Влияние церковной культуры на развитие образования

Возникновение и развитие средневекового образования связывается обычно с развитием церковной культуры, которая использовала его как для проповедования церковной догматики, так и для борьбы с еретиками.

Впервые вопрос о необходимости разработки программы церковного обучения в целях внедрения идей христианства был поставлен еще философом и богословом поздней ан­тичности Аврелием Августином (Блаженным) (353–430), который одним из первых выступил против использования языческих элементов в христианском воспитании.

В начале VII в. на территории Ирландии и Британии благо­даря активности монашества появляются первые церковные школы. Открытию школ при монастырях благоприятствовало то, что там сохранились древние рукописи, служившие учеб­ными пособиями. Содержание образования в монастырских школах опиралось главным образом на сочинения Августина. Его образовательная программа предусматривала использова­ние только тех светских знаний, которые необходимы хрис­тианскому проповеднику, – знание языков, истории, диа­лектики, риторики, основ математики, способствующих, по его мнению, углубленному пониманию религии.

Эта программа предназначалась как для «внутренних» мо­настырских школ, готовивших учеников для вступления в мо­нашество, так и для «внешних», обучающих будущих священ­нослужителей и лиц для светской службы. Из философов, зас­луживающих изучения в школе, Августин Блаженный, как уже отмечалось ранее, рекомендовал произведения последо­вателей Платона как наиболее полно соответствующие идеа­лам христианства.

Основное внимание как в монастырских, так и в откры­ваемых при городских соборах кафедральных (епископских) школах уделялось воспитанию нравственности, для чего ис­пользовались наставления, посты, чтение сочинений на ре­лигиозные темы. Особенно это относилось к ученикам «внут­ренних» школ.

В раннесредневековой школе можно выделить различные уровни обучения: элементарный уровень, включавший ов­ладение чтением, письмом, счетом, пением, – учащиеся достигали его приблизительно за пять лет; для среднего уровня предназначался курс так называемого тривиума, куда вхо­дило изучение латинской грамматики, риторики и диалек­тики; и, наконец, повышенный, содержавший полный курс «семи свободных искусств», в котором к тривиуму добавля­лись еще четыре науки – арифметика, геометрия, астроно­мия и музыка – так называемый квадривиум.

Основной книгой для обучения грамоте служил Псалтырь. Обучение начиналось с механического заучивания наизусть на ставшем языком науки латинском языке молитв и всех 150 псалмов, после чего переходили к изучению латинской азбуки, чтению и письму. Позже появились специально раз­работанные для школ учебные пособия от грамматических руководств (например, Присциана и Доната), латинских раз­говорников (Эльфрика) до словарей и хрестоматий. А со­ставленные Северином Боэцием (ок. 480–524) учебники ло­гики, арифметики и музыки служили в школе в качестве учебных пособий вплоть до XIII в.

В результате широкого распространения монашества по всей территории Западной Европы средоточием образования и воспитания долгое время оставались именно монас­тырские школы. Аскетический идеал, проповедовавшийся в монастырях, требовал от монаха тяжелой борьбы с самим собой и с миром. Поскольку в этом более всего помогала школа, устроению школ, разработке программ обучения и написанию учебных пособий придавалось большое значение. Вместе с этим, согласно монастырским уставам, монахам предписывалось много времени уделять чтению. «Монастырь без библиотеки все равно что крепость без оружия» – гласи­ла средневековая поговорка.

Пик развития монастырских школ пришелся на период правления франкского короля Карла Великого в начале IX в., указами которого повелевалось повсюду расширять сеть школ, открывая их при каждой церкви.

Одним из главных деятелей школьной реформы Карла Ве­ликого был англо-саксонский ученый, трудившийся в мо­настырской школе в г. Type (Франция), Альбин Алкуин (ок. 735–804). В написанных им трудах «Письмо об изучении наук» и «Всеобщее увещевание» обосновывалась необходимость все­общего образования, подготовки учителей для этой цели. Впервые после 300-летнего забвения идей античности обра­зование стало рассматриваться как путь к сохранению всех предыдущих достижений культуры.

Период правления Карла Великого вошел в историю под названием Каролингского Ренессанса, поскольку еще до эпохи Возрождения возникла тяга к изучению классической древности и сохранению античной культуры. В рукописях того времени до нас дошли многие сочинения «золотого» и «се­ребряного» века римской литературы. В монастырских шко­лах изучались произведения Вергилия, Горация, Овидия, Ювенала, Цицерона, Саллюстия и др. В переписанных мона­хами произведениях в уголке рукописи стояла специальная пометка «для школы». Это был период культурного подъема, расцвета литературы, искусства, архитектуры. Ко двору были привлечены образованнейшие люди, объединившиеся в так называемую Академию, руководимую Алкуином.

 

Средневековая школа

 

Следует заметить, что на протяжении всего средневеко­вья школа способствовала социальному продвижению лю­дей даже низкого происхождения. Вместе с тем образование служило и средством укрепления установившегося государ­ственного и церковного порядка.

Однако последние правители династии Каролингов пере­стали уделять внимание школьному делу, и оно постепенно пришло в упадок. Жившая античными традициями раннесредневековая школа полностью изменила направление своего раз­вития в XI–XIII вв., поскольку период развитого средневеко­вья был отмечен политической централизацией в странах За­падной Европы, концентрацией власти в руках монархов. Это вызывало яростное сопротивление духовенства, не желавшего сдавать своих позиций. В условиях глубоких изменений в поли­тической и духовной жизни общества господствующее поло­жение начинал занимать новый вид религиозной философии – схоластика (от лат. – школьный, ученый). Она способствовала становлению типа культуры, ориентированного на формальную логику Аристотеля и абстрактное богословие. Важнейшая роль в утверждении этой ориентации принадлежала философу и теологу Фоме Аквинскому (1225/26–1274). В своем основном трактате «Сумма теологии» он по-новому интерпретировал церковную традицию, пытался подчинить светское знание вере, опираясь при этом на Аристотелеву этику, логику, психоло­гию. Вся его деятельность была направлена на придание вероу­чению формы научного знания.

В течение нескольких столетий сочинения Фомы Аквинского служили основным источником при изучении богосло­вия в европейских школах повышенного типа – коллегиях и университетах. Развитие схоластики и приспособленных к ней учебных заведений привело к упадку старой церковной шко­лы с преимущественным изучением грамматики и риторики, которые были вытеснены изучением формальной логи­ки и нового латинского языка. В этой связи требовала пере­смотра и организация обучения: почти при каждом монас­тыре учреждались школы средней ступени, а для заверше­ния образования – школы высшей ступени.

Курс обучения в школах был рассчитан на 6–8 лет. Пер­вые два года посвящались изучению философии, два следую­щих года – богословия, церковной истории и права, два пос­ледних – углубленному изучению богословия. Через 13 лет, получив предварительно степень бакалавра, выпускники мог­ли стать магистрами богословия.

В связи с ростом числа схоластических школ начала скла­дываться категория людей, занимавшихся педагогическим трудом. Учителя и ученики постепенно объединялись в кор­порации, называвшиеся университетами, которые характери­зовались уже известной дифференциацией содержания обра­зования. Они обычно состояли из нескольких факультетов – младшего, артистического, подготовительного, где изучались «семь свободных искусств», и трех старших – юридического, медицинского и богословского. Средневековая университетс­кая организация образования расширила рамки ранее сложив­шейся книжной учености и выработала представление о типе высокообразованного ученого, не только овладевающего зна­ниями для самосовершенствования, но и пополняющего их в интересах развития самой науки, как бы мы сказали ныне.

Центрами образования и культуры оставались города. Их рост и усиление торговли породили новое сословие – бюргерство, торгово-ремесленную часть городского населения. Именно для удовлетворения его потребностей стали создаваться новые типы школ – магистратские, цеховые, гильдейские. Они были раз­личны по своему назначению – школы «счета» и родного язы­ка, латинские школы.

Это были относительно независимые от церкви учебные заведения. Первые такие школы появились в Италии, затем известность начали приобретать парижские школы, главным образом благодаря их руководителям. Один из них, Гуго сен-Викторский (1096–1141), создал педагогический трактат «Дидаскаликон», в котором были предложены разработанные им как классификация наук, подлежащих изучению в школах, так и методика обучения.

Обогащению методов обучения, использовавшихся в то время в школах, способствовал известный французский уче­ный Пьер Абеляр (1079–1142), предложивший оригинальный метод «да – нет», заключавшийся в сопоставлении различ­ных точек зрения в дискуссиях и комментариях.

Появление со второй половиныXII в. многочисленных сочинений, посвященных вопросам воспитания и образова­ния, свидетельствовало о возникновении тенденции к выде­лению педагогической проблематики в специальную отрасль знания.

Помимо распространения церковных и светских школ сред­невековье сохранило и такую форму обучения, как учениче­ство, которое было принято в семьях торговцев и ремесленни­ков. В ремесленной и торговой среде этот вид образования осу­ществлялся следующим образом: мастер брал к себе в обучение одного-двух учеников за определенную плату. Об умении мас­тера учить судили представители ремесленного или гильдейс­кого цеха. Выучка у мастера давала возможность ученику по прохождении полного курса, продолжавшегося от 2 до 6 и бо­лее лет, работать подмастерьем до тех пор, пока он не зарабо­тает себе средств на открытие собственной мастерской.

Для рыцарского воспитания мальчика в возрасте 10–12 лет отдавали в дом знатного феодала или ко двору короля. При­нимая участие в жизни новой семьи и выполняя роль пажа, обслуживавшего главу семьи, мальчик учился хорошим мане­рам, игре на музыкальных инструментах, пению, танцам, сти­хосложению, верховой езде, обращению с оружием. Домаш­ний священник наставлял воспитанника на «путь истинный» и учил грамоте. В 14–16 лет подросток становился оруженос­цем, а в 18 лет его торжественно посвящали в рыцари. Идеал рыцарского воспитания, предполагавший овладение различ­ными умениями и навыками, широкой культурой и высокой, по тогдашним представлениям, нравственности, стал впос­ледствии эталоном гуманистического воспитания эпохи Возрождения, поскольку именно в нем прослеживалась идея разностороннего развития личности. Представления о таком развитии ребенка нашли яркое отражение в сочинении выда­ющегося мыслителя средневековья Винцента из Бове (ум. ок. 1264) «Об обучении детей благородных особ». По широте охвата педагогической проблематики, включавшей все аспек­ты образования и воспитания как мальчиков, так и девочек, по глубине анализа христианских источников и сочинений античных авторов по вопросам воспитания этот труд можно смело отнести к разряду выдающихся педагогических сочине­ний эпохи средневековья.

Девочки из знатных семей воспитывались преимуществен­но дома или в монастырях. В программу их обучения входило освоение грамоты, изучение иностранных языков, рукоде­лие, музыка, чтение религиозных книг. Обычно же девочки получали домашнее воспитание.

Несмотря на религиозную направленность, средневековое понимание разностороннего развития ребенка восприняло фак­тически античное представление о гармонии души и тела, до­полнив его необходимостью труда не как Божьей кары, а как средства развития в общей системе воспитания личности. Эта точка зрения ярко отразилась в трактате испанского философа Раймунда Луллия (ок. 1235 – ок. 1315) «Детское учение», где он объяснял, почему в семьях, где дети обучаются ремеслу, воспи­тание приносит лучшие плоды, чем там, где они пребывают в праздности.

Начиная с XIII в., в связи с начавшимися изменениями в экономической жизни большинства европейских стран, школь­ное образование оказалось в сложном положении. Ориента­ция преимущественно на пересказ схоластических трудов пе­рестала удовлетворять потребность общества в научном обра­зовании. Античная литература почти совсем исчезла из содержания школьного обучения. Школа довольствовалась ознакомлением учащихся с сочинениями назидательного ха­рактера и зазубриванием наизусть учебных поэм новых грам­матиков, пользовавшихся так называемой «вульгарной латы­нью», что мало соответствовало требованиям жизни. По мере того как содержание образования становилось все более огра­ниченным, зубрежка и телесные наказания начали занимать все большее место в школе. Постепенное сведение образова­ния к элементарному обучению в течение двух-трех лет, не­смотря на количественный рост школ различного направле­ния, приводило к снижению общего уровня образованности. Единственными учебными заведениями, сохранявшими ста­рые традиции, оставались университеты. В их структуре сло­жился новый тип образовательного учреждения, совмещав­ший общежитие с учебным заведением, – коллегия.








Дата добавления: 2015-01-13; просмотров: 1424; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.005 сек.