Типология языковых ситуаций

Определение языковой ситуации

Языковую ситуацию, билингвизм и диглоссию как явления, изучаемые в социолингвистике, объединяет то, что они представляют собой различные аспекты и раз­личные формы функционирования социально-коммуника­тивных систем. Эти социально-коммуникативные системы складываются в результате взаимодействия групп людей, различающихся этнической и социальной принадлежностью. Они по существу есть отра­жение этнической и социальной дифференциации обще­ства, принимающей форму функционального распре­деления языковых систем и подсистем на уровне всего общества и на индивидуальном уровне. В существовании этих явлений прежде всего и конкретно проявляется со­циальная обусловленность языковых феноменов. Термин «языковая ситуация» или «лингвистическая ситуация» использовался еще в 30-е годы в работах за­рубежных лингвистов, изучавших языки Африки и Азии, Им обозначали совокупность языков, обслуживающих общение в стране или па какой-либо территории и их функциональное распределение. И только в 60-е годы одновременно советскими и аме­риканскими социолингвистами была предпринята попыт­ка эксплицировать понятие языковой ситуации и дать ему социолингвистическое определение. По определению Ч. Фергюсона, «термин языковая си­туация» (language situation)… относится к общей конфи­гурации использования языка в данное время и в данном месте и включает такие данные, как, сколько языков и какие языки используются в данном ареале, сколько че­ловек на них говорит, при каких обстоятельствах и ка­ких установок и мнений в отношении этих языков при­держиваются члены данного коллектива». Иное определение языковой ситуации было сформу­лировано Л. Б. Никольским, который писал: «Взаимоот­ношение функционально стратифицированных языковых образований изменяется во времени под воздействием общества и языковой политики и, стало быть, представ­ляет собой некий процесс. Этот процесс распадается на ряд состояний. Каждое такое состояние и есть то, что может быть названо языковой ситуацией». Впоследствии в это определение было внесено уточнение и использова­но понятие «формы существования языка» (литератур­ный язык, территориальные и социальные диалекты, про­фессиональные «языки» и т. п.). В одноязычном общест­ве языковая ситуация определяется как система функционально распределенных форм существования языка, соотнесенных с континуумом языковой коммуни­кации, а в многоязычном — как аналогичная система, где вместо форм существования единственного языка функ­циональному распределению подвергаются разные язы­ки, которые могут иметь функциональные «ранги» сред­ства межнационального, регионального, местного обще­ния, быть языками элиты или широких народных масс. Эти определения различаются не только тем, что в первом перечисляются конститутивные признаки языко­вой ситуации, а во втором находят отражение наиболее существенные элементы данного явления, но и тем, что в их основе лежат разные представления о функциональ­ных типах языков и форм речи, составляющих языковую ситуацию в многоязычном и одноязычном обществе.

Типология языковых ситуаций

В современном мире в зависимости от характера этноязыковых процессов отчетливо выделяются три основных геополитических региона, которым соответствуют три группы языковых ситуаций: 1) "Запад" в геополитическом смысле - Западная Европа и Северная Америка ("развитые" страны); 2) новые независимые государства, образовавшиеся после распада СССР и социалистического лагеря (страны, переживающие "переходный" период своей истории); 3) страны Третьего мира ("развивающиеся" страны). 1. На Западе на фоне экономической и макрополитической интеграции набирают силу встречные тенденции - к региональному "новому федерализму": к политической и культурной автономии малых и средних этносов. Усиливается культурно-политическая раздельность двух языковых общин Бельгии, обособленность разноязычных кантонов Швейцарии; год от года крепнет сепаратизм в Квебеке (провинция Канады с преобладанием франкоязычного населения - "франкофонов"). Упрочиваются позиции бретонского и корсиканского языков во Франции; каталанского, галисийского и баскского языков в Испании; гэльского (шотландского), валлийского (уэльского) и ирландского языков в Великобритании; фриульского, тирольского и ретороманского языков в Италии. Возрождая и сохраняя этноязыковую самобытность "малой родины", люди защищают свое "право на различие", видя в нем убежище от нарастающей стандартизации и глобализма. По-видимому, поиски здорового равновесия будут усиливать тягу самых разных народов к своим корням, к "своему родному", близкому, нигде не повторимому и в том числе - к родному языку. Забота о региональных языках находит определенную государственную поддержку, в том числе законодательную и материальную. Западному политическому либерализму и демократии естественным образом соответствуют языковой плюрализм, толерантность и стремление к юридической регламентации этноязыковых отношений. 2. В новых независимых государствах социолингвистическую динамику определяют следующие черты: 1) существенное уменьшение "мультинациональности" ряда государств (распад СССР, СФРЮ; "бархатный развод" в Чехословакии); 2) повсеместное усиление национального сознания; 3) проведение государственной политики, направленной на повышение коммуникативного статуса и престижа языков "титульных наций" (впрочем, в Беларуси с середины 1994 г. указанная государственная (официальная) политика фактически свернута. Вместе с тем белорусское национальное самосознание продолжает усиливаться - прежде всего как следствие жизни народа в отдельном государстве); 4) обострение национальных отношений в ряде государств и регионов (усугубляемое экономическими трудностями и политической нестабильностью переходного периода); 5) отрицательная (дестабилизирующая) инерция жизни и ментальности при тоталитарных режимах (недостаточная терпимость к "инаковости" (языковой, культурной, религиозной), правовая малограмотность значительной части общества и связанный с этим правовой нигилизм). 3. Для социолингвистического развития Третьего мира характерны следующие черты: 1) множественность и дробность языков в рамках языковой семьи при отсутствии четких границ между языками, что связано с относительно поздним племенным образом жизни; более высокая языковая плотность (измеряемая отношением числа языков в некотором ареале к численности носителей данных языков). Самая высокая в мире языковая плотность наблюдается в Океании и на островах Малайского архипелага. Так, в индонезийской части Новой Гвинеи 1 миллион меланизийского населения говорит на 250 языках, т.е. в среднем на один язык приходится около 4 тысяч жителей; 2) сложение сверхэтнических общностей (более крупных, чем нация), объединяющих многие этносы и этнические группы, которые говорят на многих и даже не всегда родственных языках; 3) слабость этноязыкового самосознания, поскольку государства мультиэтничны и многоязычны, а их границы мало соответствуют границам этноязыковых групп населения (т.к. государства складывались в границах прежних европейских колоний, доминионов, управляемых территорий); 4) политическая нестабильность, бедность, трайболизм (межплеменная вражда), религиозная нетерпимость. В крупнейшей по численности населения африканской стране - Нигерии - 80 млн. жителей говорят на 200 языках (по некоторым оценкам, языков около 500), причем многие языки распространены в соседних государствах - Гане, Дагомее, Того, Нигере. На трех главных языках Нигерии - ха́уса, йо́руба, и́гбо (и́бо) - говори, около половины населения. Именно эти языки, имеющие письменность и литературные традиции, считаются кандидатами на роль общенационального языка. Используются также импортированные языки: в мусульманской религии и культуре - классический арабский; в официальной сфере, в художественной литературе - английский (имеющий статус официального языка государства); в межэтнических деловых контактах - пи́джин-инглиш . Несмотря на этническую и языковую пестроту, на то, что крупнейшие языки Нигерии, будучи распространены за ее пределами, не являются специфически нигерийскими и, следовательно, с трудом могут служить средством этнической идентификации; несмотря на процессы сложения новых народностей и сильную межэтническую рознь, в Нигерии популярен лозунг сплочения всего народа страны: "единое государство – единая нация - единый язык". Вопрос о едином "государственном" или "официальном" языке в Нигерии далек от решения, однако это движение способствует формированию черт наднациональной общности. Описание языковых ситуаций и их типология являют­ся одной из актуальных задач социолингвистики. Решение этой задачи имеет большое практическое значение, позволяя раскрыть основы и характер языковой политики государства, оценить перспективность того или иного курса в отношении языка, прогнозировать тенденции языковой жизни страны. Для создания типологии языковых ситуаций имеет первостепенное значение выделение соответствующих па­раметров. Из общего определения, данного понятию язы­ковой ситуации, следует, что наиболее существенными признаками ее компонентов являются их функциональная нагруженность и социальный статус. Эти признаки уже учитывались нами при классификации языковых систем и подсистем и при вычленении их функциональных типов. Например, понятия этой классификации «язык-макропосредник» или «местный язык», кроме указания на соотнесенность со сферами общения, обозначают соответственно официально принятое и непринятое для общегосударственного общения средство языковой коммуникации. Поскольку языковые ситуации могут представлять собой совокупности языков или их подсистем, а их компоненты бывают функционально равнозначны, либо нахо­дятся в иерархических отношениях, существует два критерия для классификации языковых ситуаций. Прежде всего языковые ситуации распадаются на две группы: а) экзоглоссные — совокупности языков и б) эндоглоссные — совокупности подсистем одного языка. Экзоглоссные и эндоглоссные ситуации в свою очередь могут быть поделены па две подгруппы: 1) сбалансированные языковые ситуации, если составляющие их языки или языковые подсистемы в функциональном отношении равнозначны; 2) несбалансированные языковые ситуации, если их компоненты распределены по сферам обще­ния и социальным группам. Таким образом, теоретически возможны следующие типы языковых ситуаций: 1) экзоглоссная сбалансированная; 2) экзоглоссная несбалансированная; 3) эндоглоссная сбалансированная; 4) эндоглоссная несбалансированная. Экзоглоссные сбалансированные языковые ситуацииНаиболее ярким примером экзоглоссной сбалансиро­ванной языковой ситуации, по-видимому, является языковая ситуация в Швейцарии, где объем частных коммуникативных функций немецкого, французского и итальян­ского языков практически одинаков. Исключение пред­ставляет ретороманский язык, который независимо от его положения юридически равноправного языка, никак не может быть поставлен в один ряд с названными тремя языками. Обслуживая всего лишь несколько десятков тысяч человек, он не имеет широкого распространения и не пользуется таким же престижем, как указанные языки. Языковая ситуация этого типа сложилась также в Бельгии. Она характеризуется функционированием двух основных языков — французского и фламандского, каждый из которых официально признан и юридически равноправен (оба языка используются в государственном управлении и в армии, на них издаются законы). Но в связи с конкретно-историческим развитием данной страны этническая общность франкоязычных валлонов долгое время доминировала в экономическом и социально-политическом отношениях. Поэтому, несмотря на то, что она по сравнению с фламандцами составляет меньшинство (42% валлонов и 53% фламандцев, остальные 5% пред­ставляют немцы и другие национальные меньшинства), французский язык фактически стал доминирующим официальным языком. О его ведущей роли свидетельствует тот факт, что двуязычие в Бельгии развивается главным образом за счет усвоения французского языка фламандцами, 1/3 которых знает и использует этот язык. Другое положение сложилось в Финляндии, где доминирует язык большинства. Известно, что в этой стране официальными языками являются финский и шведский. Но поскольку финны составляют 90% населения, а шведскоязычная общность — менее 7%, финский язык преобладает во всех сферах общения. Таким образом, языки, являющиеся компонентами экзоглоссных сбалансированных ситуаций, при равенстве в своем юридическом положении могут несколько различаться функционально, объемом своих частных коммуникативных функций. Экзоглоссные несбалансированные языковые ситуацииЭкзоглоссные несбалансированные языковые ситуации представляют наиболее массовый случай. Преобла­дая в количественном отношении, они вместе с тем вклю­чают совокупности языков разных функциональных ти­пов, а также разное их число. Поэтому этот тип языковой ситуации содержит несколько разновидностей, общим для которых является функциональная неравноценность их компонентов. Основанием для выделения, разновидностей служит число языков, занимающих в функциональной классифи­кации определенное место. По числу языков, обслужи­вающих общение в той или иной стране, различаются двухкомпонентные, трехкомпонентные и четырехкомпонентные языковые ситуации. Двухкомпонентные языковые ситуации. Их конституирующими компонентами являются: 1) языки, которые обслуживают обиходную речь, т. е. согласно принятой нами функциональной классификации, относятся к мест­ным; 2) язык-макропосредник. Примером такого местно­го языка могут быть уэльский в Англии, бретонский во Франции, который используется крестьянами и моряками на полуострове Бретань, и по существу есть совокупность четырех территориальных диалектов, ни один из которых не является литературным. Отсутствие литературного языка восполняется здесь использованием французского в школе, при ведении административных дел, в области культуры и науки. Как следствие такого распределения языков коммуникация в пределах бретонской этно­лингвистической общности носит двухступенчатый характер: во внутриэтническом общении может функционировать местный язык, за пределами общности говорящий вынужден прибегать к макропосреднику. Языковая си­туация во многих странах, при условии, если в них не существует языка, выступающего в роли специального средства регионального общения (как волоф в Сенегале, бамбара в Мали, себуанский, илоканский и другие языки на Филиппинах), представляет эту же разновидность. Двухкомпонентность свойственна и языковой ситуации, сложившейся в Парагвае, где разговорным языком для 95% населения служит гуарани, а испанский язык, которым владеет 52%, является средством официального и письменного общения. Двухкомпонентная разновид­ность может существовать в каком-то районе страны, языковая ситуация в которой в целом более сложна. Такая языковая ситуация сложилась в новом штате Ин­дии — Нагалэнде, где в качестве официального регио­нального языка принят английский, а язык нага — все еще преимущественно обиходно-разговорный. Иными словами, двухкомпонентность языковой ситуации обу­словлена совпадением регионального языка с общеиндийским макропосредником. Трехкомпонентная языковая ситуация. Эту разновидность языковой ситуации составляют используемые в данном государстве языки трех функциональных типов: 1) местные языки (языки племен, живущих на островах Лусон и Минданао на Филиппинах, языки луба и монго в Заире); 2) региональные языки, функционирующие в зоне распространения указанных языков (соответственно илоканский и лингала); 3) в качестве макропосредника при контактах с общностями, живущими за пределами региона, применяется на Филиппинах тагалог, в Конго — французский язык. Эта разновидность языковой ситуации характеризует также Мали, Сенегал, Нигерию, Индоне­зию, т. е. те страны, где протекают процессы этнической консолидации, в ходе которых языки крупных общностей распространяются на значительных территориях, вытес­няя языки ассимилирующихся малых народностей. Строго говоря, эту разновидность языковой ситуации следует квалифицировать как трехчленную с тенденцией превращения в двухчленную. Такого же рода, но неустойчивая по другим причинам, языковая ситуация существует сейчас в Танзании. В этой стране сфера функционирования английского языка, ко­торый в колониальный период был первым, если не единственным официальным языком для территории, ныне занимаемой данным независимым государством, посте­пенно сокращается. Его вытесняет из некоторых сфер быстро развивающийся и распространяющийся суахили. Этот местный язык, который с давних пор используется как лингва франка (общий язык), в период после освобождения был провозглашен национальным языком Танзании и со временем должен заменить английский во мно­гих сферах коммуникации. Таким образом, в ранее перечисленных странах, с одной стороны, и в Танзании, с другой, протекают процессы, которые при благоприятных условиях могут привести к тому, что из языковой ситуации выпадает один из компо­нентов: местные языки в ряде стран, заимствованный макропосредник в Танзании, а останутся соответственно национальные языки и макропосредник, местные языки и новый макропосредник. Четырехкомпонентная языковая ситуация. Эта разно­видность языковой ситуации представляет собой совокупность: 1) местных языков; 2) региональных языков; 3) макропосредника; 4) религиозных или профессиональ­ных языков, либо тех и других одновременно. Такова, по-видимому, языковая ситуация в Эфиопии, где местные языки представлены письменным тигрэ и бесписьменными тиграй, галла, языками группы сидама; роль регионального языка, во всяком случае в Эритрее, играет итальянский; макропосредником является амхарский язык; в качестве религиозного языка выступает ны­не мертвый геэз, а широко используемый английский язык — по существу средство общения интеллигенции, ко­торым овладевают люди из имущих, классов, готовящие­ся к работе в государственном аппарате, в области науки и техники, внешней торговли; см. подробнее. Так или иначе английский язык в Эфиопии несет иные функции, не совпадающие с теми, которые он и другие западные языки выполняют в развивающихся странах, возникши? на территории бывших колоний и полуколоний. Там один из западных языков употребляется прежде всего как средство межэтнического общения. Здесь же английский язык выступает в другой роли: он — орудие, главным образом, сословно-профессиональной коммуникации. К четырехкомпонентной разновидности относится так­же языковая ситуация в Индии, где макропосредником является английский, в каждом штате имеется индийский язык, признанный официальным (штат Нагалэнд, где официальный язык не язык нага, а английский, представляет исключение), т. е. выполняющий функцию регионального языка. Кроме них, в штатах функционируют языки, не пользующиеся официальным статусом, т. е. местные языки. И, наконец, в качестве языка узкой прослойки высших каст, получившей традиционное образо­вание, используется санскрит. Эндоглоссные сбалансированные языковые ситуацииОсновным признаком эндоглоссных сбалансирован­ных языковых ситуаций является наличие нескольких подсистем национального языка, которые совершенно равноценны в функциональном отношении или, иными словами, обслуживают все сферы общения в ряде языковых общностей, живущих в пределах одного территори­ально-политического объединения. В наше время языковая ситуация этого типа вряд ли вообще существует в какой-либо стране, поскольку ста­новление государства даже на территории, населенной родственными этнолингвистическими общностями, неминуемо сопровождается выдвижением одной из форм речи на роль средства общегосударственного общения. Тем не менее, по-видимому, более или менее приближается к это­му типу языковая ситуация в Сомали, где национальный язык пока представлен совокупностью территориальных Диалектов, и общая форма национального сомалийского языка еще не сложилась. Но и в этой стране отсутствие общего языка компенсируется западноевропейскими язы­ками, которые временно используются в роли официаль­ных. Более явные случаи эндоглоссных сбалансированных языковых ситуаций могут быть найдены только в прошлом. Такие ситуации складывались в однонациональной стране в период становления централизованного государ­ства, когда только начинали объединяться феодальные земли, обособленные в экономическом и политическом отношениях, а их формы речи были функционально рав­ноценны, не составляя еще иерархии подсистем в пределах языка народности. Наиболее ярким примером в этом отношении является Германия донационального периода, в которой не сложилось еще собственного общегерманского средства общения, а всю коммуникацию в «землях» обеспечивали местные формы речи. Эндоглоссные несбалансированные языковые ситуацииЭндоглоссные несбалансированные языковые ситуа­ции обнаруживаются в абсолютном большинстве относительно немногочисленных по сравнению с многонацио­нальными однонациональных стран, в которых во всех сферах коммуникации используется единственный национальный язык. Однако степень дифференциации национального языка и ее характер, т. е. число и функциональная нагрузка обособляющихся подсистем, разнятся от страны к стране, определяясь степенью национальной консолидации, стратификацией общества и уровнем развития экономики и культуры. Поэтому, как и в случае с экзоглоссными несбалансированными языковыми ситуациями, данный тип в действительности объединяет не­сколько разновидностей. Принципом для вычленения разновидностей так же, как и при выделении разных видов экзоглоссных языко­вых ситуаций, служит число, но не языков, а языковых подсистем и их принадлежность к определенному функциональному типу. Однако при современной изученности вопроса построить даже предварительную классификацию типа предложенной выше представляется невозможным, так как разграничивать подсистемы одного языка во много раз труднее, чем языки, различия между кото­рыми в большинстве случаев самоочевидны. По этим причинам мы ограничиваемся лишь выделением трех разновидностей в данном типе языковых ситуаций и считаем, что более подробную, и главное, более точную классификацию разновидностей удастся создать лишь после детального описания языковых ситуаций в каждой однонациональной стране. Также в связи с изложенными обстоя­тельствами при выделении разновидностей мы будем учитывать только подъязыки, поскольку вычленение функциональных стилей и установление их числа в каждом национальном языке невозможны без осуществления предварительных конкретных исследований. Принимая во внимание вышеуказанные замечаний, можно говорить о следующих разновидностях языковой ситуации: 1) однокомпонентной; 2) двухкомпонентной и 3) трехкомпонентной. Однокомпонентная языковая ситуация. Данная разновидность представлена языковой ситуацией в Исландии. Исландский язык, который стал письменным еще в XIII веке, не знает диалектного членения. В сущности это — единственный язык, не распадающийся на подъязыки. Различия между его письменной и разговорной нормами не больше, чем в другом национальном языке расхождения между функциональными стилями в пределах единой литературной формы. Именно в этом смысле языковая ситуация в Исландии является однокомпонентной. Двухкомпонентные языковые ситуации. Эта разновид­ность языковой ситуации встречается наиболее часто. Ее составляют подъязыки двух функциональных типов: территориальные диалекты и литературный язык. Такая языковая ситуация сложилась в Дании, где, наряду с литературным языком, базирующимся на зеландских диалектах, существуют три группы диалектов, обслуживаю­щих устное общение (ютландские, островные—зеландские, фюнские и др., восточно-датские — бронхольмский и др.). Двухкомпонентная языковая ситуация существует также в КНДР. Она включает в качестве компонентов подъязыки национального языка, а именно северо-восточный, северо-западный и центральный и литературный язык. Трехкомпонентные языковые ситуации. Компонентами такой языковой ситуации являются: 1) территориальные диалекты; 2) литературный, преимущественно письмен­ный, язык; 3) областная или региональная форма литературного языка. Яркий пример такой языковой ситуации — ситуация, которая сложилась в Италии. В этой стране диалекты, обслуживающие главным образом устное общение (ряд диалектов: венецианский, неаполитанский, миланский, сицилийский имеют письменно-литературные варианты), представлены тремя группами: северной, центрально-южной и тосканской. Общеитальянский литературный язык сложился в XIV в. на основе флорентийского диалекта. Однако вне Тосканы он использовался лишь в письменной форме, поскольку в Италии до 1871 г. отсутствовал единый административный и Культурный центр. С начала XX века посредством радио и телевидения устная форма итальянского литературного языка проникает на периферию и оттесняет диалекты из многих сфер об­щения. Вместе с тем итальянский литературный язык под влиянием местных диалектов подвергается изменениям, в результате чего возникают так называемые italiano regoinale—его региональные формы. Эта разновидность языковой ситуации повторяется на территории ФРГ и ГДР, а также в хиндиязычном ареале Индии, в котором литературный хинди приобретает осо­бенности в каждом районе, где главным средством общения народных масс выступают диалекты. Языковая ситуация представляет собой отражение объективно существующего распределения социальных позиций между языковыми коллективами (см. определе­ние в разделе о понятийном аппарате социолингвистики). Фактически за каждой языковой ситуацией стоят языковые и речевые общности, и, следовательно, она (языковая ситуация) отражает социальное взаимодействие опреде­ленных групп людей. Иначе говоря, функциональное распределение языковых образований является также" следствием распределения людей по областям социальной деятельности в соответствии с их социальной ролью. Как эндоглоссные, так и экзоглоссные языковые ситуации подвержены определенным изменениям, которые вызывает в них передвижение того или иного языкового образования по ступеням функциональной иерархии. Языковая ситуация изменяется вследствие изменения социально-экономических и политических позиций, зани­маемых языковыми или этнолингвистическими общностя­ми, а также под воздействием мер, принимаемых государством с целью функционального перераспределения языков и форм их существования (языковой политики).


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
 | Двуязычие и диглоссия




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 362; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.013 сек.