III. Обострение внутриполитической ситуации в 1920-1924 гг.

Становление на Юге правительства Гоминьдана во главе с Сунь Ятсеном

В октябре 1920 г. Сунь Ятсенбыл приглашен генералами гуандунской клики в качестве главы правительства в Гуанчжоу.В апреле 1921 г. там собрался разогнанный в свое время еще Юань Шикаем парламент, который и провозгласил Сунь Ятсена чрезвычайным президентом Китая. Но реальной власти у президента не было, вой­ска подчинялись генералам, а его личная охрана составляла лишь 200 человек.

В июне 1922 г. Сунь Ятсен был изгнан из столицы, но вскоре вер­нулся туда (в феврале 1923 г.), будучи приглашен генералами другой клики — гуансийской, свергнувшими предшественников.

С этого времени Сунь Ятсенстремится установить контакты с совет­ским правительством,чтобы получить помощьдля укрепления своих по­зиций. Уже в марте 1923 г. из СССР в Китай прибыла группа военных и политических советников во главе с Михаилом Бородиным (работой военных советников в Китае руководил вначале герой Гражданской войны в России Павлов, затем В.К. Блюхер). По их рекомендации Сунь Ятсен устанавливает контакты с коммунистами. Решение КПК об изменении отношения к Гоминьдану было принято еще в 1922 г. Весной 1923 г. ЦК КПК перебрался в Гуанчжоу. На III съезде КПК в июне 1923 г. решено было войти в Гоминьдан, но собственную орга­низационную структуру коммунисты сохранили.

В январе 1924 г. состоялся объединительный съезд Гоминьдана, ко­торый принял новую Программу и Устав. Давались новые трактовки «трех народных принципов» Сунь Ятсена: «национализм» — ликвида­ция засилья иностранцев, «народовластие» — отстранение от власти милитаристов, «народное благоденствие» — социальная защита лю­дей государством.

В Уставесодержались три политические установки:союз с Совет­ской Россией, с КПК и поддержка рабочих и крестьян. В программераскрывалась стратегия поэтапного достижения следующих целей: 1) военное объединение, 2) период опеки на 6 лет, 3) переход к кон­ституционному правлению. В состав ЦИК Гоминьдана было избрано 9 коммунистов (в их числе и Мао Цзэдун). Под руководством М. Бо­родина началась реорганизация Гоминьдана на местах.

Одновременно правительству Сунь Ятсена была оказана и военная помощь. Переговоры о предоставлении помощи вела прибывшая осе­нью 1923 г. в Москву военная делегация Гоминьдана во главе с Чан Кайши. Под руководством советских военных советников проводит­ся реорганизация командования китайской армией, вводится инсти­тут политкомиссаров, которые проводят разъяснительную работу сре­ди солдат.

В мае 1924г. на острове Ванпу (Хуанпу) на юге Китая была созда­на офицерская школа. Создавалась школа за счет СССР: был послан специальный корабль с оружием (8 тыс. винтовок, орудия и пр.), за­нятия вели советские советники, хотя возглавлялось это учреждение Чан Кайши. Всего в школе прошли подготовку 4,5 тыс. курсантов. Выпускники школы составили костяк новой армии Гоминьдана. Уже в августе 1924 г. из них были сформированы два полка.

Когда в октябре 1924 г. в Гуанчжоу вспыхнул мятеж отрядов купе­ческой самообороны (восстание «бумажных тигров»), 15 тыс. мятеж­ников были быстро разгромлены силами новой армии. Затем, в конце 1924 — начале 1925 г., войска провели серию наступательных опера­ций на Юге страны против различных милитаристов, что позволило правительству Сунь Ятсена значительно укрепить собственные пози­ции, полностью очистить провинцию Гуаньдун.

Борьба между военными кликами на Севере Китая

Хотя с июля 1920 г. в Пекине правил лидер Чжилийской клики У Пэй-фу, столкновения генералов продолжались, власть У Пэйфу оспарива­лась многими. С конца 1921 г. вспыхнул конфликт с лидером Маньчжурской клики Чжан Цзолинем. Этот конфликт продолжался вплоть до мая 1922 г., когда У Пэйфу наконец удалось одержать побе­ду. Было объявлено о восстановлении Конституции 1912 г. Но офици­альный президент Ли Юаньхун не имел реальной власти, правительст­ва беспрерывно менялись, парламент бездействовал. Вскоре военные конфликты возобновились с новой силой. Все воевали против всех.

В октябре 1924г. один из генералов Чжилийской клики по имени Фэн Юйсян,воспользовавшись отсутствием У Пэйфу, который вое­вал с Чжан Цзолинем, захватил власть в Пекине. Он вступил в кон­такты с Сунь Ятсеном, Гоминьданом, КПК и даже попросил помощи у СССР. Свои войска он переименовал в Национальную армию. Все­го под командованием Фэн Юйсяна было три армии: одна — в Пеки­не и две расквартированы в провинции Хунань, хотя и состояли из шэньсийцев, т. е. выходцев из другой провинции.

Фэн Юйсян заявил о поддержке Сунь Ятсена, о намерении покон­чить с борьбой клик, пригласил в правительство Дуань Цижуя и Чжан Цзолиня. Наконец, Фэн пригласил в Пекин самого Сунь Ятсена, что­бы тот сформировал коалиционное правительство Китая. Там же на­мечалось провести совещание всех лидеров с целью образования На­ционального собрания.

Появилась реальная возможность политического объединения Ки­тая мирным путем. В ноябре 1924 г. Сунь Ятсен прибыл в Пекин с на­мерением сформировать единое правительство. Но в то время он уже был тяжело болен. Болезнь взяла свое и в марте 1925 г. Сунь Ятсен умер, проболев несколько месяцев в Пекине. Другого столь же автори­тетного деятеля в Китае не было — возможность мирного объединения была упущена.

В Гоминьдане после смерти Сунь Ятсена вспыхнула борьба за власть. Главой правительства на Юге стал Ван Цзинвэй, но его авто­ритет оспаривался военным деятелем Чан Кайши, претендовавшим на ведущую роль в Гоминьдане.

Тем временем осложнилась ситуация и на Севере. В ноябре 1925 г. Фэн Юйсян вновь вводит свои войска в Пекин и объявляет войну маньчжурскому диктатору Чжан Цзолиню. Очевидно, Фэн Юйсян ре­шил использовать благоприятную ситуацию (поражение маньчжур­ских войск от милитариста Сунь Чуаньфаня в Шанхае и мятеж одного из генералов — Го Сунлина). Однако Го Сунлин был разбит войсками Чжан Цзолиня в феврале 1926 г., что сразу же поставило в затрудни­тельное положение Фэн Юйсяна. Его войска в марте 1926 г. бежали из Пекина в провинции Ганьсу и Шэньси. Одновременно в провинции Хунань восстали крестьяне организации «Красные пики» и изгнали оттуда 2-ю и 3-ю армии Фэн Юйсяна. Его войска в панике бежали из Хунани, бросив вооружение и советских советников.

Войска Фэн Юйсяна укрепились в районе Калгана и Нанькоу, но и оттуда в августе 1926 г. началось их паническое отступление. Войска бежали, бросив припасы и оружие, а сам Фэн Юйсян уехал в СССР.

Выводы

1. Китай к концу Первой мировой войны стоял перед серьезными проблемами:

необходимо было укрепить суверенитет, покончить с дискриминаци­онными ограничениями «неравноправных договоров»;

а кроме того, противостоять агрессивным намерениям Японии, осво­бодить Шаньдун от японских войск;

предпосылкой к решению этих проблем должно было стать политиче­ское объединение страны.

 

2. Отклонение державами требований Китая на Парижской мирной конфе­ренции 1919 г. вызвало мощный всплеск национального движения (движе­ние «4 мая»), которое имело далеко идущие последствия.

3. К 1924 г. в Китае создались предпосылки к мирному объединению вокруг Сунь Ятсена, укрепившего свои позиции на Юге и имевшего союзника на Севере (в лице Фэн Юйсяна). Однако со смертью Сунь Ятсена в марте 1925 г. эти возможности исчезают.

4. К 1925 г. Китай вновь оказался в состоянии гражданского конфликта: возобновились склоки между генералами-милитаристами, обострились разногласия между политиками на Юге страны


ЛЕКЦИЯ 6

Гражданские войны в Китае (1925-1937)

I. Первая гражданская война (1925—1927)

Начало гражданской войны и «Северный поход» (1925—1926)

В марте 1925 г. умер Сунь Ятсен. Несмотря на это, позиции правитель­ства Гоминьдана укреплялись на Юге. В стране росли антияпонские настроения. Массовое возмущение вызвало убийство китайского ра­бочего на японской текстильной фабрике в Шанхае, и последовал рас­стрел оккупантами антияпонской демонстрации в Циндао (Шаньдун).

30 мая 1925 г. полиция английского сеттльмента в Шанхае откры­ла огонь по студенческой демонстрации. Это привело к всеобщей стачке в Шанхае 1 июня 1925 г. К стачке присоединились и предста­вители деловых кругов китайских предпринимателей Шанхая, недо­вольные новыми порядками, введенными администрацией сеттльмен­та. Поддержали требования бастующих и представители правительства в Пекине.

Требования касались отмены в Китае экстерриториальности инос­транцев и предоставления китайцам прав на территории сеттльмента. Стачка продолжалась до конца июня 1926 г., пока представители дер­жав не пообещали рассмотреть требования Китая на специальной международной конференции.

19 июня 1925 г. стачка поразила английскую колонию на террито­рии Китая — Гонконг. Бастующие просто ушли из города в соседний Гуанчжоу, где им была оказана поддержка правительством Гоминьда­на. В Китае начался бойкот английских товаров, парализовавший всю торговлю Гонконга на 16 месяцев.

Поддержка этой акции укрепила политические позиции прави­тельства Ван Цзинвэя. 1 июля 1925 г. оно объявило себя национальным правительством Китая и заявило о намерении силой свергнуть власть северных милитаристов. Все это время под руководством совет­ских военных советников продолжалось укрепление боеспособности армии Гоминьдана. 20 марта 1926 г. произошла фактическая перегруп­пировка сил в Гоминьдане. Чан Кайши был назначен главнокоманду­ющим и обрел реальную власть на Юге.

1 июля 1926 г.был издан Манифесто начале Северного похода. В походе участвовали советские военные советники, общий план опе­рации разрабатывался В.К. Блюхером, но формальным руководите­лем считался Чан Кайши. Хотя армии Гоминьдана (60 тыс. человек) противостояли численно превосходящие силы противника, ее более высокая боеспособность была очевидной.

По мере продвижения армии северные милитаристы практически не оказывали сопротивления, предпочитая объявлять о своей под­держке Гоминьдана и присоединяться вместе со своими войсками к участникам похода. Под контроль Гоминьдана переходили все новые территории: провинции Хунань, Хубэй, Фуцзянь, Цзянси. Его армия в численном отношении быстро росла. Она разделилась на две колон­ны. Первая двинулась на г. Ухань; в октябре 1926 г. он был взят и туда перенесена столица из г. Гуанчжоу. Вторая колонна во главе с Чан Кайши, продвигалась в восточном направлении.

Тем временем на севере генерал Фэн Юйсян активизировал свои действия. Вернувшись из СССР, он вновь возглавил войска, которые неожиданно для многих стали одерживать ошеломляющие победы. В ноябре 1926 г. войска Фэн Юйсяна установили полный контроль над провинцией Шэньси и начали продвигаться на юг, на соединение с основными частями армии Гоминьдана.

Разрыв между Гоминьданом и Компартией Китая, между СССР и Чан Кайши

После того как правительство Ван Цзинвэя переехало в Ухань, Север­ный поход продолжался. Армии Чан Кайши продвигались на восток, захватывая все новые территории и численно возрастая за счет вли­вавшихся отрядов милитаристов. В марте 1927 г. были взяты главные города Центрального Китая — Нанкин и Шанхай. Таким образом, большая часть страны оказалась под контролем Гоминьдана.

Но в Гоминьдане назревал раскол. Чан Кайши все больше осозна­вал, что реальная власть находится в его руках, тем более что в Шанхае он был у себя дома. 12 апреля 1927 г. в Шанхае произошел конфликт между войсками Чан Кайши и вооруженными отрядами рабочих дру­жин, которые подчинялись Компартии. В результате лидеры комму­нистов покинули город, а рабочие дружины были разоружены.

Это положило начало целой серии инцидентов с советскими кон­сульскими представительствами в Шанхае и осложнило взаимоотно­шения с СССР. Нечто подобное происходило и в Пекине, где были арестованы 15 советских граждан и казнен лидер местных коммунис­тов Ли Дачжао.

18 апреля 1927 г. Чан Кайши провозгласил в Нанкине свое нацио­нальное правительство,начался открытый конфликт с правительст­вом Ван Цзинвэя в Ухани. Сил у него было явно недостаточно для борьбы с Чан Кайши, все надежды возлагались на войска генерала Фэн Юйсяна, который к тому времени вернулся из СССР и начал одерживать победы, продвигаясь с войсками в Центральный Китай. В апреле 1927 г. на соединение с ним из Уханя двинулись войска, подчиненные Ван Цзинвэю, но эта операция закончилась неудачно. В июне 1927 г. Фэн Юйсян и еще несколько северных генералов за­явили о своем признании правительства Чан Кайши в Нанкине.

К тому времени окончательно испортились отношения правитель­ства Чан Кайши с СССР. 1 июня 1927 г. глава советских советников М. Бородин получил телеграмму от И.В. Сталина с требованием пре­рвать все отношения и покинуть Китай, что и было незамедлительно исполнено, несмотря на то, что лично Чан Кайши очень сожалел об этом. В Ухани также дал трещину единый фронт КПК и Гоминьдана. Более жесткую позицию занял новый руководитель Компартии Цюй Цюбо (с июля 1927 г.): 13 июля 1927 г. КПК вышла из правительства Ван Цзинвэя.

Ситуация осложнялась все больше. У Ван Цзинвэя возникли про­тиворечия с генералами на Юге в Гуанчжоу, войска которых осенью 1927 г. заняли Ухань. Началась война между Нанкином, Уханем и Гу­анчжоу, в которую вмешались шанхайский генерал Сунь Чуаньфан и генерал из Маньчжурии Чжан Сюэлян, сын Чжан Цзолиня. Сам Чан Кайши вынужден был на время покинуть столицу и уехать в Японию. Вернулся Чан Кайши в Китай лишь в начале 1928 г.

КПК, уйдя в оппозицию всем прочим политическим силам, попы­талась склонить СССР к вмешательству во внутренний конфликт в Китае. 1 августа 1927 г. части армии, преданные коммунистам, подни­мают восстание в городе Нанчан. Этот день считается днем рождения Народно-освободительной армии Китая. В сентябре—октябре 1927 г. в провинциях Хунань и Гуандун под руководством коммунистов вспы­хивают «восстания осеннего урожая». А в декабре 1927 г. в Гуанчжоу воинские части под командованием коммунистов захватили власть и объявили «Кантонскую коммуну».

Советские консульские работники, разумеется, приняли участие в этой акции, за что и поплатились: над ними учинили расправу, ког­да в город вернулись войска генералов. Влияние коммунистов в стра­не было в то время невелико, и рассчитывать на вмешательство СССР в дела гигантского Китая было опрометчиво.

II. Становление гоминьдановского режима в Китае (1928-1934)

Завершение формального объединения страны

В январе 1928 г. Чан Кайши вернулся в Нанкин из Японии, где он же­нился на Сун Мэйлин (сестре жены Сунь Ятсена). В апреле 1928 г., во взаимодействии с Фэн Юйсяном, Чан Кайши возобновил военные действия против армии маньчжурского диктатора Чжан Цзолиня. По­следний вскоре погиб во время взрыва железнодорожного вагона. Его наследник — сын генерал Чжан Сюэлян, признал национальное пра­вительство в Нанкине.

Затем, в результате успешной войны против южных генералов и Ван Цзинвэя, Чан Кайши заставил признать свою власть и Ухань, и Гуанчжоу. Таким образом, уже к концу 1928 г. формально вся страна признала национальное правительство Гоминьдана в Пекине. ЦИК Гоминьдана принял специальное постановление о завершении воен­ного этапа. В стране была установлена политическая опека на 6 лет начиная с января 1929 г.

К тому времени практически все ведущие государства признали правительство Чан Кайши, и ему удалось добиться укрепления сувере­нитета Китая. В 1928—1930 гг. был заключен ряд договоров, по которым европейские страны отказались от ряда концессий в Китае. Англия вер­нула порт Вэйхайвэй. С 1 января 1930 г. отменен режим экстерриториаль­ностииностранцев. Китай получил право повышать таможенные пош­лины, вводить протекционистские меры для защиты своей экономики.

Происходит устойчивое сближение Китая с США и Германией — именно эти страны оказывают огромную экономическую помощь, присылают многочисленных советников, экспертов и т. д.

Намного сложнее складывались отношения с СССР. В июне 1929 г. дело дошло до вооруженного столкновения в районе КВЖД. Военные действия с советской стороны возглавлял В.К. Блюхер. Ему уда­лось нанести ряд поражений китайским войскам, полностью устано­вить контроль над КВЖД к декабрю того же года. Но дипломатичес­кие отношения между СССР и Китаем были восстановлены только в 1932 г.

Режим политической опекив Китае внешне выглядел как дикта­тура Чан Кайши (формально сам он занимал около 70 постов в выс­шей иерархии). Однако власть Чан Кайши была откровенно слабой. Он вынужден был считаться с влиятельными генералами на пери­ферии, зачастую не мог затронуть интересы какого-нибудь чинов­ника в столице, если у того были сильные родственные связи в ка­кой-либо провинции. Клановость, семейственность, местничество, коррупция, неэффективность госаппарата — все это было характер­но для нового режима.

В мае 1931 г. принимается «Временная конституция Китайской республики на период политической опеки». Китай разделили на 28 провинций и 2 национальных района (Тибет и Внутренняя Мон­голия). В каждом регионе действовало свое правительство — реально власть находилась в руках командующих войсками. Очень часто слу­чалось, что интересы центральных структур правительства приходи­ли в столкновение с интересами местных властей. После серии инци­дентов (1928—1930) Чан Кайши пришлось уступить — в Манчжурии, Пекине и на Юге власть была передана в руки местных генералов.

Гоминьдан вовсе не стремился кардинально изменить систему уп­равления, в рамках которой государство является верховным соб­ственником и высшим субъектом власти. Мало того, Чан Кайши пы­тался усилить роль государства. Он национализировал крупнейшие банки и через них установил экономический контроль.

В 1931 г. был создан Национальный экономический совет и принят «6-летний план». Главные задачи плана сводились к созданию инфра­структуры и налаживанию производства экспортной продукции (цветные и редкие металлы, шелк, тунговое масло, соя). Почти поло­вина бюджета ежегодно уходила на стимулирование государственного сектора экономики.

Национальное предпринимательство концентрировалось, в ос­новном, в сфере торговли и мелкого производства. 60% всей китай­ской промышленности было сосредоточено в Шанхае, а местные предприниматели сами охотно вносили вклады в государственно-ча­стные предприятия, пользуясь покровительством чиновников на ро­дине Чан Кайши. Такое сращивание интересов вело к укреплению традиционной системы управления в Китае.

Наступил период быстрого экономического роста,изменений в жизни людей, сфере образования, культуры и т. д. В 1930 г. был при­нят аграрный закон с целью облегчить положение большинства насе­ления. Закон ограничил размеры арендной платы, упорядочил отно­шения в этой сфере и был призван защитить крестьянина от произвола властей. Крестьянство страдало не только от военных реквизиций (часто они проводились под видом взимания налогов на несколько лет вперед; так, в провинции Фуцзянь в 1929 г. налоги были уплаче­ны на 12 лет вперед). Отсутствие твердой власти поощряло грабежи бандитов, которым пытались противостоять отряды крестьянской самообороны.

Разобщенность страны вызывала провинциальный сепаратизм:за­прещалось, например, продавать зерно даже в соседней провинции. Из бюджета отпускались огромные средства на развитие сельскохо­зяйственной инфраструктуры, строительство плотин, но, как вскоре выяснилось, большая часть денег бессовестно разворовывалось госу­дарственной бюрократией. Это подтвердило чудовищное наводнение на реке Янцзы в 1931 г., когда обрушились только что возведенные плотины. В результате около 5,5 млн. га плодородных земель было за­топлено, многие районы оказались под водой в течение 4—6 месяцев, погибли 160 тыс. человек.

Одним из направлений политики Гоминьдана было поощрение пе­реселенияв малонаселенные районы — Синцзян, Шэньси, Ганьсу, Маньчжурию. В Маньчжурию массовая эмиграция китайцев началась еще в 1923 г. А в 1928 г. был принят специальный «6-летний план ко­лонизации Северо-Запада и Северо-Востока», в котором предусмот-ривались льготы для китайских крестьян-переселенцев. Проводимая с конца 1920-х гг. миграционная политика быстро меняла ситуацию в колонизируемых районах, хотя и вызывала напряженные отношения приезжих с местными жителями. В той же Маньчжурии в 1930-е гг. население составляло около 30 млн. человек, из них 95% были китай­цами. Так что коренные маньчжуры быстро растворились в этом люд­ском океане.

Правительство практиковало традиционную для Китая опекунад людьми. В 1929 г. были созданы официальные государственные проф­союзы. Фактически вся их деятельность контролировалась властями, вплоть до утверждения повесток профсоюзных собраний и выборов активистов.

В 1930 г. принят закон «Об урегулировании конфликтов между тру­дом и капиталом». В соответствии с этим законом устанавливается минимум заработной платы, ограничивается продолжительность рабочего времени, рабочие получают право на забастовки, заключение коллективных договоров, участие в управлении предприятиями и по­лучение доли прибыли. Были приняты и законы, гарантирующие пра­во собственности, что должно было поощрить развитие частного предпринимательства.

Следует признать, что лично Чан Кайши всегда стремился де­монстрировать на собственном примере образец поведения: он не употреблял алкоголь, не курил, был умерен в еде, прост в одежде, ре­гулярно занимался физическими упражнениями и строго соблюдал правила гигиены. Этого же он требовал от своих соратников.

Еще в 1928 г. в Китае было запрещено употребление наркотиков,вве­дены строгие наказания (вплоть до смертной казни) за распростране­ние этого зелья. Постоянно пропагандировались официальные лозун­ги: «Пристойность, справедливость, честность, чувство собственного достоинства». Чан Кайши в своих выступлениях призывал к бережли­вости, скромности, опрятности («быть энергичным, подтянутым, сто­ять прямо, есть бесшумно» и т. п.). В Китае организовывались специ­альные кампании «За чистоту и порядок».

Став христианином в 1931 г., Чан Кайши издает указы об ограниче­нии развлечений, о запрете работы ночных ресторанов. С февраля 1932 г. в стране начинается «движение за новую жизнь», направлять ко­торую призвана созданная в марте организация «синерубашечников». Ее основу составили воспитанники школы на острове Ванпу.

В поисках примера для Китая Чан Кайши часто обращался то к опыту Германии и Японии, то к конфуцианству и христианству, то к марксизму, то к фашизму. В частности, у немцев он призывал заим­ствовать дисциплину, порядок, энергию, организаторские способнос­ти, у фашистов и коммунистов — диктаторские методы руководства, политику государственного обеспечения населения.

На протяжении долгих лет Чан Кайши пытался бороться с неэф­фективностью бюрократии,коррупцией, клановостью, казнокрадством чиновников, но ему это не удавалось. Руководство в Гоминьдане было слабым, разобщенным, связанным местническими отношениями. По­пытка снять с должности откровенно слабого министра была чревата осложнениями взаимоотношений с его родственниками в других сфе­рах. Будучи верховным главнокомандующим, Чан Кайши не мог от­давать приказы генералам, если в результате их исполнения наруша­лись личные интересы генералов. Все это ослабляло режим, тем более в условиях противостояния с коммунистами и при наличии внешней угрозы.

Конфликт с коммунистами

После неудачных попыток активизировать радикальные силы в Китае, спровоцировать СССР на вмешательство в междоусобицу в 1927 г. КПК оказалась в сложной ситуации. Ее руководство было разобще­но и получало из Москвы взаимоисключающие директивы, что объ­ясняется непониманием в Коминтерне сути происходивших в Китае событий.

В начале 1928 г. были образованы первые «освобожденные райо­ны», самый крупный из них возник к лету 1928 г. на стыке провин­ций Хунань и Цзянси. Стали создаваться и части китайской Красной армии. Как правило, «освобожденные районы» возникали именно на стыках провинций с тем, чтобы можно было маневрировать в случае карательных операций. Связь этих районов с ЦК КПК, который рабо­тал в Шанхае, в глубоком подполье, а тем более с Москвой, где нахо­дился Коминтерн, была от случая к случаю. Поэтому власть там сосре­доточивалась в руках военных руководителей, которые одновременно являлись и администраторами, и партийными работниками.

Активную роль в «освобожденнных районах» играли будущие ру­ководители КНР Мао Цзэдун, Чжоу Эньлай, Дэн Сяопин, Чжу Дэ, Пэн Дэхуай. Среди этих районов вскоре стал выделяться так называ­емый Центральный советский район. Там в 1931 г. в г. Жуйцзине со­стоялся съезд Советов, который провозгласил Китайскую советскую республику. Была принята Конституция и ряд социально-экономиче­ских законов, созданы высшие органы власти: Центральный Испол­нительный Комитет (ЦИК), Совет Народных Комиссаров и Реввоен­совет, во главе которых встал Мао Цзэдун.

Что же касается ЦК КПК, то руководство там было слабым, часто менялось. Только за период 1927—1930 гг. сменилось три высших ру­ководителя партии (Чень Дусю, Цюй Цюбо, Ли Лисань). На какое-то время инициатива перешла в руки эмигрантов.

В феврале 1928 г. Пленум ИККИ (Коминтерна) принял резолюцию по китайскому вопросу. В ней отмечалась актуальность сплочения ки­тайских коммунистов. В июне 1928 г. в Москве начал свою работу VI съезд КПК. Он поставил 3 стратегические цели: 1) устранение дик­татуры Гоминьдана; 2) установление в Китае власти Советов; 3) лик­видация «помещичьего землевладения». Были определены и тактиче­ские задачи: 1) расширение и укрепление «освобожденных районов»; 2) формирование там китайской Красной армии.

Как уже отмечалось, связь руководства КПК с «освобожденными районами» была слабой. В руководстве «советских районов» привыкли полагаться на собственную стратегию и тактику и в большей степе­ни ориентировались на военные действия в сельских районах, чем на политическую борьбу в городах.

Разумеется, существование районов, неподконтрольных Гоминь­дану, вызывало беспокойство правительства. Но попытки разгромить коммунистов долгое время оставались безуспешными. Так, в январе 1931 г. потерпела неудачу карательная акция в Центральном совет­ском районе. Когда в марте того же года ее попытались повторить, не­ожиданно начались конфликты с южными генералами.

Наиболее серьезной оказалась экспедиция в июле 1931 г., когда против Центрального советского района была брошена целая армия в 300 тыс. человек, возглавляемая лично Чан Кайши. Но поход при­шлось прервать. В сентябре 1931г. началось вторжение японцев в Маньчжурию.

Японская агрессия и ее воздействие на внутреннее положение в Китае

Маньчжурия представляла для Японии особый интерес, прежде всего стратегический: Маньчжурия граничила с Кореей, которая с 1911 г. была в составе Японии. Да и в экономическом отношении Маньчжу­рия была крайне привлекательна. На ее долю приходилось 80% запа­сов железной руды, 50% нефти, 35% угля, 40% лесных ресурсов всего Китая. В Маньчжурии выращивалось 60% сои, она давала У4 часть сель­скохозяйственного экспорта Китая.

18 сентября 1931 г. японцы вторглись в Маньчжурию, и уже на сле­дующий день все крупные города оказались под их контролем. Войска Гоминьдана, оборонявшие этот район (под командованием генерала Чжан Сюэляна), были отброшены в глубь китайской территории. Правительство обратилось с жалобой на Японию в Лигу Наций, но международная реакция на агрессию Японии была вялой.

Ни одна крупная держава не желала конфликтовать с Японией, да, очевидно, и возможности оказать на нее силовое давление ни у кого не было. Лига Наций направила в Маньчжурию специальную комис­сию Литтона. Она добиралась до Китая морем, неспешно, прибыла только в апреле 1932 г.

Тем временем, в январе 1932 г., Япония, стремясь оказать давление на Чан Кайши, высадила десант в Шанхае. Однако неожиданно для себя встретила на сей раз активное сопротивление. С юга к Шанхаю подошла 19-я армия, состоящая фактически из подростков, плохо обученных и экипированных, но охваченных патриотизмом и энтузи­азмом. С ходу она вступила в бой с японскими войсками. Сопротивление, оказанное 19-й армией, было столь серьезным, что взять Шан­хай японцам не удалось.

5 мая 1932 г.было подписано соглашение о прекращении военных действийна этом направлении и эвакуации японских войск из Цент­рального Китая. К этому времени произошло немало важных событий.

1 марта 1932 г. японцы объявили о создании государства Маньчжоу Го (Маньчжурия). Во главе этого марионеточного образования был по­ставлен потомок китайских императоров из династии Цин — Генри Пу И (с марта 1934 г. он был провозглашен императором Маньчжоу Го).

Комиссия Литтона наконец установила факт агрессии против суве­ренного государства, в чем официально и обвинила Японию в сентяб­ре 1932 г. Япония отреагировала на это выходом из Лиги Наций (в мар­те 1933 г.). На территории Маньчжурии японцы разместили свою Квантунскую армию в 150 тыс. человек и воинские формирования Маньчжоу Го численностью 75 тыс. человек. Кроме того, в аппарате правительства Маньчжоу Го работало свыше 3 тыс. японских советни­ков. Практически это было марионеточное, полностью зависимое от Японии «псевдогосударство».

К началу 1933 г. японцам удалось окончательно сломить сопротив­ление китайских войск на территории Маньчжурии — они отступили в район Пекина. Но правительство Чан Кайши все еще было настро­ено продолжать войну. В марте 1933 г. японцы предпринимают на­ступление на Пекин и Тяньцзинь. Их войска также вторглись во Вну­треннюю Монголию, где традиционно были сильны сепаратистские устремления. Лишь 31 мая 1933 г. было заключено соглашение о вза­имном отводе войск на границу Маньчжурии.

В руководстве Гоминьдана возникли разногласия по вопросу отно­шения к японской агрессии. Руководство правительства,Чан Кайши были настроены антияпонски, но питали большие надежды на помощь Запада и считали необходимым прежде захватить районы, контролиру­емые коммунистами. Левое крыло,к которому относились Фэн Юйсян, Чжан Сюэлян, Сун Цинлин (вдова Сунь Ятсена), руководство 19-й ар­мии, было настроено оказать активное сопротивление и с этой целью даже требовало немедленно прекратить гражданскую войну.

Появилась в Гоминьдане и прояпонская фракция,ее возглавил Ван Цзинвэй. Правда, сам он был исключен из Гоминьдана еще в марте 1930 г., но в партии оставалось немало его сторонников, которые вы­ступали за сотрудничество с Японией и были готовы заключить мир даже ценой уступки Маньчжурии.

Ряд генералов-милитаристов (в провинциях Цинхай, Ганьсу, Синцзянь, Сычуань и на юге) были настроены сепаратистски. Они не скрывали своей радости в связи с ослаблением позиций правительст­ва в результате японской агрессии.

Подобные же настроения преобладали в руководстве КПК и «со­ветских районов». С конца 1931 г. в «советской зоне» было создано Бюро ЦК КПК во главе с Чжоу Эньлаем, туда же были направлены члены Политбюро ЦК КПК Чжан Готао, Сян Ин. К весне 1933 г. ру­ководство КПК окончательно перебралось в Центральный советский район, но к тому времени ситуация для коммунистов стала резко ухудшаться.

III. Борьба за прекращение гражданской войны (1934-1937)

«Великий поход» КПК и новая политическая ситуация

Еще в 1932 г. Чан Кайши намерен был окончательно ликвидировать «советские районы», но этому воспротивилось руководство 19-й ар­мии. Лишь в октябре 1933 г. началось планомерное наступление на Центральный советский район, к лету 1934 г. он был полностью бло­кирован. Мао Цзэдун обвинил в сложившейся ситуации предыдущее руководство КПК. В октябре 1934 г, части Красной армии начали про­рыв блокады — так начался «Великий поход».

Вырвавшись из окружения, силы коммунистов вначале двинулись на юг, но встретили там мощное сопротивление войск Гоминьдана. В январе 1935 г. состоялось расширенное совещание ЦК КПК в Цзу-ньи (провинция Гуйчжоу) — там произошли большие кадровые пере­становки.

Положение Мао Цзэдуна упрочилось; было решено пробиваться на Север. В конце концов Мао Цзэдун привел свои войска в отдаленный район на северо-западе Китая (Шэньси—Ганьсу—Нинься), с центром в г. Яньань. Так завершился «Великий поход» КПК: из 300 тыс. чело­век, прорывавшихся с Мао Цзэдуном, в Яньань пришло около 30 тыс. Там уже образовался «советский район» под командованием Гао Гана. И г. Яньань стал столицей коммунистов на 17 лет.

К этому времени окончательно укрепились позиции Мао Цзэду­на в качестве единоличного лидера КПК. Более авторитетные члены Политбюро ЦК КПК были скомпрометированы и сошли с полити­ческой сцены. Член Политбюро Чжан Готао, возглавлявший в пери­од «Великого похода» более мощную группировку войск, чем Мао

Цзэдун, в 1935 г. попытался было создать свой ЦК КПК, но в конце 1936 г. его войска были разбиты «мусульманскими генералами» в про­винции Ганьсу. Потерпев поражение, он покорно прибыл в Яньань и уже не проявлял большой активности, находясь на второстепенных ролях в КПК; впоследствии он перешел в Гоминьдан.

Прекращение гражданского конфликта

Как известно, в августе 1935 г. произошли изменения в позиции Ко­минтерна: его VII конгресс принял решение о создании народного фронта. Это означало отказ от сектантской тактики коммунистичес­ких партий, отныне они ориентировались на сотрудничество с други­ми антифашистскими силами. Однако в Китай представитель Ко­минтерна Чжан Хао прибыл лишь в ноябре 1935 г. и ему не удалось убедить руководство КПК пересмотреть тактику одновременной борь­бы с японцами и Чан Кайши.

В августе 1936 г. КПК опубликовала «Открытое письмо Гоминьда­ну», в котором официально предлагалось вести совместную борьбу с Японией. Но фактически руководство коммунистов добивалось от­странения Чан Кайши от власти и стремилось использовать прежнюю игру на противоречиях, существующих между генералами.

Казалось, эта тактика КПК дает результаты — военные действия правительственных войск против Яньани застопорились. В Гоминь­дане активизировались силы, выступавшие за прекращение граж­данской войны и организацию совместных действий с коммуниста­ми с тем, чтобы дать отпор японцам. В декабре 1935 г. в Пекине состоялась многотысячная демонстрация поддержки, организован­ная студентами. Руководство КПК вступило в контакт с некоторы­ми видными деятелями Гоминьдана, заключило с ними соглашения о перемирии.

В декабре 1936 г. Чан Кайши прибывает в ставку войск Гоминьда­на в г. Сиань, чтобы разобраться лично, почему не ведутся военные операции против КПК. Но по прибытии в Сиань Чан Кайши был аре­стован командующим войсками в этом районе генералом Чжан Сюэ-ляном. Это событие вошло в историю как «сианьский инцидент».

После этого в ставку прибыли руководители КПК во главе с Мао Цзэдуном (он, кстати, предложил сразу же расстрелять Чан Кайши, пока есть такая возможность). Усадив противоборствующие стороны за стол переговоров, Чжан Сюэлян добился от них обещания подпи­сать соглашение о прекращении гражданской войны.

Вернувшись к себе в столицу, Чан Кайши вынес это решение на обсуждение пленума ЦК Гоминьдана в феврале 1937 г. Пленум его одобрил, и в апреле 1937 г.было официально подписано соглашение с КПК о прекращении гражданской войны.

Условия соглашения были следующими: 1) взаимные военные дей­ствия прекращались; 2) создавался Особый административный район с центром в г. Яньань под контролем КПК; 3) вооруженные силы ком­мунистов вошли в состав правительственных войск в составе двух ар­мий: 8-й армии под командованием Чжу Дэ (численность 40 тыс., дис­лоцировалась на севере) и 4-й армии под командованием Е. Тина (численность 10 тыс., дислоцировалась в бассейне р. Янцзы). Армии коммунистов ставились на государственное довольствие.

Прекращение гражданской войны было весьма своевременным, так как вскоре, в июле 1937 г., Япония перешла к открытой войне про­тив Китая.

Выводы

1. Гражданские конфликты разразились в Китае по разным причинам как внутренним, так и внешним. Главная политическая разобщенность про­винций, отсутствие единого центра.

2. К 1928 г. Гоминьдану удалось завершить политическое объединение, но режим Чан Кайши был слабым. Страну раздирал сепаратизм, доминировали клано­вые и местнические интересы, процветала коррупция, а неэффективность чиновничьего аппарата становилась все очевидней.

3. С 1931 г. в дела Китая открыто вмешивается Япония, захватив Маньчжу­рию. С тех пор «японский фактор» постоянно влияет на политическую ситу­ацию в Китае.

4. В середине 1930-х гг., несмотря на японскую угрозу, гражданский конфликт перешел в крайне опасную фазу. Главные силы коммунистов переместились на Север, в район Яньани. Лишь возросшая опасность со стороны Японии способ­ствовала прекращению гражданской войны в 1937г.


ЛЕКЦИЯ 7

Китай в годы Антияпонской войны (1937-1945)

I. Начальный период войны (1937—1941)

Японское наступление и организация обороны Китая

7 июля 1937 г., после инцидента у моста Марко Поло близ Пекина
Япония начинает полномасштабную войну против Китая.

КПК и Гоминьдан обменялись заявлениями о решимости вести совместную борьбу с агрессией. Потенциально Китай обладал мощ­ными военными ресурсами и сухопутной армией общей численнос­тью 2 млн. человек, но из-за слабого оснащения современным оружи­ем ее боеспособность была крайне низкой. Устаревшая артиллерия имела занос снарядов максимум на два месяца, в исправном состоя­нии находились лишь 20 самолетов и 75 танков.

Плохая подготовка всех звеньев военных кадров, отсутствие обучен­ных резервов и системы учета призывников не позволяли в скором времени увеличить численность армии, несмотря на огромное населе­ние Китая.

Начав войну, Япония бросила вызов мировым державам, заявив о своем намерении создать в Восточной Азии «Сферу совместного процветания». Но принять вызов было некому. Европейские страны были не в состоянии оказать противодействие японской агрессии, а в США преобладали изоляционистские настроения. Поэтому Запад офаничился выражением формального протеста, оказав Китаю лишь моральную поддержку.

Реальную поддержку оказал СССР, подписав с Китаем 21 августа 1937 г. договор о ненападении. Уже в сентябре того же года в Москве начались переговоры с китайской делегацией о военных поставках.

В октябре в Китай стала поступать первая помощь: танки, самолеты, артиллерия, снаряжение. Поставки осуществлялись в счет трех креди­тов, на общую сумму 250 млн. долл. В Китай были направлены боль­шие группы военных специалистов и советников, которые непосред­ственно участвовали в боевых действиях китайской армии. В 1939 г. там находилось 3,5 тыс. советских военных, в том числе летчики и ар­тиллеристы, многие из них отличились в боях на фронтах Китая.

Японское наступление поначалу развивалось стремительно: уже к концу июля пали Пекин и Тяньцзинь. 13 августа японцы высади­лись в Шанхае, открыв фронт в Центральном Китае и начав продви­жение вверх по течению р. Янцзы. В ноябре 1937 г. пал Шанхай, в де­кабре штурмом взята столица Нанкин (при штурме японцы учинили массовые зверства, уничтожив несколько сотен тысяч человек мирно­го населения). Правительство переехало сначала в Ухань, затем — дальше, в Чунцин, столицу провинции Сычуань. Там и находилась на протяжении всей войны ставка Чан Кайши.

Японцы явно не рассчитывали на длительную войну, надеясь завер­шить всю кампанию за три месяца. Но даже после падения Нанкина Чан Кайши продолжал сопротивление. В мае 1938 г. японские войска, наступавшие с севера, соединились у Сюйчжоу с войсками, наступав­шими из бассейна р. Янцзы. Китайские армии попали в окружение, потеряв практически всю артиллерию и бронетанковые части. После столь тяжких поражений с июля 1938 г. начались бои за Ухань.

Здесь уже стала ощущаться советская помощь: многие советники непосредственно участвовали в боях, летчики сбивали японские самолеты, по планам советских штабистов китайские войска успешно переходили в контратаки. Бои затянулись до октября 1938 г. Потери японцев возросли и на других направлениях, хотя к октябрю 1938 г. им удалось взять главный порт южного Китая — Гуанчжоу.

Тем не менее темпы японского продвижения в 1938 г. замедлились в 3—4 раза. В ноябре 1938 г. японцы начали наступление на г. Чанша, но в декабре китайцы перешли в контрнаступление и отбросили японские части. В тылу японских войск началось партизанское движение, создавались «освобожденные районы».

Например, в Северном Китае У5 часть японских войск была заня­та охраной коммуникаций и борьбой с партизанами. В начале 1939 г. японцы решили нанести сокрушительный удар по партизанским ба­зам, но этому помешало готовившееся наступление китайской ар­мии — пришлось снять войска и перебросить их на фронт. Весной 1939 г. завязались упорные бои. Японская армия несла большие поте­ри (они сравнялись с китайскими, а в партизанской войне потери японцев были в 3 раза больше).

К лету 1939 г. наступление японцев было приостановлено, на фронтах установилось затишье.

Изменение тактики Японии в отношении Китая

Для Чан Кайши результаты двух первых лет войны были удручающи­ми: потеряны все порты, важнейшие железнодорожные коммуника­ции, оставлены густонаселенные территории. Само правительство вынуждено было переехать на Запад, в Чунцин. Но сопротивление продолжалось.

После инцидента под Халхин-Голом в Монголии, где советские войска разгромили вторгшуюся группировку японских войск, СССР усилил военную помощь Китаю. Когда 1 сентября 1939 г. в Европе на­чалась Вторая мировая война, из Китая в США была послана делегация для ведения переговоров об оказании американцами Китаю помощи. Всего до 1941 г. США оказали помощь Китаю на сумму 120 млн. долл.

Тем временем японцы, прекратив активные операции в Китае, заня­лись укреплением своих позиций в оккупированных районах. 30 марта 1940 г. в Нанкине они создали марионеточное правительство во главе с Ван Цзинвэем. Ему поручили создать 800-тысячную армию для борь­бы с партизанами и охраны коммуникаций в тылу японских войск.

Летом того же 1940 г. воинственно настроенное японское прави­тельство решило взять под контроль Французский Индокитай, вос­пользовавшись капитуляцией Франции перед Гитлером. Это уже бы­ло чревато большой войной, и Япония заблаговременно приступила к мобилизации ресурсов. 27 сентября 1940 г. был подписан знамени­тый тройственный пакт: Япония—Германия—Италия.

Начались переговоры советского руководства с министром иност­ранных дел Японии Мацуокой. Они привели в апреле 1941 г. к подпи­санию советско-японского договора о нейтралитете. Смысл этого до­говора сводился к тому, что СССР должен прекратить военную помощь правительству Китая.

Однако правительство Чан Кайши быстро переориентировалось на США. Контакты начались еще в январе 1941 г., когда в Китай при­были первые американские самолеты и летчики. А 6 мая 1941 г. Кон­гресс США распространил на Китай действие закона о ленд-лизе.

Подписав соглашение о единстве действий, обе партии — КПК и Го­миньдан — сохранили подозрительное отношение друг к другу, обе рас­считывали на ослабление соседней стороны в ходе войны с Японией. Мао Цзэдун давал вооруженным силам указание избегать крупных столкновений с японцами, разоружать при случае разрозненные части отступающей армии Гоминьдана. Заодно давалась установка: «Избивать помещиков под видом изменников». Это означало — проводить передел земли в районах, оказавшихся под контролем коммунистов; числен­ность населения доходила там до нескольких десятков миллионов.

В 1939 г. отношения между КПК и Гоминьданом обострились. Чан Кайши дал указание прекратить снабжение 8-й и 4-й армий и отверг предложение коммунистов о вступлении в Гоминьдан, поставив услови­ем их выход из компартии. В интервью, данном американскому журна­листу Эдгару Сноу в октябре 1939 г., Мао Цзэдун говорил об администра­тивной самостоятельности коммунистов и угрожал «уничтожить Гоминьдановскую диктатуру». Дело дошло до открытых военных столк­новений и блокады в конце 1939 г. «Особого административного района».

Следует признать, что активных операций в этот период коммунисты практически не вели. Единственный боевой эпизод — так называемая «битва ста полков». В августе 1940 г. коммунистические отряды нанесли серию ударов по коммуникациям японцев. (Эта была единственная ак­тивная операция КПК за всю войну.) Но к ноябрю того же 1940 г. япон­ские войска, проведя контрнаступление, восстановили положение и уси­лили карательные операции против «освобожденных районов».

Отношения между Гоминьданом и КПК приобрели явно враждеб­ный характер. В январе 1941 г. дело дошло до открытого конфликта — он связан с малопонятным инцидентом вокруг 4-й армии. По версии коммунистов, гоминьдановцы нанесли неожиданный удар, разору­жили коммунистическую армию, а офицерский состав во главе с ко­мандующим Е. Тином взяли в плен. По другой версии, командование 4-й армии само спровоцировало гоминьдановские части, отказавшись выполнить приказ Чан Кайши о передислокации на другой берег Янц­зы. Так или иначе, но в Китае вновь замаячила угроза возобновления гражданской войны. А фактически она так и не прекращалась.

II. Китай в разгар Второй мировой войны (1942—1944)

Помощь США в переоснащении китайской армии

После прекращения советской военной помощи, в соответствии с япо­но-советским договором о нейтралитете (от 13 апреля 1941 г.), Япония усилила дипломатический и политический нажим на правительство Чан Кайши. Ему было предложено прекратить войну и даже заключить союз с Японией и Маньчжоу Го на основе так называемых «трех прин­ципов Хироты». Предусматривалось, помимо всего прочего, признание автономии «Северных областей» и разрыв двусторонних отношений Китая с другими странами. Чан Кайши отверг эти предложения, про­вел в Гоминьдане чистку, изгнав из партии сторонников японофиль-ской фракции, и пригласил в Чунцин американских советников.

США увидели в Китае потенциально очень важного союзника и по­спешили оказать ему всяческую помощь. Только до начала 1942 г. Китай получил от США займы на сумму 600 млн. долл., а после декабря 1941 г. (нападение японцев на Пёрл-Харбор) США активизировали оказание помощи. В Китай был переброшен 14-й авиационный корпус, который прикрывал армию Чан Кайши, американский генерал Джозеф Стилу­элл назначен начальником генерального штаба вооруженных сил Ки­тая; началось полное перевооружение и переобучение китайской армии.

Американская помощь поступала в Китай через Бирму, поначалу — через порт Рангун, но вскоре японцы захватили Рангун и перерезали пути снабжения Чан Кайши. Однако были спешно проложены новые коммуникации в Бирме и снабжение армии Китая продолжалось на протяжении всей войны. Одновременно проводилось переобучение китайских войск с помощью американских военных советников.

Тем не менее усилия США, предпринятые с целью повышения боеспособности китайской армии, не принесли ожидаемых результа­тов — коррупция, местничество сводили их на нет. Генерал Стилуэлл недоумевал, когда разработанные в его штабе планы попусту игнори­ровались: генералы зачастую отказывались выполнять приказы свое­го верховного главнокомандующего Чан Кайши.

Китай стал для Японии, начавшей в декабре 1941 г. наступление на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии, важным источником сырья, зоной коммуникаций и базой ремонта флота. На верфях в Китае ре­монтировалась '/5 часть всех грузовых судов. Военные же операции в самом Китае проводились эпизодически.

Весной 1942 г. японцы начали наступление в провинции Фуцзян и в районе г. Нанчан. В провинции Фуцзян им сопутствовал успех — удалось поставить под свой контроль все побережье. А в районе Нан-чана они потерпели поражение: китайские войска провели успешное контрнаступление и в июле 1942 г. отбросили японцев.

С лета 1942 г. обстановка стала меняться. После неудачи под Ми­дуэем (июнь 1942 г.), Япония оказалась не в состоянии проводить стратегические наступательные операции. Летом 1943 г. японцы пред­приняли неудачную попытку провести наступление на Янцзы. Не имели успеха и операции против партизанских баз — японцы стремились не использовать в таких операциях свои войска, а выдвигать про­тив партизан силы Ван Цзинвэя. Вместе с тем они не оставляли попы­ток склонить Чан Кайши к миру.

В их политике по отношению к Китаю также произошли существен­ные перемены. Японцы стали заигрывать с национальными предпри­нимателями, отказались от реквизиций продовольствия, передали правительству Ван Цзинвэя все иностранные концессии (даже япон­ские), ликвидировали сеттльменты.

Сложилась весьма примечательная ситуация в «освобожденных районах», которые находились под контролем коммунистов: после 1940 г. военные действия там практически прекратились. Даже после июня 1941 г. расчеты строились на вступлении СССР в войну с Япо­нией. Вооруженным силам давалась установка: «Выиграть время, ко­пить силы». Японцы тем временем успешно проводили карательные операции, строили коммуникации, укрепляли тылы. Постепенно тер­ритории «освобожденных районов» сужались, численность вооружен­ных сил компартии сократилась на 150 тыс. человек.

С осени 1941 г. в коммунистических районах стали практиковаться так называемые кампании «чжэнфэн» (исправление стиля). Проводи­лись они в форме покаяний, самокритики руководителей КПК — в ус­ловиях Китая это означало «потерять лицо», после чего руководитель уже не мог рассчитывать на прежний авторитет в партии. Многие вид­ные деятели именно в то время подверглись «проработке», были сняты со своих постов. Создавалась иллюзия, что новые власти прислушива­ются к мнению простых людей, безжалостно отстраняя от работы ру­ководителей, не считаясь с их прежними заслугами и родственными связями. Это резко отличалось от того, к чему в Китае давно привык­ли, когда клановость, семейственность, земляческие связи чиновни­ков делали их практически неуязвимыми.

Летом 1943 г. японцы предприняли решительное наступление на «Особый административный район», в результате их действий терри­тория района сократилась в два раза. Многие местные организации КПК были деморализованы, сказался и неожиданный роспуск Ко­минтерна в мае 1943 г. Район был полностью блокирован.

Военно-политический кризис в Китае в 1944 г.

В 1944 г. уже никто не ожидал от японцев какой-либо активности на театре военных действий. Тем не менее в марте 1944 г. японские вой­ска начинают наступление в провинции Хэнань, в мае — в провинции Хунань, в декабре — в Гуанси и Гуйчжоу. В результате этих неожидан­ных действий армия Гоминьдана была полностью деморализована: она потеряла свыше 1 млн. солдат и оставила огромную территорию с насе­лением около 60 млн. человек. Под контроль японцев перешли такие крупные города, как Чанша и Гуйлинь, серьезная угроза возникла для самого Чунцина.

В ряде районов им удалось пробиться до границ Бирмы и Вьетна­ма. Престиж Гоминьдана и лично Чан Кайши в глазах США упал, сам Чан Кайши также был деморализован и удручен низкой боеспособно­стью своих войск. Не смог скрыть своего разочарования и американ­ский генерал Дж. Стилуэлл: его критические замечания в адрес Гоминь­дана бьши настолько резкими, что в октябре 1944 г., по настоянию друзей Чан Кайши, он был отозван из Китая.

В Чунцин зачастили высокие американские эмиссары, чтобы убе­дить Чан Кайши продолжать войну. Китаю была обещана огромная военная и экономическая помощь, всяческая поддержка. США пола­гали, что Китай должен обеспечить суверенитет всем своим террито­риям, включая Маньчжурию, а также отторгнутые Японией еще в кон­це XIX в. Тайвань и Пескадорские острова. Китаю прочили место постоянного члена Совета Безопасности в ООН — международной организации, создаваемой в 1944—1945 гг.

Еще в августе 1944 г. в Чунцин прибыл личный представитель прези­дента Ф. Рузвельта — генерал Патрик Харли. Он стал главным проводни­ком американской политики в Китае, пытался восстановить коалицию Гоминьдана и КПК, примирить обе партии. В период японского наступ­ления блокада освобожденных районов была ослаблена, и коммунистам удалось несколько расширить территорию под своим контролем.

Осенью 1944 г. П. Харли лично прибыл в Яньань и вступил в пере­говоры с руководителями компартии, в том числе с Мао Цзэдуном, но безуспешно. Тем временем численность Красной армии Китая вырос­ла до 900 тыс. человек, коммунисты контролировали огромную терри­торию и представляли внушительную силу.








Дата добавления: 2015-12-11; просмотров: 1116; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.036 сек.