ЭТНОГРАФИЯ И ЭТНОЛОГИЯ.

Этнография и этнология - это названия науки, изучающей народы мира и их культурно-бытовые особенности. Оба названия происходят от сочетания греческих слов. Так, этнография переводится буквально как «народоописа­ние» («этнос» - народ, племя; а «графо» - пишу). Этнология может звучать как «народоизучение» («этнос» - народ, «логос» - учение, мысль). Вопрос о соотношении этих понятий и содержании, стоящем за ними, по-разному ос­вещается в различных научных школах.

Например, французский ученый Клод Леви-Строс представляя этнографию, этнологию и антропологию как три последовательных этапа в процессе научного познания человечества: эт­нография включает полевые исследования, классификацию и описание отдель­ных проявлении культуры; этнология - теоретический шаг в обобщении мате­риала, антропология же, являясь заключительным этапом изучения, стремится познать человека вообще.

В отечественной науке сложилась традиция понимания этнографии и этнологии как синонимов. Однако, преимущественное распространение в России с конца XIX в. получило понятие «этнография», в которое в равной мере включались как описательный, так и теоретический уровни исследова­ния. Термин «этнология» использовался реже. После того, как в конце 1920-х г.г. в советской науке этнология была объявлена «буржуазным суррогатом обществоведения», это название было окончательно вытеснено термином «этнография». В 1970-90-е оба понятия рассматривались советскими учены­ми как равнозначные, хотя и признавалось, что термин «этнология» более корректен.

Имеется и другой подход. Некоторые авторы считают, что знак равен­ства здесь ставить нельзя, так как речь идет об обозначении разных уровней изучения. Собственно этнография при таком подходе занимается накоплени­ем, описанием, обобщением материалов. Этнология же, наоборот, обращает­ся к теоретическим проблемам народоведения, ей присущ концептуальный подход.

Добавим, что в нашей стране и за рубежом можно назвать близкие друг другу науки, изучающие народы и их культуры во всем многообразии быто­вания. Это - культурная и социальная антропология, культурология, фольк­лористика, народоведение, фолькскунде (термин, распространенный в немецкоязычном регионе и соседних с ним странах, обозначающий этнографические исследования своего народа, которые сконцентрированы главным образом на изучении исторического развития образа жизни и культуры этого народа вплоть до современности. Первое словоупотребление этого понятия относится к 1782 г.), этнология и этно­графия. Распадаясь на школы и направления, они объединяются близостью предмета изучения. В СССР, России и ряде стран Восточной Европы наука о народах мира получила название «этнография», а в последнее время все чаще употребляется термин «этнология».

Итак, этнология (этнография) - историческая дисциплина, изу­чающая народы (этносы) и другие типы этнических общностей, а также общие признаки и особенности их культур.

 

II. ЭТНОС.

Этнос - это основное, базовое понятие в этнологии (этнографии). Оно употребляется в научной литературе вместо названия «народ». Например: русский этнос, татарский этнос (для сравнения - русский народ, татарский народ). Дело в том, что более привычное слово «народ» имеет различные значения: под ним подразумевается население какой-либо страны (например, многонациональный народ России), собственно этнос, только трудящаяся часть населения (например: «народ восстал против своих поработителей»), либо - просто скопление людей. В научном отношении термин «этнос» более корректен. У древних греков он обозначат «народ, племя, группа».

В специальной литературе этот термин появился на рубеже XVIII-XJX вв., хотя в практической работе ученые использовали более привычные на­звания «племя», «раса», «нация». В XIX - 1-й четверти XX вв. слова «этнос», «этнический» стали чаще употребляться в научных трудах, вошли в язык науки. Но только в 1960-х гг. термин «этнос» окончательно утвердился в на­учном лексиконе, а в последнее десятилетие стал использоваться в обыден­ной, разговорной речи.

В отечественной литературе отмечается, что характерным типом этни­ческих образований первобытной эпохи является племя (соплеменность), этносы древнего мира и средневековья выступают в виде народностей, а для последующих эпох характерна нация. В научной литературе ведутся споры по поводу соотношения характеристик этих понятий, а также дискутируется проблема качественных отличий этносов на разных этапах развития. Важно отметить, что история Человечества - это история этносов и их культур.

Кратко этнос можно определить как осознанную кулыурно-языковую общность. Если расширить формулировку, то можно сказать, что этносы - это исторически сложившиеся на определенной территории большие группы людей, которые обладают общими, относительно ус­тойчивыми признаками языка, культуры, психики и самосознанием. Этническое самосознание зафиксировано в самоназвании-этнониме (см. ни­же). Имеются и другие формулировки, но обязательное наличие перечислен­ных признаков отмечается большинством ученых.

III. ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ.

Этническое самосознание - это основной и обязательный признак эт­носа. Его можно определить как сознание людьми своего единства и отли­чия от других этносов. Можно дать и более развернутую характеристику:

Этническое самосознание — это представление народом собственной сущности, своего положения в системе взаимодействий с другими народами, своей роли в истории человечества, в том числе, осознание своего права на свободное независимое существование.

- это комплекс стереотипов, который в массо­вом сознании людей соответствует представлениям о «своей» и «чужой» общности.

Подчеркнем, что речь идет об осознании принадлежности к сво­ему народу через представления о чужих, чаще соседних, общностях. Стерео­типы условно можно свести в оппозицию «свой» - «чужой». А основное со­держание этнического самосознания составляют представления о характерных чертах прежде всего «своего» и, в меньшей степени, «чужого» этносов. Причем выделение признаков соседних общностей происходит через сопос­тавление со свойствами собственной. Нередко то. что применительно к «сво­им» называется разумной экономией, относительно других именуется скупо­стью. То, что у «себя» определяется как твердость характера, у «них» может называться упрямством, и т.д. И хотя в целом преобладают положительные самооценки, известны случаи, когда «чужое» оценивалось выше «своего».

В структуру самосознания входят стереотипные представления о своей культуре, точнее, здесь выделены отдельные системообразующие признаки, воспринимаемые в массовом сознании как основные для данной культуры, либо вообще принадлежащие только ей. В литературе они называются «ак­тивными этническими признаками». Так, при сравнении сербов и хорватов, родственных южнославянских народов, одним из основных различительных признаков считается религиозный (конфессиональный): сербы - православ­ные, хорваты - католики. При этом в массовом сознании «не замечаются» группы (пусть малочисленные!) сербов-католиков и хорватов-православных. Эти и многие другие различия просто не воспринимаются как этнически зна­чимые. Стереотипы этнического самосознания субъективны.

Этнический стереотип поведения.Комплиментарность тесно связана с понятием “этнических стереотипов поведения”. Стереотип поведения - неизменная составляющая самосознания любого этноса.

Этнический стереотип - упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какого-либо этноса, с легкостью распространяемый на всех его представителей.Его можно сравнить с благодушным шаржем или злой карикатурой: нейтральным он бывает крайне редко.

Возникают стереотипы на основе этнических установок . Этнические установки — это убеждения, мнения, суждения людей, касающиеся исторического и современного бытия их этноса, а также — взаимоотношений членов данного этноса с другими народами.

Стереотипы - непременный атрибут нашей обыденной жизни. Даже относительно внешности человека мы часто выстраиваем в своем сознании какие-то схемы, под которые “подгоняем” встречающихся впервые людей. Кто не слышал утверждений типа: “Блондинки кокетливы и легкомысленны”, “Толстяки - люди добрые”, или, к примеру, “Красивые женщины, как правило, глупы”. Условность подобных сентенций очевидна: каждый из нас сталкивался и со злобными толстяками, и с застенчивыми блондинками, и с умными красавицами. Тем не менее, нередко мы продолжаем первично оценивать новых знакомых с этих позиций. Дело в том, что человек психологически неспособен каждый раз, сталкиваясь с новой личностью или ситуацией, относиться к ней творчески, не используя опыта, нажитого им самим и коллективом, в котором он живет. Стереотип помогает нам выстроить каркас мировидения, направляет наше поведение. Истинный или ложный, он выражает установку определенной группы или личности по отношению к определенному явлению.

Этническая культура во многом зиждется на устойчивых убеждениях членов этноса. Когда человек находится в привычных условиях, в группе людей общей культуры, он изначально настроен на то, что и он, и члены его группы видят мир примерно в одном ключе, и знают, чего можно ожидать друг от друга, а чего - нет. Но когда человек попадает в новую обстановку, в чужую страну, он теряется, не зная, чего ожидать от представителей народа, непохожего на собственный. Во многом это потрясение (по выражению американского антрополога Ф.Бока, “культурный шок” ) при встрече с “чужими” и явилось началом этнографии и этнологии. Чтобы преодолеть его, человеку надо хоть в какой-то степени “выстроить” приблизительную модель, руководствуясь которой он мог бы знать, чего ожидать от членов незнакомого ему этноса и на какой основе общаться с ними.

Для понимания этнических (или национальных) стереотипов крайне важно осознать, что они всегда представляют собой эмоциональное, субъективное, во многом иррациональное и почти всегда искаженное отражение действительности. Тем не менее, даже самые ложные из них достаточно устойчивы: вероятно, по той причине, что члены этноса воспринимают свою линию поведения как единственно верную, а все остальные как “дикость”, нелепицу. Именно поэтому античные греки называли все остальные народы “варварами”, хотя среди этих народов были носители более древних и не менее развитых культур, чем греческая (персы, египтяне, финикийцы и т.д.). То же самое можно сказать об отношении европейских колонизаторов 18-20 вв. к народам завоеванных ими стран.

Важнейшая составляющая этнического стереотипа - этнический образ , т.е., образ типичной для данного этноса личности. Такой образ отражает собирательное представления членов какого-либо народа о себе (интраобраз ) или о членах другого народа ( экстраобраз ). В этническом образе присутствуют особенности внешнего типа человека, наиболее характерного для данного народа: русский часто изображается в меховой шапке или в тулупе, белорус — в соломенной шляпе, украинка — в венке из ярких цветов. Этнический образ меняется в соответствии с временными и социальными изменениями жизни народа. Так, например, тип “русской женщины”, в течение нескольких столетий существовавший в достаточно стабильном варианте, претерпел значительную трансформацию в процессе социальных бурь нашего века.

Этнический образ символизирует одновременно народ и страну через типическую личность, причем, сама эта личность является абстракцией, лишь отчасти совпадающей с реальными членами этноса. Этнический образ меняется гораздо медленнее, чем этнос, так и во многом “отстает от времени”. С другой стороны, он удивительно жизнестоек: так, французы до сих пор зовут итальянцев “макаронниками”, хотя макароны уже несколько десятков лет являются одним из самых популярных блюд во всей Европе. В свою очередь, итальянцы называют французов “лягушатниками”, несмотря на то, что запеченные лягушачьи лапки давно пополнили ассортимент ресторанов многих стран.

Этническому образу отводится ключевая роль в структуре этностереотипа: это та основа, вокруг которой и возникают представления о том или ином народе.

Этнические стереотипы подразделяют на автостереотипы и гетеростереотипы. Автостереотипы - это образ собственного народа, включающий в себя мнения, суждения, оценки, преимущественно положительные.Цель автостереотипа — воспитание и поддержание чувства патриотизма. Для этих целей используются определенные приемы такие как поиск божественных предков; стремление отодвинуть происхождение этноса как можно дальше вглубь истории; культ национальных героев — реальных и вымышленных. Гетеростереотипы значительно менее доброжелательны. Главная точка этого вида стереотипов — так называемый “комплекс ино-странности”, предполагающий, что член другого этноса не только “иной”, но и “странный”.

Важным компонентом самосознания являются представления о «своем» языке, воспринимаемом как главный признак этноса. Язык - средство комму­никации и знак самосознания. В древности одним из символов чужака ино­родца считалась немота либо невнятная речь. Например, от слова «немой» у русских выводилось название «немец», а прозвище «варвары» у древних гре­ков и римлян буквально означает «бормочущие» (от «бр-бр»). Хотя на практи­ке язык представляет собой очень неустойчивую и изменчивую систему, зачас­тую национальные движения начинались и проходили как борьба за свой язык, его сохранение и чистоту.

Важными в самосознании являются представления об общности членов этноса, либо Даже - о кровном родстве. И до сих пор такие выражения, как «братья и сестры», «помощь единокровным братьям» и др., хотя и не адресу­ются к родственникам как таковым, находят отклик в народной среде. Общ­ность происхождения в массовом сознании народа определяется не только как родство, но и через взгляды об общем историческом прошлом. В коллек­тивной памяти запечатлены образы событий: переселений, битв, действий исторических персонажей. Наиболее значимые из них превращаются в этни­ческие символы. Так, можно сказать о значении Кули­ковской битвы для русского самосознания, знаковое™ образа Наполеона для французов, Чингиз-хана для монголов и т.д. При этом стереотипы массового сознания не являются «зеркальным отражением» действительности. Они очень субъективны. Нередко легенды и предания, связанные с трагическими страницами истории, вопреки историческим фактам, повествуют о чудесном вмешательстве героя, победах над врагами и т.д. Этим достигалась своеоб­разная психологическая компенсация, помогавшая людям сохранять спло­ченность, объединять усилия для преодоления трудностей.

В структуре самосознания также можно выделить представления, ко­торые ассоциируются с образом «своей территории», «своей земли». Они включают представления об особенностях ландшафта, реках, природных объектах. Например, одним из символов России является река Волга, ту же роль играет гора Арарат для армян и т.д. Роль этнических символов также играют животные, птицы, растения (береза - для восточных славян, кленовый лист для канадцев и др.). Эти объекты входят в геральдику, становятся ча­стью государственной символики; с ними связаны песни, предания, обрядо­вые действия.

Этническое самосознание является динамичной системой, что прояв­ляется в изменении содержания ее составных компонентов. Например, для русичей XII в., судя по «Слову о полку Игореве», территория Подонья и При­азовья являлась землей «чужой и незнаемой», а о Сибири они вообще не име­ли представления. В массовом сознании русских, советских людей 1950-70-х гг. православие не воспринималось в качестве базового компонента русской культуры, ее стержня.

Этническое самосознание принято считать основным признаком этно­са а его появление означает завершение процесса формирования этноса или - этногенеза (см ниже).

Этническое самосознание включает в себя такие важнейшие компоненты, как: этноним; комплиментарность; этнические установки и ориентации; этнические авто- и гетеростереотипы; этнический нрав и темперамент; этнические интересы; психологический настрой и умонастроение этноса; этнические ценности и идеалы и др.

IV. ЭТНОНИМ.

Термин «этноним» обозначает самоназвание этноса (например, рус­ские, татары, французы, а в историческом прошлом - финикийцы, хетты и т.д.). Это - символ этноса, сознаваемый как на индивидуальном уровне (т.е. отдельными людьми), гак и общностью в целом. Нередко эт­нонимы выполняют идеологические функции, зачастую выступая как лозунг, знамя политических движений. Символизируя этнос в целом, этноним явля­ется одним из наиболее активных этнических признаков. Его возникновение свидетельствует о завершении формирования этнического самосознания.

Как правило, определение человеком своей этнической принадлежно­сти осуществляется путем принятия этнонима родителей. Дети, имеющие родителей, относящихся к разным этносам, принимают этническую принад­лежность одного из них. Выбор зависит от разных обстоятельств: политиче­ских, правовых, культурно-бытовых и т.д. Порой решающую роль может сыграть численное соотношение этносов, к которым принадлежат родители и их социальный статус. Сознание этнической принадлежности может быть многозначным. В одних случаях такая неустойчивость порождена различней принадлежностью родителей. Многие сталкивались с бытовой ситуацией, когда подобное состояние выражалось, к примеру, так: «Не знаю, кто я по национальности: отец - русский (армянин, татарин и т.д.), а мать - гречанка!». В других случаях - это результат недавно произведенной сменой этнической принадлежности, либо проявление, точнее - отражение, иерархичности самой этнической структуры. Например, в Элладе были различия в культуре, диа­лекте, самосознании между афинянами, спартанцами, коринфянами и др. Но, несмотря на соперничество и войны, они в то же время сознавали себя элли­нами. Большую роль в этом играли общеэллинские элементы культуры: Олимпийские игры, пантеон богов, постепенно формирующийся общий наддиалектный язык (койнэ). Или другой пример иерархичности самосознания, выраженный в названиях: нормандцы и гасконцы на родине выделяют себя среди других французов, но за пределами Франции они прежде всего - фран­цузы!

Порой один и тот же этнос помимо этнонима - самоназвания (эндоэтнонима), может иметь различные наименования, даваемые ему представи­телями соседей (экзоэтнонимы). Иначе говоря, этноним может зародиться в самом этносе, либо, как во втором случае, будет иметь «внешнее» происхож­дение. Этнос, который по-русски именуется «немец», имеет самоназвание «дойч» (эндоэтноним). Русский экзоэтноним не единственный: по-французски немец звучит как «алеманн», по-сербски - «шваб» и т.д.

«Внешнее» наименование может стать определяющим. Обратимся к исследованиям о происхождении названия «араб». В этом вопросе еще много невыясненного, но имеющиеся факты, позволяют сделать некоторые предпо­ложения. Так, название «ариби, араб», содержатся в анналах ассирийских и вавилонских царей VIII-VI вв. до н.э. Принято считать, что слово происходит от семитского корня «рб» - «быть сухим, пустынным». Среди отечественных арабистов преобладает мнение, что СЛова «ариби, араб» не были самоназва­нием какого-либо племени или племенной группы. Наоборот, так называли арабоязычное (протоарабское) население их соседи (ассирийцы, халдеи, позднее - персы). Сами же обитатели Аравии, которых в научной литературе уже в древние времена называли арабами, именовали себя иначе: кедар, ли-хийан, самуд, тайма и др. И в более позднее время у греческих и римских авторов также сохраняется термин «араб» для кочевников пустыни. Пример­но к VII в. до н.э. появляется и географическое название (топоним) - «Ара-биа». Причем он постепенно начал обозначать не только засушливую пусты­ню, но и всю территорию нынешнего Аравийского полуострова, более того -распространился на соседние территории: Синайский полуостров, Сирий­скую пустыню, районы ?у!есопотамии вдоль обоих берегов Евфрата. Огово­римся, что и у античных, и более поздних авторов I-V вв. н.э. термин «араб» не был единственным обозначением обитателей Аравии: наряду с ними рас­пространение имели слова «сарацины», либо «таййиты», либо «мадйаниты» и др. Те же, кого гак называли соседи, несмотря на общий язык, культурные признаки и самосознание, по-прежнему предпочитали старые родовые или территориальные наименования: йеменцы, кейситы (бану кайс), кельбиты (бану кельб), либо мекканцы, хиджазцы и т.д. По мнению видного советского арабиста П.А.Грязневича, этноним «араб» имеет «внешнее происхождение и как самоназвание появляется среди мусульманских армий Халифа во время завоеваний». По истечении времени этноним «араб» окончательно утвердил­ся для обозначения общности, его существование в массовом сознании вос­принимается как данность, а проблемы происхождения интересуют в основ­ном ученых.

Этнонимы могли произойти и от наименования главенствующего род, либо предводителя. По мнению С.А.Плетневой, известного специалиста по средневековой истории кочевников южнорусских степей, название «печене­ги» происходит скорее всего от имени Бече - вождя печенежского союза. Есть мнение и о происхождении этнонима «ногайцы» от имени хана Ногая.

Имеются примеры, когда этноним «передается» от одного народа к другому. Например, самоназвание «болгары», обозначавшее тюркоязычных кочевников, заселивших в VII в. территории к югу от Дуная, стало исходным для наименования возникшего здесь же государства, а затем превратилось в этноним южнославянского этноса. Существуют и другие пути образования этнонимов.

Самоназвание этноса следует отличать от наименования «политоним» (от греч. «политея» - государство и «оним» - имя), которое обозначает госу­дарственную, общественно-политическую принадлежность (политонимы XX в.: советский, эфиоп, югослав, канадец, чехословак и др.). Возможен переход политонима в этноним (например, ранее упоминавшийся термин «болгары»). Нередки случаи совпадения политонима и этнонима особенно в этнически однородных государствах. Например, названия «итальянец», «француз» в Италии и во Франции являются одновременно этнонимом и политонимом. И наоборот, для жителей полуострова Бретань, потомков кельтов, «француз» - это политоним, а «бретонец» - этноним. Эти и другие ситуации зависят от особенностей исторического развития, уровня самосознания, статуса этноса в обществе.

V. ЭТНОГЕНЕЗ

Термин (от греч. «этнос» - народ; «генезис» - происхождение), бук­вально означающий «происхождение народа». Само понятие впервые в миро­вой науке стало разрабатываться Н.Я.Марром в 20-х гг. XX в. Ему же при­надлежит и сам термин «этногенез». Наряду с ним Н.Я. Марр использовал термин «этногония», ныне уже вышедший из употребления. В научной лите­ратуре этногенез определяется как совокупность исторических явлений и процессов, имеющих место в ходе формирования того или иною народа, которые приводят к окончательному сложению его этнического облика. Можно привести и другое, близкое предыдущему, определение, когда под этногенезом подразумевается процесс формирования новой этнической общности на базе других, ранее существовавших компонентов. При этом этнические группы, выступавшие в качестве первоначальных компонентов, могут утратить свою этническую специфику и сойти с исторической сцены, как, например, галлы, франки, вестготы, бургунды при формировании фран­цузской народности (этноса). Возможен и другой вариант, когда эти группы сохраняются и продолжают самостоятельное этническое развитие. Примером тому может быть американский (североамериканский) этнос, в формирова­нии которого приняли участие представители уже сложившихся этносов Ста­рого Света (англичане, ирландцы, французы, шотландцы и др.). При этом все перечисленные «старые» этносы сохранились и продолжают самобытное развитие. Наконец, этническая общность может участвовать в этногенезе не­скольких этносов: средневековые кипчаки стали одним из основных компо­нентов при формировании балкарцев, карачаевцев, башкир, казахов и ряда других тюркоязычных народов Поволжья, Северного Кавказа, Средней Азии.

Стадия этногенеза обязательна для всех этносов. Причем данное явле­ние присуще как глубокой древности, так и более поздним эпохам. Напри­мер, в течение XVIII-XIX вв. сложились этносы Северной и Латинской Аме­рики (американский, англо- и франкоканадский, мексиканский, бразильский и др.), австралийский (англоавстралийский), новозеландский, к началу XX столетия появился бурский этнос в Южной Африке. Этногенстические про­цессы продолжаются и в наши дни.

Формирование нового этноса, как правило, сопровождается миграция­ми, войнами, созданием и разрушением государств, общим подъемом пас-сионарности (по Л.Н.Гумилеву) населения. Сами события и исторические персонажи нередко в виде героизированных или мифологизированных сте­реотипов отражаются в самосознании народа.

VI. ЭТНИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ.

В этнологической литературе данное понятие используется двояко. Чаще всего под этнической историей подразумевается совокупность эт­нокультурных процессов, которые происходят в процессе возникновения и последующего развития этноса. В свою очередь этнокультурные (этни­ческие) процессы можно определить как изменения, которые в процессе исторического развития протекают в этнических культурах, происходят в составе этносов; а также процессы, связанные с формированием новых этносов либо разрушением старых. Из предложенной формулировки видно, что этнокультурные процессы как таковые присущи и стадии этногенеза. По вопросу соотношения этнической истории и этногенеза в литературе выска­зываются различные точки зрения. Так, некоторые авторы используют только термин этногенез, рассматривая его как перманентный процесс, сопровож­дающийся непрерывным изменением этнического облика той или иной фуп-пы, либо выделяя в нем фазы развития от момента возникновения до отмира­ния этноса.

По мнению других исследователей, этногенез является начальной ста­дией этнической истории, ее составной частью.

Имеется еще одна точка зрения: этническая история не включает пери­од этногенеза, а ее начальный этап наступает лишь с завершением процесса сложения этноса.

Существует и другое толкование понятия «этническая история», при котором под ней подразумевают раздел этнологии (этнографии), изу­чающий этнокультурные (этнические) процессы. Как раздел науки этни­ческая история занимает пограничное положение между собственно этноло­гией и историей, оставаясь в рамках этнологии (этнографии). Специфичен метод изучения этнической истории, при котором исследователь движется не в привычном для историка направлении естественной хронологической по­следовательности событий, а исходит из современной этнической картины, как бы спускаясь шаг за шагом в глубь прошлого.

VII. ЭТНИЧЕСКАЯ ТЕРРИТОРИЯ.

Это одно из основных понятий этнологии (этнографии), изучение кото­рого часто порождает проблемы политического характера. Этническая терри­тория определяется как территория, на которой происходило формирова­ние этноса либо проживает его большая часть. Существование этнических территорий - объективная реальность, так как любой народ имел свою терри­торию формирования: а также можно выделить территорию современного оби­тания его преобладающего числа. На уровне этнического самосознания данная территория соответствует понятию «своя земля», «Родина». Перед нами свя­щенный символ самосознания!

Однако само толкование понятия может порождать противоречия. Так, можно допустить, что территории формирования - объективное явление. Но на практике они, как правило, не совпадают с территориями обитания в на­стоящее время (сравните две части приведенной выше формулировки). Этни­ческие территории как области обитания изменяются исторически. Напри­мер, русскими, начиная с XVI в., активно осваиваются территории Сибири, Нижнего и Среднего Поволжья; с XVIII в. - Северного Кавказа. В наши дни значительная их часть воспринимается как исконно русские земли.

Нередки ситуации, когда на одной территории могут оказаться два или несколько этносов, считающих се «своей», этнической. Примером тому могут быть события в югославском крае Косово, Нагорном Карабахе. Абхазии. Здесь можно говорить о ситуации, близкой к тупиковой: один народ может ссылаться на более раннее появление на данных землях, а другой - на свое длительное проживание здесь в настоящее время и на численное преоблада­ние.

Наконец, этнические границы зачастую не совпадают с администра­тивно-политическими, что также может стать причиной конфликтов.

Все сказанное делает изучение этнических территорий важным в на­учном и политическом отношениях.

VIII. ИЕРАРХИЯ ЭТНИЧЕСКИХ ОБЩНОСТЕЙ.

Этнические общности образуют иерархические структуры, изучению которых уделяется много внимания в специальной литературе.

Иерархия - это слово греческого происхождения («иерос» - священ­ный, «архэ» - власть, т.е. буквально - «священновластие»), обозначающее расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему. Также можно сказать, что иерархические системы - это те, в ко­торых все элементы взаимосвязаны и расположены в порядке убывания. Иерархию этнических общностей условно можно представить в виде трех­ступенчатой пирамиды, ступени которой соответствуют трем уровням: мак­роуровню, основному и микроуровню. Рассмотрим их подробнее.

 

На макроуровне находятся «метаэтнические общности», или «метаэт-носы». Определения этого понятия можно свести к двум основным. Так, порой под ними подразумевают совокупность этносов, проживающих на одной территории и имеющих общие системообразующие культурные признаки. К числу таковых можно отнести язык, релиптю, основные направления хозяй­ственной деятельности. Например, мусульманские народы Средней Азии или кочевые народы Центральной Азии. В обоих случаях мы имеем дело с фактом проживания этносов на общей территории с одинаковыми экологическими ус­ловиями. Следовательно, между ними складываются общие признаки, обу­словленные контактами, близостью культур (ислам или кочевое скотоводство), природно-климатическими условиями. Подчеркнем, что «общая религия» влияет на обрядность, стереотипы поведения, праздники. То же самое можно сказать о хозяйстве, добавив, что этот компонент культуры влияет на костюм, тип жилища, орудия труда и др. В приведенных примерах речь идет не просто об одинаковых культурных признаках, а именно о системообразующих, кото­рые влияют на другие признаки, определяют облик культуры в целом.

Итак, при разных определениях понятия «метаэтнические общности» общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет огруппах или совокуп­ностях этносов.

Следует подчеркнуть, что метаэтносы - реально существующие, а, главное, сознаваемые общности. Можно выделить периоды, когда самосоз­нание на этом уровне будет превышать этническое, т.е. население будет соз­навать себя в первую очередь тюрками (а не азербайджанцами или туркмена­ми), латиноамериканцами (а не мексиканцами либо перуанцами), мусульма нами (а не пуштунами или таджиками). Как следствие, появляются идеологи­ческие системы надэтнического характера: панисламизм, пантюркизм, панс­лавизм.

Основной уровень иерерхии представлен этносами, определение и ха­рактеристика которых уже приводились ранее. Добавим, что объективно че­ловек принадлежит и к этносу, и к метаэтносу. Например, русский одновре­менно является славянином.

Последняя ступень иерархии, так называемый микроуровень, пред­ставлена внутриэтническими образованиями, в названии которых имеются разночтения. Рассмотрим примеры. В составе русского (великорусского) эт­носа выделяются такие группы как казаки (донские - самая крупная из них), поморы, старообрядческие группы в Сибири и на Дальнем Востоке и др. В состав азербайджанского входят айрумы, карапапахи, падары, афшары, шах-севены и др. Мы видим, что этносы неоднородны как в социальном, ^террито­риальном, антропологическом, так и в этнографическом отношениях. Услов­но можно выделить несколько причин, в силу которых формируются внутри-этнические образования.

Во-первых, назовем расовые и антропологические признаки.Этносы неоднородны в этом отношении. Различия могут сознаваться на уровне мас­сового сознания, проявляясь через стереотипные формы поведения, более того - отражаться в нормативных актах. В научной литературе такие группы назы­вают этнорасовыми.

Во-вторых, внугриэтнические образования могут формироваться но при­чине незавершенности процессов ассимиляции, когда вошедшие в состав других этносов группы не до конца утратили культурную спегщфику, а в самосознании сохраняют память о прежнем «инородном» происхождении. Например, сарты в составе каракалпакского этноса или потомки чеченских переселенцев - гуноевцы среди русского населения Северного Кавказа.

В-третьих, причиной может стать территориальная изоляция, когда от­дельные группы одного этноса оказываются оторванными в силу разных причин от основного этнического массива. Изоляция может законсервировать культурно-бытовые особенности. Например, потомки русских старообрядцев на Колыме и в Забайкалье сохранили черты культуры, присущие XVIII и да­же XVII вв.

В-четвертых, могут повлиять религиозные отличия. Этносы нередко неоднородны в конфессиональном отношении. Здесь имеются в виду как соб­ственно религиозные различия (например, оппозиция христиане - мусульма­не), так и принадлежность к разным направлениям в рамках одной конфес­сии. Большинство армян являются христианами-монофизитами, однако, сре­ди них имеются группы католиков, протестантов, даже мусульман (т.н. хсм-шины). Данный фактор сильно влияет на культуру и самосознание коллекти­вов, способствуя формированию внутри этносов этноконфессиональных групп. Пример тому аджарцы (грузины-мусульмане), русские старообрядческие группы (семейские, каменщики, «поляки» и др.).

В-пятых, большую роль в формировании групп внутри этносов может сыграть наличие у населения в прошлом либо настоящем особого социально­го статуса (например, сословного). Социальная обособленность может со временем перерасти в культурно-бытовую, этнографическую; повлиять на самосознание, психологию. Примером могут быть шахсевены в Азербайджа­не, словацкие ходосы, хорватские граничары, цахуры в монгольском этносе. И конечно же - группы русских казаков, причем донские рассматриваются здесь как своеобразный эталон. В литературе для их обозначения использу­ются названия этносоциальные либо сословно-этнографические группы.

Следует уточнить, что наименования носят условный характер, по­скольку, как правило, действует не один, а несколько факторов. Более того, их роль меняется в разные периоды. На наш взгляд, удобнее использовать термин «локальные группы», используя его в качестве универсального обо­значения.

Самосознание в локальных группах можег быть сильно выражено и в не­которых случаях противопоставляться общеэтническому. Если обратиться к примерам этнических противоречий или конфликтов, то можно увидеть, что они могут развиваться как между этносами (межэтнический уровень), так и внугри их (вкутриэтнический уровень). Например, противоборство между католиками и протестантами, относящимися к одному, ирландскому этносу в Северной Ирлан­дии; либо противостояние ливанских христиан (маронитов) большинству своего этноса, исповедующего ислам.

Во многих работах, когда рассматриваются внутриэтническис образо­вания, выделяются этнографические и субэтнические группы (общности). Последние порой также называются этническими. При существующих рас­хождениях, преимущественно терминологического характера, их можно оп­ределить следующим образом.

Этнографические группы - это крупные образования, которым присущи общие культурно-бытовые признаки, территория, диалектные особенности; но у них отсутствует общее самосознание. Перед нами аморфные общности, члены которых объективно обладают особенностями, но не осознают их. Например, русское население Европейской части России делится на северную и южную группы, но человек не назовет себя, например, «южным великоруссом», но обозначит либо принадлежность к территориаль­ной общности (например, по месту жительства - «саратовский», «воронеж­ский»), либо - к локальной группе (донской казак).

Субэтнические группы - это четко выраженные локальные обра­зования, члены которых обладают культурно-бытовыми и диалектными особенностями, но главное - им присуще общегрупновое самосознание. Мы можем назвать донских, кубанских и других казаков, поморов на русском Севере, некрасовцев и т.д. Групповые особенности здесь четко сознаются, а «своя» общность может даже противопоставляться этносу в целом.''Напри­мер, самосознание донских казаков может выражаться в категорической форме: «Мы не русские, а - казаки! Казаки произошли от казаков!». Именно на уровне субэтносов возможно противостояние между этносом и его частью.

Здесь имеются спорные моменты. Так, некоторые ученые (такие как Л.Н.Гумилев) склонны обозначать все внутриэтнические образования (ло­кальные группы) как субэтносы. Другие осторожнее в выводах, но при такой осторожной позиции не называются критерии, позволяющие считать одни локальные группы субэтносами, а иные - нет. Данная проблема еще требует своего разрешения. В завершение хотелось бы подчеркнуть, что иерархия этнических общностей - не умозрительная конструкция, а реально функцио­нирующая, сознаваемая совокупность общностей. Их изучение имеет не только научное, но и практическое значение.

 

IX. ЭТНИЧЕСКАЯ (ТРАДИЦИОННАЯ, БЫТОВАЯ) КУЛЬТУРА.

В научной литературе существует ряд определений понятия «культу­ра» (от латинского «cultura» - возделывание). В этнологии (этнографии) и других науках, изучающих народы, преоб­ладает другая традиция, определяющая понятие «культура» в более «широ­ком», неоценочном смысле. Здесь под культурой подразумевается все то, что создано людьми в процессе умственного и физического труда для удовлетворения их разнообразных потребностей. Можно также сказать, что культура - это совокупный результат деятельности человека. Вся внешняя среда, окружающая нас, может быть разделена на естественную (природную), возникшую задолго до появления людей, и искусственную (культурную), образовавшуюся вместе с ними в результате их целенаправ­ленной деятельности. Оговоримся, что в современном мире уже практически невозможно найти места, где в той или иной степени не проявилось бы влия­ние человека. Поэтому вышеназванное разделение является условным. Куль­тура в «широком» смысле называется этнической, традиционной, реже -бытовой. При таком подходе отсутствует опенка явлений.

Этническая культура имеет такую же древность, как и само человече­ство. «Народов без культуры» нет в настоящее время и не было в прошлом. Нельзя признать удачным и выражение «малокультурные народы», так как даже находящиеся (или находившиеся) на самой низкой ступени социально-экономического развития общности - тасманийцы, бушмены, аборигены Ав­стралии и Огненной земли - создали сложные и самобытные культуры, оп­тимально приспособленные к соответствующим природным условиям.

Итак, этническая культура - это искусственная среда, создаваемая коллективными усилиями членов этноса. При этом следует признать, что человек создаст и хранит не только то, что полезно ему. Частью культуры так­же являются средства разрушения, наркотические и отравляющие вещества, расистские теории и антиобщественные формы поведения. Примеры можно продолжить, признавая наличие в культуре и определенного отрицательного потенциала, способного в соответствующих условиях привести к разрушению ее самой. История знает немало примеров, когда распад хозяйства, социальных связей, забвение обычаев предков - все вместе вело к гибели не только госу­дарств, но и создавших их этносов. Уже в первобытном обществе культурный мир рода, племени, этноплеменных общностей был частью общего космиче­ской) порядка. В процессе мироздания, когда усилиями культурных героев, первопредков, богов создавался этот порядок, происходило не только отделе­ние дня от ночи; неба от земли; суши от моря. Но тогда же возникли первые-обычаи, ремесла, формы организации - иначе говоря, все, что можно назвать культурной средой.

Этническая культура, таким образом, является той средой, вне которой невозможно существование и развитие этноса.

Для изучения культуры ее элементы необходимо классифицировать.








Дата добавления: 2017-01-29; просмотров: 4646; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.03 сек.