Общее образование осужденных к лишению свободы

В 1911 г. известный русский криминалист Н. Д. Сергиевский писал: «Нет сомнения, что тюрьма, принимая на себя задачи исправления, должна дать заключенному средства к некоторому умственному развитию и даже понудить его к тому; но в каком объеме умственное образование должно найти место в тюрьмах – это есть вопрос весьма спорный: одни торжественно требуют возможно большего образования тюремных сидельцев, находя его даже более необходимым для сидящих в тюрьмах преступников, чем для граждан не преступников; другие, наоборот, исходя от того факт, что образование само по себе не уменьшает преступности, считают умственное образование арестантов необходимым лишь настолько, насколько оно служит подспорьем техническому обучению в сфере ремесел, а также воспитанию нравственно-религиозному. Мы, с своей стороны, не усматривая никаких оснований к особому расширению умственного образования в тюрьмах, полагаем, что исправительные цели достигаются вполне тем объемом образования, который принят в элементарных народных школах государства; обязательным оно может быть признаваемо, по общему правилу, только для несовершеннолетних. ... Впрочем, - заключает ученый, - на практике заботы об умственном образовании тюремных сидельцев еще так малы, что указанный спор о пределах тюремного образования получит практическое значение лишь в будущем»9.

В годы советской власти образованию начинает уделяться все большее значение, хотя первоначально оно все еще рассматривается, как «подспорье», как некое средство без которого невозможно не приобретение осужденными технических знаний, не их воспитание с той лишь разницей, что теперь речь идет не о нравственно-религиозном, а о политическом воспитании (развитии). «... Пока у нас есть в стране такое явление, как безграмотность, - указывал В. И. Ленин, - о политическом просвещении слишком трудно говорить. Это есть политическая задача, это есть условие, без которого о политике говорить нельзя. Безграмотный человек стоит вне политики, его сначала надо научить азбуке»10. Образование, таким образом, становилось необходимым условием политико-воспитательной работы.

Поэтому работа по ликвидации неграмотности приняла в первые периоды большие размеры в исправительно-трудовых лагерях и колониях. За один только 1932 г. во всех исправительно-трудовых лагерях из общего количества 35231 неграмотных, лишенных свободы, 25224, т. е. 71% ликвидировали свою неграмотность. К концу 50-х годов в ИТЛ и колониях организованы начальные школы с трехгодичным сроком обучения для неграмотных и малограмотных, для преподавания в которых привлекались и заключенные. Наряду с ними во многих исправительных учреждениях действовали неполные и полные средние школы; определенное развитие получило заочное обучение и самостоятельная подготовка к сдаче экзаменов экстерном за неполную и полную среднюю школу11.

И все же к началу 60-х год, когда началось очередное реформирование уголовного законодательства под знаком «оттепели», общеобразовательный уровень заключенных оставался довольно низким. Например, в колониях Саратовской области по общему образованию имелись следующие данные: малограмотных числилось 43,1%, имеющих неполное среднее образование – 47,3%, среднее образование – 9,5% и высшее – 0,1%12. Отчасти это объяснялось и тем, что не во всех колониях имелись школы из-за отсутствия школьных помещений.

«Особое место в воспитательном процессе традиционно занимает образование. В настоящее время в следственных изоляторах России находится более 15 тыс. несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, многие из которых не получили не только обязательного основного общего образования, но и начального образования. Значительная часть несовершеннолетних, находящихся под следствием, не может реализовать свое право на образование из-за того, что учебные центры в структуре следственных изоляторов не предусмотрены. Такое положение не соответствует принципам государственной политики, закрепленным в Федеральном законе "Об образовании". В связи с этим Уполномоченный обратился к министру юстиции Российской Федерации с предложением принять необходимые меры по организации учебного процесса для несовершеннолетних, находящихся в следственных изоляторах, в рамках основного общего образования. Принятые Минюстом России решения по этому вопросу явно недостаточны и не решают проблему»13.

Другой категорией осужденных, к образованию которых важно относиться с особым вниманием, являются заключенные иностранного происхождения или обладающие специфическими культурными или этническими потребностями. Как говорится в Европейских правилах «Особое внимание пенитенциарная администрация должна уделять обучению и воспитанию молодых заключенных, заключенных иностранного происхождения или обладающих специфическими культурными или этническими потребностями» (правило 79 ЕПП).

Тем самым признается, что они могут столкнуться с особенными трудностями в силу лингвистических или других причин, стремясь воспользоваться преимуществами обычных программ или, например в случае молодых заключенных, овладеть основными образовательными или конкретными трудовыми навыками.

closetest13Стимулом к получению образования служит положение ч. 4 ст. 112 УИК, где говорится: Получение осужденными основного общего и среднего (полного) общего образования поощряется и учитывается при определении степени их исправления.

Общеобразовательное обучение относится к основным средствам исправления осужденных. Оно всегда играло важную роль в пенитенциарных режимах обучения. Однако с течением времени многое изменилось в его природе и целях. Наряду с задачами общеобразовательной школы перед обучением осужденных ставились особые задачи, вытекающие из особенностей контингента обучающихся.

Прежде всего роль образовательного уровня осужденных связывается с воспитательными задачами, ибо эффективное исправительное воздействие невозможно без поднятия общеобразовательного уровня. Образование:

1. накладывает существенный отпечаток на личность осужденного, позволяя эффективно проводить с ним воспитательную работу;

2. положительно влияет на трудовую деятельность осужденных, причем речь идет о позитивном влиянии образования как на само отношение к труду, так и на способность выполнять определенную работу, требующую соответствующего образования не только о приобретении соответствующей базы для овладения профессиональными14;

3. от уровня образования во многом зависит и отношение к режиму: Среди осужденных с низким образованием (малограмотных осужденных) нарушителей режима больше, чем среди остальных.

Таким образом, осужденные с высоким уровнем образования в период отбывания лишения свободы характеризуются во всех отношениях лучше, чем осужденные, имеющие более низкий образовательный уровень.

Задачи, ставящиеся перед обучением, должны предопределять и структуру программ обучения, а также выделяемые для этого ресурсы в рамках режимов подготовки заключенных.

К числу определенных недостатков постановки образования того времени относили и то, что оно было полностью поручено органам просвещения; методическое руководство и контроль над школами осуществляли местные органы народного образования, тогда как некоторыми пенологами высказывалось мнение, что «школа должна быть неотъемлемой частью аппарата колонии»15.

Единство задач обучения с непосредственными задачи ИУ обеспечиваются тесным взаимодействием коллектива преподавателей и сотрудников администрации ИУ. Руководители и учителя школ наряду с выполнением своих задач принимают активное участие в индивидуальной работе по воспитанию осужденных, в клубной и библиотечной работе. В ч. 5 ст. 112 действующего УИК также говорится, что педагогические коллективы образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы оказывают помощь администрации исправительного учреждения в воспитательной работе с осужденными. В ст. 16 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (с изменениями а 9 марта 2001 г.) также говорится, что работники государственных и других образовательных учреждений, осуществляющие свою деятельность в уголовно-исполнительной системе, «обязаны соблюдать режимные требования, установленные в учреждениях, исполняющих наказания, и содействовать их персоналу в соблюдении осужденными правил внутреннего распорядка». Соответственно и должностные оклады работникам государственных образовательных учреждений, созданных в уголовно-исполнительной системе, повышаются за особые условия труда в размерах, определяемых Правительством РФ.

Общее и профессиональное образование, а также профессиональное обучение осужденных осуществляются в соответствии с российским законодательством. К таковому можно отнести закон Об образовании, Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», Уголовно-исполнительный кодекс, а также

opentest10Образовательные учреждения в УИС создаются, реорганизуются и ликвидируются по согласованию с Министерством юстиции РФ16.

Организация получения осужденными основного общего и среднего (полного) общего образования, создание, реорганизация и ликвидация образовательных учреждений уголовно-исполнительной системы (школ и учебно-консультационных пунктов) осуществляются в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции по согласованию с Министерством общего и профессионального образования РФ (ч. 7 ст. 112 УИК).

Полномочиями по организации общего и начального профессионального образования и профессионального обучения, а также заочного и дистанционного обучения осужденных в образовательных учреждениях среднего и высшего профессионального образования наделен ФСИН России.

Должностные оклады работникам государственных образовательных учреждений, созданных в уголовно-исполнительной системе, повышаются за особые условия труда в размерах, определяемых Правительством Российской Федерации17.

Работники государственных и других образовательных учреждений, осуществляющие свою деятельность в уголовно-исполнительной системе, обязаны соблюдать режимные требования, установленные в учреждениях, исполняющих наказания, и содействовать их персоналу в соблюдении осужденными правил внутреннего распорядка18.

Учитывая, что уровень образования и профессиональной подготовки лиц, лишенных свободы, обычно ниже того, которое имеют лица, не совершающие преступлений, законодательство многих стран предусматривает обязательное обучение осужденных к лишению свободы.

closetest1В ст. 112 действующего УИК установлено, что исправительных учреждениях организуется обязательное получение осужденными к лишению свободы, не достигшими возраста 30 лет, основного общего образования. Осужденным, желающим продолжить обучение в целях получения среднего (полного) общего образования, администрацией исправительного учреждения и соответствующими органами местного самоуправления создаются необходимые условия.

opentest1Осужденные старше 30 лет и осужденные, являющиеся инвалидами I или II группы, получают основное общее или среднее (полное) общее образование по их желанию. opentest11И лишь для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, привлечение к общему образованию не предусмотрено. Им создаются условия для самообразования, не противоречащие порядку и условиям отбывания наказания (ч. 6 ст. 112 УИК).

Как и прежде для сдачи экзаменов учащиеся осужденные освобождаются от работы в соответствии с законодательством о труде (ч. 3 ст. 112 УИК). В качестве же стимула к получению общего образования служит предписание ч. 4 ст. 112 УИК, в соответствии с которым получение осужденными основного общего и среднего (полного) общего образования поощряется и учитывается при определении степени их исправления.








Дата добавления: 2014-12-09; просмотров: 2076;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.