.

Б. Скиннер не считал термин «научение» эквивалентным «оперантному обусловливанию». Использование термина «научение» в большей степени подразумевает формирование поведения, в то время как употребление термина «оперантное обусловливание» подразумевает в равной степени и формирование, и сохранение поведения.

Таким образом, поведение имеет последствия, если же этих последствий или подкрепления не оказывается в наличии, происходит угасание поведения. Например, если последовательно не обращать внимание на капризы ребенка, он начинает капризничать все реже и реже. Точно так же, когда взрослые люди вовлекаются в поведение, которое больше не имеет полезных последствий, они становятся все менее склонны вести себя таким образом. Режимы подкрепления имеют отношение к угасанию. Например, угасание поведения, вызванного периодическим подкреплением, может быть намного труднее, чем угасание поведения, развивающегося при постоянном подкреплении.

Задача психологии, по мнению Б.Скиннера, объяснить поведение с учетом истории его подкрепления и угасания. Например, в случае зависимого поведения важно понимать, в каких условиях оно появилось, чем и как подкреплялось, как часто проявляется, с чем ассоциируется и чем сопровождается, к чему приводит в каждом конкретном случае, какова реакция окружающих на данное поведение, какую психологическую выгоду дает человеку данное поведение. С этой точки зрения психотерапию можно рассматривать как систему подкрепления, предназначенную для восстановления угасшего желательного поведения.

Поведение можно формировать посредством подкрепления последовательных приближений к желательному ответу. Б. Скиннер приводит следующий пример. Голубя обучали катать деревянный шар, с силой ударяя по нему и направляя по миниатюрной дорожке к набору игрушечных булав. Исследователи и его коллеги ожидали от голубя должной реакции, которую они намеревались подкрепить пищей, однако ничего не получилось. Тогда экспериментаторы решили подкреплять любую реакцию, которая будет иметь хоть малейшее сходство с сильным ударом, а затем выбирать реакции, которые больше всего будут походить на желаемую реакцию. Эта тактика оказалась чрезвычайно эффективной [12, с. 231].

Когда подкрепляющий эффект одного стимула распространяется на другие стимулы, имеет место эффект генерализации, или индукции. Пример генерализации стимула в повседневной жизни – это реагирование определенным образом на человека, напоминающего какого‑то знакомого.

Б. Скиннер рассматривал личность как репертуар видов поведения, соответствующий набору подкреплений, зависящих от сопряженных обстоятельств. Если рассматривать причинную обусловленность поведения с традиционной точки зрения, люди выступают в роли автономно действующих индивидов, ответственных за собственную жизнь. Согласно научному представлению, люди – это члены вида, который сформировался в зависящих от эволюции обстоятельствах выживания; поведение людей находится под контролем окружающей среды, в которой они живут. Способы, которыми люди воспринимают и осознают мир, определяются сопряженными обстоятельствами окружающей среды. Сознание, или осознание, также является социальным продуктом, сформированным окружающей средой. Более того, в механизмах сложной деятельности, называемой мышлением, также можно разобраться, если учесть влияние сопряженных обстоятельств подкрепления.

При самоконтроле люди управляют событиями, чтобы управлять своим поведением. Это прежде всего контроль окружающей среды, который влияет и на поведение. Например, взрослый может применять реакцию ухода таким образом, что он становится способен управлять своей реакцией гнева. Точно так же удаление пищи из поля зрения может способствовать отвыканию от привычки к перееданию. С другой стороны, присутствие некоторых стимулов может сделать желательное поведение более вероятным.

Например, конкретный стол может быть стимулом для учебного поведения, а узел, завязанный на носовом платке, может подкреплять отложенное действие.

Таким образом, представители классического бихевиоризма предложили основные принципы и механизмы человеческого поведения как процесса взаимодействия личности со средой. В аспекте рассмотренных положений отклоняющееся поведение можно определить как результат сложного обусловливания среды.

Для уменьшения или устранения отклоняющегося поведения среда располагает следующими способами. Это, во‑первых, негативное подкрепление (лишение чего‑либо важного). Во‑вторых, это эмоционально‑негативное обусловливание. Например, наказание, основанное на страхе. Обычно оно достаточно эффективно, но в некоторых ситуациях наказание вызывает другие чувства – любопытство, идентификацию с агрессором, садомазохисткое удовольствие. В подобных случаях наказание будет подкреплять и усиливать нежелательное поведение. В ряде случаев трудно проконтролировать условия наказания. Наиболее яркий тому пример – исправительные учреждения, где в силу специфических условий через 5 – 7 лет поведение личности деформируется почти необратимо.

Кроме этого, эффективность наказания зависит от ряда условий: оно должно применяться сразу после нежелательного поведения; быть пропорционально поступку; индивидуально значимым; и по возможности должно осуществляться без свидетелей… Большинство исследователей признают, что наказание далеко не всегда предупреждает нежелательное поведение.

Третий способ угашения поведения – оперантное угашение реакции, когда она просто игнорируется или человек помещается в иную среду, где прежнее поведение невозможно. Доказано, что угашение реакции данным способом более эффективно, чем негативное подкрепление или наказание.

Один из современных представителей поведенческого подхода – Д.Вольпе(1915–1997) – специально изучал аналогичное явление – механизм совместного, реципрокного торможения [12, с. 235]. Исследуя способствующие отучению процессы, Д.Вольпе заметил, что старые привычки угасают, если новым привычкам предоставляется возможность развиваться в той же самой ситуации. Реципрокное торможение имеет место всякий раз, когда положительная реакция (например, релаксация), несовместимая с определенной негативной реакцией (например, тревогой), тормозит данную условную реакцию, способствуя последующему ее ослаблению. Поскольку тревога достаточно часто сочетается с проблемным поведением, задача специалиста – сформировать антагонистическую по отношению к тревоге реакцию во время присутствия стимулов, вызывающих эту тревогу.

Д. Вольпе перечислил реакции, не совместимые c тревогой, с помощью которых можно изменять поведение людей:

– ассертивные реакции (открытое приемлемое выражение эмоций по отношению к другому человеку);

– сексуальные реакции;

– реакции релаксации;

– дыхательные реакции;

– реакции «облегчения тревоги»;

– соревновательно обусловленные моторные реакции;

– приятные реакции, возникающие в различных жизненных ситуациях (например, при воздействии лекарств);

– эмоциональные реакции, вызванные беседой;

– устное или ролевое проигрывание конфликтной ситуации [12, с. 239].

Другой, не менее известный, представитель поведенческой психологии – Г.Ю.Айзенк(1916–1997) – обратил внимание на то, что законы Дж. Уотсона и Б.Скиннера не описывают всех поведенческих феноменов [12, с. 240]. Например, в ряде случаев тревога как условная реакция усиливается при предъявлении стимула, ее вызывающего, хотя никакого подкрепления последствий при этом не было. Более того, Г. Айзенк считал, что невротическое поведение, имеющее явно отрицательные последствия, не устраняется вопреки здравому смыслу. Разрабатывая в связи с этим теорию инкубации реакций тревоги (усиления), Г. Айзенк предположил, что некоторые условные рефлексы (прежде всего тревога), имеют свойства внутреннего импульса (самоподкрепления), благодаря чему при воздействии лишь одного стимула (без подкрепления) индуцируется условная реакция тревоги, идентичная безусловному рефлексу (не требующему специального подкрепления). Таким образом, условная реакция страха не только сопротивляется угасанию, но и усиливается при каждом предъявлении условного стимула (как бы сама собой), образуя цикл положительной обратной связи.

Г. Айзенк выделял четыре источника невротических реакций страха (тревоги) у людей [12, с. 241]:

1) врожденные предпосылки (страх возникает при первом же столкновении индивида с объектом);

2) «подготовленность» – легкость обусловливания реакции страха у людей (люди чрезвычайно легко обучаются некоторым страхам – при первом же столкновении со стимулом);

3) имитация – страхам можно научиться посредством подражания;

4) классическое обусловливание (причем главным безусловным стимулом, порождающим реакции страха, являются не боль, не громкий звук, не потеря поддержки, не физическое ограничение, а фрустрация или фрустрирующее отсутствие вознаграждения).

Социально‑когнитивная теория, или теория социального научения , разработанная А. Бандурой(р. 1925), представляет плодотворное развитие классической теории научения [2, 11]. В соответствии с теорией социального научения врожденными являются только элементарные рефлексы и границы возможностей человека. Любое поведение человека социально обусловлено, поскольку за ним стоят сложнейшие навыки, требующие специального научения. Так, чтобы сформировалось, например, агрессивное поведение, необходимо выполнение целого ряда условий. Должны присутствовать способы усвоения действия, должна быть провокация, должны быть условия, закрепляющие действия. Иначе говоря, агрессивному поведению учатся, поскольку агрессор должен знать: что причиняет боль, как это сделать и в каких условиях… Влияние психофизиологических, в том числе наследственных, механизмов имеет место, но не играет решающей роли.

В соответствии с социально‑когнитивной теорией реакция человека на стимул опосредована когнитивными процессами. А. Бандура выделил пять основных когнитивных способностей, которые характеризуют человека: символизация (создание символов и образов, выходящих за пределы сенсорного опыта); предвидение (в большинстве случаев люди предвидят последствия своего поведения, ставят цели, а не просто реагируют на окружающую среду); опосредование моделями (люди обучаются преимущественно через наблюдение за другими людьми, а не через непосредственное участие); саморегуляция (наличие внутренних стандартов для оценки и коррекции собственного поведения); самоанализ (рефлексивная оценка своего опыта и мыслительных процессов) [12, с. 292].

Подчеркивая активный характер человеческого поведения, А. Бандура вводит понятие человеческой агентности. Человеческая агентность – способность осуществлять самоуправление через контроль над собственными мыслительными процессами, мотивациями и действиями. Поведение человека (В), когнитивные и личностные факторы (Р) и влияние окружающей среды (Е) взаимно детерминированы (триадический взаимный детерминизм). В конечном счете поведение – это результат сложного взаимодействия внешних событий и внутриличностных детерминант: наследственных особенностей, приобретенных умений, рефлексивного мышления и самоинициативы.

В соответствии с теорией социального научения основными механизмами формирования поведения являются следующие.

1. Научение через наблюдение (викарное научение) является ведущим способом. Люди научаются поведению и когнитивным навыкам преимущественно наблюдая за моделями (за другими людьми). По мнению Бандуры, викарное научение даже эффективнее, так как оно безопаснее. Наблюдать можно не только сцены из жизни, но также их художественно‑символическое изображение, например, через литературу, кино. Наблюдатель примет демонстрируемое поведение за образец, если: оно явно приносит внешние выгоды; внутренне положительно им оценивается; приносит пользу модели, и его можно наблюдать. При этом сочетание вербального и невербального моделирования эффективнее. Например, образ отрицательного героя фильма будет заразительным, если актер (персонаж) вызывает симпатию и близок к идеалу или если с помощью негативных действий он безнаказанно добивается власти, денег, удовольствий…

Научение через наблюдение необязательно требует внешней награды, так как опосредуется и «награждается» когнитивными процессами наблюдателя (например, его оценкой происходящего, его представлениями о последствиях подобного поведения).

2. Научение в действии, или научение через опыт, распространено чрезвычайно широко. Существует различие между знанием и навыком. Навыки (действия) связаны с целевыми структурами. Совершая действия, люди испытывают влияние их последствий (оперантное обусловливание). Поэтому на поведение существенно влияет то, как человек воспринимает последствия. Например, если последствия реакции оцениваются высоко, это повышает вероятность совершения такого поведения, т. е. усиливает его. Таким образом, вопреки механистическому представлению, последствия определяют поведение не сами по себе, а через мысли. Термин «подкрепление», по мнению А. Бандуры, вводит в заблуждение, так как подразумевает автоматическое реагирование и усиление реакций. В то время как для эффективного функционирования также требуется, чтобы люди предвидели события и оценивали вероятные результаты различных действий. Например, дети ведут себя в присутствии снисходительного родителя более вызывающе, чем в присутствии более требовательного. Создание точных прогнозирующих суждений требует внимания, памяти и интегративных когнитивных навыков.

А.Бандура выделяет три регулирующие мотивационные системы – это системы, базирующиеся на внешних, косвенных и самопродуцированных результатах.

Внешние мотиваторы – это внешние последствия действий человека, усиливающие или ослабляющие эти действия в последующем. Они включают: физическую депривацию и боль; материальные стимулы (например, пища); сенсорные стимулы (приятные/неприятные ощущения); социальные стимулы (одобрение/неодобрение); символические стимулы (деньги, оценки, звания); стимулы деятельности (в том числе, творчества); стимулы статуса и власти.

Косвенные мотиваторы (мотиваторы опосредования) – знания, полученные в результате наблюдения за последствиями реакций других людей. Наблюдение за тем, как вознаграждается поведение других людей, повышает вероятность того, что наблюдатели станут вести себя подобным образом. Наблюдение того, что поведение других людей наказывается, уменьшает вероятность подобного поведения. Следует заметить, что более эффективным способом сдерживания нежелательного поведения является обучение конструктивным альтернативным формам поведения. В целом наблюдение за поведением других дает информацию, эмоционально возбуждает, влияет на личные стандарты и оценки.

Внутренние мотиваторы (мотиваторы саморегуляции) особенно важны, поскольку человеческое поведение в основном осуществляется без непосредственного вознаграждения. Внутренние стандарты поведения могут действовать как внутренние стимулы. Саморегуляция поведения включает в себя три подпроцесса: самонаблюдение (получение информации о своем поведении), оценочный процесс (оценка положительности или отрицательности своего поведения с точки зрения личных стандартов) и самореагирование (влияние на свое поведение).

Для успешного поведения чрезвычайно важны концепции личной эффективности – суждения личности о возможности достичь определенного уровня исполнения (вера в свою эффективность). Концепции эффективности являются результатом: личного опыта достижений; опосредованного опыта (наблюдений за удачами‑неудачами других); вербального убеждения (уговаривания); физиологического и эмоционального состояния (эмоциональное возбуждение, настроение, усталость, боль, страдание). Первоначально люди себя мотивируют через установление стандартов, или уровней исполнения, которые вызывают нарушение равновесия, а затем стремятся достичь этих уровней. Цели, которые личность ставит перед собой, действуют как внутренние мотиваторы, действующие по принципу самоудовлетворения при реализации целей. Особенно полезно ставить постепенно усложняющиеся краткосрочные промежуточные цели.

К теории научения тесно примыкает когнитивное направление, также выросшее на почве бихевиоризма. Согласно когнитивной модели Аарона Бека и рационально‑эмотивной теории Альберта Эллиса, в основе нарушенного поведения лежат неадаптивные мыслительные схемы. Неадекватные когниции запускают неадекватные чувства и действия. То, как люди интерпретируют стрессовые ситуации, определяет их поведение. Например, при депрессии «нормальная» печаль трансформируется во всеобъемлющее чувство тотальной потери и поражения. На уровне поведения в этом случае возникают дезадаптивные реакции ухода, отказа от активности. Другая ситуация может восприниматься чрезмерно угрожающе, что в свою очередь спровоцирует тревогу и гнев, а затем агрессию или избегание. Таким образом, неадекватность переработки информации, а также неудачи в структурировании жизненных ситуаций могут выступать в качестве отдельной причины поведенческих расстройств [12, 19].

Как отмечалось выше, отклоняющееся поведение личности может быть связано с такой индивидуальной особенностью, как стрессоустойчивость. В настоящее время в рамках когнитивно‑поведенческого подхода активно изучается поведение человека в экстремальных или стрессовых ситуациях [6]. В связи с этим изучается копинг‑поведение. Под копингом (coping) подразумевается процесс, опосредующий приспособление, следующее за стрессовым событием. Впервые термин был использован Л.Мерфи в 1962 г. в исследовании способов преодоления детьми трудностей, связанных с возрастными кризисами. Сейчас копинг рассматривается как важный процесс социальной адаптации. Приспособляемость определяется тремя компонентами: 1) способностью и умением организма адекватно реагировать на внешние воздействия; 2) мотивацией – желанием приспосабливаться к условиям окружающей среды; 3) способностью поддерживать психическое равновесие. Копинг‑поведение понимается как сознательные стратегии преодоления стрессовых ситуаций (сосуществующие с бессознательными механизмами психологической защиты).

В соответствие с моделью Р. Лазаруса, также исследующего копинг‑поведение, взаимодействие среды и личности регулируется двумя процессами: когнитивной оценкой и копингом [6]. Выделяется два вида когнитивной оценки – первичная и вторичная. Первичная оценка определяется степенью воспринимаемой угрозы, свойствами стрессора, психологическими особенностями индивида. Ее результатом является вывод об оценке ситуации как угрожающей или как ситуации изменения. Вторичная оценка критически дополняет первичную и определяет, как мы можем влиять на негативные события и каковы ресурсы преодоления стресса. После когнитивной оценки ситуации индивид приступает к разработке механизмов преодоления стресса с целью адаптации. После мыслительной проработки следует собственно копинг – процесс совладания со стрессом.

Копинг является целостным механизмом. В исследовательских целях целесообразно говорить о его когнитивном, эмоциональном, поведенческом аспекте. Копинг может способствовать адаптации личности к конкретной ситуации, эффективности поведения, а может и не способствовать. Таким образом, копинг‑поведение может быть гибким и пассивным, продуктивным и непродуктивным.

Наряду с копинг‑стратегиями (действиями по совладанию) выделяют копинг‑ресурсы личности – совокупность условий, способствующих преодолению стресса. Выделяют следующие виды копинг‑ресурсов: физические (здоровье, выносливость); социальные (индивидуальная социальная сеть, социально‑поддерживающие системы); психологические (убеждение, устойчивая самооценка, общительность, интеллект, мораль, юмор) и материальные ресурсы (деньги, оборудование).

Понятие копинга разрабатывалось на примерах кризисных ситуаций, связанных с тяжелой болезнью как источником стресса. Е.Хэйм, изучая копинг‑процессы у онкологических больных, предпринял попытку перевести формы совладания, описанные разными исследователями, в систему нейтральных понятий и выделил 26 форм копинг‑поведения.

Адаптивные варианты копинг‑поведения включают такие когнитивные элементы, как проблемный анализ, установка на собственную ценность, сохранение самообладания. Данные формы поведения направлены на анализ возникших трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, более глубокое осознание собственной ценности как личности, наличие веры в собственные ресурсы в преодолении трудных ситуаций. Среди эффективных эмоциональных стратегий можно назвать такие, как протест, оптимизм – эмоциональные состояния с активным возмущением и протестом по отношению к трудностям и уверенностью в наличии выхода в любой, даже самой сложной ситуации. Успешные поведенческие копинг‑стратегии – сотрудничество, обращение, альтруизм. Это такие формы поведения личности, при которых она вступает в сотрудничество со значимыми (более опытными) людьми, ищет поддержки в ближайшем социальном окружении или предлагает ее близким в преодолении трудностей.

Жизнь показывает, что в случае отклоняющегося поведения люди чрезвычайно часто прибегают к малоадаптивным вариантам копинг‑поведения. Среди малопродуктивных когнитивных стратегий – смирение, растерянность, диссимуляция, игнорирование – пассивные формы поведения с отказом от преодоления трудностей из‑за неверия в свои силы и интеллектуальные ресурсы, или с недооценкой неприятностей. Среди малопродуктивных эмоциональных копинг‑стратегии – подавление эмоций, покорность, самообвинение, агрессивность – варианты поведения, характеризующиеся подавленным эмоциональным состоянием, состоянием безнадежности, покорности и недопущения других чувств, переживанием злости и возложением вины на себя и других. Среди малопродуктивных поведенческих стратегий – активное избегание, отступление – поведение, предполагающее пассивность, уединение, изоляцию, уход от решения проблем.

Также имеют место относительно адаптивные варианты копинг‑поведения, конструктивность которых зависит от значимости и выраженности ситуации преодоления. Среди когнитивных стратегий к ним относятся: относительность, придача смысла, религиозность – формы поведения, направленные на оценку трудностей в сравнении с другими, придание особого смысла их преодолению, а также вера в Бога. Среди эмоциональных копинг‑стратегий – эмоциональная разрядка, пассивная кооперация – поведение, которое направлено либо на снятие напряжения, либо на передачу ответственности по разрешению трудностей другим лицам. Среди поведенческих стратегий – компенсация, отвлечение, конструктивная активность – поведение, характеризующееся стремлением к временному отходу от решения проблем, например: с помощью алкоголя, лекарственных средств, погружения в любимое дело, путешествий, исполнения своих заветных желаний.

Стресс – обычное для большинства людей явление. В ходе жизни формируются привычные для каждого человека копинг‑стратегии. И хотя поведение каждого человека включает различные стратегии, современные данные позволяют говорить о том, что «здоровые» люди достоверно чаще прибегают к более адаптивным формам копинг‑поведения и меньше используют неконструктивные формы. В то время как личности с проблемным поведением, например зависимым, склонны к малопродуктивным стратегиям, таким, как уход от проблем и трудностей, отрицание и изоляция [30].

Развитие в 1960‑е гг. кибернетики и теории систем породило такое направление в психологии, как системное консультирование и системная семейная психотерапия[7, 17]. В рамках данного подхода личность рассматривается как элемент какой‑либо социальной системы. Например, на поведение человека влияет его семья, поскольку он включен в семейную систему. Системными семейными характеристиками будут: иерархия, границы, подсистемы, правила, стили коммуникации и т. д. Семейная система должна быстро и гибко адаптироваться к внутренним и внешним изменениям. Семьи могут быть гармоничными и дисфункциональными. Дисфункциональная семья не справляется со стрессорами и не обеспечивает условий для личностного роста каждого из своих членов. Стрессорами являются любые события, требующие изменений в семейной системе. Это, например, рождение ребенка, смена профессии, миграция семьи, достижение ребенком подросткового возраста, уход детей из дома.

С позиций семейной терапии каждый участник семейного процесса играет определенные роли, а система в целом стремится к поддержанию устойчивого равновесия. Отклоняющееся поведение – симптом семейного неблагополучия. В целом симптом служит удержанию семьи от распада и сохранению привычного равновесия. Например, наркозависимость подростка может удерживать родителей от развода, поскольку родители в данном случае объединятся для борьбы с реальной опасностью.

Носитель симптома обозначается как идентифицированный пациент. Симптоматическое поведение характеризуется следующими признаками:

– оно сильно влияет на всех членов семьи;

– симптом непроизволен и не поддается контролю со стороны его носителя;

– симптом закрепляется и поддерживается членами семьи;

– симптоматическое поведение дает участникам семейного процесса психологическую выгоду.

С. А. Кулаков указывает, что чаще всего причинами симптоматического поведения выступают следующие обстоятельства [7, с. 116]:

– члены семьи игнорируют семейную проблему и не разделяют ответственность за симптом;

– закрытые внешние границы не позволяют получить ресурс извне для решения проблем, блокируя нормальное развитие семейной системы;

– размытые границы между семейными подсистемами (супруги, их родители, сибсы и т. д.) стимулируют процесс хронической беспомощности у всех членов семьи, но особенно у «идентифицированного пациента»;

– стереотипные «застывшие» ролевые взаимодействия;

– проблемы открытого выражения чувств в семье (нередко кризис, создаваемый симптомом, является единственным способом испытать эмоции).

Если семья рассматривается как саморегулирующаяся система, а симптоматическое поведение как механизм ее регуляции, то в случае устранения симптома вся система может оказаться временно нерегулируемой. Поэтому не только носитель симптома, но вся семья неосознанно сопротивляется позитивным переменам, в том числе поддерживая отклоняющееся поведение.

Благодаря анализу психологических концепций мы еще раз смогли убедиться, насколько сложна и многообразна изучаемая нами реальность – отклоняющееся поведение личности. Отклоняющееся поведение может быть следствием духовных проблем, оно также может быть связано с внутриличностными конфликтами и неадекватными психологическими защитами, оно может быть результатом семейной дисфункции, и наконец, нежелательное поведение может быть просто привычкой – действием, которое неоднократно повторялось и вознаграждалось внешней или внутренней выгодой. Это может быть что‑то одно или многое сразу.

Конкретизируя рассмотренные психологические факторы и механизмы девиантного поведения, мы можем попытаться систематизировать его психологические составляющие.

Итак, отклоняющееся поведение характеризуют:

духовные проблемы – отсутствие или утрата смысла жизни, несформированные нравственные ценности, редуцированные высшие чувства (совесть, ответственность, честность), внутренняя пустота, блокировка самореализации;

деформации в ценностно‑мотивационной системе личности – девиантные ценности, ситуативно‑эгоцентрическая ориентация, фрустрированность потребностей, внутренние конфликты, малопродуктивные механизмы психологической защиты;

эмоциональные проблемы – тревога, депрессия, негативные эмоции, трудности понимания и выражения эмоций;

проблемы саморегуляции – нарушение способности ставить цели и добиваться их выполнения; неадекватная самооценка, чрезмерный или недостаточный самоконтроль, низкая рефлексия, малопродуктивные механизмы совладания со стрессом, низкие адаптивные возможности, дефицит позитивных ресурсов личности;

когнитивные искажения – дисфункциональные мысли, стереотипы мышления, ограниченные знания, мифы, предрассудки, неадекватные установки;

негативный жизненный опыт – отрицательные привычки и навыки, девиантный опыт, ригидные поведенческие стереотипы, психические травмы, опыт насилия.

В случае отклоняющегося поведения, как правило, имеют место несколько из перечисленных психологических проблем. Остается до конца не ясным вопрос – когда и почему рассмотренные особенности личности превышают «порог допустимого», вызывая поведенческие расстройства? Справедливости ради, следует заметить, что психологические трудности в той или иной степени присущи каждому человеку (например, неуверенность в себе). Но в силу определенных причин (например, системы личностных смыслов) в одном случае личные проблемы стимулируют человека к позитивной активности (творчеству, служению людям, достижениям), а в другом случае они провоцируют отклоняющееся поведение.

В целом, накопленные клинические и экспериментальные данные позволяют предположить, что не существует линейной зависимости между девиантными действиями и каким‑либо конкретным фактором, механизмом. Как правило, отклоняющееся поведение личности представляет собой сложную форму социального поведения, детерминированного системой взаимосвязанных факторов – условий и психологических причин.

Выделенные факторы зависимого поведения можно представить в виде рабочей схемы для анализа. Данная схема позволяет своевременно распознать наиболее уязвимые сферы личности, которые могут выступать одновременно и причинами и стабилизаторами проблемного поведения.

По результатам данного анализа можно составить индивидуальную программу профилактики или преодоления отклоняющегося поведения.

 








Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 1308; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.02 сек.