Б. Проблемы специфики психологии как науки – это проблемы определения и учёта её собственного объекта, отличного от объектов других наук.

 

Казалось бы, всё просто: следует только иметь в виду прямой перевод с греческого: «психология – это наука о душе». Однако люди, произносящие слово «психология», могут иметь и имеют в виду различные вещи. Собственное, первичное значение, «наука о душе», оказывается одним из ряда. И хотя другие значения являются гораздо менее определёнными, их могут подразумевать даже специалисты-психологи.

 

В обиходе слово «психология» чаще всего используется как синоним слов «психика», «душа», «внутренний мир». Иногда значение его сужается ещё больше – до познания человека человеком. Точнее – до «психического отражения человека человеком». В «психическом отражении человека человеком» едины и собственно познание (когнитивный аспект отражения), и аффект с обеих его сторон – с пассивной стороны (эмотивной) и с активной стороны (конативной).

 

Бывает и обратное субъективное преобразование: значение слова «психология» расширяется, причём настолько, что это слово становится синонимом слова «человековедение». И более того. Бывает, что подразумеваемое значение перекрывает не только названные выше варианты, но также всю философию и теологию. И тогда психология фактически приравнивается к метафизике в аристотелевском её понимании. Предельный случай – когда вся действительность, все описывающие её науки, все их технические приложения объявляются всего лишь составляющими психологии, так сказать, частными формами человеческого опыта…

 

Вряд ли конструктивна житейская редукция науки до её объекта, и, тем более, – до части этого объекта; всё-таки существующее и наука о нём (его модель) суть различные вещи. Думаю, что мало конструктивно и расширение пределов, в которых компетентна наука. Ничего, кроме дискредитации её как социального института в глазах широкой общественности, это не даёт.

 

Гносеологическая неопределённость в этом случае, помимо собственных корней, имеет корни онтологические – в самой природе психики (души). (Кстати, я не склонен рассматривать два этих обозначения одной реальности на различных языках как относящиеся к различным объектам, хотя некоторые учёные и считают это целесообразным.)

 

Психика – это и идеальная принадлежность (атрибут) высоко организованного существа (её носителя); и субъективное отражение действительности; и инструмент самосохранения и ориентации в среде. Эмпирические проявления этой тройственной природы суть бесплотность психики, её предметность, «свободная активность» и непосредственная непознаваемость. Именно они объективно провоцируют неосознаваемое стремление исследователей «соскользнуть» с размышления об этом, собственномобъекте психологии, на что-либо более телесное, внешнее, постоянное и наглядное (осязаемое).

 

Психология с её собственным объектом (психикой, или душой) имеет и собственный предмет – открытую систему знаний. В ядре системы находятся определение объекта науки, её проблем, принципов, методов и строения (или оснований для характеристики строения). Поэтому психология вовсе не претендует на то, чтобы подменить, захватить или вытеснить со своих позиций какую-либо другую науку, будь то философия или педагогика, социология или медицина, право или политология, теория средств массовой информации или литературоведение… Тем более психология не претендует на подмену всего человекознания и смежных гуманитарных направлений. Любая психология – это модель («картина») душевного мира, причём одна из многих моделей, раскрывающая душевный мир с некоторой позиции.

 

В. Собственные внутренние проблемы психологии возникают из соотнесения её объекта (психики, души) и общих условий, порождающих этот объект и онтологически предопределяющих возможность его познания. Это фундаментальные, или универсальные проблемы психологии. Выделяются четыре общие их группы.

Из соотнесения психики и других атрибутов её носителя, взятого, прежде всего, как животный организм, вытекают психофизиологические проблемы психологии. Если же учитываются социальные характеристики носителя, то актуальной является социально-психологическая проблематика в её культурологическом аспекте.

Из соотнесения психики и отражаемой действительности, взятой, прежде всего, в её физических (телесных) формах, вытекают психофизические проблемы психологии. Если при этом учитывается социальная природа действительности, то актуальна уже социально-психологическая проблематика в её экологическом аспекте.

Из соотнесения психики и деятельности, объединяющей носителя психики с окружающей действительностью, вытекают проблемы деятельности в психологии.

 

Здесь акцент может быть сделан на активности носителя психики, и тогда актуальны проблемы субъекта (или субъектности) в психологии, в частности, на уровнях индивида (физиологическом) и/или личности (социальном). Если же акцент делается на изменениях, происходящих в действительности, то актуальны уже психологические проблемы среды. Интегративный характер имеют проблемы психологии творчества в различных сферах.

Из соотнесения психики как объекта познания и познающего её субъекта-исследователя вытекают методологические проблемы психологии, или проблемы методов психологического познания.

 

Здесь существенны два аспекта: психосемиотический и инструментальный. С одной стороны, формулируются и решаются проблемы актуальных проявлений психики – в жизнедеятельности (в отправлениях организма), в поведении, в деятельности носителя психики. С другой стороны, формулируются и решаются проблемы актуальных форм познавательной активности субъекта-исследователя. В общем, это проблемы способов фиксации существующего положения дел; проблемы создания условий для проявления того, что нужно исследователю; проблемы использования известного об объекте для получения новой информации о нём.

 

Названные группы проблем являются фундаментальными и, следовательно, перманентными. Они определяют проблематику отдельных исследований – поисковых и прикладных. В поисковых исследованиях вскрываются и рассматриваются (конкретизируются) особенные противоречия как проявления общих. В прикладных исследованиях научное знание используется в интересах практики: для диагностики существующего положения дел и для проектной деятельности. Именно здесь становится очевидной прагматическая, ориентирующая роль науки для практики – раскрывается то, как «работает» знание.

 

Г. Общие проблемы психологического исследования зарождаются в отношениях между предметом психологии как системой понятий, раскрывающих природу психики (души), и ситуативными обстоятельствами отдельного исследования. И, прежде всего, они возникают как осознание исследователем актуальных ситуативных противоречий: объективных, объективно-субъективных и субъективных.

 

Исходные объективные проблемы суть явные противоречия (а) между психикой как сущностью и её ситуативными проявлениями – психическими образованиями, которые становятся объектом в психологическом исследовании, и (б) между континуальностью науки и ограниченностью исследования в целом и каждого его компонента, в том числе и самого исследователя. Производными в исследовании являются объективные проблемы как явные противоречия между условиями, в которых рождаются (и становятся объектом для познания) определённые психические явления.

 

Объективно-субъективные проблемы исследования суть явные противоречия между соответствующими его условиями. Объективная сторона научного исследования задана определённостью таких его компонентов, как постановка проблемы, целеполагание, формулировка гипотезы, характеристика объекта и предмета, постановка задач, характеристика методов, средств и результатов.

 

Субъективная сторона объективно-субъективной проблематики представлена самим исследователем. Он является носителем и специальных психологических знаний, и, шире, носителем субъективного опыта, в котором психологические знания занимают определённое место. Исследователь является также и носителем активности, обеспечивающей сознательное получение и обобщение информации с целью оптимизировать выделенный проблемный фрагмент (и/или аспект) в научной картине мира.

 

Субъективные проблемы в исследовании суть явные противоречия между различными компонентами (и/или аспектами) внутренней исследовательской позиции. В оптимальном случае эти проблемы исследователя сближаются с фундаментальными проблемами науки (гомоморфны им).

 

Такое сближение возможно при целенаправленной познавательной деятельности в её высших формах, или при собственно теоретической деятельности. Её когнитивный аспект раскрывается как понятийное мышление, для которого специфичны вполне определённые свойства. В их числе: децентрация; инвариантность соотнесения постоянных и переменных характеристик всего существующего и соотнесения содержания и объёма понятий; индуктивность – дедуктивность; обратимость операций; иерархичность; понимание причинно-следственных отношений и семиотичности отношений между сущностью и явлением.

 

Все мы стремимся к этому идеалу, но расстояние до него велико…

 

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ

 

А. Н. ТКАЧЕНКО

Киев

 

 

Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т. 1. Вопросы теории и истории психологии / Под ред. А. Р. Лурия, М. Г. Ярошевского. — М.: Педагогика, 1982. — 488 с.

 

Научная общественность давно испытывает острую потребность в издании собраний сочинений выдающихся психологов, создававших в первые десятилетия Советской власти основы научной психологии. Возрастает интерес к истории психологической мысли, побуждаемый необходимостью осмыслить коренные поворотные вехи ее развития, с тем чтобы извлечь методологические уроки для поиска путей преодоления встречающихся в настоящее время теоретико-познавательных барьеров в решении фундаментальных проблем психологии. Издание собраний сочинений выдающихся советских (да и не только советских) психологов способствует не только развитию историко-психологических исследований, но и повышению психологической культуры специалистов, работающих в различных сферах общественной практики.

 

Из многих ждущих переиздания работ видных психологов не случайно выбраны труды Л. С. Выготского в качестве открываемой издательством «Педагогика» серии «Собрание сочинений». Его идеи все больше привлекают внимание не только психологов и педагогов, но и философов, науковедов, лингвистов, историков культуры как в Советском Союзе, так и за рубежом. Между тем некоторые его работы не были широко известны, так как существовали лишь в рукописном виде. Публикация первого тома собрания сочинений Л. С. Выготского, в котором освещаются актуальные в настоящее время вопросы методологии построения системы психологических знаний, позволит более широкому кругу читателей познакомиться с его оригинальными замыслами и будет стимулировать исследовательскую практику. Критический анализ этих творческих замыслов Л. С. Выготского представляет значительный теоретико-познавательный интерес и для современного исследователя.

 

Книга состоит из двух частей: «Вопросы теории и методов психологии» и «Пути развития психологического познания» и содержит 15 расположенных в содержательно-хронологическом порядке работ; из них одну половину (7) составили опубликованные ранее предисловия к трудам видных психологов, а другую — статьи и тезисы (5), неопубликованные труды (2), записи выступлений Л. С. Выготского, сделанные А. Н. Леонтьевым. Такое жанровое разнообразие мотивировало написание обстоятельных «Вступительной статьи» (о творческом пути Л. С. Выготского) (А. Н. Леонтьев) и «Послесловия» (М. Г. Ярошевский, Г. С. Гургенидзе), в которых четко разграничены решаемые задачи.

 

Во «Вступительной статье» с позиций теории деятельности дается анализ главных работ Выготского и принципиально новых подходов, изложенных в них. Как участник и очевидец историко-психологических событий, А. Н. Леонтьев вводит читателей в перипетии формирования научной школы в условиях становления методологических основ советской психологии, останавливается кратко на характеристике трудов ближайших учеников и последователей Выготского в период его творческой деятельности. В «Послесловии» представлен обстоятельный методологический и науковедческий анализ содержащихся в 1-м томе работ.

 

Доминирующая тема тома — обсуждение предмета, метода, принципов построения системы психологии. Этой теме всецело посвящена впервые публикуемая работа «Исторический смысл психологического кризиса», подробный анализ которой читатель найдет в «Послесловии».

 

Различение предмета и задач общей и теоретической психологии было весьма существенным для Л. С. Выготского. Проведенный им анализ кризиса психологии свидетельствует о том, что «Психология беременна общей дисциплиной, но еще не родила ее» (с. 297). Он пишет, что понятие общей психологии «вовсе не совпадает с понятием основной, центральной для ряда отдельных, специальных дисциплин теоретической психологии. Эту последнюю, в сущности, психологию взрослого нормального человека, следовало бы рассматривать как одну из специальных дисциплин наряду с зоопсихологией и психопатологией» (с. 292). А поскольку психология как общая наука, по Выготскому, еще не создана, то ее функцию — достижение единства разрозненных отраслей знания — выполняют временно то теоретическая психология, или психология взрослого нормального человека, то зоопсихология и психопатология. И это объясняется историей развития науки, но не логической необходимостью» (с. 292).

 

В трудах Выготского «ядерными» образованиями исследовательской программы построения психологии (наиболее рельефно излагаемой в работе «Исторический смысл психологического кризиса»), по данным нашего анализа, выступают: а) развитие адекватного понимания предмета психологии и ее основных (психофизической и психосоциальной) проблем; б) определение метода построения психологии как науки; в) вычленение исходного, «первичного» понятия общей психологии и его конкретизация в базисных понятиях (категориях); г) выявление взаимосвязи основных объяснительных принципов психологии посредством

 

прослеживания их реального функционирования в системе знания.

 

В связи с определением предмета и задач общей психологии Л. С. Выготский характеризует трудности развития психологического познания, связанные со сложившимся метафизическим разделением на каузальную (объяснительную) и описательную психологию, в чем, по мнению Л. С. Выготского, находит наиболее концентрированное выражение кризис методологических основ психологии, пронизывающий каждую частную проблему.

 

Подход Выготского к методу построения психологии как науки, разрабатываемому им на основе диалектико-материалистических положений о развитии системы научного знания, заслуживает самого пристального внимания современного исследователя. Выступая против нетворческого применения основных положений марксистской методологии к решению вопроса о природе психики, Выготский подчеркивал, что у классиков марксизма при разработке системы психологии следует искать «метод ее построения» (с. 421). Образец применения такого метода он справедливо видел в «Капитале» К. Маркса и одним из первых среди советских психологов подчеркнул значение использования методологии выдающегося произведения к решению проблем своей науки. Сердцевиной метода построения научной теории является выбор простейшего ее звена, исходной «клеточки»1. Обратившись к методу Маркса, к «Капиталу», Выготский осознал значение правильного выделения и адекватного описания исходного звена психического: «Кто разгадал бы клеточку психологии — механизм одной реакции, нашел бы ключ ко всей психологии» (с. 407).

 

На примере анализа главных направлений в психологии Л. С. Выготский отмечает значение выбора адекватного исходного понятия в «развертке» системы общей психологии: «Принять за первичное понятие психику, бессознательное, поведение — значит не только собирать три разные категории фактов, но и давать три разных способа объяснения этих фактов» (с. 300). Для механистических концепций (ассоцианизма, психоанализа, бихевиоризма) характерно превращение обобщающего понятия в объяснительный принцип. Для Л. С. Выготского свойственны системное (через систему объяснительных принципов) рассмотрение исходного понятия и поиск единиц анализа разных уровней активности поведения.

 

Разрабатывая с диалектико-материалистических позиций коренные проблемы психологической науки, Л. С. Выготский сконцентрировал внимание преимущественно на изучении не психического вообще, а собственно общественно-исторического уровня детерминации поведения, на изучении специфики сознания, единицей анализа которого выступает значение. Оно является «первичным понятием» при изучении изменения межфункциональных связей и отношений сознания, а не одной какой-то функции (мыслительной и коммуникативной). Как отмечает В. В. Давыдов, «для Л. С. Выготского система «знак — значение — общение» была единицей поведения и всех реализующих это поведение психических функций»2.

 

Л. С. Выготский продуктивно разрабатывал проблему взаимосвязи объяснительных принципов психологии. Он писал: «Чтобы критически отнестись к чужой системе, надо прежде всего иметь собственную психологическую систему принципов» (с. 337). Исходное понятие (и любое психическое явление) должно «просвечиваться» посредством не одного, а целой системы принципов: его объяснение должно иметь системный характер. Именно в силу отсутствия системного подхода в применении объяснительных принципов к решению теоретических проблем психологии исходные понятия (и отраженные в них психические феномены) получали одностороннюю интерпретацию. В трудах Выготского системные отношения принципов психологии не декларируются. Они выступают как реально функционирующие в качестве методологического инструментария в процессе проводимых историко-научных и теоретических разработок. Так, в работе «Проблема развития в структурной психологии» Выготский берет два «основных принципа, которые должны составить ближайший предмет... рассмотрения, — это принцип структуры и принцип развития» (с. 239). При этом он исходит из того, что смысл «основного принципа может быть понят лучше всего, если принять во внимание историю его возникновения» (с. 241),

 

т. е. для адекватного рассмотрения принципов развития и структуры (системности) необходимо применять третий принцип — принцип историзма.

 

Связь принципов развития и детерминизма отмечается в предисловии к русскому переводу книги Э. Торндайка «Принципы обучения, основанные на психологии». Останавливаясь на детерминантах воспитания, Выготский рассматривает его как «процесс, обусловленный в каждой точке пути» (с. 192). Подход Выготского к проблеме принципов плодотворен и поучителен для современного психолога. Он учит не противопоставлять принципы, а применять их системно к решению насущных теоретических и прикладных проблем психологии.

 

Специально следует отметить высокое редакционно-техническое оформление тома, емкие и содержательные комментарии, богатые предметный и именной указатели. Оформлялся том как бы с учетом совсем не случайного замечания Б. А. Душкова и Г. В. Архангельского о том, что в книгах типа «Избранные психологические труды» не должно быть купюр и редакционных поправок (Вопросы психологии, 1982, № 1, с. 146). Несмотря на наличие в работах Л. С. Выготского почти буквальных повторов, редакционная коллегия пошла по единственно правильному пути при подготовке «Собрания сочинений», отказавшись от сокращений и редактирования. И все же наряду с пропуском слова «гениальным» (с. 97) в рецензируемом томе нами обнаружена также небольшая корректура текста: вместо «сверхчеловека», как дано в рукописи «Исторический смысл психологического кризиса» (с. 244), в 1-м томе напечатано «нового человека» (с. 436). Сохранение оригинала воспроизвело бы колорит не только научных, но и социальных исканий ученых тех лет, а комментарий составителя предостерег бы от неправильного понимания термина «сверхчеловек». Из технических погрешностей, которые следует устранить при выпуске других томов, отметим следующие:

 

а) из состава редакционной коллегии, указанного на титульном листе, четыре фамилии следовало бы поместить в траурные рамки;

 

б) если перед фамилией рецензента стоит звание член-кор., то нужно было бы указать звание академика АПН СССР, лауреата Ленинской премии, автора предисловия А. Н. Леонтьева (с. 4).

 

Задача построения системы общей психологии для основной части подобранных в 1-м томе работ оказалась сквозной, но далеко не решенной (и не только для самого Выготского, но и для последующего развития психологической науки). Вполне очевидно, что у современного читателя выдвигаемые в трудах Выготского положения о предмете, принципах и методе построения психологии не воспринимаются как законченная система. Ведь они составляют лишь «ядерные» образования исследовательской программы разработки системы общей психологии. В этом заключается как их историческая ограниченность, так и притягательная сила для исследователя.

 

 

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 318.

 

2 Давыдов В. В. Проблема обобщения в трудах Л. С. Выготского. — Вопросы психологии, 1966, № 6, с. 42. Трудно согласиться с мнением автора «Вступительной статьи», будто Л. С. Выготский «сумел увидеть, что центральной категорией для марксистской психологии должна стать предметная деятельность человека» (с. 41). Показательно, что и в «Послесловии» совершенно нет упоминания о разработке категории деятельности в трудах Выготского. Выготский, правда, обращался к анализу деятельности не только при психологической характеристике видов деятельности (игры, обучения, труда), но и при объяснении способа бытия психического. Однако это понятие не выступило исходным в его психологической концепции: у Выготского психология не рассматривается в роли дисциплины, претендующей на роль праксеологии — особой науки о человеческой деятельности. Деятельность, как показано в ряде работ Б. Ф. Ломова, М. Г. Ярошевского, является прежде всего категорией обществоведения. См. также статью Зинченко В. П. «Идеи Л. С. Выготского о единице анализа психики» (Психологический журнал, 1981, № 2), в которой орудийное действие рассматривается в качестве «клеточки» человеческой психики. Отметим также, что в работах А. В. Брушлинского, Г. П. Щедровицкого «знак — значение» интерпретируется как ключевое понятие в объяснении Выготским механизмов общественно-исторической детерминации психики человека, а особенности разработки этого понятия могут выступать в качестве критерия периодизации научного творчества Л. С. Выготского. В контексте сказанного было бы целесообразно включить в рецензируемый том рукопись Выготского «Орудие и знак» и, пожалуй, второе предисловие (1932) к книге А. Н. Леонтьева «Развитие памяти».

 

 

Информационный портал Главная Калейдоскоп Центр психологии

 

 

Минск. Ноябрь. Международная научно-практическая конференция Актуальные проблемы теоретической и практической психологии в свете идей Л.С. Выготского

28-12-2006 5:19

Язык конференции и тезисов: белорусский, русский или английский.

 

Тезисы принимаются до 10 сентября 2006 года. Издание материалов конференции планируется к ее открытию.

Секции конференции:

Освоение творческого наследия Л.С. Выготского, культурно-исторического метода в белорусской психологии.

Проблемы истории психологии.

Психологические проблемы образования.

Проблемы мышления, речи и художественной перцепции.

Проблемы развития психологической культуры и психологического здоровья.

Проблемы дифференциальной психологии и психофизиологии.

Проблемы когнитивной психологии.

Идеи Л.С. Выготского в образовании детей с особенностями развития.

Проблемы психологического образования и подготовки психологических кадров.

Юридическая психология.

Военная психология.

Консультативная психология.

Проблемы психологии спорта.

Проблемы кризисной психологии.

Психология предпринимательства, бизнеса и рекламы

Проблемы психологии управления.

Актуальные проблемы инженерной психологии.

Экспериментальная психология и ее компьютеризация.

Инженерное обеспечение психологического исследования

 

Просим для оперативности присылать тезисы в электронном виде по нижеуказанным адресам. Объём материалов до 2-х страниц через 1,5 интервала на стандартном листе А4. Материалы в электронной форме следует готовить в текстовом редакторе Microsoft Word for Windows, шрифт Times New Roman, 14 pt через 1,5 интервала. Поля: слева – 25 мм, справа – 10 мм, сверху и снизу – 20 мм.

 

17-18 декабря 2007 года в Пензенском Филиале негосударственного образовательного учреждения «Международный независимый эколого-политологический университет состоится Всероссийская научно-практическая конференция «Психология XXI века: актуальные проблемы и тенденции развития». Форма проведения конференции — заочная.

 

Основные тематические направления секции:

 

1. «Проблемы личности в современной психологии»

— Личность и субъект современной психологии;

— Особенности развития личности и субъекта на разных этапах онтогенеза;

— Психологические и социокультурные проблемы саморегуляции личности в постиндустриальном обществе;

— Психология личности в системе социальных отношений.

 

2. «Прикладная психология в системе образования»

— Модернизация образовательного процесса в подготовке психологов;

— Воспитание и развитие личности учащихся;

— Личностно-ориентированное педагогическое взаимодействие в образовательном процессе.

 

3. «Психологические проблемы развития личности в семье XXI века»

— Влияние экономических и политических условий на жизнедеятельность современной семьи, и становление личности ребенка;

— Проблемы неполной семьи, и ее влияние на развитие личности;

— Родительско-детские отношения в формировании личности;

— Развитие личности при психокоррекции, семейном консультировании и терапии.

 

4. «Генезис направленности личности»

 

— Профессиональная направленность личности;

— Становление направленности личности.

 








Дата добавления: 2015-02-13; просмотров: 1123; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2021 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.028 сек.