Понятие и виды правоотношений.

Первичный, исходный субъект права – это свободный, ав­то­номный индивид, за которым при­знается равная с другими способность вступать в право­отноше­ния, приобретать права и обязанности (т.е. право­субъект­ность). Возможность коллективного образования (органи­зации, объе­дине­ния и др.) быть субъектом права производна от признания правосубъектности инди­вида. В обществе, в котором не суще­ствует или не допускается сво­бода индивида, нет ни права, ни каких бы то ни было иных (групповых, институциональных) субъектов права.

Субъекты права – это лица, физические и юридические. Юридические лица могут быть частными и публичными. Пуб­личное юридическое лицо (“юридическое лицо публичного права”)

Как субъект права индивид или коллективное образова­ние выступает в каче­стве лица (физического или юридиче­ского) – внешне обособленного и пер­сонифицированного субъекта, фор­мально независимого от других субъек­тов. Го­сударствен­ные ор­ганы в частноправовых отношениях вы­ступают как юридиче­ские лица, в публично-правовых – как институцио­нальные субъекты права, способные в рамках своей компетен­ции одно­сторонними действиями по­рождать, изменять и пре­кращать правоотношения. Государство в це­лом в частноправо­вых отно­шениях выступает на равных на­чалах с физическими и юриди­ческими лицами, в публично-правовых (абстрактных) отноше­ниях – как осо­бый, по­литический субъект права, который обла­дает по отно­шению к индивидам (и дру­гим лицам) правом при­нуждать к со­блюдению закона и не­сет обязан­ность со­блюдать и защи­щать права и свободы че­ловека и гражда­нина.

Право во взаимоотношениях надындивидуальных объе­дине­ний, ин­ститутов, ассоциаций, государств возможно только там, где отдельные ин­дивиды выступают как субъект права В меж­ду­народном праве субъект права являются не только государ­ства и международные организации, но и ин­дивиды, и меж­ду­народные суды защищают их права по от­ношению к государ­ству.

39. Субъекты права.Правосубъектность – это способность индивидов и коллективных образований быть субъектами права, вступать в правоотношения. Общей предпо­сылкой правосубъектности является внешняя обо­собленность и персонификация (автономность), позволяю­щая выступать в пра­воотношении от собственного имени в виде единого лица.

Различается общая, отраслевая и специальная правосубъ­ект­ность физических лиц. Общая правосубъектность озна­чает при­знание свободы индивида, его способности быть субъектом права вообще, в частности – субъектом права собственности на сред­ства производства; в индустриальном обществе она при­знается возни­кающей с момента рождения человека. Объем и содержание общей правосубъектности опре­деляются совокуп­ностью естест­венных и неотчуждае­мых прав и свобод че­ловека и гражданина, гарантированных в данной стране. Это основные субъективные права, описы­вающие сферы жизнедеятельности, в которых инди­виды мо­гут приобретать субъективные права и обязанности, пре­ду­смотренные нормами права.

Отраслевая правосубъектность означает способность быть субъектом правоотношений той или иной отрасли права (граж­данского, административного, процессу­ального и т.д.) и пред­ставляет собой единство правоспособности и дееспо­собности. Под правоспособностью понимается спо­собность иметь преду­смотренные нормами права субъек­тивные права и обязанности, а под дее­способностью – спо­собность приобретать их и осуще­ств­лять своими дейст­виями. Как правило, правоспособность и дее­способность неразрывны. На­пример, гражданин, достигший 18 лет, пра­воспособный в области избира­тельных прав, не мо­жет быть недееспособным. Так же бессмысленна трудо­вая пра­воспо­собность без дееспособности. Только в сфере граждан­ского права имущественные права могут принадлежать одному лицу, но осу­ществ­лять их от его имени и в его интересах мо­гут другие лица.

Специ­альная право­субъектность необходима для правоотношений, субъектами ко­торых могут быть лишь лица, соответствую­щие определенным требованиям. Например, для из­брания Президентом РФ необ­ходимо быть гражданином России не моложе 35 лет и посто­янно про­живать в России не менее 10 лет.

Правосубъектность физических лиц может быть огра­ничена только по приговору суда в качестве основной или дополнитель­ной меры наказания. Любые соглашения об ог­раничении право­субъектность ни­чтожны.

Правосубъектность юридического лица может быть только специальной – в том смысле, что оно вправе иметь, приобре­тать и осуществлять только права и обязанности, не противоре­чащие его уставу. Правосубъектность органов го­сударства и мест­ного само­управления в сфере публичного права называ­ется компе­тенцией. Она устанавливается зако­ном и включает в себя воз­можность од­носторон­ними дейст­виями порождать, из­менять и прекращать правоотношения.

Частным случаем дееспособности является деликтоспо­соб­ность – способность быть субъектом правонарушения и нести юридическую ответ­ственность.

Субъектив­ное право – это индивидуаль­ная мера сво­боды, дозволяющая определенное пове­дение управомочен­ного субъ­екта либо позволяющая ему требо­вать опре­делен­ного поведе­ния от обязанного субъекта. В слу­чае нарушения субъективное право защища­ется путем предъявления в суде (ином компе­тентном государствен­ном ор­гане) притязания (иска, жа­лобы) к на­рушителю. Невоз­можно субъективное право, ко­торое нельзя за­щитить в суде.

Содержание правоотношений и юридические факты.

Юридическая обязанность – юридическая мера долж­ного поведения, соответствующего в правоотношении субъ­ектив­ному праву. Не существует субъективных прав, кото­рым не со­ответствует чьи-либо юридические обязанности.

Формально можно представить некоторые элементы общего правового статуса человека (и гражданина) как абстрактные аб­солютные правоотношения (их называют общерегулятивными). Например, праву каждого на жизнь корреспондирует всеобщий запрет (и соответствующая обязанность) лишать человека жизни. Но это будет “правоотношение каждого с каж­дым”. Любое содержание такого рода правоотношения уже описано в универсальном требовании права: осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других. Та­ким образом, юридическую конструкцию “абсолютному абст­рактному праву соответствует всеобщая обязанность не нару­шать это право” не следует пытаться изобразить в виде право­отношения “всех со всеми и каждого с каждым”. Не следует доводить юридические категории до абсурда.

Реально можно говорить лишь об относительном абстракт­ном правоотношении, а именно, о фундаментальном правоот­ношении каждого человека (и гражданина) с государством. Со­держание этого общего правоотношения составляют, с одной стороны, права и свободы человека и гражданина, с другой, обязанность государства признавать их, соблюдать и защищать. Это общее правоотношение теоретически можно рассматривать как совокупность отдельных абстрактных правоотношений. На­пример: праву граждан на равный доступ к правосудию коррес­пондирует обязанность государства обеспечивать реализацию этого права принятием необходимых законов и созданием дос­таточного числа компетентных и надлежащим образом органи­зованных судов; праву каждого быть собственником соответст­вует обязанность государства признавать, соблюдать и защи­щать это фундаментальное право каждого человека и осуществ­лять необходимые меры для его соблюдения и защиты. Но по существу человек (и гражданин) состоит в одном общем абст­рактном правоотношении с государством, а не во множестве отдельных абстрактных правоотношений.

Различаются права абсолютные (“права на свои дей­ствия”), и отно­сительные (“права на чужие действия”). Абсо­лютному субъективному праву корреспондирует обя­занность неопределенного круга лиц (“всех остальных”) не препятство­вать осуществлению права управомоченным ли­цом. Относи­тельному праву корреспондирует обязанность определенного лица (лиц) выполнить соответствующие дей­ствия в пользу управомоченного лица.

Юридические факты – конкретные фактические обстоятель­ства, обусловли­ваю­щие возникновение, изменение или прекращение право­отно­ше­ний. Это традиционное определение не слишком корректно, по­скольку предполагает, что юридические факты являются чем-то внешним по отношению к правоотноше­нию, предшест­вуют ему. На самом деле юри­дический факт – такое состояние пра­воотношения, “поворот”, “момент” в его развитии, с кото­рым связываются оп­ределенные юридиче­ские послед­ствия.

Юридические факты подразделяются на события, состояния и дей­ст­вия. Собы­тия происходят независимо от воли субъектов право­отно­шения (например, стихийное бедствие), а дейст­вия совер­шаются ими осознанно. Состояние (например, беремен­ность, алкогольное опьянение) не относится ни к событиям, ни к действиям.

Действия, в свою очередь, могут быть правомер­ными и про­тивоправными.

Противоправные действия, содержащие признаки состава правонарушения, порождают охранительные право­отношения – юридическую ответственность.

Правомер­ные действия, со­вершенные без намерения вы­звать опреде­ленные юридиче­ские последствия (например, на­ходка, соз­дание литературного про­изведе­ния, рож­дение ре­бенка), принято называть юридиче­скими поступками, а право­мер­ные действия, направленные на достижение определен­ных юри­дических последствий (обраще­ние с иском в суд), – юри­ди­ческими актами. Далее различают односторонние и двух- или многосторонние юридические акты. Первые со­вершаются по воле только одного из участников пра­воот­ношения (завещание), вто­рые предполагают согласование воль всех субъек­тов (дого­вор).

В ряде случаев для возникновения, изменения или пре­кра­ще­ния пра­воотношения требуется одновременное нали­чие двух или более юридиче­ских фактов (например, для на­значения пен­сии не­обходимо достижение оп­ределенного возраста и об­раще­ние в компетентный орган). Такой слож­ный юридический факт называ­ется фактическим составом.

Указание на юридические факты (фактические составы) со­держится в гипотезах правовых норм.

Иногда роль юридических фактов выполняют специфи­че­ские фено­мены, которые на самом деле ими не являются. Это – юри­дические пре­зумпции и фикции.

Юридическая презумпция – не сам юридический факт, а лишь пред­положение о его существовании, тем не менее вы­зы­вающее определенные юридические последствия (напри­мер, презумпции невиновности, знания за­кона, добросовест­ности владения, проис­хождения ребенка от лица, состоя­щего в браке с его матерью). Обращение к презумпциям бы­вает обуслов­лено трудностью, а иногда и нецелесообразно­стью (в силу очевид­но­сти) дока­затель­ства того или иного юридического факта. Юри­дическая презумп­ция устанавли­вается исходя из социаль­ного опыта, часто в целях усиления за­щиты определенных прав. Презумпция действует в каче­стве юридического факта до тех пор, пока не будет опро­верг­нута (пока не будет доказано об­рат­ное).

Под юридической фикцией понимается признание в ка­че­стве юриди­ческого факта некоего обстоятельства, о кото­ром за­ведомо известно, что оно не существует (юридическое лицо), либо об­стоятельства, доказать или опровергнуть на­личие кото­рого не представляется возможным (признание гражданина умершим). Фикции используются для удобства правового регу­лирования, в целях придания правоотноше­ниям необходимой стабильности и определенности.

41.Проблема разграничения административных правонарушений и преступлений.

Юридическая ответственность – это примене­ние ком­пе­тентным государственным органом санкции (диспозиции правоохранительной нормы), что выражается в негативных по­следствиях для правонарушителя, насту­пающих в виде ли­шений или ограни­че­ний личного или имущественного ха­рактера.

Содержание юридической ответственности – это негатив­ные последствия, наступающие для правонарушителя. Смысл юридической ответственности – возложение на правонарушителя таких обязанностей, которых у него не было до совершения право­нарушения.

Необходимое основание юридической ответственности – право­на­рушения. В исключительных случаях закон предусматривает юридиче­скую ответственность за со­вершение объективно противоправ­ного деяния, например, невиновное при­чинение вреда. Так, со­гласно ч.1 ст.1079 ГК РФ юридические лица и граж­дане, дея­тельность которых связана с повышенной опасностью для ок­ру­жающих (использование транспортных средств, механизмов, взрывчатых ве­ществ и др.), обязаны возместить вред, причи­ненный источником повышен­ной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие не­преодолимой силы или умысла потерпевшего.

Факт правонарушения порождает охрани­тельное право­от­ношение, в рамках которого государство вправе приме­нить к правонарушителю принуждение, но в пределах санк­ции, а право­нарушитель обязан подвергнуться мерам государственного принуждения, назначенным компетентным органом госу­дарства с соблюде­нием надлежащей процес­суальной формы.

Необходимый признак юридической ответственности – го­сударственное принуждение. Причем гражданское, пред­при­ни­мательское, трудовое законодательство предусмат­ри­вают воз­можность добровольного исполнения обязанностей, состав­ляю­щих содержание юридической ответственности (возмеще­ние причиненного вреда, убытков, уплата неус­тойки); в про­тивном случае последует государственное при­нуждение.

Не яв­ляются юридической ответственностью принуди­тель­но-обеспечительные меры (задержание, обыск, вы­емка, та­мо­женный досмотр, наложение ареста на имущество и др.) и правовосстановительные меры (принуждение к исполнению договорных обяза­тельств, взыскание алиментов, налогов и др.), хотя они выступают в виде государст­венного при­нуждения на основе закона. Эти меры обеспечи­вают возмож­ное наступление юридической ответственности или выполне­ние обязанностей незави­симо от наступления юридической от­ветственности за их неисполнение.

В этом контексте смысл юридической ответственности – возложение дополнительных обязанностей, не существо­вавших до право­нарушения. Например, Конституционный Суд РФ придерживается именно такой позиции в решениях по нало­говым вопросам. Первое: недоимки взыскиваются в бесспорном порядке, по­скольку обязанность выплатить взыскиваемую сумму сущест­вовала до правонарушения, но взыскание штрафа в бесспорном порядке невозможно. Второе: следует разграничивать меры принуждения, с одной стороны, правовосстановительные, имеющие целью восполнить недоимки и устранить ущерб, при­чиненный несвоевременной уплатой налога, с другой стороны, штрафные, представляющие собственно меру юридической от­ветственности за виновное поведение (Постановление № 11 1999 г.).

Не следует отождествлять понятия юридической ответственности и санкции. Последнее шире понятия юридической ответственности. Не все санкции предусматривают юридическую ответственность.

Правовые нормы должны устанавливать санкции за любое неправомерное (противоправное) деяние, но юридическая ответственность предусматривается санкциями только за правонарушения.

Санкции за неправомерные деяния, не являющиеся правонарушениями, предусматривают правовосстановительные меры – обязанность восстановить нарушенное право. Это может быть обязанность сторон возвратить друг другу все полученное по сделке, признанной недействительной, обязанность возвратить неосновательное обогащение, отмена или признание недействительным акта государственного органа, нарушающего права граждан и т.д. Все эти правовосстановительные меры не являются мерами юридической ответственности.

 









Дата добавления: 2015-01-13; просмотров: 643; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.