V. Оценка развития.

А. Развитие инстинктов

1. Либидо. Исследование и состояние:

а) по фазам развития:

— достиг ли ребенок адекватной его возрасту фазы либи-дозного развития (оральная, анальная, фаллическая; латентный период, предподростковый, подростковый возраст), особенно обра­тить внимание на, переход от анальной к фаллической стадии;

— играет ли достигнутая фаза доминирующую роль;

— удерживается ли ребенок во время обследования на выс­шем уровне, достигнутом в развитии, или же временно регрес­сировал на предыдущий;

б) по распределению либидо:

— равномерно ли распределен катексис между Я и объект­ным миром, достаточно ли высок уровень нарциссизма (первично­го и вторичного, относящегося к те\у, Эго или Супер-Эго), чтобы обеспечить самоуважение, самооценку и ощущение благополучия, не прибегая к переоценке себя, чрезмерной независимости от

объектов и т. д.; степень зависимости самоуважения от объект­ных отношений;

в) по объекту либидо:

— достиг ли ребенок соответствующего его возрасту уровня и качества объектных отношений (нарциссический, анаклитичес-кий, объектного постоянства, преэдиповый, Эдиповый, постэди-повый, подростковый), сохраняется ли во время оценки высший уровень, или же ребенок временно регрессировал на преды­дущий;

— какому уровню фазы развития соответствуют существую­щие объектные отношения — поддерживаемому или регрессив­ному.

2. Агрессия

Исследовать способы выражения агрессии, имеющиеся в распоряжении ребенка:

а) по количеству, т. е. их наличие или отсутствие во внеш­ней картине;

б) по качеству, т. е. соответствие уровню развития либидо;

в) по направлению — на себя или на объектный мир.

Б. Развитие Эго иСупер-Эго

1. Исследование и установление состояния исправности или нарушенное™ органов Эго, отвечающих за восприятие, память, подвижность и т. д.

2. Тщательное исследование и установление состояния ис­правности или неисправности функций Эго (память, проверка реальности, синтез, контроль подвижности, речь, вторичный" мыс­лительный процесс). Выявить основные недостатки. Отметить неравномерность достигнутых уровней. Включить сюда резуль­таты тестов интеллекта.

3. Тщательно исследовать состояние организации защиты и установить:

— применяется ли защита только против отдельных влече­ний (указать,'каких именно) или же более широко—против ак­тивности влечений и инстинктивных удовольствий как таковых;

адекватны ли возрасту защиты, или они слишком при­митивны, или же слишком изощренны;

сбалансированы ли защиты, т. е. сколько механизмов за­щиты Эго имеет в своем распоряжении, или же оно слишком часто использует одни и те же;

эффективны ли защиты, особенно по отношению к тре­воге; что они вызывают — равновесие или разбалансированность, неустойчивость, подвижность структуры или застой;

— в какой степени защита от влечений зависит от объек­тивного мира или не зависит вовсе {развитие Супер-Эго).

4. Отметить все вторичные повреждения, нанесенные защит­ной деятельностью достижениям Эго, т. е. какова цена, которую платит ребенок за поддержание организации защиты11.

VI. Генетическая оценка (регрессия и точки фиксации)

Поскольку мы предполагаем, что все детские неврозы (и не­которые психотические расстройства] инициированы регресси­ей либидо к точкам фиксации предшествующих уровней, то'ме­стоположение этих проблемных областей в жизни ребенка име­ет для диагноста очень важное значение. При первой диагностике эти области можно выявить:

а} по определенным формам поведения, характерным для дан­ного ребенка. Они позволяют сделать заключения о подспудных процессах Ид, которые подверглись вытеснению и изменению, но оставили безошибочный след. Хороший пример — очевидный навязчивый характер, где чистоплотность, упорядоченность, пунк­туальность, накопительство, подозрительность, нерешительность, медлительность и т. д. выдают трудности, с которыми столкнул­ся ребенок на анально-садистической фазе, т. е. фиксацию на этой фазе. Другие характерологические образования или уста­новки указывают на точки фиксации других уровней или облас­тей (забота о здоровье и безопасное™ родителей и сиблингов выдает проблемы, возникшие в детстве при овладении желани­ем их смерти; страх лекарств, причуды в еде и т. д. указывают на защиту против оральных фантазий; робость — на защиту про­тив эксгибиционизма; тоска по дому —на неразрешенную" ам­бивалентность и т. д.);

б) по действию фантазии ребенка, которая иногда спонтан­но проявляется во время диагностической процедуры, но обыч­но доступна только посредством тестирования, личности (конеч­но, во время анализа сознательные и бессознательные фанта­зии ребенка дают самую полную информацию о патогенетически значимых деталях истории его развития);

в) по тем пунктам в симптоматологии, в которых связь меж­ду поверхностными проявлениями и глубинными процессами четко

Взаимодействие развития влечении с развитием Эго и Супер-Эго можно оценить с помощью линий развитии, Это даст нам представление, как личность в целом реагирует на ту илм иную проблемную жизненную ситуацию, которую ребенок должен безетлагательно разрешить. Это мож­но сделать или в рамках этого описании, или в виде приложения к нему.

установлена, не поддается изменениям, и которые хорошо извес­тны диагностам, как, например, симптомы неврозов навязчивос­ти с их постоянными точками фиксации. Симптомы, в основе которых лежит целый комплекс причин, например ложь, воров­ство, энурез и т.д., на диагностической стадии не дают никакой генетической информации.

VII. Оценка динамики и структуры (конфликты)

Поведением управляет взаимодействие внутренних и внеш­них сил или взаимодействие внутренних сил (сознательных или бессознательных) друг с другом, т. е. конфликт, Исследовать кон­фликты данного случая и классифицировать их следующим об­разом:

а) внешние конфликты между компонентами Ид — Эго и объектным миром (вызывающие страх перед объектным миром);

б) интериоризованные конфликты между Эго — Супер-Эго и Ид, возникшие после того, как возобладали компоненты Эго и стали представлять собой для Ид требования внешнего мира (воз­никновение вины);

в) внутренние конфликты между несогласованными или не­совместимыми инстинктивными побуждениями (такими, как не­разрешенная амбивалентность, активность—пассивность, мас­кулинность— фемининноетъ и т. д.).

По преобладанию одного из трех типов можно оценить:

(1) уровень зрелости, т.е. относительную независимость структуры личности ребенка;

(2) серьезность расстройства;' •

(3) интенсивность терапии, необходимой для облегчения или устранения расстройства.

VIII. Оценка некоторых общих характеристик

Следует также подробно изучить личность ребенка в целом, чтобы выявить общие характеристики, которые могут помочь предсказать возможность спонтанного излечения и реакцию на лечение. Проверить в связи с этим следующие области:

а) толерантность ребенка к фрустрации. Если толерантность к напряжению и фрустрации слишком низкая, то возникает боль­ше тревог, чем ребенок может преодолеть, и легче развиваются патологические последствия регрессии, защиты и формирова­ние симптомов. Если толерантность к фрустрации высока, го лег­че поддерживать и восстанавливать равновесие;

б) способность ребенка к сублимации. Люди сильно разли­чаются в том, насколько замещенное, целеограниченное или ней­трализованное удовлетворение может успешно служить для них компенсацией фрустрированных влечений. Примирение с пе­речисленными формами удовлетворения (или высвобождение потенции к сублимации во время лечения) может редуцировать потребность в патологическом разрешении конфликта;

в) общая установка ребенка по отношению к тревоге. Об­следовать, насколько защиты ребенка от страха внешнего мира и вызванной внутренним миром тревоги основаны на фобичео ких мерах и контркатексисе, ибо последние сами по себе тесно связаны с патологией; имеет лж место тенденция активно справ­ляться с внешними и внутренними опасными ситуациями. Если эта тенденция достаточно развита, это признак хорошо сбалан­сированной и здоровой в своей основе структуры Эго;

г) соотношение прогрессивных и регрессивных сил разви­тия. Присутствие обеих сил съидетельствует о незрелой лично­сти. Если прогрессивные силы переве'шивают регрессивные, то выше шансы на нормальное развитие и спонтанное излечение; симптомы носят преходящий характер, поскольку сильное стрем­ление к переходу на новый уровень развития изменяет внут­ренний баланс сил. Где преобладает регрессия, там сопротив­ление лечению и стойкость пагологических решений будет выше. Экономические отношения двух тенденций можно вывести, на­блюдая за борьбой между активным желанием вырасти и неже­ланием ребенка отказаться от пассивных удовольствий детства.

IX. Диагнозы

Наконец, перед диагностом стоит задача собрать все выше­упомянутые пункты в единое делое и дать полезное для лече­ния заключение. Ему надо выбрать одну из приведенных ниже категорий:

(1) несмотря на наблюдаемые в данный момент нарушения поведения, личность ребенка ра'звивается здоровой; оценка его развития попадает в широкий спектр вариаций нормы;

(2) существующие патологические образования (симптомы) имеют преходящий характер и могут быть классифицированы как побочные продукты напряженности развития;

(3) существует постоянная регрессия влечений к возникшим ранее точкам фиксации, что приводит к конфликтам невроти­ческого типа и дает толчок детским неврозам и расстройствам характера;

(4) существует регрессия влечений, как и в (3), плюс рег­рессии Эго и Супер-Эго, что ведет к инфантилизму, погранич­ным, делинквентным или психотическим расстройствам;

(5) имеют место органические нарушения или ранняя де-привация, которые исказили развитие личности и ее структура-лизацию и стали причиной формирования дефективной, нети­пичной личности или личности с задержками развития;

(6) запущены деструктивные процессы (органического, ток­сического или психического, известного или неизвестного про­исхождения), которые повредили или могут повредить в ближай­шем будущем психическое развитие ребенка.

Рене А. Шпиц

ТРИ ОРГАНИЗАТОРА ПСИХИКИ1

В 1938 г. Ханс Шпеман, систематизатор и в то время одна из наиболее выдающихся фигур в экспериментальной эм­бриологии, опубликовал книгу «Эмбриональное развитие и ин­дукция». Эта книга обобщает результаты его собственной рабо­ты в экспериментальной эмбриологии, а также практически всей работы, проделанной другими учеными мира. Шпеман заверша­ет это подведение итогов следующим образом:

«Однако остается еще объяснение, которое, как мне кажет­ся, я задолжал читателю. То и дело использовались термины, которые указывают не на физические, а на психические анало­гии. Это означало больше, чем поэтическую метафору. Это оз­начало выражение моего убеждения в том, что соответствую­щая реакция части зародыша, наделенной самыми разными по­тенциальными возможностями в эмбриональном «поле», ее поведение в «определенной ситуации» не является обычной хи­мической реакцией, но что эти процессы развития, как и все витальные процессы, нельзя сравйить — по тому, как они со­гласованы, — ни с чем другим, о чем нам известно в такой сте­пени, как с теми витальными процессами, о которых мы имеем самое интимное знание, то есть с психическими процессами. Это служило выражением моего мнения, что, даже оставляя в стороне все философские выводы, просто ради точного иссле­дования, мы не должны упускать шанс, который дает нам наша позиция между двумя мирами. Тут и там эта интуиция пробива­ется ныне наружу. Этими экспериментами, надеюсь,, я сделал несколько тагов на пути к новой высокой цели»2.

1 Шпиц Р. Психоанализ раннего детского возраста. М., 2001, стр.122—144.

2 Когда Шпеман говорит о витальных процессах и-витальных системах, он не использует эти термины в значении неовиталистской школы, скон­центрировавшейся в первой половине этого века вокруг Дриша. Шпе­ман, напротив, имеет в виду свойства живой мачерии, а не нематери­альные феномены. Шпеман, отвергающий, в частности, «энтелехию» как контролирующий фактор развития, определяет ее как «непространствен­ный» фактор, как «идею» (в платоновском смысле) (Spemann, 1938). Пол Вейс (1939) говорит о ней как о «нематериальном принципе» и, подоб­но подавляющему большинству современных эмбриологов, также отвер­гает ее в качестве контролирующего фактора развития. Когда совре­менные эмбриологи, будь то Шпеман (1938), Вейс (1939), Нидхэм (1936], Уоддингтон (1940) или другие, говорят о витальных феноменах, они го­ворят о материальной системе: когда они вводят понятия сил, силовых полей, градиентов и т.д., они говорят тем же языком, что и физические

На психоаналитическое мышление Фрейда, как мы знаем, значительное влияние оказали как его собственная прежняя ра­бота в нейроэмбриологии, так и работа Ру и других в этой об­ласти. Данные и идеи эмбриологии, несомненно, сыграли важ­ную роль в его формулировке генетического подхода; тем не менее в психоаналитической литературе очень редко можно встретить ссылки на эмбриологию. Поэтому мы вкратце рассмот­рим здесь некоторые наиболее важные эмбриологические дан­ные и концепции, содержащиеся в работах Шпемана (1938), Уод-дингтона (1940}, Вейса (1939), Нидхэма (1936) и др. В этом крат­ком резюме мы оставим без внимания различия во мнениях относительно сил, действующих в эмбриональном развитии, как бы они ни описывались разными школами, — будь то градиенты, химические энергии,"физическое родство, ультрастружтура и т.д.

Шпеман ввел термин «организатор» для фактора, управля­ющего этими силами. Современная эмбриология предпочитает говорить об этих же феноменах в терминах понятия поля. Мы полагаем — и покажем это далее, — что понятие «поле» эмбрио­логов имеет свои аналогии в человеческом развитии. Тем не ме­нее мы по-прежнему будем использовать в нашем данном ис­следовании первоначальный термин Шпемана «организатор» — простоты ради, а также потому, что в психоанализе значение этого термина не было искажено неверными истолкованиями, как это случилось в эмбриологии.

Принадлежащее Шпеману понятие организатора как дина­мической единицы оказалось необычайно плодотворным для ис­следований в эмбриологии. Он продемонстрировал его природу в бесчисленных экспериментах и во многих работах указывал на его значение. С тех пёр он и многие другие эмбриологи снова и снова пытались четко и ясно определить это понятие. Наи­лучшее определение, насколько мне известно, можно найти у Нидхэма (1931):

«Организатор, таким образом, является тем, что задает ско­рость развития по определенной оси... оперируя с помощью ко­личественных различий, которые в известной мере варьируют вдоль этой оси. Он отвечает, тто всей вероятности, за феномены, описываемые экспериментальными биологами под названием

науки. Поэ-юму особенно заслуживает нашего внимания то, что, по мне­нию Шпемана, только понятия, которые используются в психологии, могут охватить феномены, наблюдаемые в экспериментальной эмбрио­логии, и что Уоддинггон (1940) призывает к радикально новому мышле­нию, особо указывая на новые идеи в философии, возникшие, в част­ности, в связи с прогрессивными изменениями.

Wirkungsfeld, Organisationsfeld и Determinierungsfeld3. Пока еще невозможно сделать предварительные выводы относительно фун­даментального характера его доминирования» {том 3),

В свете нашей дальнейшей дискуссии мы можем заметить, что Нидхэм тоже говорит об организаторе как о «реляционном факторе развития» и как о «центре, излучающем свое влияние».

Понятие «организатор» Шпемана явилось отправной точкой для многих эмбриологических гипотез, среди которых особый интерес представляет для нас гипотеза о зависимой дифферен­циации (1938). Дифференциация ткани зависиг от появления орга­низатора. Это посредством последовательной индукции в пре-зумптивной ткани приводит в действие развитие следующего организатора, организатора второго порядка. Цепи последова­тельной индукции в свою очередь приводятся в действие орга­низатором второго порядка, в результате чего возникают орга­низаторы третьего порядка, четвертого и так далее.

Другие эксперименты показали, что изолированные части яйца обладают тенденцией в максимальной степени реоргани­зовывать свой материал в ту же упорядоченную структуру, ко­торой обладало все яйцо. Это свойство было описано Дришем (1908) как тенденция к гармонической эквипотенциальности.

Даже в этой чересчур сжатой подборке бросаются в глаза динамические аналогии с некоторыми психоаналитическими по­нятиями. Мы узнаем генетические последовательности, синте­тические тенденции, прогрессию от неорганизованного и недиф­ференцированного к организованному и структурированному. Уоддингтон (1940), например, утверждает: «Весь прогресс разви­тия можно поэтому рассматривать как проистекающий из неустой­чивой конфигурации веществ, которая заставляет эмбриональ­ную ткань меняться в направлении более стабильного состояния».

Все это и вправду звучит очень знакомо. Аналогии очевид­ны, но мы не должны забывать, что в данном случае это не более чем аналогии.

Можно выдвинуть принципиальные возражения против ис­пользования аналогий в науке. .Эта установка распространена среди ученых с узконаправленной ориентацией. Но если уче­ный работает в областях, где становится необходимым междис­циплинарный подход к явлениям, аналогия является бесценным инструментом, полезным для открытия новых подходов к иссле­дованию и предоставления свежих идей.

Соответственно: поле воздействия, поле организации и поле детерми­нант (нем..).Прим. перед.

Роберт Оппенгеймер в своем выступлении на собрании чле­нов Американской психологической ассоциации в 1955 г. утвер­ждал: «...аналогия действительно является незаменимым и неиз­бежным инструментом научного прогресса... Я не имею в виду метафору; -я не имею в виду аллегорию; я даже не имею в виду сходство; но я имею в виду особый вид сходства —сходство структуры, сходство формы, сходство констелляции между дву­мя наборами структур, двумя наборами свойств, которые внеш­не весьма отличаются, но имеют структурные параллели. Речь идет о связи и взаимосвязи» (Oppenheimer, 1956).

В дальнейшем мы еще поговорим о том, как мы будем исполь­зовать аналогии между психологическим и эмбриологическим раз­витием младенца. Поразившие меня сходства между нашим мыш­лением и понятиями" экспериментальной эмбриологии определенно не являются здесь убедительными. Но они побудили меня пере­смотреть наши данные, полученные при непосредственном наблю­дении над младенцами, с точки зрения возникающих доминирую­щих центров интеграции и назвать их организаторами психики. Имея в виду эту концепцию, я выдвинул следующие положения.

В формировании личности младенца взаимодействуют два потока. Первый — это процесс созревания, второй — психологи­ческое развитие, т. е. изменение, выражающееся в более высо­кой степени дифференциации и возникающее отчасти под влияни­ем внешней среды, осуществляется главным образом благодаря продолжающимся отношениям с удовлетворяющим потребности объектом в ситуациях, важных для выживания младенца. Это поле сил, из которого выделится доминирующий центр интегра­ции, первый организатор психики. Если в этом силовом поле возникает нарушение, то тогда первый организатор психики пре­терпит изменения, что будет иметь важные последствия для бу­дущего развития и созревания (Spitz, 1958). Это видоизменение обнаружится либо в соматической области, либо в психологи­ческой, либо в той и другой и будет проявляться в ходе даль­нейшего развертывания объектных отношений.








Дата добавления: 2016-08-07; просмотров: 725; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.009 сек.