И соседние атаманские республики 6 страница

С севера на Киев начали наступление отряды атаманов Струка и Соколовского, у которых насчитывалось два‑три тысячи плохо вооруженных крестьян. Для усиления отряда атамана Струка Зеленый послал на «Северный фронт» 500 своих бойцов, которых в Горностайополе струковцы встречали с оркестром. Поход Зеленого на Киев поддержали и другие атаманы: Сатана, Ангел, Михно, Гончар. За апрель 1919‑го только по Киевской губернии большевики зарегистрировали 38 восстаний. Киев оказался в осаде 10 тысяч повстанцев, и существовала реальная возможность захвата города объединенными силами атаманов.

8 апреля Зеленый предъявил ультиматум Совнаркому Украины, требуя немедленной сдачи Киева частям своей дивизии. Через два дня он начал штурм столицы с юга, захватил два парохода. Но из‑за недостатка патронов и снарядов к вечеру наступление захлебнулось. Потеряв четверть бойцов, повстанцы отступили.

Отряду Струка, наступавшему на Киев с севера, повезло больше. В то время как большая часть Киевского советского гарнизона была отправлена на борьбу против Зеленого, на южные окраины Киева, в северных районах оставалось не более тысячи красноармейцев. Пользуясь фактором внезапности, ночью струковцы просочились в предместья города: на Приорку, Святошино, Куреневку. Утром 10 апреля более тысячи струковцев оказались уже на Подоле, в 300 метрах от Крещатика. 400 повстанцев из отряда Зеленого были десантированы с кораблей на Печерскую пристань – в тылу красной обороны. Несколько разведчиков на трамвае заехали на Крещатик! Казалось, Киев вот‑вот окажется во власти повстанцев...

В этот момент против Струка были брошены последние красные резервы: караульная китайцев, отряд еврейской самообороны, отряд ЧК, вооруженные советские чиновники и члены правительства (в их числе были Ворошилов, Пятаков, Бубнов[41]), общей численностью до 700 штыков. Они выступили на Подол, где проходил фронт, и отогнали струковцев в северные предместья Киева.

Из‑за больших потерь и отсутствия патронов Зеленому пришлось снять осаду Киева. Но несмотря на неудачный штурм города, он остался хозяином сельской Киевщины. Крестьянское восстание против большевиков уже охватило Киевский, Сквирский, Таращанский, Васильковский, Фастовский уезды. Киев продолжал оставаться в осаде повстанцев, которые задерживали пароходы и баржи, доставлявшие в город хлеб, сахар, скот, уголь, оружие. Во многих селах зеленые устраивали тайные склады оружия на случай перехода в подполье. Агентурные каналы штаба Зеленого были организованы в Подольской, Херсонской, Полтавской губерниях, тайные ревкомы сформировались в Каневе и Белой Церкви.

14 апреля армия Зеленого вернулась из‑под Киева в Триполье, а 27 апреля Зеленый, силами до 6 тысяч повстанцев, вновь занял Обухов и Германовку, отогнав большевиков к самому Киеву. В это время соседнее местечко Богуслав оказалось в руках восставших крестьян из сел Медвин и Исайки под командованием атамана Коломийца (бывшего прапорщика). Еврейское население Богуслава подверглось реквизициям, было взято 40 заложников‑евреев, казнены пленные красноармейцы местного гарнизона. А вот жители Кагарлыка (объединенный отряд еврейской самообороны и зажиточных украинских крестьян) 20 апреля выбили гарнизон зеленовцев из местечка.

Советская власть еще сохраняла надежду столкнуть бойцов Зеленого и Богунского. 10 апреля по призыву советского командования три тысячи бойцов бригады Богунского, выйдя из Золотоноши, переправились через Днепр и заняли Канев, находившийся в тылу армии Зеленого. Но комбриг Богунский отказался воевать против Зеленого, заявив, что тот «настоящий революционер», что будет воевать со всеми, кроме него.

25 апреля 1919 года в Германовке состоялся районный крестьянский съезд Киевского и Васильковского уездов, организованный Всеукраинским ревкомом и атаманом Зеленым. На съезде член ЦК украинских социал‑демократов (независимых) М. Авдиенко призвал повстанцев к борьбе против большевистских оккупантов и агентов буржуазной Директории. Но атаман Кармелюк думал иначе, заявив, что он и его дивизия являются «петлюровцами и агентами Директории». Очевидно, к этому времени и Зеленый склонялся к поддержке Директории. Так, 26 мая 1919 года органами ЧК был задержан курьер, осуществлявший связь между Зеленым и петлюровской ставкой. Также было известно, что агентура атамана имела связь с одним из подпольных петлюровских центров в Киеве.

 

 

* * *

 

К началу мая 1919 года силы атамана Зеленого увеличились до 10 тысяч бойцов при шести орудиях, 40 пулеметах и четырех трофейных бронированных речных кораблях. Зеленым удалось захватить на Днепре пассажирские пароходы «Днепровск», «Санитарный», «Шарлотта», «Зевс», которые повстанцы оснастили пушками и пулеметами, превратив их в плавучие крепости. На «Шарлотте» расположился штаб армии Зеленого. В днепровских плавнях прятался целый флот из лодок, которые в нужную минуту окружали советские баржи и шли на абордаж. Для устрашения советских судов с днепровских круч вела огонь артиллерия Зеленого.

В начале мая на тайном собрании заговорщиков в Переяславе был принят новый общий план восстания и штурма Киева, который поддержали атаманы Зеленый, Богунский и Грудницкий, комполка Лопаткин, политик Хрусталев‑Носарь. Но 12 мая этот план был сорван арестами заговорщиков в Киеве и Переяславе, расстрелом Хрусталева‑Носаря. Лопаткин, подняв свой полк, прибыл в Переяслав – освобождать Хрусталева, которого уже не было в живых. Как уже отмечалось, чекистами был задержан связник между Зеленым и повстанческим подпольем в Киеве. Заговорщики, немедленно арестованные сотрудниками ЧК, собирались поднять восстание в столице в момент, когда армия Зеленого снова подойдет к Киеву.

В конце апреля, когда советская власть в Украине окрепла, а армия Петлюры была загнана в глухой угол Волыни, Красная армия начала реализовывать план по уничтожению зеленых. Руководство партии большевиков настояло на «самой жестокой ликвидации», пленных не брали, их и им сочувствующих расстреливали на месте...

1–2 мая 1919 года красные части (группа войск губвоенкома Павлова) развернули второй поход против Зеленого, заняв Ржищев. Тогда артиллерия Днепровской флотилии, обстреляв Триполье и Плюты, сожгла значительную часть этих сел. 7 мая против зеленых выступил Особый отряд Трипольского направления (интернациональный полк под командованием венгра Фекте, отряд китайцев, резервный коммунистический полк, сводный отряд Толоконникова, рабочие и матросские батальоны, бронепоезд) и корабли Днепровской военной флотилии всего около 8 тысяч бойцов.



12 мая Зеленый предпринял контрнаступление и снова взял в осаду Обухов, где находился гарнизон большевиков в 300 бойцов. Ночью зеленые ворвались в городок, уничтожив половину бойцов этого гарнизона. Зеленый вернул себе Ржищев, совершил налет на Фастов. В это время на юге Украины началось мощное восстание атамана Григорьева. Однако Зеленый отказался от подписания военного союза с Григорьевым и назвал его «буржуем».

14–16 мая войска красных провели третий поход на Зеленого. На этот раз отряды атамана были выбиты из своего базового района Триполья, Обухова, Ржищева. Зеленый потерял убитыми и попавшими в плен до трех тысяч своих бойцов. Советские пропагандисты через прессу уже трубили: «Зеленый разбит!» Армия Зеленого сократилась до двух‑трех тысяч человек, еще около тысячи повстанцев распылились на мелкие местные отряды. Потрепанная армия Зеленого расходилась по лесам, а сам атаман на время исчез из поля зрения большевиков.

Карательные части красных вступили в Триполье. Однако после жестоких кровавых репрессий восстание в районе Триполья стало повсеместным. К 27 мая Зеленый собрал еще более мощный отряд повстанцев до восьми тысяч человек при шести орудиях и 35 пулеметах. С этими силами он начал бои за Триполье, Обухов, Ржищев. В итоге повстанцы на несколько дней вернули себе Триполье.

Под Триполье, через район Черкасс, пробрался один из конных отрядов восставшего атамана Григорьева, что усилило сопротивление Зеленого и ослабило напор окруживших его красных. Вместе с григорьевцами Зеленый провел наступление на Черняхов. Григорьевцы проникли на левый берег Днепра и в районе Переяслава объединились с местными повстанцами, вскоре повернув на Триполье.

30 мая против зеленых выступил «карательный» пароход «Тарас Бульба» и буксир «Курьер», снова обстрелявшие Триполье из пушек. Снарядами, выпущенными с этих кораблей, были сожжены местные церковь и школа.

Вторая половина мая 1919 года – время полного паралича советской власти в Украине. Тогда казалось, что вот‑вот повстанческая стихия поглотит островки диктатуры пролетариата в губернских центрах, что вся Украинская Красная армия перейдет на сторону восставших и поставит крест на большевистской тирании. Атаман Григорьев привлек на свою сторону до 18 тысяч красноармейцев Украинского фронта, к нему присоединились несколько тысяч моряков‑черноморцев Николаева, красноармейцев местных гарнизонов. 15 мая в Белой Церкви началось новое антибольшевистское восстание. Каневский уезд контролировал атаман Трепет, Васильковский уезд – атаман Гончар‑Батрак. В районе Сквиры восстал отряд бывшего комбрига Красной армии Несмеянова, объявившего свою бригаду независимой Группой войск, восставших против коммуны.

Ворошилов писал Раковскому, что в «армейских штабах засели пьяницы и саботажники», а во многих частях чувствуется «дух, похожий на запорожский, махновский, дух разврата и сифилиса». Советские информаторы сообщали, что южнее Киева советская власть «везде отброшена, кроме Черкасс и Жаботина».

На Подолье повстанцы заняли городки Литин, Хмельник, Гайсин, советские сводки информировали, что «власть не в силах восстановить порядок в уездах». Винницу осадили до пяти тысяч бойцов под руководством атаманов Юрия Тютюнника, Якова Шепеля, Анания Волынца. По селам Балтского и Ананьевського уездов хозяйничали атаманы Заболотный и Казаков.

На Черниговщине ґремел местный атаман Евгений Ангел – бывший поручик царской армии. Ангел (настоящая его фамилия до сих пор неизвестна) одним из первых поднял восстание против гетмана Скоропадского, создав повстанческий «Курень смерти». Он помогал армии Петлюры утвердить власть УНР на Черниговщине, но в конце 1918 года выступил против Директории, выгнал петлюровцев из района Конотопа и начал переговоры о вступлении в Красную армию, закончившиеся тем, что казаки Ангела вырезали большевиков в Конотопе и Ангел стал полностью независимым атаманом.

Его отряд в 500–600 бойцов (который наполовину состоял из бывших красногвардейцев) стал носить гордое название «Рыцарское казачество Левобережья». Ангел захватил у красных поочередно Конотоп, Нежин, Бахмач, Прилуки, Ичню, создал свою «мини»‑республику в Ичнянском уезде. Атаман третировал еврейское население и стремился никому не подчиняться. По разным версиям, атаман Ангел погиб в бою против белых, умер от тифа, эмигрировал в Румынию...

В восточных уездах Черниговщины, в районе Глухова, восставшие крестьяне установили «безвластие» под руководством местных крестьянских анархистов атамана Шубы. На Екатеринославщине действовали атаманы Мелешко[42], Гладченко, Брова, бывший красный командир Живодеров. Только батька Махно все еще медлил. Его выступление в мае 1919‑го могло стать роковым для большевистской власти...

 

 

* * *

 

Первая конференция КП(б)У отметила полный развал связи города с селом, преобразование отдельных сел в «самостоятельные, самодовлеющие государства», указывая при этом, что восстания на Правобережье Украины проходят под националистическими лозунгами, на Левобережье – под анархистскими, а в районе Одессы «имеют бандитский характер». Конференция признала, что лозунги крестьянского восстания во всех районах Украины имеют «советский характер» (Григорьев – за «самостоятельную Советскую власть», Зеленый – за «самостоятельную свободную Советскую Украину»), что в них, как уже отмечалось, принимают участие «беднейшие элементы» села.

В июне 1919 года СНК Украины создал красный внутренний фронт против повстанческого движения. Руководили этим фронтом уполномоченные от СНК, ЦИК Советов и Совета обороны УССР. На борьбу с атаманскими отрядами были отправлены более 60 тысяч красноармейцев при 300 пулеметах и 40 пушках. Совет обороны разработал карательные мероприятия, которые шли в унисон с требованиями Троцкого о заградительных отрядах, концлагерях, заложниках, массовых расстрелах. Руководитель Киевской ЧК Шварц призвал за каждого убитого коммуниста уничтожать 100 заложников. Эти призывы всегда перевыполнялись: красные карательные отряды оставляли после себя тысячи истерзанных трупов и сожженные деревни.

В годы гражданской войны украинские крестьяне называли «житомирскими полками» многочисленные отряды дезертиров из Красной армии и повстанцев, которые часто прятались в полях спелой ржи. Они громили эшелоны и государственные склады, убивали коммунистов, разгоняли учреждения власти. Повстанцы нападали на поезда с вилами и топорами, разрушали линии железных дорог и телеграфной связи. Дезертиры устраивали «охоту и облавы на комсостав и комиссаров».

Большевики не смогли ни подавить, ни даже ограничить распространение плохо вооруженного, разрозненного, без общего руководства, стихийного крестьянского восстания. В сельской Украине властвовали атаманы, командиры восставших красных частей, выборные старосты восставших крестьян.

Четвертый поход против Зеленого большевистские власти начали 24 июня 1919 года. Для борьбы с движением зеленых коммунистическое правительство Украины создало Особую группу войск, которую по приказу Антонова‑Овсеенко возглавил губвоенком Павлов. В Особую группу вошли Киевский коммунистический полк, 15‑й и 12‑й пограничные полки, 16‑й и 22‑й стрелковые полки, отряд Киселя, отряд Толоконникова, Интернациональный отряд, Казанские пехотные курсы, Белоцерковский батальон, сводный коммунистический отряд, саперная рота, бронепоезд, корабли Днепровской речной флотилии во главе с матросом Полупановым (всего 21 тысяча бойцов).

26 июня на «зеленый» фронт, прикрывавший красный Киев с юга, прибыл пароход «Гоголь» с десантом в 450 бойцов пехоты и конницы. Десант был высажен на берегу Днепра в 5 километрах от Триполья и немедленно направился к селу. В то же время один из отрядов Зеленого захватил пароход, где оставалось всего 50 человек охраны, и увел его в далекую заводь. Весть о захвате повстанцами парохода вызвала среди красноармейцев панику, и они, не дойдя до Триполья, повернули к Днепру. Зеленовцы накинулись на десант силами 1‑го полка Подковы (полковник Максим Удод) и 2‑го полка Максима Терпило – двоюродного брата Зеленого. Но на берегу Днепра красноармейцы попали под шквальный пулеметный огонь: стреляли с парохода, с высокой береговой кручи. Отступая к Днепру, красные десантники потеряли способность к сопротивлению. Около 200 бойцов пытались сдаться в плен, но были выкошены пулеметным огнем зеленых. На Киевщине стояли знойные дни, и прибитые к берегу трупы десантников быстро разлагались. Жители окрестных сел собрали трупы и похоронили их в ямах, выкопанных ранее для закладки колодцев. Зеленый вновь овладел всей округой, его части подходили к Конче‑Заспе, которая находилась всего в 10 километрах от Киева.

Пятый поход «На Зеленого!», как и предыдущий, для красных окончился трагически. 2 июля 1919 года из Киева на зеленых выступили: Отдельный Киевский караульный полк, 1‑й Шулявский рабочий отряд, Интернациональный батальон из китайцев Ко Гуа, сотня комсомольцев‑добровольцев киевской городской организации во главе с Ратманским (всего около 1500 бойцов при шести пушках). Чтобы не подвергать родное село артиллерийскому обстрелу, Зеленый вывел свое войско из Триполья в соседнее село Старые Безрады.

Караульный полк, Интернациональный батальон и комсомольская сотня после непродолжительного боя праздновали легкую победу. Комсомольцы сжигали хаты «бандитов» и арестовывали «сочувствующих бандитам». Победители, в первые же часы своего пребывания в селе, начали реквизицию скота, хлеба, самогона, заявляя, что таким образом они «борются против бандитизма». Поздним вечером этого длинного июльского дня победители жарили мясо на кострах, веселились, пили и ели. Притихшую округу оглашал молодецкий смех и революционные песни...

В полночь на 3 июля конница Зеленого внезапно атаковала Триполье со стороны села Стайки, в то же время атаман Подкова ударил из Злодеевки, а полк атамана Петра Самозванца начал наступление со стороны Обуховской дороги. Красные части оказались в ловушке, не зная, в какую сторону отступать. В ходе ночного боя погибло до 200 красноармейцев, а около 400 бойцов оказались в плену. Вырвавшиеся из окружения красноармейцы устремились через днепровский проток на остров Лужайку. Во время переправы несколько десятков красных потонуло, до полусотни – попали в плен. Только около 120 бойцам, доплывшим до острова, удалось спастись, и ночью их подобрал пароход Днепровской флотилии.

Утром в Триполье торжественно вошел полк армии Зеленою, возглавляемый атаманом Подковой (трипольцем Максимом Удодом), и особый полк самого Зеленого. Рассказывают, что атаман въехал в село на автомобиле, запряженном лошадьми. Селяне встречали его цветами, хлебом‑солью, молебном возле руин церкви...

Пленных комиссаров и командиров заперли в церковных помещениях, откуда водили на допросы в штаб Зеленого. Простых красноармейцев согнали во двор большого купеческого дома. Собрав митинг на базарной площади Триполья, Зеленый рассказал пленным о целях борьбы повстанцев и предложил вступать в свою армию. Около сотни красноармейцев изъявили желание присоединиться к восставшим. Красноармейцам‑украинцам, при условии невозвращения в свои части, было разрешено разойтись по домам, им дали пропуска через «зеленую» зону и по половине хлеба. Красноармейцев, набранных на левобережье Днепра, зеленовцы перевезли на судах через Днепр. Русских красноармейцев заставили покаяться и тоже отпустили, хотя вместо хлеба многим из них достались плети.

Зеленый приказал устроить народный суд и публично казнить чекистов, командиров, коммунистов, комсомольцев, большинство из которых были евреи. Всех пленных собрали на базарной площади, после чего попросили трипольцев: «Вот, люди добрые, показывайте, кто из них поджигатель, кто сжигал ваши дома». Затем Зеленый сказал, обращаясь к своим бойцам: «Отведите их, ребята, к круче, и из кручи пусть прыгают в Днепр. Предупреждаю: будем, как только прыгнете, и в полете, и в Днепре стрелять по вас. Но Господь Бог знает, кто поджигал дома, а кто нет. И того, кто не поджигал, Господь вынесет на левый берег Днепра. Там уже вас преследовать не будем». После импровизированного суда на майдане села пленных повели на казнь к Днепру. Тех, кто пытался выплыть, топили пулеметным огнем. Таким образом было казнено более 100 человек. Среди них был сын известного художника Арона Маневича.

В 1919 году, по горячим следам этой трагедии, о событиях в Триполье не писала ни одна киевская большевистская газета. Зато информация об ужасах террора зеленых, истерия по поводу Трипольской трагедии стали частью украинской обыденности в 1921–1938 годах. Именно тогда писались стихи, например поэма Леонида Первомайского, воспоминания, снимались кинофильмы, которые изобиловали кровавыми сценами «кулацкого» террора, причем крестьянство в этих произведениях изображалось серой «враждебной массой». В сборнике воспоминаний «Трипольская трагедия» во всех подробностях рассказывалось о мученической смерти комсомольцев и коммунистов от рук атамана Зеленого. Фильм «Трипольская трагедия» (1926, реж. А. Анощенко) продолжил эту тему. Интересно, что статистом «на фильме» снимался будущий «звездный атаман», главный конструктор Сергей Королев. Триполье тогда переименовали в село Комсомола, здесь был открыт революционный музей, а на берегу Днепра, в 1930‑х годах, поставили огромный черный обелиск в память о трипольских героях‑комсомольцах.

Интересно, что будущим классикам украинской литературы Максиму Рыльскому и Остапу Вишне атаман Зеленый показался не садистом, а начитанным и рассудительным человеком. Путешествующих вниз по Днепру Рыльского и Вишню как красных шпионов задержали зеленые. Повстанцы уже хотели их «пустить в расход», как появился атаман и, узнав, что Рыльский – сын Тадея Рыльского – известного в Украине литератора и украинофила, отпустил их на все четыре стороны.

После поражения красных частей в Триполье большевистское правительство Советской Украины не на шутку встревожилось и мобилизовало значительные силы на борьбу с Зеленым. Красные части, находившиеся на «зеленом» фронте от Таращи до Днепра, были переформированы в Сводную дивизию Трипольского направления (12 тысяч бойцов). В июльском наступлении на Зеленого красным командованием использовалась не только Днепровская флотилия и бронепоезда, но и авиация и броневики. Атаман также готовился к предстоящим сражениям и провел в своей округе мобилизацию двадцатилетних парней. Армия Зеленого, располагавшаяся вокруг Триполья, насчитывала до восьми тысяч пехотинцев и двух тысяч всадников.

Уполномоченным по ликвидации Зеленого от Совета обороны республики был назначен Скрыпник, общее военное руководство осуществлял Подвойский[43]. При губкоме КП(б)У был создан военно‑мобилизационный отдел, который провел мобилизацию коммунистов, комсомольцев, рабочих Киевщины на борьбу с атаманом Зеленым. Киев снова был объявлен на военном положении.

Шестой поход на Зеленого – поход «мести» – начался 11 июля 1919 года силами дивизии Трипольского направления Яковлева и особоуполномоченного Совета обороны Скрыпника. В этот день корабли Днепровской флотилии огнем артиллерии полностью уничтожили «зеленый» хутор Рудьки. Первые бои 12–13 июля проходили с переменным успехом и взаимными наступлениями и контрнаступлениями. 15 июля отряд Зеленого неожиданно переправился на левый берег Днепра и захватил Переяслав. Здесь по приказу атамана были расстреляны 75 местных коммунистов и советских работников во главе с руководителем уездкома Ивановым. Тогда же Зеленый «своей властью» торжественно аннулировал историческое решение Переяславской рады 1654 года о воссоединении России и Украины и провозгласил независимость «советской» Украины. На следующий день основной отряд Зеленого ушел к Триполью, но местные повстанцы удерживали Переяслав еще шесть дней.

Главный бой красных с повстанцами произошел 16–17 июля 1919 года возле села Злодеевка (Украинка) и Обухова. 20 июля Триполье в третий раз было взято большевиками, под давлением превосходящих большевистских войск отряды атамана Зеленого вынуждены были отступить к Днепру. 20 июля зеленые предприняли штурм Триполья и после восьмичасового боя овладели селом. Сводная Трипольская красная дивизия отбивала атаки повстанцев на фронте в 16 километров и несколько раз была вынуждена возвращаться на исходные позиции. Захватив родное село, зеленые оказались в окружении, да еще и при отсутствии патронов и снарядов. В боях за Триполье и при выходе из окружения погибло около 500 повстанцев. И все же, несмотря на потерю своей «столицы», Зеленый продолжал активно сопротивляться. 23 июля он обошел с тыла красный отряд Добротина и захватил села Гусачок и Долина, поселок Черняхов, серьезно потрепав правый фланг красного фронта.

24 июля Зеленый снова осадил Триполье, но в тылу его частей высадился красный десант, и повстанцам в очередной раз пришлось вырываться из окружения.

Несмотря на поражение своих войск у Триполья, атаман Зеленый сумел сохранить ядро своей армии в 4 тысячи бойцов. С ними он стремился захватить Канев, где красные пытались реализовать свой план общего окружения и уничтожения армии Зеленого. С 4 часов утра до полудня 25 июля 1919 года шел бой с участием всех повстанческих сил. Итогом его было очередное поражение армии Зеленого. С полутора тысячами потрепанных бойцов атаману Зеленому удалось тремя группами прорваться из котла под Каневом на запад – в район Белой Церкви, Кагарлыка и Черняхова – и далее на юго‑запад – на Богуслав–Хрестиновку–Умань. Агенты большевиков ошибочно сообщили, что зеленые прорвались у станции Ольшаница, чем облегчили отступление повстанцев.

В сложнейшей ситуации большевики поставили своей целью окончательное подчинение мятежного района. Карательные отряды провели тотальное разоружение местного населения, причем тех, кто пытался утаить оружие, немедленно расстреливали. Каратели казнили около тысячи пленных повстанцев, виновных и невиновных крестьян. Еще более двух тысяч местных жителей были заключены в специально созданный концлагерь. Широко практиковалось изъятие у крестьян продуктов, в виде компенсации по «расходам, вызванным подавлением восстания». Власти решили конфисковать богатейший урожай, что созревал на полях, а после окончания уборки урожая, с 15 августа, начать поголовную мобилизацию местных крестьян в Красную армию.

В первых числах августа 1919 года отряд Зеленого закрепился на время у села Ставища Таращанского уезда, где атаман пользовался сочувствием местного населения. 4–8 августа Зеленый пытался захватить Умань, которую уже взяли в осаду повстанцы атаманов Клименко, Попова, Соколова (до двух тысяч бойцов). Вскоре Умань оказалась в руках восставших потомков гайдамаков....

Донесения большевистской разведки, очевидно, преувеличивали силы атамана, сообщая то о трех тысячах зеленых при трех орудиях и 20 пулеметах, то о четырех тысячах при шести орудиях и 50 пулеметах. Сообщалось, что в армии Зеленого каждый десятый боец – конник, а половина пехоты рейдирует на возах. Пополнение рядов зеленых объяснилось тем, что к Зеленому присоединились отряды повстанческой Приднестровской дивизии (еще недавно бывшей в составе Красной армии) атаманов Попова и Соколова.

В июле 1919 года атаман Зеленый поддержал новый Всеукраинский ревком – Повстанком, который возглавили независимые украинские социал‑демократы Драгомерецкий и Мазуренко. Бойцы Зеленого шли на смерть под лозунгом «За вольную независимую Украинскую Советскую Республику!» В августе Пленум ЦК КП(б)У отмечал, что «непрекращающаяся в течение трех месяцев волна крупных и мелких крестьянских восстаний, в корне дезорганизовавших начала Советского строительства, является одним из главных факторов, характеризующих особенности переживаемого момента на Украине». Но тут нужно некоторое уточнение: уже с конца марта 1919‑го восстания охватили Украину, так что авторы «поскромничали», ведь в данной ситуации нужно было говорить о пяти месяцах «дезорганизации».

В середине августа 1919 года произошел конфликт, который чуть было не перерос в вооруженное протистояние между Зеленым и атаманом Юрием Тютюнником, ставшим командующим Киевской группы армии Директории. 18–19 августа части Тютюнника заняли Умань и Христиновку и повели наступление на Шполу. Чтобы не оказаться под началом «маленького диктатора» Тютюнника, Зеленый отвел свой отряд из‑под Умани в район Звенигородки и далее на север – на Белую Церковь, в глубь красных тылов. Уже 24 августа отряд Зеленого, вместе с Запорожской группой армии УНР, штурмом взял Белую Церковь и отбил красные контратаки на город.

В 20‑х числах августа в Приднепровье на авансцене событий появилась белая армия Деникина. 26 августа Запорожская группа петлюровцев передала власть в Белой Церкви 2‑й Терской бригаде белых. Отряд Зеленого отошел на 6 километров севернее от Белой Церкви и занял демаркационную линию между частями Деникина и галицкими корпусами армии Директории, от Белой Церкви до Днепра. 29 августа командование петлюровской армии приказало Зеленому (который формально не подчинялся этому командованию) переправиться на левый берег Днепра у Дарницы и перекрыть путь белым на Киев. Однако Зеленый опоздал с исполнением этого приказа, и 1‑я гвардейская бригада белых прорвалась в Киев. Часть зеленых приняла участие в штурме Киева 30 августа, наступая вместе с Запорожским корпусом из района Голосеево.

30 августа Киев был взят войсками Петлюры, но уже через сутки городом овладели белогвардейцы. Зеленый и его бойцы отошли в свой Трипольский район, пытаясь не допустить туда белых.

В середине сентября атаман посетил Каменец‑Подольский, где встречался с представителями Директории и лично с Симоном Петлюрой. Украинские социал‑демократы устроили Зеленому теплую встречу, чествуя атамана как храброго борца против «красной реакции». Незадолго до этого, в начале сентября 1919‑го, Петлюрой был создан Центральный Украинский повстанческий комитет для координации действий атаманских отрядов. Создание подобного комитета стало возможным после перехода на сторону Петлюры Зеленого и атамана Мазуренко[44]. Отряд Зеленого стал называться Конно‑повстанческой дивизией армии УНР. Но получив от Петлюры оружия, патронов и денег, Зеленый не спешил ему полностью подчиняться. А Мазуренко вскоре бежал от Петлюры в Москву, где просил дать ему пост в новом советском правительстве Украины.

Возвратившись в Киевскую губернию, Зеленый провел крестьянско‑повстанческий съезд, на котором была принята такая резолюция: «Мы признаем верховной властью Украинскую Директорию с ее настоящим социалистическим цравительством». Вместе с тем, этот съезд связал признание Директории с необходимостью избрания народного парламента и проведения следствия в отношении виновных в репрессиях войск Директории против зеленых, имевших место еще в январе 1919 года.

В 20‑х числах сентября началась война между армиями Деникина и Петлюры. В октябре Зеленый захватил Кагарлык, где в местной типографии отпечатал тысячи листовок с призывом к борьбе с белогвардейцами. В октябре–ноябре 1919 года атаман вел активную партизанскую войну против деникинцев. Зоной деятельности зеленых отрядов, насчитывавших до трех тысяч бойцов, снова стали Киевский, Чигиринский, Черкасский, Каневский, Звенигородский уезды. Части Зеленого разрушали железнодорожные пути, перерезали линии телефонной и телеграфной связи, убивали комендантов станций, белогвардейских офицеров. В ответ на эти действия командование белых направило к Триполью несколько карательных экспедиций.






Дата добавления: 2016-01-26; просмотров: 416; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.012 сек.