СКАНДИНАВСКИЕ СТРАНЫ В XVI И В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В.

 

Последний период западноевропейского средневековья - переме-

щение торговых путей и <революция цен> в XVI в. - принес серьез-

ные перемены и странам Скандинавии: Дании, Швеции, Норвегии,

С разложением феодальных отношений, с успехами капиталистиче-

ского уклада в Западной Европе эти страны, издавна связанные с

балтийской и североморской торговлей, получили новые важные рын-

ки сбыта, так как в Европе значительно возрос спрос на скот, зерно

и рыбу из Дании, корабельный лес и рыбу из Норвегии, железо и

медь из Швеции. Установление торгово-политических связей запад-

ноевропейских государств с Россией и Речью Посполитой также по-

шло на пользу скандинавским странам, лежавшим на кратчайших

морских путях между Западной и Восточной Европой.

В противовес большинству западноевропейских стран Северная

Европа в XVI и первой половине XVII в. еще переживала укрепле^

ние феодальных отношений в основной сфере своей экономической

жизни - в сельском хозяйстве. Резко сократился удельный вес подат-

ного, свободного от помещичьей кабалы крестьянства, повсеместно

выросли подати королю и платежи помещику, усилилась личная за-

висимость крестьян, означавшая в отдельных районах Дании еще с

конца XIV в. прикрепление к земле. Знать, особенно в Дании, вновь

заводила крупные хозяйства, поредевшие в эпоху <аграрного кризи-

са> XIV-XV вв. (см. т. 1), но всего больше наживалась на торговле

оброчными продуктами.

В отличие от Дании, аграрное развитие которой было сходно с

восточногерманским, в Швеции и Норвегии феодальные поземельные

отношения в XVI-XVII вв. еще только приобретали более или менее

завершенный характер. Вместе с тем в Скандинавии в XVI-XVII вв.

появились капиталистические мануфактуры, особенно в Швеции, воз-

никли торговые компании, снаряжались колониальные экспедиции

(больше всего датские).

Реформация скандинавских церквей положительно сказалась на

становлении местных литературных языков. Значительного разви-

тия достигли разные отрасли науки, светская архитектура и поэзия

в духе Возрождения. Уже с конца XV в. распространилось книго-

печатание.

Особенности социально-экономического развития скандинавских

стран нашли свое выражение в борьбе классов. Антифеодальные

крестьянские восстания сопровождались боевыми выступлениями го-

рожан. Нарастание оппозиции податных сословий (к ним после Ре-

формации принадлежало и духовенство) было использовано королев-

ской властью и ее опорой - служилым дворянством - для подрыва

власти аристократии и ее могущественных политических органов -

старинных государственных советов. Торжество Реформации в ее

<королевском> варианте означало и победу государственной центра-

лизации над остатками феодального и дофеодального сепаратизма.

Ленная система управления в Скандинавии бюрократизировалась.

Сословно-представительные органы - риксдаги, там где они созыва-

лись, служили опорой королевской власти против знати. Это создава-

ло предпосылки для перехода скандинавских стран от сословно-арис-

тократических монархий к абсолютным.

 

 

ДАНИЯ

 

На рубеже XV-XVI вв. наиболее сильным, густонаселенным и

экономически развитым из скандинавских государств оставалась Да-

ния - одна из крупных держав тогдашней Европы. В ее состав поми-

мо коренных датских земель - Ютландии с островами - входила

богатая область Сконе на юге Скандинавского полуострова, ей при-

надлежали Фарерские острова, Исландия и Гренландия. Датские

короли с 1380 г. были также королями Норвегии, а с 1460 г. - герцо-

гами объединенных Шлезвига и Гольштейна. Кальмарская уния

(см. т. 4, гл. 14) трех скандинавских королевств во главе с короля-

ми из датской династии все еще была формально в силе, хотя фак-

тическую власть над непокорными шведами датским королям при-

ходилось не раз подкреплять силой оружия или раздачей новых

привилегий шведской знати и городам. Сельское хозяйство Дании на-

много раньше, чем в других скандинавских и в целом балтийских

странах, вышло на внешний рынок в крупных для того времени мас-

штабах (это объясняется географическим положением и почвенно-

климатическими условиями). Датские товары - зерно, масло, волы,

кони, рыба - в растущих количествах сбывались в Северную Герма-

нию и Нидерланды. Система землевладения в разных частях госу-

дарства была неодинакова. В Ютландии вплоть до Реформации ос-

тавалось немало крестьян-собственников, а на датских островах

Зеландии, Фюн и др., в Сконе и, наконец, в Шлезвиге, север которо-

го населяли датчане, преобладали зависимые держатели - чиншеви-

ки (фестеры)._На датских островах держатели были крепостными.

 

Самым крупным из датских городов были Копенгаген (на острове

Зеландия), Виборг (в Ютландии), Фленсборг (в Шлезвиге) и Маль-

мё (в Сконе). Местные купцы постепенно освобождались от конку-

ренции ганзейцев и богатели. На почве конкуренции из-за вывоза

сельскохозяйственных продуктов датское купечество все чаще сталки-

валось с помещиками, желавшими торговать без посредников. Но в

политическом отношении бюргерство, сравнительно многочисленное

уже в XV в., оставалось слабым.

 

Редкие сословные собрания с участием выборных от городов и от

крестьян-собственников не получили в Дании серьезного значения.

 

Знать, светская и духовная, через государственный совет (риксрод)

по-прежнему старалась навязать свою волю монарху. Риксрод выби-

рал короля и наследника престола, хотя и из одной династии - Оль-

денбургской, царствовавшей в Дании более четырех столетий (1448-

1863). Члены совета управляли крупными ленами, на которые дели-

лась страна, и собирали в свою пользу значительную часть доходов с

них. Без согласия совета не могли объявляться войны, вводиться

налоги. Риксрод вместе с королем был и законодательным органом,

и верховным судом. Однако совет собирался изредка, и усложнявше-

еся текущее управление все больше переходило к королю и его канце-

лярии. Социальный подъем богатевшего купечества и обострение

противоречий внутри самого господствующего класса создавали в Да-

нии предпосылки для нового усиления королевской власти.

 

Попытка установления абсолютизма Кальмарской унии (1523)

Попытка усилить королевскую власть была

предпринята королем Кристианом II (1513-

1523), воспитанным в бюргерском духе и по-

лучившим хорошее гуманистическое образова-

ние. Кристиан II приблизил к себе группу лиц

бюргерского сословия, выходцев из Нидерлан-

дов, которая оказывала существенное влияние на направление его

внутренней и внешней политики. Центральное управление перешло

в руки незнатных дворян и даже горожан. Была установлена полная

монополия датских горожан на внешнюю торговлю. Светские и духов-

ные магнаты потеряли право покупать для продажи хлеб даже у

своих крестьян-держателей, а также продавать им какие-либо това-

ры, привезенные из-за границы. Дворянский произвол в отношении

крестьян был несколько ограничен: король удлинил сроки держания

чиншевиков и запретил торговать крестьянами, <как бездушным ско-

том>.

Кристиан II строил грандиозные внешнеполитические и внешне-

торговые планы, которые по разным соображениям поддерживались

как Нидерландами, так и далекой Московией. При поддержке немец-

кой торгово-ростовщической фирмы Фуггеров и германского импера-

тора Карла V датский король (женатый на сестре императора) стре-

мился окончательно подорвать преобладание ганзейцев в североевро-

пейской торговле и под предлогом восстановления Кальмарской унии

подчинить себе наконец мятежную Швецию. Бо главе войска из не-

мецких наемников Кристиан II дважды вторгался в Швецию и в

1520 г. восстановил там датскую власть. Между тем ганзейская бло-

када грозила Дании хозяйственным крахом. Высокие налоги и порча

монеты королем для финансирования его военных предприятий вос-

становили против Кристиана горожан и крестьян, не говоря о зата-

ившей злобу аристократии. В 1521 г. против <Тирана> (шведское

прозвище короля) восстали шведы, а в 1523 г., ободренные их успе-

хами, западнодатские (ютландские) феодалы открыто отказали в

верности королю за нарушение им дворянских вольностей. Уклонив-

шись от борьбы, Кристиан II со своим флотом отплыл в Нидерланды

за помощью. Сборник его законов в Дании был торжественно сож-

жен. Новый король Фредерик 1, ставленник знати, заботясь о своей

популярности, стал часто созывать собрания всего дворянства (хер-

редаги). Власть аристократии усилилась, что было использовано ею

для нового нажима на крестьян.

 

Реформация в Дании

Феодальная реакция 20-х годов, ухудшение

положения крестьян вызвали, естественно, их

возмущение. Частым явлением стал отказ от

уплаты десятины епископам. В 1524-1525 гг.

вспыхнуло крестьянское восстание против помещиков в области Ско-

не. В 1531 г. изгнанник Кристиан высадился в Норвегии и был вновь

избран местной знатью на престол, но вскоре обманом взят в плен

и заключен в датскую крепость (умер в 1559 г.). После смерти Фре-

дерика 1 (1533), пока датский риксрод колебался относительно выбо-

ра его преемника, вспыхнуло антиаристократическое восстание горо-

жан во главе с бургомистрами Копенгагена и Мальмё под лозунгом

возвращения на престол Кристиана II. Горожан на этот раз поддер-

жали ганзейские города во главе с Любеком, а также свободное

крестьянство Ютландии. Восставшие выдвигали требования, сходные

гражданскую войну 1534-1536 гг. (<Графскую распрю>), в которой

приняли участие ряд княжеств и городов Северной Германии.

Напуганное народным восстанием датское дворянство, от аристо-

кратов до мелких помещиков, сплотилось вокруг избранного королем

сына Фредерика Кристиана III, которому с трудом удалось устано-

вить власть в своих владениях. Горожане Копенгагена сдались лишь

после годовой осады. Уцелевших от расправы ютландских крестьян-

собственников победители превратили в королевских чиншевиков.

Во время <Графской распри> враждующие лагери аристократиче-

ских группировок и горожан возглавлялись последователями проте-

стантизма. Еще в середине 20-х годов в датских городах стали высту-

пать лютеранские проповедники. Их проповеди с требованием церков-

ной реформы нашли горячий отклик у горожан, поскольку католиче-

ская церковь была не только самым крупным феодальным

землевладельцем Дании, не только собственником недвижимости в

городах, но и занималась ростовщичеством, а монастыри конкуриро-

вали с горожанами. Как и во многих других странах, проповедь цер-

ковной реформы встретила поддержку у королевской власти и части

дворян, которые намеревались присвоить церковно-монастырские зем-

ли, сломить власть католических епископов.

В 1526 г. датский ученик Лютера, священник Ганс Таусен, стал

капелланом - домашним священником Фредерика 1. Король откры-

то покровительствовал лютеранам и последовательно урезал права

епископов и власть самого папы римского над датской церковью.

Кристиан III, воспитанный в духе лютеранского вероучения, всту-

пив в Копенгаген, немедленно издал приказ об аресте католических

епископов, лишении их светской и духовной власти и о том, что

впредь в Дании должно проповедоваться только <чистое слово божье>,

т. е. лютеранство. В 1536 г. королем было утверждено новое церков-

ное устройство, одобренное Лютером и близкое к будущему <Аугс-

бургскому вероисповеданию>. Благодаря Реформации королевская

земельная собственность в Дании выросла втрое: королю принадле*

жало больше половины земель в стране. На содержание государства

перешла новая церковная администрация во главе с назначенными

им суперинтендантами (впоследствии они вновь стали именоваться

епископами). Король получил высшую власть над делами новой церк-

ви, которая превратилась в своего рода новое государственное учреж-

дение.

 

Реформация в Дании носила, таким образом, королевский харак-

тер. Бюргерско-демократические течения в Реформации были подав-

лены в период гражданской войны 1534-1536 гг. Процесс государ-

ственной централизации резко усилился: крупные феодальные держа-

ния - лены, на которые делилась страна, стали превращаться в

административные округа. За эту уступку короли вознаграждали дво-

рян-помещиков новыми привилегиями. Так, помещики получили пол-

ную полицейскую власть над держателями: исполняли судебные при-

говоры, взимали в свою пользу судебные штрафы и др. Они предпри-

няли большую карательную экспедицию против вольных немецких

крестьян Дитмаршена. В 1559-1560 гг. эта своеобразная крестьян-

ская республика на побережье Северного моря пала под натиском

датско-немецкого дворянского войска.

 

Нарушенная <Графской распрей> балтийская

торговля уже с середины XVI в. вступила в

полосу нового подъема. Владея обоими берега-

ми Зундского пролива, датские короли издавна

контролировали эту торговлю и взимали пошлины с проходивших

судов (см. т. 1). Ганзейские города-союзники мятежных жителей

Копенгагена и Мальмё - теперь уступили военно-политическое пре-

обладание на Балтике Дании, а торговое - голландцам. Но на жиз-

ненно важных для Запада морских путях в богатые сырьем страны

Восточной Европы у датчан появился новый соперник - Швеция.

Расширить свои балтийские владения стремилось и Польско-Литов-

ское государство. В 1558 г. в борьбу за жизненно необходимый выход

к Балтийскому морю вступила и Россия.

 

Дания воспользовалась распадом Ливонского ордена под ударами

русских войск: король Фредерик II (1559-1588) возобновил притя-

зания на эстонские земли, утраченные Данией в XIV в. Датским плац-

дармом стало эстонское епископство Эзель (остров Сааремаа) и Вик

(соседняя часть приморской Эстонии). На почве общей вражды к

шведам, прибравшим к рукам север Эстонии, датский король протя-

нул руку Ивану IV. В 1562 г. в Можайске было подписано соглаше-

ние, по которому царь-завоеватель Ливонии-жаловал часть по-

следней в лен датскому королю.

 

Эта экспансия датчан в Прибалтике, наряду с возобновившимися

притязаниями Фредерика II на шведский престол, а Эрика XIV швед-

ского - на Сконе, привела к так называемой Семилетней войне со

Швецией 1563-1570 гг. Не одержав в жестокой войне решительной

победы, датчане все же сумели закрепить за собой остров Сааремаа

и право свободной торговли с Россией через Нарву, что было выгодно

обеим странам.

В долгое царствование Кристиана IV

для Датских дворян наступил <золотой

век>. <Революция цен> обогащала в первую

очередь феодальное дворянство. Так за столе-

тие, с первой трети XVI по первую треть XVII в., цена земли в Дании

поднялась на 400-500%, зерна и волов-на 200-300%. Поэтому

помещики расширяли свои домены и выделяли их из общинной черес-

полосицы, захватывали общинные земли, подвергали крестьян-держа-

телей (фестеров) все возраставшей эксплуатации.

 

При всем том датский господский домен занял лишь до 8%

дворянских земель, велось на нем не столько зерновое, сколько ското-

водческое хозяйство, и главный доход дворянам приносила их приви-

легированная торговля живым скотом, как своим, так и купленным у

крестьян. Самовольная торговля скотом, минуя помещика, крестья-

нам-держателям запрещалась. В пору апогея этой торговли (1610-

1620) вывоз волов и быков морем и перегон их из Дании достигал

40-50 тыс. голов в год. Трехдневную еженедельную барщину в се-

редине XVII в. несло менее 20% датских крестьян (так называемые

недельщики, освобожденные от оброчных платежей). Продажа

крестьян без земли оставалась редкостью.

 

Бедность и несвобода крестьянства в сочетании с недостатком про-

мышленного сырья сильно мешали росту датской мануфактуры и

зарождению капиталистического уклада в целом. Первые мануфак-

турного типа предприятия были основаны в конце XVI в. казной и

обслуживали преимущественно ее нужды в порохе, оружии, обмунди-

ровании и бумаге. С начала XVII в. правительство активно проводило

политику меркантилизма с целью насаждения мануфактур, особенно

шерсто- и шелкоткацких. Были на время отменены цеховые монопо-

лии, запрещен импорт мануфактурных изделий и экспорт промыш-

ленного сырья, ввозились иностранные рабочие и др. Однако дворяне

и купцы предпочитали помещать средства в недвижимость и торгов-

лю и покупать лучшие по качеству иностранные товары. Казна же

в середине XVII в. была опустошена и не могла финансировать ма-

нуфактуры, многие из них пришли в упадок.

 

Городское торгово-ремесленное население Дании быстро увеличи-

валось (в Копенгагене в середине XVII в. было около 30 тыс. жите-

лей), основывались и новые города. Для внешней политики Дании в

этот период характерно стремление к колониальной экспансии. Еще

в конце XVI в. датчане вновь открыли принадлежавшую им и забы-

тую ими Гренландию. В XVII в. датские мореплаватели высадились

на восточном побережье Индии и на островах Карибского моря.

В начале XVII в. была основана датская Ост-Индская, а в конце -

Вест-Индская компании. Так называемая Исландская компания полу-

чила монополию на торговлю с Исландией. В 1636 г. специально для

торговли с Россией была учреждена Восточная компания.

 

Конец XVI - начало XVII в. были для Дании порой большого

культурного расцвета. Короли и знать возводили замки-дворцы в за-

имствованном из Нидерландов стиле северного Возрождения. Именно

в это время Дания дала человечеству знаменитого астронома Тихо

Браге (1546-1601), династию ученых-естествоиспытателей Бартоли-

нов^ начиная с Бартолина Старшего, автора классического учебника

по анатомии. Датские ученые-гуманисты стали записывать народные

предания, изучать древнескандинавские языки, рунические надписи

на камнях и прочие памятники старины.

Вслед за поражением Дании

в Тридцатилетней войне, нанесенным войска-

ми Валленштейна (см: гл. 35), последовало но-

вое тяжкое поражение от шведов: в 1643 г. они неожиданно вторг-

лись в Данию с юга, из Германии. Швецию поддерживала Франция,

а также Нидерланды. По условиям мира (1645) побежденная Дания

лишилась важнейших островов на Балтике - Готланда и Эзеля (Са-

аремаа), разрешила шведским кораблям беспошлинный проход через

Зунд, согласилась на большие территориальные уступки в Норвегии.

Дополнительное осложнение датским королям принесли их шлезвиг-

гольштейнские владения. После нескольких семейных разделов меж-

ду королями и их младшими братьями оба герцогства распались на

две отдельно управляемые части-королевскую и герцогскую. Гер-

цогская часть выросла к началу XVII в. в богатое и враждебное Да-

нии герцогство Гольтейн-Готторпское, ставшее союзником Швеции

против датских королей.

Разорительные войны, проигранные Данией на своей территории,

при ухудшавшейся с 40-х годов XVII в. внешнеторговой конъюнкту-

ре повлекли за собой крайнее обострение бедствий народных масс и

классовых противоречий. Всеобщую ненависть вызывало в стране

огражденное привилегиями замкнутое дворянское сословие, состояв-

шее из помещиков. В 1625 г. треть дворянских семей (а всего их

было около 500) владела тремя четвертями всех дворянских земель.

Когда в поисках денежных средств для ведения войн Кристиан IV

стал собирать представителей горожан, те начали подавать петиции

(особенно ютландские бюргеры в 1629 г.), обвиняя дворян в плохой

защите страны, в нарушении городских вольностей, присвоении ко-

ронных земель и притеснении крестьян. Однако король вскоре оттолк-

нул от себя бюргерскую оппозицию, ограничив право податных сосло-

вий на подачу петиций. После смерти Кристиана IV реакционная

олигархия, состоявшая из крупных землевладельцев - членов госу-

дарственного совета, - сумела вновь ослабить власть короля - Фре-

дерика III (1648-1670). Внутренний кризис нарастал и разрешился

уже в 60-х годах XVII в. победой абсолютизма.

 

 

ШВЕЦИЯ

 

В начале XVI в. Швеция и подвластная ей Финляндия оставались

малонаселенными, по преимуществу аграрными странами. В сельском

хозяйстве преобладали двухполье и посевы ячменя. Города были неве-

лики: самый крупный - Стокгольм - насчитывал в начале XVI в.

менее 8 тыс. жителей, ему далеко уступали Сёдерчепинг, Нючёпинг,

Кальмар, Або и др. Датские владения в южной Скандинавии почти

полностью отрезали Швеции выход к Северному морю. Однако в

средней Швеции (так называемый Бергслаген - <Область горного

права>) успешно развивалась добыча железа, меди, а с конца XV в. -

серебра, и множество мелких производителей - рудокопов, плавиль-

щиков, кузнецов - уже находились в экономической зависимости от

горнозаводчиков и купцов - экспортеров металла. В шведском экс-

порте железу и меди принадлежало важное место наряду с коровьим

маслом, кожей и мехами. Внешняя торговля находилась в руках не-

мецких, главным образом любекских, купцов и велась еще почти иск-

лючительно с балтийскими странами. В Швецию ганзейцы приво-

зили соль, сукна, пряности, вина.

 

Феодальные отношения в Швеции отличались значительным свое-

образием. Больше половины шведских крестьян (так называемые

<скаттовые>, от <скатт> - подать) оставались собственниками своих

наделов. Это, однако, вовсе не был чистый аллод. Со времен короля

Густава 1 Вазы (см. ниже) право крестьянской собственности на зем-

лю было сильно урезано в пользу феодального государства. Широкий

круг родственников имел (как и в соседней Норвегии) право преиму-

щественной покупки наследственной крестьянской земли в случае

ее продажи. Большую силу в Швеции (как и в Дании) представляла

деревенская община с периодическими земельными переделами, при-

чем право на пользование альмендой было пропорционально величине

пахотного надела.

 

Главным видом феодальной эксплуатации крестьян были государ-

ственные налоги и повинности, а самой распространенной формой

земельной ренты - натуральный оброк. Налоги в казну и в свою

пользу взимали знатные королевские ленники, управлявшие пожало-

ванными им на время крупными территориями - ленами.

 

От податных крестьян все меньше отличались держатели корон-

ной государственной земли, не имевшие на нее владельческих прав.

Коронные крестьяне, так же как и крестьяне помещичьи (фрельсо-

вые), тоже сохраняли личную свободу. Однако по закону они были

лишь срочными арендаторами земли, распоряжаться ею не могли,

и наследственность их держания гарантировалась лишь обычаем и

интересами землевладельца. Зажиточные крестьяне, в том числе и

держатели, заседали в местных низовых судах и посылали своих

выборных на периодические собрания представителей сословий -

риксдаги. Помещичьи крестьяне в этих выборах не участвовали.

 

По природным условиям, а также со времени <аграрного кризи-

са> XIV-XV вв. крупное помещичье хозяйство было в Швеции ред-

костью. дворянские земли лежали вперемежку с крестьянскими и

подчинялись тем же общинным распорядкам.

Дворянство в Швеции было беднее датского

и мало отличалось от верхушки зажи-

точного крестьянства. Вместе с тем в разде-

ленных озерами и лесами обширных областях страны большую долю

политической самостоятельности сохраняла феодальная знать: епи-

скопы и крупные светские ленники короля - члены государствен-

ного совета. Совет (риксрод) представлял на рубеже XV-XVI вв.

 

стояли не короли, а правители-регенты, которых тот же риксрод из-

бирал из знатного дома Стуре.

 

Густав Ваза

[ освобождение

от датского

владычества.

 

Реформация

 

Регенты Стуре энергично стремились создать независимые от

риксрода центральное управление и казну и подчинить церковь го-

сударству. На четырехсословных собраниях - риксдагах - их под-

держивали мелкопоместные дворяне, горожане, горные мастера с

рудников Бергслагена и зажиточное крестьянство. Опасаясь абсо-

лютистской политики регентов, часть шведской знати предпочитала

им более далекого датского короля, т. е. унию с Данией. В 1517 г.

датский король Кристиан II вторгся в пределы страны, использовав

феодальную распрю между регентом Стеном Стуре Младшим и ка-

толическим архиепископом Швеции Тролле. Высшее шведское духо-

венство во главе с архиепископом стало на сторону короля. Папа

отлучил регента и его сторонников от церкви. В 1520 г. хорошо во-

оруженные ландскнехты Кристиана II снова пришли в Швецию и

разбили шведское ополчение на льду озера Осунд (в Западной Шве-

ции). Стен Стуре Младший умер от ран. Кристиан II торжественно

короновался в стокгольмском соборе. Несколько дней спустя он ве-

роломно схватил, судил церковным судом (по инициативе шведских

прелатов) как еретиков и казнил свыше сотни присутствовавших на

коронации виднейших шведских дворян и горожан; эта расправа по-

лучила название Стокгольмской кровавой бани (8 ноября 1520 г.).

Террор Кристиана II и предательство архи-

епископа Тролле явились последним толчком

к всеобщему восстанию против датчан. Вос-

стание разразилось в 1521 г. В нем приняли

участие все слои шведского общества, кроме

высшего духовенства и части светской знати.

 

Во главе народного движения встал знатный дворянин Густав

Эрикссон Ваза, опиравшийся на помощь богатых купцов Любека.

Избранный королем на риксдаге в Стренгнесе (на озере Меларен),

Густав 1 Ваза (1523-1560) немедленно расторг Кальмарскую унию

и сделал Стокгольм столицей независимой Швеции, С этим согла-

сился и датский король Фредерик 1, враг свергнутого Кристиана II.

 

Испытывая крайнюю нужду в денежных средствах, Густав Ваза,

следуя политике регентов Стуре, попытался поправить дело за счет

церкви. В Стокгольме с его согласия лютеранские священники полу-

чили свободу проповеди. Ранее учившийся в Виттенберге Олаус

Петри (<мастер Улоф>-крупнейший деятель шведской Реформа-

ции и культуры XVI в.) стал проповедником собора в Стокгольме.

В 1526 г. он перевел на родной язык Евангелие. В 1527 г. на рикс-

даге в Вестеросе король, поддержанный в первую очередь дворян-

ством и горожанами, настоял на секуляризации церковных иму-

ществ. В казну отходили замки и крепости епископов, а также все

церковное имущество, кроме того, что предназначалось для возна-

граждения духовным лицам. Монастыри и их имущества передава-

лись под надзор местных королевских ленников, которые могли

отбирать в казну излишки доходов и определять число монахов.

 

Дворянам были возвращены их земельные дары церкви, сделанные

с середины XV в. Эти действия короля и риксдага привели к кон-

фликту с епископами и папой. Реформация и в Швеции была коро-

левско-дворянской. Правительство Густава Вазы сурово подавляло

радикальные тенденции среди реформаторов.

 

В 1539 г. был введен новый порядок управления шведской цер-

ковью, разработанный немецкими советниками короля, ярыми

приверженцами абсолютизма. Король стал главой церкви. Церков-

ным управлением ведал светский чиновник (суперинтендант) с

правом назначать и смещать духовных лиц и ревизовать церков-

ные учреждения, включая и епископства. Епископы сохранялись,

но власть их стеснялась советами-консисториями. Новое вероиспо-

ведание было официально и навечно признано королем и всеми со-

словиями на риксдаге 1544 г.

Реформация способствовала укреплению не-

зависимого Шведского государства в форме

централизованной сословной монархии. На-

логовый гнет и вмешательство королевской

администрации на местах резко усилились. Долгое правление Гу-

става Вазы прошло в обстановке крупнейших со времен Энгель-

бректа народных восстаний, жестоко усмиряемых.

 

Абсолютистские тенденции в Швеции особенно усилились в се-

редине XVI в. На риксдаге 1544 г. власть короля и дома Вазы была

объявлена наследственной. Старший сын Густава - Эрик XIV

(1560-1568) ознаменовал свое правление новой <кровавой ба-

ней> - расправой со знатью. Однако для абсолютизма в Швеции

с ее крайне слабым бюргерством было еще меньше предпосылок,

чем в Дании. Эрик XIV был низложен и умер за решеткой, а его

враг, брат и преемник Юхан III пошел на компромисс с дворянст-

вом подобно Фредерику 1 в Дании.

В конце правления Густава Вазы, а затем при

его сыновьях окрепшее шведское дворянское

государство возобновило в крупных масшта-

бах агрессию на востоке, в Прибалтике. Как и датчане, шведы вос-

пользовались распадом Ливонского ордена под ударами Ивана

Грозного. Добровольное присоединение к Швеции рыцарства и го-

рожан Северной Эстонии с Ревелем (Таллином) в 1561 г. дало воз-

можность шведским королям в известной мере контролировать бал-

тийскую торговлю России. В ходе Ливонской войны, в 70-80 годах

XVI в., на почве общей вражды к усилившемуся Русскому государ-

ству (война Швеции с Россией 1570-1595 гг.) наметилось времен-

ное сближение Швеции с Речью Посполитой. В 1592 г. тесные ди-

настические связи привели к личной унии обоих государств при

короле Сигизмунде Вазе (1592-1599), сыне Юхана III и польской

королевы Екатерины Ягеллонки. Это принесло шведам новый успех:

по Тявзинскому миру с Россией (1595) они получили важный

порт - Нарву. Однако уния с Речью Посполитой поставила

Швецию под угрозу католической контрреформации и привела в

самом конце XVI в. к междоусобной войне польско-шведского коро-

ля Сигизмунда (в Польше -Сигизмунда III), принявшего католи-

чество и исподволь внедрявшего его в Швеции, с его дядей -

шведским герцогом Карлом, последним сыном Густава Вазы. Карл,

опираясь на среднее дворянство, горожан и зажиточное крестьян-

ство, нанес королю-католику поражение в 1598 г., изгнал его из

Швеции и занял престол.

 

Развитие

мануфактурной

промышленности.

Превращение Швеции

в великую державу

При Карле IX началась длительная шведско-польская война

за Прибалтику, а также под предлогом помощи царю Василию

Шуйскому против тушинцев и польских интервентов - шведская

интервенция в Россию (1609). В 1611 г. шведы заняли Новгород,

и сын Карла Густав-Адольф добивался русского престола для своего

брата. Подъем народно-освободительного движения в России сорвал

эти замыслы. От попыток утвердиться на Беломорском побережье и

задушить архангельскую торговлю шведы также вынуждены были

отказаться. Однако русское побережье Финского залива и значитель-

ную часть русской Карелии Швеция удерживала в течение всего

XVII в., отрезав Россию от Балтики (Столбовский мир 1617 г.).

В течение XVI в. повышение цен на предме-

ты шведского экспорта, рост балтийской и

североморской торговли способствовали обо-

гащению шведских горожан и усилению тор-

говой активности шведских феодалов и самих

королей.

С конца XVI в. налаживаются коммерческие связи Швеции с

Нидерландами, а затем и с Англией. В стране открываются новые

железные и медные рудники, возникают новые города, растет судо-

ходство. Распространению мануфактур, особенно с 20-х годов

XVII в., способствовали технические новшества в горном деле и ме-

таллургии (усовершенствованные доменные печи, лучшие способы

ковки), отчасти принесенные иммигрантами-валлонами из Южных

Нидерландов. К середине XVII в. Швеция стала главным экспорте-

ром высокосортного железа и меди, а также смолы и дегтя в Евро-

пе: ежегодный экспорт железа из Швеции составлял около

18000 тонн. В условиях малой доходности сельского хозяйства дво-

ряне сами охотно заводили промышленные предприятия, используя

и наемный труд, и труд крестьян, обязанных им теми или иными

повинностями. Хозяйство шведских дворян глубоко втягивалось в

товарно-денежные отношения. При всех этих новшествах Швеция

оставалась аграрной страной с преобладанием натурального хозяй-

ства. Главная масса жителей - крестьяне - торговала, как прави-

ло, лишь незначительными излишками своей продукции. Все еще

широко был распространен натуральный товарообмен. Тяжелые

медные деньги (слитки весом по нескольку килограммов) заменяли

золотую и серебряную монету, которой не хватало; зимой купцы

перевозили выручку в слитках на санях.

Молодая шведская промышленность обслуживала главным обра-

зом потребности казны в оружии и обмундировании или работала

на внешний западноевропейский рынок. Шведы вывозили преиму-

щественно полуфабрикаты: необработанное полосовое (прутовое)

железо и чугун. В горном деле на подвозе леса и угля, на вывозе

металла широко использовались государственные повинности кре-

стьян. Горожане, в свою очередь, не порывали с сельским хозяйст-

вом и пасли скот за городскими стенами. Буржуазия была еще

крайне слаба и состояла в значительной мере из иностранцев-имми-

грантов.

Шведские короли, получавшие большие доходы от казенной тор-

говли металлом, шкурами, мехами, маслом и от обложения частных

экспортеров, всемерно покровительствовали внешней торговле.

В XVII в. они продолжали политику завоевания балтийского побе-

режья, захватывая устья судоходных рек, впадающих в Балтий-

ское море. Войны на чужой земле стали для шведского дворянства

весьма прибыльным делом, и один из государственных деятелей

Швеции не без основания пошутил однажды, что если другие госу-

дарства начинают войну, когда у них есть деньги, то Швеция начи-

нает ее тогда, когда у нее денег нет, чтобы их добыть.

 

При Густаве II Адольфе (1611-1632) дворянство получило ши-

рокие экономические и в меньшей степени политические привиле-

гии; были проведены военные, административные и финансовые

реформы, усилившие могущество страны. Польский король Сигиз-

мунд Ваза не оставлял своих притязаний на шведский трон, и вой-

на шведских и польских представителей династии Ваза продолжа-

лась. В 1621-1625 гг. шведы захватили у Польши Лифляндию с

Ригой и ряд портов в Восточной Пруссии. Взимание пошлин с боль-

шой балтийской торговли хлебом обогащало шведскую казну, а

захват новых земель в Прибалтике - непосредственно и шведских

дворян, многие из которых благодаря королевским земельным да-

рениям стали прибалтийскими остзейскими крепостниками. В борь-

бе за балтийское господство Густав-Адольф столкнулся в Северной

Германии с Габсбургами, что привело к вмешательству Швеции в

Тридцатилетнюю войну (см. гл. 35).

 

В итоге Тридцатилетней войны шведы овладели важнейшими

портами на южном побережье Балтийского и Северного морей,

приобрели ряд владений в Северной Германии. Швеция стала самой

сильной державой на Балтике, но ее внешнее могущество дорого

обошлось народным массам: оно сопровождалось усилением поме-

щичьего, рекрутского и налогового гнета.

Быстрое обогащение шведской казны за счет

сборов с торговли и доходов от растущей гор-

но-металлургической промышленности позво-

лило королям пойти навстречу дворянству в

его стремлении получить как можно больше

поземельных доходов. В руки дворян были переданы бывшие цер-

ковные земли, захваченные короной в период Реформации. Короли

щедро раздавали новые для Швеции титулы графов и баронов и

жаловали дворянам не только коронные земли, но и право сбора

налогов с податных крестьян.

К 1652 г. в руках дворян оказалось около 70% всей культурной

пахотно-луговой) площади страны. Основная масса податных и ко-

ронных крестьян попала тем самым в непосредственную зависи-

мость от помещиков. Феодальный нажим обострялся гнетом податей

и рекрутчиной. Увеличение объема феодального землевладения со-

провождалось созданием крупных хозяйств (скотных дворов, сете-

рий) и ростом барщинных повинностей.

 

К концу Тридцатилетней войны недовольство шведского кресть-

янства стало проявляться особенно резко. В 1638 г. в связи с но-

выми налогами произошли крестьянские волнения в западной части

страны. В 40-х годах участились антипомещичьи выступления, слу-

чаи вооруженной расправы с особенно ненавистными дворянами и

их управляющими. Крестьяне широко использовали и легальные

формы сопротивления: подавали судебные иски, коллективные жа-

лобы и прошения (петиции) местным властям и королеве Кристине

(1632-1654) во время сессий риксдага. Карельские и русские кре-

стьяне - новые подданные Швеции - массами уходили в пределы

Русского государства или скрывались от рекрутчины в дремучих ле-

сах. Наряду с дворянско-крестьянским антагонизмом обострялось

недовольство горожан и лютеранского духовенства быстрым ростом

богатства и могущества дворян. В стране открыто говорили о гро-

зящем шведскому народу, и в первую очередь крестьянству, <лиф-

ляндском рабстве>, т. е. о возможности утверждения такого же же-

стокого, как в Прибалтике, крепостного права.

 

Финляндия в XVI-

XVII вв.

Рост дворянского

землевладения.

Внутренняя

колонизация

 

В начале 50-х годов, в разгар послевоенных финансовых труд-

ностей (в 1648 г. был заключен Вестфальский мир), Швецию по-

тряс политический кризис. В своем дальнейшем развитии он привел

к победе королевской власти над феодальной аристократией, к уста-

новлению в 80-х годах XVII в. абсолютной монархии и изъятию зна-

чительной части дворянских земель в казну.

Подвластная шведской короне Финляндия

делилась, как и Швеция, на несколько про-

винций (они тоже именовались ленами) во

главе с губернаторами и генерал-губернато-

ром в городе Або (Турку). Основную массу

населения составляло податное крестьянство

финской национальности, но на побережье и на Аландских остро-

вах издавна селились шведы. Крупное дворянское землевладение в

Финляндии было распространено еще меньше, чем в Швеции, но во

второй половине XVI в. владения шведских дворян-помещиков

стали быстро расти, что сопровождалось усилением феодального

гнета. В 1596-1597 гг. в Финляндии вспыхнуло большое крестьян-

ское восстание (<Война дубинок>), которое было жестоко подавле-

но. Население Финляндии страдало от многократных русско-швед-

ских войн XVI-XVII вв., сопровождавшихся ростом королевских

податей и повинностей, хотя в целом эти войны были успешными

для шведского государства. По Тявзинскому мирному договору

(1595 г.) русская сторона признала сложившуюся фактически ранее

границу в Финляндии, прошедшую от Карельского перешейка и

восточнофинских озер на север, к Баренцову морю, а не на северо-

запад, к Ботническому заливу, как прежде (по миру 1323 г.),

 

Своеобразной чертой истории Финляндии в XVI-XVII вв. было

заселение ее внутренних районов: обитаемая площадь страны по

сравнению с XV в. почти удвоилась. Хозяйственной основой этой

крестьянской колонизации было трудоемкое подсечно-огневое зем-

леделие; на расчищенных из-под леса землях крестьяне сеяли ози-

мую рожь вместо менее питательного ячменя и собирали невидан-

но высокие урожаи.

Важное культурное значение имела Реформация и для финнов.

Умеренный лютеранский реформатор Михаил Агрикола, по проис-

хождению финн, значительно способствовал развитию финского ли-

тературного языка. Сочинения епископа Агриколы, прежде всего

перевод Библии (неполный), стали первопечатными изданиями на

финском языке.

 

 

НОРВЕГИЯ

 

В начале XVI в. Норвегия, формально самостоятельная, имела

общего (с 1380 г.) с Данией короля. После чумной эпидемии XIV в.

страна, наделенная худшими природными ресурсами, чем ее соседи,

так и не вышла из состояния упадка - демографического, хозяйст-

венного, культурного. Преобладающим занятием норвежцев остава-

лось, как и в предшествующий период, отгонно-пастбищное ското-

водство, лесные и морские промыслы. Издавна приходилось ввозить

недостающий хлеб. В начале XVI в. крестьяне в основной массе

были лично свободными держателями (лейлендингами) земель

церкви, короля и немногочисленного дворянства. Как и в соседней

Швеции, главным видом феодальной ренты был натуральный оброк.

В силу особых естественных условий (горный рельеф и незначи-

тельность пахотной площади) помещичьих хозяйств здесь почти

не было. Ведущую часть сельского населения составляли крестьяне-

собственники, ограниченные в своих поземельных правах лишь в

пользу широкого круга родственников (так называемое право ода-

ля). Они отличались зажиточностью и применяли в своих хозяйст-

вах наемный труд хусменов, наделенных участками земли и состав-

лявших заметную часть норвежского крестьянства. Широко рас-

пространено было коллективное общинное пользование лесами,

пастбищами и рыбными ловлями. Однако в отличие, например, от

Дании и даже Швеции, в Норвегии преобладали хуторские посе-

ления.

 

Городское население в начале XVI в. было в значительной сте-

пени иностранным - немецким. В единственном крупном городе

страны - Бергене - полновластными хозяевами являлись жители

ганзейской фактории. Среди дворян было немало датчан. С 1450 г.

королевство Норвегия находилось в <вечной> унии с Данией. Уп-

равлял Норвегией государственный совет (риксрод) из нескольких

феодальных землевладельцев, духовных и светских, формально вы-

биравший короля после того, как он уже был избран знатью в Да-

нии. Неравноправное положение страны в рамках унии особенно

усилилось с начала XVI в.

 

Закрепление Свободолюбивые норвежские крестьяне не

датское господства р^ поднимались на борьбу против податного

 

^со^^^и гнета и произвола королевских ленников.

Реформации Их восстания, приобретавшие народно-освобо-

дительный характер, подавлялись с помощью

 

датских феодалов, что усугубляло зависимость Норвегии от Дании.

Норвежская знать также тяготилась зависимостью от Дании.

В 30-х годах XVI в., когда разгорелась <Графская распря> между

претендентами на датский, а тем самым и на норвежский престол,

местное дворянство встало на сторону Кристиана II. Торжество

противников Кристиана II означало поражение и норвежского дво-

рянства, возглавлявшегося последним в Норвегии католическим ар-

хиепископом Олафом Энгельбректсоном.

 

В 1536-1537 гг. датский король и риксрод приняли постановле-

ние об упразднении самостоятельного королевства Норвегии и пре-

вращении страны в составную часть датской монархии. Хотя это

постановление практически не было выполнено, все же старинный

норвежский риксрод перестал существовать. Отныне страной уп-

равляли королевские чиновники во главе с назначавшимся с 1572 г.

штатгальтером (вице-королем) из датчан. Столицей Норвегии стал

город Осло, получивший в 1624 г., после опустошительного пожара,

новое название Кристиания - в честь Кристиана IV.

 

Проведенная и в Норвегии Реформация оказалась орудием даль-

нейшего подчинения страны датчанам и натолкнулась на упорное

сопротивление крестьянства, тем более что земли норвежского ка-

толического духовенства достались датскому королю и эксплуата-

ция сидевших на них держателей усилилась. После Реформации

датский язык стал языком богослужения, а позже и единственным

официальным и литературным языком Норвегии (до конца XIX в.).

Собственно норвежский язык сохранялся в виде устных говоров

преимущественно среди крестьян.

 

В одном отношении события 30-х годов XVI в.

^P^^^J пошли на пользу норвежцам: были изгнаны

Эконо^и^^й подъем ганзейские купцы, которые уже давно меша-

ли самостоятельному экономическому разви-

тию Норвегии. Рост атлантической торговли после великих геогра-

фических открытий, спрос на норвежский лес и рыбу способство-

вали усилению к началу XVII в. бюргерства и накоплению первых

купеческих капиталов. В хозяйствах зажиточных крестьян, а позже

и купцов-землевладельцев получили распространение водяные лесо-

пильни. В горном деле в течение XVII в. зарождалось раннекапита-

листическое предпринимательство. У норвежцев появился свой тор-

говый флот.

 

Сельское хозяйство Норвегии также испытало в XVI-XVII вв.

сильное воздействие развивающихся товарно-денежных отношений.

Как и в других Скандинавских странах, стали расти оброки и осо-

бенно налоги. Однако в Норвегии крестьяне не только не были

закрепощены, но крестьянское держание с начала XVII в. превра-

тилось по закону в пожизненное. В середине века крестьянам-соб-

ственникам принадлежало в Норвегии около одной трети обрабаты-

ваемых земель - больше, чем в Швеции и Дании. В то же время

быстро увеличивались ряды сельской бедноты, и полупролетарии-

хусмены уже стали особым слоем населения.

В поисках денежных средств и для укрепления своего господ-

ства, особенно перед лицом растущей угрозы со стороны Швеции,

датские власти в XVII в. возобновили созыв норвежского сословного

представительства с участием крестьян-собственников. В 1628-

1641 гг. была создана местная армия из крестьян-рекрутов под

командованием норвежских офицеров. Это мероприятие, правда,

не спасло Норвегию от территориальных потерь: в результате дат-

ско-шведской войны 1643-1645 гг. к Швеции отошли области Емт-

ланд и Херьедален. Однако положение норвежцев под властью Да-

нии к середине века несколько улучшилось. Норвегия, не знавшая

крепостничества и грубых форм феодальной эксплуатации, сравни-

тельно легко вступила на путь мануфактурно-капиталистического

развития, хотя масштабы его еще долго оставались очень скром-

ными.

 

 

Глава 33








Дата добавления: 2015-11-18; просмотров: 705;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.38 сек.