Аффективные элементы взаимодействия

 

Группа, с одной стороны, определяет объективное место личности в обществе. С другой стороны, группа формирует определенную форму сознания личности. Э. Фромм говорил, что в группе формируется социальный характер. При этом надо помнить, что дале не все черты личности попадают под определение социального характера. «Социальный характер составляет только та совокупность черт характера, которая присуща большинству членов определенной социальной группы и которая появилась как результат общих для всех её членов переживаний и общего жизненного уклада» (Э.Фромм). Принадлежность человека к группе создает у него чувство защищенности и является из базовых механизмов личности. Отечественный социальный психолог Б. Поршнев исследовал последовательность появления социальных чувств и выявил следующую закономерность. Первоначально появляется чувство «Они» - чужие, непохожие, вызывающие страх. Как защита от страха появляется «Мы», некая общность, объединенная любым, не обязательно существенным признаком. И лишь потом из этого «Мы» выделяется хрупкое одинокое «Я». Более поздние исследования показали, что чувство «Мы» - «Они» базируется на двух эффектах. Первый из них – эффект принадлежности к группе «Мы». Он включает в себя два частных эффектах. Во-первых, это эффект сопричастности. Член группы ощущает себя сопричастным проблемам, делам, успехам и неудачам группы. Во-вторых, это эффект эмоциональной поддержки. Член группы ожидает эмоциональной поддержки, сочувствия, сопереживания, помощи от остальных членов группы. Второй же основной эффект, это эффект отмежевания, отстраненности от других: «Они».

 

В рамках американской социальной психологии были проведены очень наглядные эксперименты, показавшие субъективную значимость для человека самого факта принадлежности к какой-либо из множества существующих групп. В качестве испытуемых специально приглашались индивиды незнакомые друг с другом ранее. Любой опыт предшествующего взаимодействия у них отсутствовал. Экспериментальная группа получала определенное задание и все члены ее работали вместе над его выполнением. Им всегда удавалось задание выполнить. После окончания работы испытуемые оказывались один на один с экспериментатором, который предлагал разделить денежное вознаграждение между участниками группы. Вроде бы поводов для предпочтения одних людей перед другими нет. Но, ученые умышленно одевали перед экспериментом часть группы в зеленые халаты, а часть – в розовые. И вот эти люди, которым, казалось бы, делить было нечего, сразу же распадались на две четкие подгруппы: розовых и зеленых. В последующих сериях экспериментаторы исключили и халаты. Они делили группы по такому фактору как предпочтение углов: тупых или острых; по предпочтению оттенков цвета на картинах и прочих нематериальных признаках. Результат оставался неизменным – люди активно идентифицируют себя с кем-то похожим или хотя бы чуть-чуть похожим.

 

Такой исследователь как Г. Тежфел модифицировал эксперименты своих американских коллег. Его исследование было немного похожим на их действия, но и более изощренным. В качестве испытуемых приглашались подростки. Им давали некоторое тестовое задание, а потом сообщали подростку, что по результатам он попал в некую группу. В качестве членов группы называли неких вымышленных людей, которые никогда не существовали на свете. Затем подросток выполнял еще одно тестовое задание и ему предлагали поделить вознаграждение. В отличие от американцев, Тежфел заранее составлял определенную матрицу вознаграждений. Составлена она была таким образом, что, если подросток выделял членам «чужой» группы больше денег, то он сам получал большую сумму. Если же он выделял больше денег членам своей группы, то сам он получал гораздо меньшее вознаграждение. И подростки шли на личные материальные потери, но упрямо выделяли больше денег «своим».

 

Объяснение причины такой привязанности индивида к группе можно найти в работах американского психотерапевта Ирвина Ялома. Он считает групповую идентификацию одним из вариантов психологической борьбы человека с собственным страхом смерти. (Всего таких вариантов пять). Цепочка внутренних рассуждений индивида, по Ялому, строится следующим образом. Если есть люди, похожие на меня, значит мое Я существует не только в моем теле. Мое Я представлено и в других. В тот момент, когда меня не станет, частички подобных мне Я останутся. Значит, часть моего Я останется и после физической смерти моего тела. Подобное объяснение можно принимать, можно оспаривать, но оно достаточно психологичное и отбрасывать его никак нельзя. Понятно, что в других психологических школах могут существовать и другие объянения феномена групповой идентификации. К слову, и К.Юнг, и Э.Фромм отрицательно оценивали тотальную привязанность индивида к группе, полагая, что зрелая личность опирается исключительно на самое себя. Заметим также, что интенсивная групповая идентичность очень характерна для рядовых членов террористических и экстремистских групп.

 








Дата добавления: 2016-02-02; просмотров: 769; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2022 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.