Принципы классификации языков

Классификация языков– структуризация, соподчинение различных языков мира по нескольким принципам – генеалогическим, географическим, социолингвистическим или иным.

Генеалогический принцип. Наиболее распространенной и широко известной является генетическая, или генеалогическая классификация, которая основана на понятии языкового родства и метафоре родословного древа. Эта метафора трактует родство языков как их происхождение из некоторого общего праязыка. Внешне языковое родство проявляется материально – в подобии звучания значимых элементов (морфем, слов) с близким значением (такие элементы признаются этимологически тождественными, т.е. имеющими общее происхождение). Материальное сходство близкородственных языков (например, русского и белорусского) может быть настолько значительным, что делает их в высокой степени взаимопонимаемыми. Однако одного лишь материального сходства для признания языков родственными недостаточно, оно может объясняться интенсивными заимствованиями: существуют языки, в которых число заимствований превосходит половину словарного состава. Для признания родства необходимо, чтобы материальное сходство носило систематический характер, т.е. различия между этимологически тождественными элементами должны быть регулярными и подчиняться фонетическим законам. Материальному сходству иногда сопутствует структурное сходство, т.е. подобие в грамматическом строе языков. Так, генетически близкие русский и болгарский языки грамматически сильно различаются, тогда как между вовсе не родственными языками может иметься значительное структурное сходство. Французский языковед Э.Бенвенист в свое время демонстрировал структурную близость между языками индоевропейской языковой семьи и индейским языком такелма, распространенным в американском штате Орегон и не имеющим материального сходства с индоевропейскими языками. Признаваемое строго научным обоснование языкового родства осуществляется с помощью так называемого сравнительно-исторического, или компаративного метода. Он устанавливает регулярные соответствия между языками и тем самым описывает переход от некоторого исходного общего состояния (реконструируемого праязыка) к реально существующим языкам. На практике, однако, генеалогические группировки первоначально выделяются на основании поверхностной интуитивной оценки материального сходства, и лишь потом под гипотезы о генеалогическом родстве подводится фундамент и осуществляется поиск праязыка. Один из крупнейших практиков генеалогической классификации, Джордж Гринберг, предпринял попытку методологического обоснования такого подхода, который он назвал методом массового, или многостороннего сравнения. Однако для многих вполне общепризнанных языковых групп сравнительно-историческая реконструкция не осуществлена и поныне, и даже не во всех случаях имеется уверенность в том, что ее в принципе можно осуществить (это в особенности касается языковых группировок, в которых нет ни одного языка с долгой письменной традицией). Методом, занимающим промежуточное место между сравнительно-исторической реконструкцией и импрессионистическим сравнением, является особая разновидность лексикостатистического метода, именуемого глоттохронологическим и предложенного в середине 20 в. американским лингвистом Моррисом Сводешем. При сравнении устанавливаются иерархические родственные отношения языков, объединяющие два или более языка в некоторую группировку; они впоследствии могут быть объединены в более крупные группировки и так далее. Термины, обозначающие иерархически упорядоченные генетические группы, поныне употребляются не слишком последовательно. Наиболее распространенной в отечественной номенклатуре является следующая иерархия: диалект – язык – (подгруппа) – группа – (подсемья/ветвь) – семья – (макросемья). В зарубежной терминологии иногда используются также введенные Сводешем термин «фила» и его производные; эпизодически встречаются и другие термины. На практике одна и та же генетическая группировка может одним автором называться группой, а другим (или даже тем же самым в другом месте) – семьей. Термин «макросемья» стал употребляться существенно позднее других перечисленных обозначений; его появление связано прежде всего с попытками углубления лингвистической реконструкции, а также с осознанием того факта, что традиционно выделяемые семьи сильно различаются по степени расхождения входящих в них языков (и по предположительному времени распада соответствующего той или иной семье праязыка). Время распада, например, афразийского праязыка датируется по современным оценкам IX–VIII тысячелетием до н.э. или даже еще более ранним временем, тюркского – концом I тыс. до н.э., а монгольского так и вовсе 16–17 в. н.э. При этом традиционно имелась в виду семито-хамитская (= афразийская), тюркская и монгольская языковые семьи. В настоящее время утвердилось обозначение афразийских языков как макросемьи, а монгольские часто определяются как группа. Представление о развитии языков как исключительно дивергентном процессе распада единого праязыка на все более удаляющиеся друг от друга языки-потомки, окончательно утвердившееся в младограмматизме, неоднократно подвергались критике. Одной из основных позиций ее было указание на то, что в развитии языков имеют место не только дивергентные (расхождение), но и конвергентные (схождение, обусловленное параллельным развитием и особенно языковыми контактами) развитие, существенно усложняющее простую схему. Тем не менее, перечни языков мира в справочных изданиях всегда упорядочиваются в соответствии именно с генеалогической классификацией, тогда как все остальные классификации имеют вспомогательный характер и используются сугубо в исследовательских, а не в «справочно-презентационных» целях.

Типологический принцип. К числу таковых относятся прежде всего классификации, предполагающие объединение языков в те или иные группы на основании сходств и различий в их грамматической структуре. Такие классификации, называющиеся (структурно-) типологическими, известны с начала 19 в. Поскольку грамматика языка сложна и многопланова, различных типологических классификаций может быть построено много. Наиболее известны классификации: – на основании используемой техники сочетания в слове значимых единиц (различаются флективные, агглютинативные, изолирующие и инкорпорирующие, или полисинтетические языки); – на основании способов кодирования в предложении семантических ролей и их объединения в различные роли (различаются языки аккузативно-номинативного, эргативного и активного строя); – на основании того, в главном или зависимом элементе синтаксически связной конструкции маркируется эта связь; – на основании закономерностей порядка слов, соотношения слога и морфемы и т.д.

Географический принцип. Языки могут классифицироваться также и по географическому принципу. Например, на основании географических критериев выделяются кавказские или африканские языки, а в названиях более дробных группировок сплошь и рядом присутствуют определения типа «северный», «западный» или «центральный». Очевидно, что такие классификации являются внешними по отношению к собственно лингвистическим фактам. Существуют языковые семьи (например, австронезийская) и даже отдельные языки (например, английский, испанский или французский), распространенные на огромных и часто не граничащих друг с другом территориях. С другой стороны, в мире имеется много мест, где на компактной территории проживают носители языков, не связанные близким языковым родством. Таков Кавказ, где говорят на языках различных ветвей индоевропейской семьи, на картвельских, абхазо-адыгских, нахско-дагестанских и тюркских языках и даже и на принадлежащем монгольской семье калмыцком языке. Таковы восток Индии, многие районы Африки, остров Новая Гвинея. В то же время лингвистически значимое содержание в географических классификациях есть. Во-первых, живущие по соседству народы и их языки все-таки чаще бывают, чем не бывают связанными и по происхождению Например, на основании данных исторической географии и исторической этнологии предполагается родство всех или почти всех австралийских языков, хотя строгого доказательства такого родства методами лингвистической реконструкции не существует, и неизвестно, может ли оно вообще быть получено; аналогично обстоит дело с многочисленными аборигенными языками Америки. Во-вторых, не родственные или, во всяком случае, не близкородственные языки живущих по соседству и тесно контактирующих народов часто приобретают общие черты в силу конвергентного развития. Например, в некоторых географических областях все или многие языки обнаруживают сходство фонологических систем. Так, в Европе большинство языков проводят разницу между главным (основным) ударением и одним или более второстепенными ударениями и почти все отличают глухие смычные (типа p, t, k) от звонких (типа b, d, g). В восточной и юго-восточной Азии многие языки используют высоту тона или движение слогового тона для различения слов; на западе Северной Америки довольно большое количество географически смежных языков обладают особым классом звуков, называемых глоттализованными. Соседствующие языки часто обнаруживают сходство тенденций развития синтаксиса. На западе Европы как романские, так и германские языки развили глагольные словосочетания со вспомогательными глаголами (have gone, is done и т.п.). Когда подобного рода сходств оказывается много, образуются так называемые языковые союзы. Классический пример языкового союза – балканский, в него входят языки различных ветвей индоевропейской семьи: славянские болгарский и македонский, восточно-романские, изолированные новогреческий и албанский. Все они имеют многочисленные общие черты в фонетике и грамматике, могущие отсутствовать в других близкородственных языках; например, в них имеется постпозитивный (стоящий после существительного) артикль. Однако в других романских языках артикль препозитивен, а в других славянских языках артиклей нет вообще (за исключением некоторых северных русских диалектов). Описаны также волжско-камский языковой союз, в который входят некоторые тюркские и некоторые уральские языки; гималайский языковой союз, в которые входят языки иранской и индоарийской ветвей индоевропейских языков, а также сино-тибетские языки; малый узбекско-таджикский и обширный центрально-азиатский языковые союзы и некоторые другие Черты сходства, имеющиеся у соседствующих генетически не родственных языков, называют ареальными и говорят при этом, развивая «родословную» метафору, о языковом сродстве в противоположность языковому родству. Классификация языков на основании фактов языкового сродства обычно называется ареальной классификацией.

Социолингвистический принцип. Еще один классификационный принцип принимает во внимание различие выполняемых языками культурных и социальных функций. Говорить о существовании особой социолингвистической или социокультурной классификации языков, аналогичной генеалогической, типологическим и ареальной, в лингвистике не принято. Однако ясно, что такая классификация может быть построена и в ней будут противопоставляться, например, бесписьменные, младописьменные и старописьменные языки, государственные/официальные языки и языки, не имеющие официального статуса, общенациональные, местные и племенные языки и т.д.


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Языковое многообразие мира | О статусе различных классификаций




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 94; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.005 сек.