Акцентологические и орфоэпические нормы

2.1. Орфоэпия (от греческих слов: orthos – прямой, правильный и epos – речь) – это совокупность правил, устанавливающих еди­нообразное произношение.

Произносительные нормы свойственны устной речи. Однако не все характерное для устной речи относится к произношению в собственном смысле. Интонация – важное выразительное средство, придающее речи эмоциональную окраску, – а также дикция не относятся к произношению.

Ударение хотя всецело относится к сфере устной речи, но, являясь в русском языке признаком либо данного слова, либо дан­ной грамматической формы, относится непосредственно к лексике и грамматике, а не характеризует само по себе произношение.

Таким образом, орфоэпия в собственном смысле слова указы­вает, как должны произноситься те или иные звуки в определенных фонетических положениях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов или даже отдельных словах, если эти формы и слова имеют свои произносительные особенности.

Язык, являясь важнейшим средством человеческого общения, нуждается в единообразии письменного и устного своего оформления. Неправильное произношение (как и орфографические ошибки) отвлекает внимание на внешнюю сторону речи и поэтому яв­ляется помехой при языковом общении. Являясь одной из сторон культуры речи, орфоэпия ставит своей задачей способствовать поднятию произносительной культуры русского языка.

Важнейшие языковые черты, которые определили русское ли­тературное произношение, сложились еще в первой половине XVII века в составе разговорного языка города Москвы, так называемого старомосковского просторечия. Разговорный язык Москвы, сложившийся к XVII веку на северновеликорусской диалектной основе под сильным воздействием южновеликорусских говоров, определил основные нормы литературного русского языка, в том числе и нормы произносительные. Установившиеся в Москве нормы передавались в другие культурные центры в качестве единого образца, постепенно усваиваясь там на почве своих местных диалектных особенностей. Русское литературное произношение закрепилось, приобрело характер национальной нормы в первой половине XIX века. Но уже во второй половине XIX века у московской нормы появился конкурент – петербургское произношение, которое постепенно усиливало свои притязания на роль общелитературного образца (коренного петербуржца можно узнать, например, по варианту произношения щ: слова борщ, обещание звучат как бор[шч], обе[шч]ание ). Петербургское произношение не стало орфоэпической нормой, оно не было признано сценой, именно московской норме следовали артисты петербургских императорских театров. Некоторые особенности петербургского произношения оказали впоследствии существенное влияние на развитие системы русского литературного произношения.

Однако и московское произношение, сохранив свои глав­ные черты (например, аканье), во многих случаях утратило былую роль произносительного канона. Полной унификации литературного произношения нет. Возможны произносительные варианты, имеющие стилистическую окраску.

Кроме того, местное произношение всегда в определенной степени влияет на единое орфоэпическое произношение. Поэтому имеются местные отличия в произношении ряда крупных городов, таких, как Казань, Новгород, Ростов-на-Дону, Рязань, Воронеж, Одесса и др.

Основными источниками отклонений от литературного произношения являются письмо и родной говор. Отклонения от литературного произношения под влиянием письма объясняются тем, что не всегда имеется соответствие между буквенным и звуковым видом слова. Например, родительный падеж прилагательных мужского и среднего рода имеет в написании окончание с буквой г, а произносится в этой форме звук [в]: большого (произносят больш[овъ]; конечно, что пишутся с буквой ч, а в произношении соответствует ей звук [ш]: конешно, што и мн. др.

Более частным источником отступления от литературного про­изношения является родной диалект говорящего. Так, весьма ус­тойчивой диалектной чертой на севере является оканье. Даже при утрате окающего произношения произносят не месте безударного [о] звук, близкий к отодвинутому назад [э]: [вэда], [дэмой], [пэтом], [взэшла] или [въда], [дъмой], [пътом], [взъшла].

На юге устойчивой диалектной чертой является произношение на месте [г] фрикативного образования – [γ]. Южане, усвоив литератур­ное произношение во всех основных чертах, очень долго сохраняют произношение [γ] фрикативного. Особенно долго держится фрикатив­ное образование в конце слов, где звук [γ] закономерно оглушается в [х], т. е. имеет место произношение: [с'н'ех], [п'ирох], [д'ен'ьх] и др. При переходе от диалектного якающего произношения к литературному могут сохраняться более открытые оттенки безударных гласных. Такое сохра­нение влияния диалекта на речь говорящих, усвоивших литературное произношение во всех основных чертах, тоже создает произноситель­ные варианты. Однако многие из этих вариантов, возникших под влия­нием местного говора, в образцовой литературной речи недопустимы [Е. М. Галкина-Федорук, К. В. Горшкова, Н. М. Шанский. Современ­ный русский язык. Ч. I. Изд. МГУ, 1961, с. 189–191].

Рассмотрим нормы произношения и ударения более подробно.

«Когда я приехал из Одессы в Петербург и впервые выступил с докладом на литературном вечере, я сделал девяносто два неправильных ударения. Городецкий подсчитал и сказал мне об этом. Я тотчас засел за словарь и больше уже этого никогда не повторялось» ( К. И. Чуковский).

2.2.Русское ударение – самая сложная область русского языка для усвоения. Оно отличается наличием большого количества произносительных вариантов. Русское ударение характеризуется разноместностыо и подвижностью.

Разноместность– это способность ударения падать на любой слог русского слова: на первый – иконопись, на второй – эксперт, на третий – жалюзи, на четвертый – апартаменты. Во многих языках мира ударение прикреплено к определенному слогу.

Подвижность– это свойство ударения перемещаться с одного слога на другой при изменении (склонении или спряжении) одного и того же слова: вода воду, хожу ходишь. Большая часть слов русского языка (около 96%) имеет подвижное ударение.

Разноместность и подвижность, историческая изменчивость произносительных норм приводят к появлению у одного слова акцентных вариантов. Иногда один из вариантов санкционируется словарями как соответствующий норме, а другой – как неправильный. Ср.: *положил, *магазин, *ходатайство –неправильно; положил, магазин, ходатайство –правильно. В других случаях варианты даются в словарях как равноправные: искристый и искристый.

Языковые нормы ударенияакцентологические нормы– регулируют выбор вариантов размещения ударного слога среди безударных.

Причины появления акцентных вариантов:

Закон аналогии – большая группа слов с определенным типом ударения

влияет на меньшую, аналогичную по строению. В слове мышление ударение

перешло с корня мышление на суффикс -ени- по аналогии со словами биение,

вождение и т. п. Запомните: глажение, квашение, крашение, упрочение,

обеспечение, сосредоточение, намерение.

Ложная аналогия. Неправильно произносят слова газопровод, мусоропровод по ложной аналогии со словом провод (электрический) с ударением на предпоследнем слоге; нужно: газопровод, мусоропровод.

Тенденция грамматикализации ударения. Развитие способности ударения дифференцировать формы слов. Например, с помощью ударения разграничивают формы изъявительного и повелительного наклонения:
приструните, принудите, пригубите (изъяв. н. буд. вр.) и приструните, принудите, пригубите (пов. н.).

Смешение моделей ударения. Эта причина действует чаще в заимствованных словах, но может проявиться и в русских. Например, у существительных на -ия выделяют две модели ударения: драматургия (греческую) и астрономия (латинскую). В соответствии с этими моделями следует произносить: аcсиметрия, индустрия, металлургия, терапия (греч. модель) и ветеринария, гастрономия, кулинария, логопедия, наркомания (лат. модель). Однако в живой речи происходит смешение моделей, вследствие чего появляются варианты. (* В настоящее время допустимым считается вариант кулинария, однако принято разграничивать кулинарию как искусство и кулинарию как торговое предприятие, магазин.)

Действие тенденции к ритмическому равновесию. Эта тенденция проявляется только в четырех- пятисложных словах. Если междуударный интервал (расстояние между ударениями в соседних словах) оказывается больше критического (критический интервал равен четырем безударным слогам подряд), то ударение перемещается на предыдущий слог. Так, неудобно произносить *инарные уравнения', так как между ударными слогами пять безударных. Удобнее произносить 'бинарные уравнения'.

Акцентное взаимодействие словообразовательных типов. Варианты в случаях запасный – запасной, переводный – переводной, взводный – взводной, нажимный – нажимной, приливный – приливной, отводный –отводной объясняются акцентным взаимодействием отыменных и отглагольных образований: переводный – от перевод, переводной – от переводить и т. п.

Профессиональное произношение: искра (у электриков), добыча (у шахтеров), компас, крейсера(у моряков), мальчиковый (у продавцов), агония, прикус, шприцы (у медиков), листочки (у портных), характерный (у актеров) и т. п. (* в орфоэпическом словаре под ред. Р. И. Аванесова вариант прикус дается как нормативный, а прикус – с пометой ‘у специалистов’).

Тенденции в развитии ударения.

У двухсложных и трехсложных имен существительных мужского рода наблюдается тенденция к переносу ударения с последнего слога на предшествующий (регрессивное ударение). У одних существительных этот процесс закончился. Когда-то произносили: *токарь, *конкурс, *насморк, *призрак, *деспот, *символ, *воздух, *жемчуг, *эпиграф ( в настоящее время эти слова имеют ударение на предпоследнем слоге!) В других словах процесс перехода ударения продолжается до сих пор и проявляется в наличии вариантов: квартал (неправ. – *квартал); творог и доп. творог, договор и доп. *договор; диспансер (неправ. – *диспансер); каталог (не рекомендуется – *каталог); некролог (не рекомендуется – *некролог) (приведены оценки Орфоэпического словаря под ред. Р. И. Аванесова).

У существительных женского рода также двух- и трехсложных наблюдается перемещение ударения с первого слова на последующий (прогрессивное ударение): *кирза – кирза, *кета – кета, *фольга – фольга, *фреза – фреза (знаком * отмечены устаревшие варианты).

Ударения в разных по смыслу словах:

языковой (соотносится с понятием язык как средство общения) – языковый соотн. с язык как орган);

развитый (от развить в значении раскрутить) – развитой (не рек.

азвитый!от развить в значении усовершенствовать);

хаос (в греческой мифологии) – хаос и хаос (беспорядок, неразбериха);

лоскут (остатки в швейном и др. производствах) – лоскут (отдельный

кусочек ткани).

Недостаточная освоенность экзотической лексики: пимы (обувь); унтыи унты (обувь); сабо(обувь); шаньга (в Сибири так называют ватрушку).

2.3.В орфоэпии различают "старшую" и "младшую" нормы в произношении отдельных звуков, звукосочетаний, слов и их форм. "Старшая" форма сохраняет особенности старомосковского произношения. "Младшая" норма отражает особенности современного литературного произношения.

«Старшая» норма «Младшая» норма
[с'м']ех, [з'в']ерь, [т'в']ердый [см']ех, [зв']ерь, [тв']ердый
[жыэ]ра, [шыэ]ги, [шыэ]лун [жа]ра, [ша]ги, [ша]лун
стро[гъ]й, мяг[къ]й, ти[хъ]й стро[г']й, мяг[к']й, ти[х']й
Посту[къ]вать, разма[хъ]вать посту[к']вать, разма[х']вать
Слыш[ут], хва[л'ут], хо[д'ут] слыш[ат], хва[л'ьт], хо[д'ьт]
вернула[с], встретил[съ] вернула[с'], встретил[с'ь]
ве[р']х, четве[р']г, ве[р']ба верх, четверг, верба
войлошный, проволошный войлочный, проволочный

 

’ –обозначение мягкости согласного;

[ь] – обозначение безударных [е / и]

[ъ] – обозначение безударных [о / а]

 

Старые нормы сохранились в речи многих людей старшего поколения, на сцене; а также встречаются в поэтических текстах поэтов ХIХ века и даже первой половины ХХ. Например:

По дорогам усохшие вербы

И тележная песня колес...

Ни за что не хотел теперь бы,

Чтоб мне слушать её привелось =[с]

( С. Есенин )

В последней стихотворной строчке "привело[с]". Читать такие стихи следует, не разрушая старую норму в произношении отдельных звуков и слогов.

Орфоэписты указывают основную причину изменения произносительных норм – влияние письма. Произношение дол[г’ь,хо[д'ь]т, соброли[с'], посту[к'и]вать, войло[ч'н]ый появилось под влиянием орфографии.

Произношение гласных звуков

1. Сильная позиция для гласных – позиция под ударением. В безударном положении гласные подвергаются изменению (качественному или количественному), т. е. редуцируются. Следует обратить внимание на трудные случаи редукции. После шипящих [ж] и [ш] и звука [ц] безударный гласный [а] произноситься как короткий [а]: жаргон, цари. Но перед мягкими согласными как звук [ыэ]: жалеть, тридцати. В редких случаях [ыэ] произносится и перед твердыми согласными: ржаной, жасмин.

2. После мягких согласных в первом предударном слоге на месте букв а, е, я произноситься звук [иэ|: часы. Это так называется "иканье". Оно встречается в нейтральном и разговорном стилях. "Эканье" (произнесение в данной фонетической позиции звука [эи] характеризует сценическую речь: в[эи]нец, т[эи]рновый. Произношение ч[и]сы устаревшее, ч[а]сы диалектное.

3. Согласные [ц], [ж], [ш] твердые звуки, после них на месте буквы и произносится [ы]: революц[ы]я, ж[ы]знь, ш[ы]рь.

4. В немногих словах иноязычного происхождения, не окончательно усвоенных русским языком, на месте буквы о, в отличие от русской орфоэпической нормы, в безударном положении произносится ослабленное [о], т. е. без редукции: ради[о]. Слишком отчетливое [о] воспринимается как манерное, с другой стороны, отчетливое произнесение [о] в "обрусевших" книжных словах (соната, новелла) тоже не желательно, так как придает произношению просторечный оттенок.

5. Букву ё предложил использовать русский историк Н. М. Карамзин, упростив сложный рисунок существующей ранее в алфавите буквы. Однако букву ё сейчас мы можем встретить лишь в букварях и учебниках для изучающих русский язык иностранцев. Отсутствие этой буквы в книгах и периодике приводит к неправильному произношению слов. Следует обратить внимание на слова, в которых гласный [о], обозначенный буквой ё, иногда ошибочно заменяют ударным [э], белёсый, манёвры произносят как *белесый, *маневры. Иногда, наоборот, ударный [э] ошибочно подменяют на [о] ё: гренадер, афера произносят как *гренадёр, *афера. Такое произношение не является нормативным.

Произношение согласных звуков

1.В существительных мужского рода на -изм согласный [з] произносится твердо во всех падежах, в том числе и при смягчении конечного согласного в Д.п. и П.п.: при капитализме.

2. Звонкие согласные в абсолютном конце слова и перед глухими согласными оглушаются: акци[с], пре[т]приятие.

3. Согласный [г] может произноситься как [г] год, [к] враг, [γ] Господи, [х] Бог, [в] кого. Звук [γ] в пределах современной литературной нормы произносится в ограниченном числе слов, но произношение [г]осподи, а[г]а, о[г]о можно считать вариантом нормы.

4. В русском языке действует тенденция к приспособляемости (адаптации) звукового облика заимствованных слов с е после твердого согласного, многие такие слова "обрусели" и произносятся теперь с мягким согласным перед е: му[з’]ей, к[р’]ем, ака[д’]емия, ши[н’]ель, фа[н’]ера, О[д’]есса.

Но целый ряд слов сохраняет твердый согласный: антенна, бизнес, генетика, детектив, бутерброд, энергия, сонет, менеджер, компьютер, сервис, деноминация, детектор, демарш, неореализм, тест, тент, сеттер.

Допускается вариантное произношение: декан, претензия, терапия, террор, трек. Твердое или мягкое произношение согласного определяется в словарном порядке.

 

5. По старомосковским нормам орфографическое сочетание чн произносили как [шн]. Произношение [шн] стало одним из признаков старой московской произносительной нормы. В «Толковом словаре русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, отразившем в основном московское произношение, рекомендуется говорить було[шн]ая, будни[шн]ый, брусни[шн]ый, моло[шн]ый, взято[шн]ик и т. п. В настоящее время такое произношение считается устаревшим, нормой стало орфографическое произношение [ч’н]. Однако в некоторых словах [шн] сохраняется: конечно, скучно, яичница, нарочно, скворечник, пустячный, двоичник, очечник, прачечная и в женских отчествах на -ична: Фомини[шн]а, Кузьмини[шн]а. В ряде слов допускается двоякое произношение: було[чн]ая и було[шн]ая, хотя последнее устаревает.

6. По "старшей" норме сочетание чт произносилось как [шт] в слове что и словах, производных от него: ничто, кое-что и т. д.

В настоящее время это правило сохраняется для всех указанных слов, кроме нечто [чт]. Во всех других словах орфографическое чт произносится всегда как [чт]: почта, мечта.

7. Сочетание жд в слове дождь и производных от него произносилось по "старшей" норме как [ж'ж'] (на конце слова [ш'ш']). Современное произношение [жд'] ( на конце слова [шт']) оценивается как вариант
литературной нормы.

8. По "старшей" норме орфографические сочетания зж и жж (дрожжи, позже) поизносились как [ж'ж'] долгий и мягкий шипящий. В настоящее время на месте зж и жж произносится твердый шипящий [жж]. И это произношение оценивается как вариант литературной нормы

 

В заключение отметим, что в большинстве случаев необходимо обращаться к "Орфоэпическому словарю русского языка" под ред. Р. И. Аванесова, в котором дается полное описание произношения слова.

Лекция 6








Дата добавления: 2016-01-20; просмотров: 3179; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.016 сек.