ХРУСТАЛЬНЫЙ ЧЕРЕП СУДЬБЫ

 

Хрустальный череп судьбы (копия со снимка, сделанного в то время, когда череп был собственностью Сиднея Барни, и опубликованного в журнале «Мэн» в июле 1936 г.)

 

Хрустальные черепа – объекты дискуссионные и загадочные. Некоторые считают их древними артефактами, обладающими целебными и магическими свойствами. Другие отвергают эту точку зрения, считая черепа подделкой относительно недавнего времени. К согласию по поводу происхождения артефактов обе стороны до сих пор так и не пришли. Некоторые исследователи заявляют, что всего в мире существует 13 хрустальных черепов, однако в настоящее время известно месторасположение только пяти из них. Объекты являются моделями человеческих черепов, высеченными из прозрачных кристаллов кварца. Известные в настоящее время экземпляры разнятся по величине – от нескольких дюймов до размеров человеческой головы. Где появились черепа и для чего они использовались – загадка. Их происхождение принято связывать с культурами доколумбовой Южной Америки, в частности ацтеками и майя. Несомненно, самым удивительным и загадочным из всех хрустальных черепов является череп Митчелла‑Хеджеса, обладающий зловещей, но привлекательной красотой, не присущей другим экземплярам.

Запутанная история о хрустальном черепе судьбы, как его принято теперь называть, загадочна, как и сам объект. Зловещий череп судьбы весом около И фунтов 7 унций (примерно 5,2 кг) аккуратно высечен из цельного кристалла кварца. Особенность черепа – хорошо подогнанная съемная челюсть, которая может двигаться так, словно голова разговаривает. Несмотря на мелкие трещины на висках и скуле, это анатомически верная модель человеческого черепа. Происхождение загадочного артефакта скрыто под завесой тайны – череп Митчел л а‑Xеджеса не имеет подтверждений в документальных источниках. История гласит, что в 1927 г. (возможно, в 1924 г.) британский исследователь и любитель приключений Ф. А. Митчелл‑Хеджес (1882–1959), разыскивая исчезнувшую Атлантиду, изучал руины церемониального центра индейцев майя в Лубаантуне (Белиз). Вместе с ним в экспедицию отправилась его приемная дочь Анна Митчелл‑Хеджес. В день своего семнадцатилетия она бродила по изучаемой территории и обнаружила верхнюю часть черепа, под которым находился алтарь. Лишь через три месяца в том же помещении была обнаружена челюсть от черепа. Увидев реакцию местных жителей на эту странную находку, Митчелл‑Хеджес отдал череп им. Однако позднее, когда он и его команда собрались уезжать, местный жрец вручил Митчеллу‑Хеджесу череп в качестве подарка: в благодарность за еду. медикаменты и одежду, которую исследователь давал этим людям.

Однако эта романтическая история об открытии Митчелла‑Хеджеса была подвергнута сомнению. В действительности он купил череп за 400 фунтов‑стерлингов на аукционе Сотби в Лондоне в 1943 г. у владельца картинной галереи Сиднея Барни. Именно с этим может быть связан тот необъяснимый факт, что Митчелл‑Хеджес не упоминает о черепе в своих газетных публикациях об Атлантиде, написанных им в 30‑е годы XX в. В пользу этой версии свидетельствует и отсутствие фотографий необычного артефакта среди снимков, сделанных во время экспедиции в Лубаантун. Честно говоря, Митчелл‑Хеджес ничего не писал о черепе до 1954 г.: именно тогда появилось первое упоминание о хрустальном черепе с момента его предполагаемого обнаружения в 1927 г. Находке были посвящены лишь несколько строк в книге Митчелла‑Хеджеса «Моя подруга опасность». Возможно, поэтому Хеджес пишет о черепе судьбы так: «у меня есть причины не говорить, как он оказался у меня». Еще одно доказательство того, что Хеджес не находил артефакт в Белизе, обнаружено в июльском номере журнала «Мэн» (1936) – печатного издания Королевского антропологического института Великобритании и Ирландии. В нем содержалась статья об исследовании двух хрустальных черепов. Об одном из них говорилось как об экспонате Британского музея, второй назывался черепом Барни. Последний был не чем иным, как черепом судьбы Хеджеса и, очевидно, принадлежал торговцу предметами искусства Сиднею Барни. Нигде в статье не говорилось о Ф. А. Митчелле‑Хеджесе и не упоминалось о том, что череп был обнаружен в руинах города майя Лубаантун. В своей книге «Тайны сверхъестественного» Джо Никел ссылается на письмо Барни, написанное в 1933 г. в Американский музей естественной истории. В нем говорится: «Череп из горного хрусталя несколько лет был собственностью коллекционера, у которого я купил его, тот в свою очередь получил его от англичанина, в чьей коллекции он также находился несколько лет: дальше заглянуть мне не удалось». Упомянутые данные ставят под сомнение историю Хеджеса, но не аутентичность самого черепа, по каким бы причинам Хеджес ни придумал эту необычную историю. Впрочем, ему было не привыкать. Он имел репутацию сочинителя небылиц (среди них истории о том, как он делил одну комнату с Львом Троцким и дрался с Панчо Виллой).

Многие сверхъестественные свойства и зловещие легенды, связанные с хрустальным черепом, берут начало в автобиографической книге Митчелла‑Хеджеса «Моя подруга опасность». Именно в ней артефакт впервые был назван черепом судьбы. Хеджес пишет, что череп использовался верховными жрецами майя в магических обрядах, связанных с проклятиями, насылающими мучительную смерть на предполагаемых жертв. Сила черепа была настолько велика, что он сам по себе мог стать причиной мгновенной смерти. Митчелл‑Хеджес также сообщает, что возраст черепа, создание которого длилось целых 150 лет, составляет как минимум 3600 лет. Хотя он не привел никаких данных, которые могли бы подтвердить его слова, заявления Митчелла‑Хеджеса стали частью легенд о черепе судьбы. Поговаривали, что его высекали сотни лет, чтобы добиться идеальной формы: мастера шлифовали и полировали его каждый день в течение всей своей жизни.

После смерти Митчелла‑Хеджеса в 1959 г. череп перешел к его приемной дочери Анне и оставался у нее до 1964 г., пока она не передала его друзьям семьи – реставраторам предметов искусства Фрэнку и Мейбл Дорлендам для проведения детального научного исследования. Обычно в целях безопасности они передавали череп на сбережение в банковское хранилище, но однажды забрали его домой и, поставив у камина, заметили поразительный оптический эффект, который давал проходивший сквозь череп свет. В некоторых рассказах даже упоминаются потусторонние силы, проявившие себя с появлением черепа в доме исследователей. В 1970 г. Фрэнк Дорленд отвез череп в город Санта‑Клара (штат Калифорния) в лабораторию компании «Хьюлетт‑Паккард», которая была в то время одним из мировых лидеров в области электроники, компьютерной техники и электронных кварцевых технологий. Проведя анализ черепа, ученые заявили, что им не удалось обнаружить на кристалле никаких микроскопических отметин, свидетельствующих о применении металлических инструментов для его обработки. Позднее сотрудники лаборатории отметили, что череп был высечен против направления роста кристалла. Они были в недоумении: почему же он не развалился во время изготовления. Опираясь на эти данные, Дорленд пришел к выводу, что сначала куску кварца придавалась черновая форма, возможно с помощью алмазов, а затем производилась шлифовка и полировка посредством воды и песка. Эта усердная, неспешная работа должна была, по мнению Дорленда, продолжаться около 300 лет. Повторив заявление о колоссальных сроках создания предмета, он добавил еще и утверждение о работе над ним нескольких поколений.

Загадка происхождения и создания черепа судьбы заставила многих поверить, что в этом процессе были задействованы сверхчеловеческие силы. А вдруг кристаллу действительно не менее 3600 лет и он сохранился со времен гибели затерянных земель, таких как Лемурия и Атлантида? Так полагал Ф. А. Митчелл‑Хеджес. Его дочь Анна верила в то, что череп был доставлен с другой планеты и хранился у жителей Атлантиды до того, как оказался в городе майя Лубаантун. Кто‑то использовал череп для скраинга (использование кристалла или емкости с водой для вызова видений) и, как поговаривают, в деталях видел жизнь древних цивилизаций; кто‑то заметил хаотичное появление и исчезновение странных спектральных лучей внутри кристалла или даже голографическое изображение. С черепом связывают появление таинственных звуков и самопроизвольное движение предметов. Некоторые люди свидетельствуют о его магической и целебной силе. В предании коренного американского населения рассказывается о 13 древних хрустальных черепах с подвижными челюстями, которые могли говорить и петь. Согласно легенде, когда все 13 будут найдены и собраны в одном месте, человечеству откроется мудрость: его настоящая цель и предназначение. Многие полагают, что череп судьбы является одним из этих 13:

Годами Анна Митчелл‑Хеджес ездила по городам Соединенных Штатов с черепом, предлагая за деньги посмотреть и прикоснуться к известному артефакту. Она до сих пор утверждает, что нашла череп вместе с отцом в Лубаантуне, а после экспедиции Ф. А. Митчелл‑Хеджес отдал его Барни на временное хранение. Когда ее отец понял, что Барни пытается продать кристалл, то тут же выкупил его.

Хотя, по мнению некоторых ученых, череп Митчелла‑Хеджеса кажется правдоподобнее артефактов из Южной Америки с их условностью в изображении предметов, все же происхождение черепа связывают с ацтеками и майя. В качестве доводов исследователи приводят данные о значении черепа в иконографии коренного населения, а также археологические находки созданных ацтеками предметов из горного хрусталя. Хотя сегодня нет доказательств того, что череп Митчелла‑Хеджеса или другие хрустальные черепа были обнаружены в археологических раскопах Южной Америки, ацтекское происхождение кажется наиболее правдоподобным. Череп могли использовать в качестве оракула: жрец приводил в движение подвижную челюсть, отдельно крепившуюся к голове с помощью проволоки, имитируя говорение, а учитывая свойство кристалла отражать свет костра, спектакль, должно быть, выглядел жутковато.

Впрочем, интригующим рассказом о черепе судьбы история не заканчивается. В 1936 г., когда проводились первые исследования черепа Митчелла‑Хеджеса, рядом находился еще один кристаллический череп, получивший незамысловатое название «череп из Британского музея», – его использовали хля проведения сравнительного анализа. Кристалл, предположительно ацтекского происхождения, был передан музею в 1897 г. нью‑йоркской ювелирной компанией «Тиффани энд Ко». Исследование проводил антрополог доктор Дж. М. Морант. который установил, что черепа отличаются друг от друга по двум – трем показателям. Например, череп из Британского музея был сделан из цельного куска, без отдельно крепившейся челюсти, а череп Барни (который антропологи называют черепом Митчелла‑Хеджеса) выглядел натуральнее и был выполнен более тщательно. Подводя итоги исследования двух хрустальных черепов, доктор Дж. М. Морант пишет: «можно с уверенностью заключить, что они представляют один и тот же человеческий череп, хотя один мог быть скопирован с другого». Он полагал, что поскольку череп Барни анатомически более подробный, он древнее и представляет собой модель черепа женщины.

В январе 2005 г. появились сенсационные сообщения о том, что после многочисленных анализов черепа из Британского музея, для проведения которых использовался растровый электронный микроскоп, команда ученых Британского музея пришла к выводу, что артефакт был создан в ХГХ в., скорее всего в Германии. Исследователи обнаружили на кристалле следы, характерные для ювелирного оборудования, появившегося не ранее ХГХ в. Сегодня считается, что череп был изготовлен для французского коллекционера Эжена Бобана, который вскоре продал его компании «Тиффани энд Ко.» В1860–1880 гг. Бобан торговал антиквариатом в Мехико и получил череп из Германии. В 1992 г. в Смитсонский институт был доставлен кристаллический череп от неизвестного отправителя, заявившего, что тот сделан ацтеками и приобретен в Мехико в I960 г. Исследования, проведенные в Смитсонском институте, показали, что череп был выполнен с помощью колеса или дисковой пилы – инструментов, не известных в доколумбовой Америке. Сотрудница Смитсонского института Джейн Макларен Уэлш обнаружила документы, подтверждающие, что к появлению всех черепов причастен Бобан. Кроме того, дальнейшие исследования показали, что у Бобана было немало этих «старинных» кристаллических черепов, и некоторые из них оказались в музеях. Среди них череп, который находится в парижском Музее человека (теперь он хранится в музее Трокадеро в Париже). Все эти черепа в действительности были изготовлены в Германии в 1867–1886 гг.

Существование поддельных кристаллических черепов XIX в. не обязательно бросает тень на подлинность черепа судьбы, однако ставит под сомнение вопрос о древнем происхождении ряда неисследованных кристаллических черепов, преимущественно экспонатов частных коллекций. Многие исследователи задаются вопросом, почему Анна Митчелл‑Хеджес отказывается предоставить хрустальный череп для изучения под растровым электронным микроскопом. Он хотя и не позволяет установить точное время создания предмета (нет методов проведения датировки древних кристаллов), однако с его помощью можно определить, был ли этот удивительный шедевр изготовлен относительно недавно, связан ли он с ацтеками или майя или, возможно, его происхождение совсем иное.

 

МАНУСКРИПТ ВОЙНИЧА

 

 

Ботанический раздел манускрипта Войнича (фрагмент)

 

Манускрипт Войнича, известный как самая таинственная книга в мире, остается загадкой уже 500 лет. Написанная неизвестным автором на непонятном языке, она пестрит необъяснимыми символами и странными иллюстрациями. Книга получила свое название в честь торговца книгами американца польского происхождения Вилфрида Михаила Войнича, который случайно обнаружил ее в 1912 г. в коллекции древних документов иезуитского колледжа во Фраскати, возле Рима.

Нестандартность манускрипта Войнича заключается в том, что он был написан уникальным алфавитным письмом, непохожим ни на одну буквенную систему. Этот труд поставил в тупик величайших криптографов XX в., до настоящего времени оставаясь загадкой. Купив книгу в 1912 г., Вилфрид Войнич сделал с нее фотокопию и передал криптографам, специалистам по древним языкам, астрономам и ботаникам, но те не смогли расшифровать загадочный язык манускрипта. Доктор Уильям Ромэйн Ньюболд из университета штата Пенсильвания, специалист по средневековой философии и науке (а также криптограф), в 1919 г. решил, что разгадал код. Однако позднее его гипотеза была опровергнута. Во время Второй мировой войны изучением манускрипта занялись британские и американские дешифровальщики, однако и они не смогли прочитать ни слова.

История манускрипта Войнича не менее загадочна и необычна. Первым его владельцем был эксцентричный император Рудольф II Богемский (1552–1612), который, вероятно, купил его примерно в 1586 г. за 600 золотых дукатов (что на сегодняшний день составляет чуть больше 60 000 долларов) у неизвестного торговца. Некоторые считают, что это был Джон Ди, оккультист и астролог королевы Англии Елизаветы I. Единственное, что доподлинно известно – это то, что подпись на фолианте принадлежит ботанику, алхимику и придворному врачу Рудольфа Якобу Хорчицки, умершему в 1622 г. Следующим владельцем книги, которого удалось установить, был алхимик по имени Георге Бареш. Он не смог перевести текст манускрипта и за загадочность назвал книгу сфинксом. Перед самой смертью, накануне 1662 г., он оставил библиотеку и манускрипт в том числе своему другу Иоганну Маркусу Марии, в прошлом ректору Карлового университета в Праге.

В манускрипте сохранилось письмо, написанное латынью в 1666 г. Его автором был Марии, а письмо он адресовал в Рим немецкому ученому‑иезуиту Атанасиусу Кирхеру, предлагая расшифровать манускрипт, который некогда принадлежал императору Рудольфу II. Далее Марии высказывал предположение, что автором манускрипта считают англичанина, монаха ордена францисканцев, философа Роджера Бэкона, жившего в 1214–1294 гг. Однако из текста можно было сделать вывод, что сам Марии это убеждение не разделял. Манускрипт перешел в собственность института Кирхера –

Римского иезуитского университета (Римская коллегия), в библиотеке которого он, вероятно, хранился до тех пор, пока в 1870 г. кораль Италии Виктор Эммануэль И не захватил папское государство. Книгу перевезли в иезуитский колледж на виллу Мондрагон, где ее в 1912 г. обнаружил Войнич. В 1930 г. он умер, и манускрипт перешел по наследству его жене – писательнице Этель Лилиан Войнич, а после ее смерти в I960 г. книгу унаследовала ее подруга – мисс Энн Нилл. В 1961 г. нью‑йоркский торговец старинными книгами Хэнк П. Краус сообщил, что купил манускрипт за 24 500 долларов. Позднее книга была оценена в 160 000 долларов, но Краус не продал ее. Он подарил манускрипт Йельскому университету, где тот хранится по сей день в Библиотеке редких книг и рукописей Байнеке. Размеры манускрипта составляют б на 9 дюймов, в нем около 240 пергаментных страниц, хотя предполагают, что когда‑то их было 270. Зашифрованный текст написан от руки пером, которым также выполнены черновые наброски рисунков, на которые позднее была нанесена краска. Иллюстрации, раскрашенные в красный, голубой, коричневый, желтый и зеленый цвета, указывают на разделение книги на пять частей, каждая из которых посвящена определенному предмету. Первая, самая большая глава, занимает практически половину тома и известна как ботанический раздел. Каждая страница этой части содержит один, реже два рисунка с растениями и сопровождается текстом, разделенным на несколько параграфов. Не всегда можно определить, какое именно растение изображено, а значит, некоторые из них могут оказаться невероятным открытием. Следующая часть среди прочего содержит изображения солнца, луны и звезд. Ее считают астрономическим или астрологическим разделом. Далее идет так называемый биологический раздел, в котором помещены рисунки из области анатомии: каналы и трубки, напоминающие кровеносные сосуды, а также миниатюрное изображение обнаженной женщины. Четвертый раздел назван фармацевтическим, поскольку в нем изображены корни, листья и другие части растений, а кроме того емкости с надписями, которые, возможно, были аптечными сосудами. Пятая, последняя часть – раздел рецептов – содержит несколько коротких параграфов, каждый на полях отмечен звездочкой. Эта глава может быть и календарем. Книга заканчивается страницей с ответами.

В 1944 г. монах‑бенедектинец, ботаник католического университета Хаф О'Нейл идентифицировал некоторые растения, изображенные в книге, в частности такие американские виды, как подсолнечник и красный перец. Это означало, что манускрипт должен датироваться не ранее 1493 г., когда Колумб привез семена в Европу. Однако иллюстрации в манускрипте довольно нечеткие и ставят под сомнение выводы О'Нейла. Интересное предположение связано с именем капитана Прескотта Кариера, криптоаналитика Военно‑морских сил США. Основываясь на статистических данных при анализе текста, он установил, что манускрипт написан двумя стилями, названными им различными языками, и обозначил их А и В. В своем заключении он отмечал, что манускрипт был создан, по крайней мере, двумя людьми, хотя, возможно, его писал один человек, но в разное время. Было выдвинуто немало теорий относительно языка рукописи, ее происхождения и целей создания. Чаще всего в связи с этим упоминается имя Роджер Бэкон. Этого человека постоянно преследовали за его труды и научные открытия, поэтому он высказывался в пользу кодировки для сохранности данных. Утверждение Марци, который упоминал Бэкона как возможного автора манускрипта, произвело впечатление на Вилфрида Войнича. Он был почти уверен в том, что именно Бэкон – настоящий автор, и провел множество исторических исследований, пытаясь проверить и доказать это. Он установил, что у доктора Джона Ди была большая коллекция работ Бэкона и, предположительно, ученый навещал Рудольфа во время создания рукописи. Гипотезу о том, что номера страниц на манускрипте проставил Ди, отвергают большинство исследователей его жизни и деятельности. Впрочем, не только в этом связь Ди с манускриптом не подкрепляется прямыми доказательствами: он не упоминал ни слова о книге в своих довольно подробных дневниках. Тем не менее идеи Войнича оказали бол ьшое влияние на дальнейшие исследования и попытки расшифровать манускрипт. В 1943 г. нью‑йоркский юрист Джозеф Мартин Фили опубликовал работу «Шифр Роджера Бэкона: настоящий ключ найден», в которой заявил, что Бэкон написал текст, используя сокращения слов средневековой латыни. Это предположение никто не принял всерьез. Специалисты по работам Бэкона, изучив манускрипт Войнича, отвергли его авторство.

Доктор Лео Левитов – автор книги «Разгадка манускрипта Войнича: литургический справочник для обряда эндура ереси катаров, культ Исиды» (1987) заявил, что расшифровал манускрипт. Он установил, что это литургический справочник катарских религиозных общин XII–XIV вв. Однако это предположение стало объектом дискуссий из‑за очевидных расхождений с известными сегодня обычаями катаров юга Франции. Джеймс Финн в книге «Надежда Пандоры», опубликованной в 2004 г., высказал версию о том, что манускрипт может оказаться зашифрованным текстом на древнееврейском языке. Согласно этой теории, достаточно своеобразной, зашифрованный текст состоит из слов, периодически повторяющихся в тексте в различных формах, например «аіп» (означающее в переводе с иврита – «око») в тексте встречается как «а і і п» или «аіііп». Таким образом, слова, которые ранее считали разными, в действительности оказались вариантами одного и того же слова. Тогда можно понять, почему ученым и криптографам не удавалась расшифровка. Однако объяснение Финна означает, что текст может иметь бесконечное множество вариантов толкований, и велика вероятность того, что настоящий смысл будет неверно понят или утрачен. Видимо, подобное не входило в планы автора рукописи. Неоднократные попытки найти правдоподобное решение загадки манускрипта Войнича окутали рукопись аурой непостижимой тайны, чего, наверное, он заслуживает. Невозможность расшифровать книгу и другие странные особенности, такие как большое количество повторяемых слов и фантасмагорические иллюстрации, вызвали у части ученых сомнения относительно ее аутентичности и даже подозрения, что манускрипт – искусная подделка, созданная, возможно, самим Вилфридом Войничем. Впрочем, последнюю точку зрения можно не брать в расчет: есть письменные свидетельства существования манускрипта до того, как Войнич его купил. Последнее предположение относительно способа подделки манускрипта Войнича было выдвинуто в 2003 г. доктором Гордоном Раггом – старшим преподавателем компьютерных наук Кильского университета в Англии. Он предположил, что текст, похожий по характеристикам на манускрипт Войнича, может быть абракадаброй, созданной при помощи такого приспособления, как решетка Кардано, изобретенного для шифрования текстов около 1550 г. Есть версия, что к подделыванию манускрипта причастен медиум Эдвард Келли, работавший с Джоном Ди. Он сделал это, чтобы продать книгу императору Рудольфу И, который, как известно, интересовался раритетными и диковинными вещами. Однако, как уже говорилось выше, сегодня нет прямых доказательств, связывающих Ди с манускриптом, а имя Келли было названо лишь потому, что вместе с Ди они якобы изобрели энохийский язык, о котором Келли поведали ангелы. Впрочем, изучение данного оккультного языка показало, что он не имел никакого отношения к содержанию манускрипта Войнича. Теория Гордона Рагга и предположения о том, что манускрипт Войнича – подделка, сталкиваются с общей проблемой: результаты статистического анализа книги показали, что образцы похожи на какой‑то язык. Например, книга написана согласно так называемому закону Ципфа, который связан с периодически повторяющимися в тексте словами. Вряд ли автор подделки, создавая абракадабру в XVI в., мог каким‑то образом учитывать базовые основы языка. Итак, манускрипт оказался подлинником. Но этот вывод не приблизил нас к разгадке целей его создания. Общей точкой зрения на сегодня является теория о том, что, возможно, он написан в Центральной Европе в конце XV – начале XVI вв. Было выдвинуто предположение, что книга рассказывает о средневековых лекарственных травах либо это астрономический или астрологический трактат. Однако известные образцы таких работ все равно не похожи на манускрипт Войнича. Да и никто не стал бы использовать такой сложный, не поддающийся дешифровке текст, если бы информация в нем не была либо очень опасной, либо особо секретной. Если удастся установить происхождение книги – кто принес ее ко двору Рудольфа II в Праге, возможно, удастся приблизиться к ответу на вопрос о целях создания манускрипта. В 2005 г. книга впервые была полностью опубликована: факсимильное издание «Код Войнича» подготовил французский редактор Жан‑Клод Гавсевич. Сегодня с помощью Интернета сотни ученых и энтузиастов‑аматоров обмениваются мыслями и теориями по поводу решения загадки манускрипта. Теперь над загадкой бьется гораздо больше людей, чем когда‑либо. Однако раскрыть тайну этой необычной книги еще не удалось. Возможно, автор манускрипта Войнича действительно изобрел код, который невозможно взломать.

 

 








Дата добавления: 2016-02-02; просмотров: 877; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.008 сек.