Различные подходы к функциональной классификации языков мира

Исходным для любой функ­циональной классификации языков является понятие объема коммуникативных функций. Языки и формы ре­чи различаются тем, что они в разной мере распростра­нены на данной этнической территории или в пределах данного административно-политического объединения и обслуживают разное число областей социального взаимо­действия. Например, ирландский (гэльский) язык в Ир­ландии распространен главным образом в сельской мест­ности. И хотя он является государственным языком, объем его коммуникативных функций значительно уже, чем у английского языка, который обслуживает официальное общение, народное образование, культуру, повседневную коммуникацию в городах. Примерно то же происходит с распределением сфер общения между территориальным диалектом и литературным языком в одноязычном обще­стве. Оригинальную функциональную характеристику язы­кам дал А. Мартине. Эта классификация представлена в виде пирамиды, разделенной на ярусы. На разных яру­сах в зависимости от широты распространения языков и объема их коммуникативных функций расположены разные языки: в основании пирамиды — диалекты и язы­ки местного значения, на втором ярусе — малораспрост­раненные языки локального использования; па третьем ярусе — языки-посредники, используемые в общении между разными этническими общностями, но в ограни­ченных сферах, на третьем, последнем, ярусе в три сту­пени располагаются национальные языки в следующем порядке: язык, использующийся только в пределах одной страны, на двух других ступенях — международные язы­ки. У. Стюартом предложена пятичленная функциональ­ная классификация языков: ненормированный родной язык этнической общности (vernacular), нормированный родной язык (standard), нормированный язык, но не используемый в настоящее время (classical), смешан­ный язык типа «пиджин», искусственный и маргинальный языки. Иначе построена классификация Ч. Фергюсона: круп­ный язык (major language), малый язык (minor langua­ge), специальный язык (language of special status). В эту классификацию в качестве второй ступени входит и пред­ложенная Стюартом. Цель классификации Ч. Фергюсо­на— дать основу для сравнения языков в социолингви­стическом плане и возможность выразить языковую ситуацию в виде краткой формулы (sociolinguistic profile formula). Так, сложную языковую ситуацию в Эфио­пии можно представить в виде следующей формулы: 2 Lmj-f-6 Lmin+ 1 Lspec, что значит: два крупных языка (амхарский и английский), шесть малых языков (тигри-пья, галла, тигрэ, гураге, итальянский, сомалийский), один специальный язык — геэз. Классификационную схему У. Стюарта — Ч. Фергюсо­на справедливо критикуют за то, что она не свободна от ряда существенных недостатков и, прежде всего, имея преимущественно квантитативный характер, не дает представления о действительной значимости языка и о функциональном распределении языка в обществе. Так, в первую очередь обращает на себя внимание постулирование некоторых понятий, основанных па меха­ническом соединении весьма разнородных признаков. Сюда относятся, в частности, такие понятия, как «круп­ные», «малые» и «специальные» языки. В самом деле, деление языков па «крупные» и «малые» базируется на весьма произвольном сочетании количественных и каче­ственных критериев. Например, в одну и ту же категорию «крупные языки» попадают такие резко различающиеся по объему коммуникативных функций языки, как испан­ский и каталанский в Испании, английский и ирландский (гэльский) в Ирландской республике. Неясно также, на каком основании выполнение тем или иным языком функции «государственного языка» приравнивается по своей социальной значимости к наличию у него опреде­ленного числа носителей. Другим серьезным недостатком этой схемы является то, что в ней находит отражение лишь официальный статус того или иного языка, но ни­как не учитывается его фактическое положение. В соот­ветствии с этой схемой в Финляндии и в Бельгии было бы отмечено существование двух «крупных языков»: фин­ского и шведского, французского и фламандского. Но эти языки в указанных странах не равноценны по значимо­сти, и один из каждой пары является доминирующим (финский и французский), а второй — второстепенным (шведский и фламандский). Еще ранее функциональную классификацию языков создали советские социолингвисты В. А. Аврорин и Ю. Д. Дешериев. За основу социологической классификации языков В. А. Аврориным был взят уровень функционального развития языков. На этой основе выделялись: старопись­менные, младописьменные и бесписьменные языки. В данной классификации учитывались лишь языки на­родов СССР и поэтому она не имела универсального ха­рактера. В. А. Аврорин в значительной мере уточнил исходные принципы, функциональные классификацион­ные критерии и признаки, подлежащие учету при социоло­гической классификации языков, и классифицирует языки по признаку их соотнесенности со средами и сферами общения (межнационального, регио­нального, повседневного быта, хозяйственной деятельно­сти, общественно-политической деятельности, быта, нау­ки, религиозного культа и т. д.). Российский Институт языкознания АН в 70–80 гг. XX столетия вёл подготовку многотомного энциклопедического издания «Языки мира». Были выявлены наиболее существенные признаки социолингвистической характеристики языков. Признаки, важные для типологической характеристики языков, таковы: а) коммуникативный ранг языков: язык государственный; официальный, разговорно-обиходный, койне, лингва франка; б) язык по степени стандартизации: литературный, его диалектная основа, наличие и характер литературы, наддиалектные формы; в) учебно-педагогический статус (преподавание языка в начальной школе, средней, высшей). Когда-то на Земле существовало 10–15 тыс. языков. Сегодня существует около 6 тысяч. Но из них половина уже не изучается детьми, и потому они обречены на умирание, поскольку перестают употребляться в повседневном общении. К таким обреченным на исчезновение относятся 90 % языков Австралии, 45 % языков России, половина языков бывшего Советского Союза и свыше трети языков, на которых говорит население Южной Америки. Так, уже в ХХ–ХХI вв. исчезают мэнский в Великобритании, айнский – в Японии, убыхский – в Турции, керекский на Камчатке, югский (сымский) на Енисее, ительменский, юкагирский и др. – в России. На территории Российской Федерации проживает, согласно переписи населения 1989 г., 180 народов. В их число входят эт­носы многочисленные, насчитывающие свыше миллиона представителей, «среднечисленные», количество которых колеблется от нескольких сот тысяч до 50 тысяч, и малочисленные этносы, численность которых нисходит от 50 тысяч до несколь­ких человек. Миноритарные этносы, как свидетельствуют опубликованные в 1992 г. в печати данные, составляют 63 этнические единицы. Эти народы и их языки находятся в зоне этнического бедствия, поэтому они должны стать объектом лингвоэкологии. В 1992 г. было объявлено о начале работы над международ­ной «Красной книгой» языков народов земли, а 21 декабря 1993 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о провозглашении с 10 декабря 1994 г. десятилетия коренных на­родов мира. Этносоциолингвистической характеристике подлежат в «Крас­ной книге» России те языки, над которыми нависла реальная угроза ис­чезновения. Стремление к созданию советского суперэтноса, «новой исто­рической общности – советский народ», «слияния» всех наций в единую «социалистическую», имело своим следствием политику ассимиляции миноритарных этносов, дальнейшее самобытное существование которых, согласно этой идеологии, представлялось бес­перспективным. Документальное отражение государственной политики в бывшем СССР и России (См.: Национальная политика в России. Кн. 2. Законодатель­ные акты 1917–1992 гг. Материалы к серии «Народы и культуры». Вып. IX (Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая). М., 1992). В мировом сообществе по отношению к коренным малочисленным народам доминировал ассимилятивный подход. В России в целом ряде статей Закона о языках («О языках народов РСФСР», 1991) малочисленным народам гарантируется государственная поддер­жка, «содействие в организации различных форм воспитания и обучения на родном языке независимо от их количества и в соот­ветствии с их потребностями», создание необходимых условий для сохранения и развития их языков. Советом Европы в октябре 1992 года принята Европейская Хартия о региональных языках или языках меньшинств, которая обя­зывает все государства – члены Совета Европы, а также те страны, которые собираются в него вступать, соблюдать декларируемые Хартией языковые права национальных меньшинств. Язык каждого народа является не только культурным, но и природным наследием всего человечества, позволяющим на основе сравнения всех уровней языковой структуры каждого языка выя­вить универсальные свойства человеческой речи. Вот почему все разговоры, суждения или даже теории о том, что процесс умирания языков якобы носит «естественный» харак­тер и что ему не надо препятствовать, обнаруживают попытку обо­снования идеологии лингвоцида и этноцида. Объём общения распределен между языками мира неравномерно: на одних языках говорят сотни миллионов людей, представители разных стран и национальностей, на других – только сотни говорящих. Объём коммуникации можно определить количественно. При этом учитывают количество: а)людей, говорящих на данном языке; б)этносов (национальностей и народностей), говорящих на этом языке; в)стран, в которых используется язык; г)состав общественных функцийи социальных сфер, в которых используется язык.

 


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Этап 3. Построение дерева целей. | Коммуникативные ранги языков




Дата добавления: 2019-10-16; просмотров: 85; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.004 сек.