Воспитание, образование и педагогическая мысль в Древнем Риме

Рим, по преданию, был основан в 752 г. до н.э. В конце VI в. до н.э. здесь сложилась Римская республика, которая на протяжении не­скольких столетий вела захватни­ческие войны. С 31 г. до н.э. Рим превратился в столицу огромной империи, город с милли­онным населением. В Древнем Риме существовала смешан­ная греко-римская культура, многие образованные римляне владели греческим языком. Традиции образования детей и юношества у римлян, как и у других древних народов, есте­ственно, имели в своей основе практику семейно-домашнего воспитания. Семейное устройство было здесь типично пат­риархальным. По римским обычаям, отец имел право даже лишить жизни сына-младенца или продать взрослого сына, т.е. был полновластным владыкой в семье. За воспитание де­тей глава семьи нес ответственность перед общиной. Отцы воспитывали и обучали как своих собственных сыновей, так и приемных. В трактате «Государство» Цицерон говорил о том, что царь Тарквиний с величайшим усердием обучал приемного сына всем наукам, которые постиг сам.

Описание традиционного римского образования нашло от­ражение в сочинении Катона Старшего (234–149 до н.э.) «Кни­ги, посвященные сыну», написанном в виде как бы пособия по сельскому хозяйству, врачеванию, военному искусству, праву и риторике.

Со II в. до н.э. в Риме стал преобладать грамматический иде­ал образования. На второй план отходят занятия математикой, их оттесняет изучение законов. Уроки музыки и гимнастики практически отсутствуют, а вместо них юношество обучается верховой езде, фехтованию и плаванию. В семьях римской зна­ти – нобилей – продолжало господствовать домашнее обуче­ние с приглашением учителей-греков. Эта традиция в большей или меньшей степени сохранялась на протяжении всей римс­кой истории.

Однако далеко не все могли позволить себе пригласить на дом учителя. Греческие учителя грамматики уже во II–I вв. до н.э. чаще всего вели занятия не на дому, а в своих собствен­ных школах. В Риме существовали школы с обучением как на греческом, так и на латинском языке. Классическая латинс­кая грамматика была составлена Элием Донатом значитель­но позже, в IV в. н.э., и называлась «Искусство грамматики». Этот труд состоял из двух частей: «Малая грамматика» для начальной ступени обучения и «Большая грамматика» для более высокой ступени обучения. Этот педагогический труд был широко распространен в Европе на протяжении всего средневековья.

Школьное обучение в Риме было организовано следую­щим образом. Элементарное образование давалось в так на­зываемых тривиальных школах. Это были частные школы с неопределенным сроком обучения и различными програм­мами. Нередко в них наряду с мальчиками учились и девочки. Размещались тривиальные школы где придется: в жилище учителя, в мастерской ремесленника, а то и прямо на ули­це, во дворике или на перекрестке, откуда и пошло назва­ние школ: тривиум – перекресток. Дети сидели на полу, а учитель на стуле, который и являлся его кафедрой. Детей учили законам Рима, чтению, письму, счету.

Характер обучения в Риме, в общем, мало чем отличался от обычной школьной практики эллинизма. Методика обучения была та же, а цели образования были несколько более прагма­тичны, что превращало римские учебные заведения в типич­ные «школы учебы», развившиеся в эпоху средневековья.

Профессия учителя элементарной школы в Древнем Риме приравнивалась к профессии ремесленника и не пользовалась уважением. Учителя, открывая школы, сами искали учеников и получали плату с родителей. По сути дела, любой римлянин, научившийся читать и писать, мог держать свою школу. Дохо­ды учителя были мизерными.

Школы повышенного типа – грамматические – первона­чально открывались греческими учителями и ничем не отлича­лись от подобных школ в других частях эллинистического мира. Со II в. до н.э. начали распространяться латинские и смешан­ные греко-латинские грамматические школы. Обучались в них мальчики от 12 до 16 лет. Для этих школ создавались пособия, содержавшие отрывки из сочинений Гомера, Вергилия, Цице­рона, Тита Ливия и других авторов. Учителя грамматических школ занимали более высокое положение в обществе по срав­нению с учителями элементарных школ. Иногда они даже со­стояли на государственной службе и оплачивались государством.

Для молодежи аристократического происхождения суще­ствовали, как и в Греции, риторские школы. Программа за­нятий здесь складывалась из обучения основам ораторского искусства в виде выполнения упражнений по составлению речей на заданную тему. Учителя ораторского искусства од­новременно давали своим учащимся необходимые каждому культурному римлянину того времени знания философии, права, истории. Обучение было ориентировано на достаточ­но разностороннее для того времени умственное образова­ние. Учителя риторики были людьми, как правило, состоя­тельными, участвовали в политической жизни, а в отдель­ных случаях занимали государственные посты.

В обучении красноречию ценилась прежде всего внешняя эффектность, форма, а не содержание. Считалось, что ора­тору необходимо иметь природные способности, уметь под­ражать высоким образцам, постоянно упражняться в пуб­личных выступлениях.

В школьной риторике сложилась структура образцовой речи: вступление, изложение существа дела, приведение до­казательства собственной позиции и опровержение утверж­дений противника, заключение.Во всех пособиях по ритори­ке детально, с приведением тщательно отобранных приме­ров, говорилось, как украсить речь стилистически, как сделать ее убедительной.

Для детей римской знати создавались своеобразные воспи­тательные центры – коллегии юношества. Впервые они были образованы императором Августом в Риме для молодежи пат­рицианских родов с целью формирования правящей элиты, затем распространились по всей империи. В Риме сложилась традиция на завершающем этапе обучения устраивать для молодых риторов своеобразные образовательные поездки в эллинистические центры культуры и просвещения – Афи­ны, Пергам, Александрию.

В Римской империи в первые века нашей эры установился устойчивый школьный канон, включавший и содержание образования, и порядок его освоения, и методы обучения. Римский писатель и ученый Варрон (116–27 до н.э.) называл девять основных школьных дисциплин: грамматику, ритори­ку, диалектику, арифметику, геометрию, астрономию, му­зыку, медицину и архитектуру. К V в. н.э. из школьного курса были постепенно исключены медицина и архитектура, тем самым как бы оформились «семь свободных искусств», став­ших сердцевиной образования в эпоху средневековья. Школь­ные предметы были названы «свободными искусствами», по­тому что предназначались для детей свободных граждан.

На исходе римской истории утвердилось двухчастное де­ление школьного курса «семи свободных искусств» на тривиум и квадривиум. Грамматика, риторика и диалектика со­ставляли тривиум; арифметика, геометрия, астрономия и музыка составляли квадривиум. Заслуга в создании этой клас­сификации принадлежит римскому философу и автору школь­ных учебников Боэцию (ок. 480–525 до н.э.). В основу постро­ения школьных пособий им был положен принцип компи­ляции – сведения в единый текст фрагментов различных источников. Учебники, составленные Боэцием, оказали силь­ное воздействие на средневековую школу.

По мнению римских учителей риторики начала нашей эры, обучение должно было быть не трудным, а приятным для уче­ника. Однако ораторское искусство в этот период выродилось в обучение красиво говорить, без должного внимания к об­щему образованию обучающихся.

Педагогическая мысль Рима нашла отражение прежде все­го в сочинениях Цицерона, Сенеки, Квинтилиана.

Марк Туллий Цицерон (106–43 до н.э.) был и оратором, и политическим деятелем, и философом, и педагогом. Плутарх в «Жизнеописаниях» говорил, что Цицерон уже в детстве настолько превосходил своих товарищей по школе, что их отцы приходили на занятия, дабы посмотреть на это чудо. Цицерон обучался у лучших римских ораторов, философов, а также брал уроки у трагических и комических актеров. Он совершал образовательные поездки в Афины, Малую Азию и на остров Родос. Плутарх рассказывает, что на Родосе Ци­церон произвел сильнейшее впечатление на философа Посидония, который о нем сказал следующее: «Тебя, Цице­рон, я хвалю и удивляюсь тебе, но жалею о судьбе Эллады, воочию убеждаюсь, что единственное из прекрасного, ос­тавшееся еще у нас – образованность и красноречие – и то благодаря тебе, сделалось достоянием римлян».

Первым сочинением Цицерона педагогического характера было составленное им учебное пособие по риторике – «О подборе материала». В философско-педагогическом трактате «Об ораторе» он обрисовал идеальный образ всесторонне образо­ванного оратора-философа, обладающего подвижностью ума и соображением, которые он выработал у себя в процессе обучения.

Педагогические идеи Цицерона нашли отражение в це­лом ряде других его сочинений: «Брут», «Оратор», «Гортен­зий», «Лелий, или О дружбе», «Об обязанностях», «О при­роде Добра и Зла», «Тускуланские беседы». Сущность чело­века он определял понятием «гуманность», «человечность». Идеал воспитания – совершенный оратор, художник слова и общественный деятель. Цицерон считал, что единствен­ным путем для достижения истинно человеческой зрелости является систематическое и непрерывное образование и са­мообразование. Оратору прежде всего следует освоить общую культуру и получить «универсальное образование». Лишь та­ким путем можно стать совершенным человеком. В содержание образования он включал знание философии, законов, истории, овладение умениями и навыками произнесения речей. У будущего оратора должны быть воспитаны такие черты личности, как такт, чуткость, мужество, умеренность, разумность, справедливость, желание служить обществу, дружелюбие и т.п. Основным недостатком, пороком личнос­ти Цицерон считал эгоизм.

Цицерон был признан первым учителем римского народа. Свое педагогическое кредо он высказал в следующих словах: «Я считаю... своей обязанностью... работать в том направле­нии, чтобы благодаря моим стараниям, усердию, трудам все мои сограждане расширили свое образование». Сочинения Цицерона широко использовались в школах эпохи средневе­ковья и Возрождения.

Луций Анней Сенека (около IV в. до н.э.) – философ и оратор эпохи императорского Рима – считал главной задачей воспитания моральное совершенствование человека. Его пе­дагогические идеи тесно переплетены с этикой стоиков. Ос­новным предметом школьного обучения ему представлялась философия. Он утверждал, что постичь природу и самого себя можно, только овладев философией, которая является и глав­ным средством нравственного совершенствования человека. Проблемы нравственного воспитания рассмотрены им в та­ких произведениях, как «Письма на моральные темы», «Нрав­ственные письма к Луцилию», где изложена программа нрав­ственного совершенствования человека. Основным методом воспитания он считал побуждение человека к самодвижению к божественному идеалу. В этом Сенека предвосхитил христи­анские воззрения на воспитание.

Основным понятием, характеризующим процесс воспи­тания по Сенеке, выступает «норма». Воспитатель-философ в своей педагогической деятельности не должен допускать отклонений от нормы, а своим поведением в жизни должен утверждать ее. Основное средство воспитания – назидатель­ные беседы-проповеди с наглядными примерами из жизни и истории.

Сенека был сторонником энциклопедического образова­ния и высказывал идею о безграничных возможностях про­гресса человеческого знания. Традиционные «семь свободных искусств» он не считал основными школьными дисциплина­ми. В одном из своих «Писем к Луцилию» он говорил: «Ты желаешь знать, что я думаю о свободных науках и искусствах. Ни одно из них я не уважаю, ни одно не считаю благом, если плод его – деньги. Тогда они – продажные ремесла и хороши до тех пор, пока подготавливают ум, не удерживая его дольше... Неужели ты веришь, будто в них есть какое-то благо, хотя сам видишь, что нет людей ниже и по­рочнее их учителей?»

 

Квинтилиан

 

 

Сенека подвергал критике все дисциплины тривиума и квадривиума, делая вывод, что в основу вос­питания и обучения должно быть положено освоение учащимися нравственных начал: «Лишь одно делает душу совершенной: незыб­лемое знание добра и зла (которое доступно только философии) – ведь никакая другая наука добра и зла не исследует». Конечной целью воспитания Сенека считал подго­товку юношества к жизни и деятельности в «сообществе бо­гов и людей».

Квинтилиан (ок. 35 – ок. 96) был первым римским учите­лем риторики на государственном содержании, автором со­чинения «Наставление оратору», где, начиная с элементар­ных ступеней обучения, он изложил свои представления об обучении риторике.

Квинтилиан считал, что уже младенца необходимо обу­чать правильно произносить звуки речи, выговаривая слова. Он обращал внимание воспитателей на необходимость учи­тывать возрастные и индивидуальные особенности учащих­ся, выдвигал требование сделать процесс обучения естествен­ным и радостным для детей посредством применения таких методов и приемов, как организация совместной деятельно­сти, состязаний в искусстве произнесения речей и др. Об­суждая проблемы организации процесса обучения, он выде­лял в нем три последовательные стадии: подражание, теоре­тическое наставление и упражнение.

Квинтилиан высказал много тонких наблюдений, сохра­няющих значение и до наших дней. Например, в учителе он видел высокообразованного человека, любящего детей, изу­чающего их, осторожного как в наградах, так и в наказаниях. Образцом учителя он считал Цицерона.

Квинтилиан оказал сильное воздействие на педагогическую мысль эпохи Возрождения. Особенно сильное влияние на разви­тие мировой педагогической мысли оказала идея Квинтилиана о необходимости образования детей в правильно организован­ных школах. Важность школьного образования была им не толь­ко обоснована, но и практически доказана, поскольку сам он являлся создателем и руководителем государственной риторс­кой школы в Риме. Квинтилиан обращал внимание на такие положительные факторы школьного образования, как соревно­вательность, установление дружеских связей между учениками, усвоение норм общежития, укрепление «усердия к учению» и т.п. В произведении «О воспитании оратора» роль семьи в деле вос­питания детей определялась в плане подготовки их к поступле­нию в школу. По мнению Квинтилиана, в самой природе чело­века заложена необходимая для его дальнейшего обучения «по­нятливость», а дети, неспособные к учению, являются редким исключением подобно физической уродливости. Воспитание со стороны взрослых и прилежание при выполнении упражнений со стороны детей способствуют развитию того, что дано челове­ку уже при его появлении на свет.

 








Дата добавления: 2015-01-13; просмотров: 913; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.