ДЕЛИНКВЕНТНОЕ И КРИМИНАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК КРАЙНИЕ ФОРМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЗАДАПТАЦИИ

Мы рассмотрели типы трудновоспитуемости подростков, поведение которых хотя и не соответствует требованиям общества, но и не выходит за рамки юридически допустимых норм. Дальнейшее углубление социальной дезадаптации проявляется в возникновении делинквентного поведения, т. е. в совершении подростками мелких правонарушений, за которые их крайне редко привлекают к ответственности. Затем этот переходный период (естественно, при условии постоянства негативных факторов и отсутствии положительных социальных влияний) завершается вхождением подростка в преступную группировку и началом криминальной деятельности.

Рассмотрим подробнее, как происходит переход подростков различных типов трудновоспитуемости к делинквентному и криминальному поведению. Как уже отмечалось, на этом пути находится этап социально дезадаптированного поведения. Суть этого периода состоит в том, что подросток как бы ищет «пределы допустимого» в своих действиях. Вообще, поиск «пределов допустимого» свойствен всем подросткам, но для большинства из них эти рамки ограничены нравственными требованиями, запретами родителей и учителей. Для педагогически запущенных подростков эти рамки расширены до статей Уголовного кодекса. Поскольку воспитание в условиях гипопротекции не предполагает санкций со стороны родителей за мелкие правонарушения (а правоохранительные органы такими мелочами тоже не занимаются), подросток, чувствуя свою безнаказанность, все больше привыкает к мысли о допустимости противоправных действий.

Изучая такую форму поведения трудновоспитуемых подростков, как поиск «пределов допустимого», Л.Б. Филонов (1979) выявил способы защиты, которые используют трудные подростки для снятия напряжения, всегда возникающего при выходе из зоны обыденного, нормативного поведения. Такое напряжение служит препятствием к поиску и помехой в реализации собственных действий. Наблюдаются два типа защиты от этого тормозящего дополнительного воздействия. Если моральная (или правовая) норма, которую собирается преступить подросток, признается, т. е. является референтной, то, прежде всего, нейтрализуются такие внутренние этические структуры, как совесть и раскаяние. Для этого используются своеобразные способы «глушения» угрызений совести и раскаяния, которые и выступают в роли защитных механизмов, блокирующих эти внутренние воздействия. Специальные вопросы, включенные в систему стандартизованного интервью, показали, что у трудновоспитуемых имеется своя система оправдания поступков. Прежде всего, это типичное представление о том, что есть такие люди, которым многое позволено: «Правила существуют лишь для средних людей». Второй тип защиты предназначен для обесценивания, игнорирования самих социальных норм. В этом случае подростки выступают против всех, как они говорят, «нравоучений» и «правоучений». В качестве механизмов такой защиты у них включается смысловой барьер, в результате чего до подростка как бы «не доходит» все то, что для него неприемлемо, но, однако, связано (прямо или косвенно) с противоправными действиями.

Мощным фактором включения подростка в преступную деятельность является его вхождение в асоциальную группировку. Именно здесь он находит эмоциональную поддержку, способы самореализации (пускай, теперь уже в антисоциальной, но все же в реальной и значимой для него деятельности!) и возможность заслужить положительную оценку, появляется чувство защищенности – все то, что ему так не хватало в прежнем ближайшем социальном окружении. Все эти условия удовлетворения актуальных социальных потребностей подростка создают у него стремление стать уважаемым членом данной асоциальной группировки, а значит, принять их ценностные ориентации, усвоить нормы поведения и способы действия.

Не принимая социально одобряемые стандарты поведения, подросток оказывается незащищенным от норм и ценностей субкультуры уличных подростковых групп. Поэтому он легко, без сопротивления усваивает культивируемые здесь отношения и нормы поведения: культ силы, ложные формы проявления взрослости (курение, употребление алкоголя и наркотиков, умение ругаться, драться), высокомерие и цинизм по отношению к законопослушным гражданам, противоправные действия и преступления – как высшее проявление «доблести». Следует подчеркнуть, что, чем слабее развито самосознание подростка, тем меньше оно индивидуализировано и сильнее потребность быть в группе, где четко распределены ролевые функции, а групповые нормы поведения примитивны и просты для усвоения.

Усиление реакции группирования у подростков, растущих в неблагоприятных условиях личностного развития, объясняется страхом перед миром взрослых. Ведь им приходится постигать его самостоятельно, без психологической, духовной помощи и эмоциональной поддержки родителей. Этот болезненный процесс легче протекает в группе, где подросток чувствует себя защищенным. Идентифицируя себя с группой, подросток чувствует себя уверенней перед лицом макросоциума, к которому необходимо приспосабливаться, а в некоторых случаях и противостоять.

Расхожее представление о том, что «хорошего мальчика затянула уличная компания», не совсем верно. В асоциально направленную подростковую группу, действительно, случайно могут попасть многие подростки, но остаются в ней они уже не случайно.








Дата добавления: 2015-10-19; просмотров: 888;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.005 сек.