НАТОРП (Natorp) Пауль (1854—1924) — немецкий философ, представитель марбургской школы неоканти­анства.

НАТОРП(Natorp) Пауль (1854—1924) — немецкий философ, представитель марбургской школы неоканти­анства. С 1885 преподавал в Марбургском университете на кафедре философии. Работы Н. можно условно под­разделить на три больших блока, посвященных главным образом: 1) историко-философской, 2) логико-психоло­гической и 3) социально-педагогической тематике. Осо­бенно велик круг его работ, посвященных историко-фи­лософским проблемам, среди которых основополагаю­щее значение принадлежит исследованию античной фи­лософии: "Исследования по истории проблемы позна­ния в древности. Протагор, Демокрит, Эпикур и скеп­сис" (1884), "Этика Демокрита" (1893), "Государство Платона" (1898). Главная работа в этом цикле — "Уче­ние Платона об идеях" (1903). В центре философских интересов Н. находятся главным образом вопросы тео­рии познания у античных мыслителей, которых он рас­сматривает как во многом непосредственных предшест­венников кантовского критицизма. Среди идей, предва­ряющих неокантианство, Н. располагает и гносеологи­ческие взгляды Декарта, которому он посвятил значи­мую работу своего историко-философского цикла — "Теория познания Декарта. Этюд из предыстории кри­тицизма" (1882). В своем анализе античных философов Н. избыточно осовременивал их взгляды, приближая их в своем истолковании к философским системам Нового времени и, в особенности, к системе идей Канта. Очень характерной в этом плане оказывается и трактовка Н. античного скептицизма, рассматриваемого как учение, непосредственно примыкающее к критическим идеям Канта. Аналогичной оказывается и интерпретация Н. философии Платона, с изучения которой ученый и на­чал, по сути, свой творческий путь в философии. К та­кой аберрации Н. привела осуществленная им подчерк­нуто оригинальная интерпретация платоновской "идеи", которую Н. лишил онтологического статуса как сущест­вующую независимо от мышления и трансформировал в исключительно логический закон, выражающий един­ство в многообразии и постоянство в изменчивости. Этот закон, по мысли Н., представляет собой "метод", при помощи которого мышление и формирует свой предмет. В своей философии Н. ориентировался на ма­тематику, которая, так же как философия, на взгляд Н., исследует логическое начало. По Н., математика ищет лишь частные проявления этого закона, философию же интересует окончательное единство всякого мышления,

проявляющееся в логической функции. При этом саму философию Н. отождествлял с логикой — не формаль­ной, а с учением, исследующим в духе Канта и Когена априорные условия единства точных наук. Как и Коген, Н. стремился использовать математику для обоснования своей беспредпосылочной гносеологии, рассматривая функциональные отношения в математике как такие, ис­точник которых находится не в реальности и не зависит от субъекта; они, по Н., положены самой мыслью и вос­ходят к априорным условиям мыслимости любых объ­ектов и любых их связей. В последние годы жизни Н. приходит к идее т.наз. общей логики, отступая при этом от некоторых идей Канта и приближаясь к логицизму скорее гегелевского толка. Кроме гегельянских в его творчестве начинают звучать отголоски и более ранних мыслителей — Гераклита, Платона, Николая Кузанского. Это проявилось в поисках т.наз. изначального един­ства "трех высших понятий" — мышления, бытия и по­знания. С позиций этого единства, всякое мышление оказывается мышлением бытия, а всякое бытие — быти­ем мысли. Эту точку зрения первичного единства, будто бы возвышающегося над мышлением и бытием, Н. на­зывает "простым полаганием", или "тезисом". Вместе с ним впервые возникает мышление, логос. Это первона­чальное полагание, в котором и обнаруживается изна­чальное единство мышления, бытия и познания, гласит: es ist, или "нечто есть". В своей общей логике, которая, хотя и занята всеми этими проблемами, Н. использует многие достижения классического идеализма. Так, у Ге­геля Н. заимствует тройственную структуру процесса полагания: полагание, противополагание и полагание единства различенных противоположностей. Сформу­лированный Н. закон совпадения гласит: простое пола­гание и его отрицание совпадают в синтезе, составляя тем самым триаду логического развития: (1) мышление как безразличное тождество отрицает себя, выступая в качестве собственной противоположности — бытия (2), и воссоединяется с самим собой через познание (3). Этой тройственности у Н. соответствуют — "безразли­чие", "дифференцирование" и "совпадение". Закон сов­падения предполагает принятие противоречия в истин­ный логос. То, что противоречит, существует не в обыч­ном смысле понятия существования, это — "небытие", и оно в конечном смысле есть несуществование логиче­ского бытия. Но бытийный смысл небытия оказывается более содержателен, по Н., чем смысл простого бытия. И если в "бытии" небытия утверждение одерживает по­беду, то одерживает оно ее только потому, что оно пол­ностью признает право отрицания. Все эти идеи явно выводят позднего Н. из рамок неокантианской филосо­фии. Ряд работ Н. — "Философская пропедевтика" (1911), "Социальная педагогика" (1911), "Культура на-

рода и культура личности" (1912) посвящены т.наз. со­циальной педагогике, главная идея которой — идеал не­ограниченного господства духа и направленное на про­буждение в каждом человеке сознание внутренней сво­боды. Н. стремился создать целостную систему воспи­тания, целью которой была бы гармония индивидуаль­ного и социального начал в человеке. Осмысление Н. в качестве предмета философии финального единства мы­шления, выводимого им из методологически артикули­рованной платоновской "идеи" (переосмысление Плато­на в духе "панметодизма", по самооценке Н.), позволи­ло ему наметить контуры новой философской интерпре­тации единства как мышления, бытия и сознания, равно фундированных логическим "первоначалом", так и фи­лософии, логики и математики, ориентированных на по­стижение различных сторон логического начала как первоначала. Н. сыграл значительную роль в становле­нии гносеологической концепции марбургской школы неокантианства.

Т.Г. Румянцева

НАТУРФИЛОСОФИЯ (лат. natura — природа) — философская концепция природы,

НАТУРФИЛОСОФИЯ(лат. natura — природа) — философская концепция природы, основанная на той презумпции, что последняя должна быть истолкована в своей автохтонности, — в отличие от метафизики как концепции бытия, предполагающей наличие сверхчув­ственных его оснований (см. Метафизика).Историчес­ки Н. может быть рассмотрена как одна из ранних форм философского знания (см. Античная философия):в древнегреческой философии Н. именовалась "физиоло­гией" (от греч. Fusis — природа) или "физикой" (ср. с "мета-физикой"); лат. калька "Н." была введена в фило­софский оборот Сенекой. В своих мировоззренческих основаниях Н. как таковая во многом является порожде­нием культуры западного типа, основанной на фунда­ментальных презумпциях логоцентризма, с одной сто­роны (см. Логоцентризм),и гносеологического опти­мизма — с другой, что в своей совокупности задает идею возможности выражения результатов когнитивных человеческих усилий в универсально общем, доступном для рационального осмысления и репрезентативно объ­ективируемом в человеческом знании законе (см. Ло­гос). Собственно, как Н., так и европейское естествозна­ние постулируют в качестве своей цели именно пости­жение "законов природы" (демонстрируя при этом оче­видную тенденцию экстраполировать последние на уни­версум в целом). Классическим примером подобной ориентации могут служить "Математические начала на­туральной философии" Ньютона, воспринятые запад­ной культурой как выражение универсального закона не только природы, но и общества: по свидетельству Дж.Т.Дезагулье, попытки моделирования "лучшей сис-

темы правления" в ньютонианскую эпоху "как в сфере этики, так и в сфере политики черпали в теории Ньюто­на... свои аргументы". В посвященном Ньютону пане­гирике, написанном сыном Ампера, эксплицитно фик­сируются указанные мировоззренческие презумпции за­падной культуры: "...И нарекли человека Ньютоном. // Он пришел и открыл высший закон — // Вечный, уни­версальный, единый и неповторимый, как сам Бог". В целом, по оценке И.Пригожина, "в глазах Англии XVII в. Ньютон был "новым Моисеем", которому Бог явил свои законы, начертанные на скрижалях". Таким обра­зом, в ментальном пространстве классической культуры западного образца, по формулировке Лиотара, "обще­принято считать, что... "природа" является референ­том... предсказуемым, как кость, брошенная большое количество раз". В противоположность этому, философ­ские модели природы в культуре восточного типа фун­дированы презумпцией, существенно отличающейся от обрисованной: так, например, по оценке Дж.Нидама, "идея о том, что природа подчиняется простым познава­емым законам, была воспринята в Китае как непревзой­денный пример антропоцентрической глупости", — да­же если бы и можно было в контексте восточной фило­софии природы вести речь "о каком-то законе природы", то "это был бы закон, не достижимый ни для Бога, ни для человека; такой закон выражался бы на языке, разга­дать который человек не в силах, но не был бы законом, предустановленным создателем, постигаемым челове­ком в собственном образе". Таким образом, содержание понятия "Н." выходит далеко за рамки этимологии: под Н. понимается не просто "философия природы", но фи­лософская концепция природы как объясненной "из са­мой себя". Отсюда — характерные для Н.: 1) холизм трактовки природного мира, порождающий как пре­дельную генерализацию его натурфилософских моде­лей, так и жестко номотетические когнитивные установ­ки Н., частным проявлением которых является характер­ный для нее (в равной мере — в конститутивной и в ре­гулятивной своих версиях) принцип единства микро- и макрокосма, позволяющий непротиворечиво вписать человека в природное целое (если для классического ес­тествознания характерно моделирование отношений че­ловека и мира посредством оппозиционной формулы Я Оно, а для теологии — посредством формулы Я Ты, то для Н., в противоположность этому, характерен син­кретизм в истолковании соотношения человека и мира); 2) естественно вытекающий из холизма и номотетизма Н. дедуктивизм натурфилософских концепций природ­ного целого, в контексте которого любые отклонения от унифицированной нормы рассматривались как наруше­ния природного закона и преступление перед универ­сальной гармонией (открыто негативная аксиология по-

нятия "аномалия" во всех европейских языках); не слу­чайно в средневековой Европе устраивались открытые суды над животными с физиологическими отклонения­ми и их показательные казни; 3) умозрительный объек­тивизм в истолковании Н. природы, вытекающий из презумпции самодостаточности природного мира, орга­нично обнимающего практически все сферы бытия, включая и человека как часть природного целого; 4) ги­лозоизм, предполагающий рассмотрение природы в ка­честве живого саморазвивающегося организма (см. Ги­лозоизм), и отказ от каких бы то ни было форм гилеморфизма (см. Гилеморфизм);5) своего рода романтизм натурфилософской трактовки природы, основанный на ее аксиологической идеализации, т.е. фундированное холистскими и гилозоистическими установками виде­ние Н. природы как не просто упорядоченного целого, но как воплощения всеохватной гармонии ("гармония, безраздельно царящая", по Ньютону): природа видится Н. как одухотворенный и прекрасный мир, гармонич­ный в самих своих основаниях; отсюда, например, арти­куляция авторами 17 в. натурфилософских моделей в ка­честве так называемых "romans de la matière" — "рома­нов о материи"; 6) как правило, пантеистическая либо материалистическая (за отдельными яркими исключе­ниями: например, элементы Н. в теологии Фомы Аквинского, натурфилософские модели в немецком трансцен­дентализме и др.) интерпретация природы, равно позво­ляющие видеть в ней целостное единство, развивающее­ся по имманентным законам (см. Материализм, Фома Аквинский, Шеллинг).Данная амбивалентность трак­товки природного целого в Н. задает в эволюции послед­ней два семантически альтернативных вектора, позволяя выделить как а) направление, характеризующееся ориен­тацией на магию: феномены числовой магии в пифагоре­изме, алхимия и т.п., так и б) доминирующее в европей­ской традиции Н. направление характеризующееся ори­ентацией на естественно-научные данные и опорой на понятийный аппарат естествознания: от синкретизма древнегреческой физики (см. Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Эмпедокл, Анаксагор, Демокрит),из ко­торой впоследствии и выделились дисциплинарно диф­ференцированные ветви математического и опытного ес­тествознания, и гармоничного взаимодействия естест­венно-научного и натурфилософского подходов к приро­де в культуре Ренессанса (см. Философия Возрожде­ния)— до попыток натурфилософского синтеза откры­тия в сфере электрохимии (Гальвани, Дэви), химии (Ла­вуазье), биологии (Броун, Кильмайер) у Шеллинга и на­турфилософских реминисценций в контексте филосо­фии Уайтхеда. В эволюции Н. два указанных ее направ­ления, развиваясь параллельно, задают и аксиологичес-ки не пересекающиеся парадигмы отношения человека

к природе (субъекта к объекту): а) парадигму монолога, т.е. парадигму построения умозрительных моделей оду­хотворенного и гармоничного мира (в пределе своей ре­ализации стыкующуюся с традицией теологии), и б) па­радигму диалога, т.е. парадигму разработки операцио­нальных моделей природной среды (в пределе стыкую­щуюся с традицией естествознания); могут быть отме­чены также и попытки программного синтеза указанных парадигм (Х.Дриш, Уайтхед и др.). Таким образом, во­прос соотношения Н. с естествознанием является одним из важнейших вопросов в осмыслении ее внешней структуры (статуса в культурном контексте). Объектив­но традиция Н. исторически оказала существенное вли­яние не только на развитие, но и на само формирование и естествознания как такового (см. Наука),и естествен­но-научного стиля мышления (объективизм, дедуктивизм, номотетизм, генерализация концептуальных пост­роений и т.п.). Однако в сфере метаосмысления соотно­шения Н. и естествознания могут быть зафиксированы как сугубо позитивные, так и сугубо негативные пози­ции естествоиспытателей в отношении Н.: от пафосной солидаризации естествоиспытателей с тем или иным на­правлением Н. [например, Н. Шеллинга была адаптиро­вана физикой (Эрстед), геологией (Стеффенс), биологи­ей (Карус), психологией (Шуберт) и т.д.] до программ­ного неприятия Н. как таковой (например, в мыслитель­ном пространстве марксистски ориентированного есте­ствознания, опиравшегося на ленинский тезис о том, что философское определение материи в принципе не может быть тождественно естественно-научному ее оп­ределению). Специфична в данном контексте позиция позитивизма: противостоя Н. как умозрительной кон­цепции природного универсума, в своем отношении к метафизике позитивизм, тем не менее сближается с Н. в программном неприятии любых попыток объяснения природных явлений, исходя из трансцендентально ар­тикулированных объяснительных принципов. Статус Н. в историко-философской традиции претерпевал в ходе ее эволюции существенные трансформации: являя со­бой мощную ветвь традиционной европейской филосо­фии, Н., начиная с Нового времени, во многом теряет свои позиции в сфере историко-философских приори­тетов, что связано с 1) ориентацией классической за­падной культуры на метафизическую традицию; 2) ори­ентацией западноевропейского естествознания на ана­литизм и эмпиризм; 3) дисциплинарным оформлением гуманитарной сферы, перенесшим акцент в осмысле­нии предмета познания с природных на социальные яв­ления, что, с одной стороны, вызвало критику Н. как со­средоточившей свое внимание на природной сфере (по словам Вико, "невозможно не удивляться, зачем... фи­лософам понадобилось затратить столько энергии на

изучение мира природы, известного лишь одному Гос­поду с тех пор, как он сотворил этот мир, и почему они пренебрегли изучением мира наций, или цивилизован­ного мира, созданного людьми и познаваемого ими"), с другой — обнаружило содержательную и методологиче­скую несостоятельность принципа единства микро- и макрокосма для истолкования человеческих экзистен­ции и социальности (согласно оценке, данной Ж.Моно картине мира классического естествознания, опираю­щегося на натурфилософские презумпции, в ее рамках "человек... оказался в полном одиночестве, в абсолют­ной изоляции... он, подобно цыгану, живет на краю чуждого ему мира, — мира, глухого к его музыке, без­различного к его надеждам, равно как и к его страдани­ям или преступлениям"). Несмотря на спорадические всплески интереса к натурфилософским построениям (В.Оствальд, Х.Дриш и др.), в культуре 20 в. Н. практи­чески полностью утрачивает свои позиции, что во мно­гом связано с адаптацией в культурном пространстве идей Копенгагенской школы, разрушивших презумпцию тотального объективизма в исследовании природных яв­лений. Что же касается культуры рубежа 20 — 21 вв., то современная ситуация в философии (см. Постмодер­низм),задающая невозможность построения универ­сальных онтологии (см. Онтология, Постметафизиче­ское мышление),делает невозможным и конституирование Н. как таковой, поскольку натурфилософские мо­дели природы, несмотря на свою методологическую альтернативность метафизике, подобно ей, характеризу­ются атрибутивной логоцентричностью, ибо содержа­тельно предполагают, видение своего предмета в качест­ве целостного и фундированного в своем развитии глу­бинными имманентными закономерностями (см. Логотомия, Логомахия, Корень).В свою очередь, совре­менная ситуация в естествознании, задаваемая синергетическим отказом от идеи всеобщей необходимости и универсальной ориентацией современной науки на идиографические методы познания, делает невозможным построение теоретических систем, характеризующихся, подобно Н., тотальным дедуктивизмом.

М.А. Можейко









Дата добавления: 2015-01-13; просмотров: 689; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2020 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.