АЛКОГОЛИЗМ, НАРКОЗАВИСИМОСТЬ, НАРУШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ И СЕКСУАЛЬНЫЕ ДЕВИАЦИИ

Многие из эмоциональных и психосоматических нарушений, описанных выше, по большому счету, остаются в пределах показаний к традиционной аналитически ориентированной психотерапии. Использование ЛСД в качестве дополнения в этих случаях усилит, углубит и ускорит терапевтический процесс. Однако ЛСД психотерапия может успешно применяться в некоторых диагностических категориях, лежащих за пределами традиционных показаний к динамической психотерапии. Многие клинические исследования психоделической терапии сообщали о драматичных результатах у хронических алкоголиков. К сожалению, у большинства из них оценка основывалась на клинических впечатлениях. Как и большинство результатов, изложенных в психоаналитической литературе, здесь остается много места вопросам и критике с точки зрения строгой методологии исследования.

В большом, контролируемом исследовании, проведенном нашей группой в Мерилендском Центре Психиатрических Исследований, 135 госпитализированным алкоголикам случайным образом назначили либо высокодозовое (450 мкг), либо низкодозовое (50 мкг) ЛСД лечение. Через шесть месяцев независимая оценочная группа определила 53% высокодозовой группы, как «существенно реабилитированных», что можно сопоставить с 33% низкодозовой группы. В статистическом плане у этой разницы было только пять шансов из ста быть случайной. Различия между высоко- и низкодозовой группами перестали быть такими большими после восемнадцати месяцев, когда значительные улучшения признали у 54% высокодозовых пациентов и 47% низкодозовых.

Общие результаты этого исследования были впечатляющими, учитывая, что пациентами были добровольцы из Корпуса Реабилитации Алкоголиков государственной психиатрической больницы и что большинство из них имели лишь один высокодозовый ЛСД сеанс и несколько часов немедикаментозной психотерапии до и после него. Интересным и неожиданным исследовательским открытием было драматичное улучшение у некоторых пациентов из контрольной группы, получивших лишь 50 мкг ЛСД дважды, в отличие от 450 мкг экспериментальной группы. Изначально доза в 50 мкг считалась нами активным плацебо, терапевтический эффект которого должен быть незаметным. На самом же деле у некоторых пациентов из низкодозовой группы были очень важные переживания, в то время как у нескольких индивидов из высокодозовой категории были бессобытийные психоделические сеансы. Заинтересованный исследователь найдет более детальное описание этого исследования в журнале группы Спринг Грув, названном «Экспериментальное использование психоделической (ЛСД) психотерапии».

Данные результаты группы Спринг Грув резко контрастируют с результатом широкого контролируемого исследования, которое провели Людвин, Гевин и Старк в государственной больнице в Мэдисоне, Висконсин. Авторы случайно распределили 176 вызвавшихся на этот проект алкоголических пациентов по следующим четырем группам: 1. «Психоделическая терапия» с ЛСД, 2. Гипноделическая терапия с ЛСД, 3. Просто прием ЛСД, 4. Вообще никакой конкретной терапии (терапия средой). К тому же, половине каждой группы было предложено лечение антабусом после завершения эксперимента. Результаты этого исследования были убийственно негативными; авторы не обнаружили заметных различий между всеми группами, и общий уровень ремиссий был чрезвычайно низким. После шести месяцев 70-80% пациентов всех категорий пили, а через год это число лежало между 80 и 90%. Даже введение Антабуса ничего не изменило в этом контексте.

Это исследование так хорошо соблюдало формальные критерии современного медицинского исследования, что получило от Американской Психиатрической Ассоциации премию Хофхеймера. Поэтому негативные результаты этого проекта заслуживают особого внимания; их можно использовать для демонстрации некоторых базовых принципов, выделенных в этой книге. Далее я буду ссылаться на резкую критику, которую Чарльз Сэвэдж представил в Марте 1971 на собрании персонала Мерилендского Центра Психиатрических Исследований, где он был заместителем директора. Он показал, что в этом исследовании можно обнаружить серьезные недостатки, которые на поверхности казались методологически обоснованными и тщательно продуманными. В прошлом, существенные заявления о быстром и драматичном терапевтическом успехе с алкоголизмом делались только в отношении психоделического подхода; ни один ЛСД терапевт не обнаружил, что один психолитический сеанс с ЛСД мог оказать глубокий эффект на алкоголических пациентов. Людвиг и его сотрудники были знакомы с главными характеристиками психоделической терапии, как видно из точного определения, данного в их книге. Но в настоящем исследовании они отвергли психоделическую модель, при этом намереваясь её проверить, и пренебрегли многими элементами, которые психоделические терапевты считают обязательными для терапевтического успеха. Терапевтами, участвовавшими в этом проекте, были тринадцать частных терапевтов и терапевтов из государственной больницы, не преданных данной работе и совершавших её как периферическую деятельность. Ни один из них лично не испытал психоделическое или гипнотическое состояние; они не были опытными ни в ЛСД терапии, ни в гипнотерапии и имели с обоими лишь поверхностное ознакомление. Подготовка к ЛСД сеансу ограничивалась одним двухчасовым сеансом, половина которого тратилась на измерения внушаемости. Позже авторы оправдали это радикальное сокращение подготовительной работы тем, что ни один пациент не стал психотиком. Этот факт можно использовать в качестве иллюстрации безопасности ЛСД, но это определенно не доказывает то, что процедура была адекватной для терапевтических целей. Хотя ими использовались дозировки из нижнего диапазона психоделической терапии (3 мкг/кг), подход был, в сущности, психолитическим. Был постоянный вербальный обмен, который, как известно, повышает сопротивление пациента и препятствует глубокой регрессии. Терапевты присутствовали с пациентами только три часа сеанса и в оставшиеся часы действия препарата оставляли их одних. Мистические переживания, считающиеся в психоделической модели наиболее важными, сообщались лишь 8.4% пациентов, по сравнению с 78% исследования Спринг Грув. Чарльз Сэвэдж пришел к выводу, что проект отражал сильную предвзятость авторов. Когда ЛСД был популярен, Левин и Людвиг публиковали позитивные результаты использования гипноделической терапии с наркозависимыми, группой, которую обычно труднее лечить, чем алкоголиков. Когда ЛСД пал в немилость, и позитивные результаты стали политически неблагоразумными, они добились негативных результатов. Бессознательно или сознательно они внесли в свое исследование множество антитерапевтических элементов, гарантировавших терапевтическую неудачу. В качестве важных элементов можно упомянуть здесь использование неопытных и немотивированных терапевтов, изъяны в подготовке, антимистическую ориентацию, нарушение базовых правил психоделической терапии и критический недостаток человеческой поддержки и заботы. ЛСД лучше всего можно описать как усилитель, и в этом исследовании он, видимо, усилил бездарность, хотя и идеально опубликованную и использовавшую элегантные статистические техники.

На основе вдохновляющих результатов с алкоголиками группа Мерилендского Центра Психиатрических исследований провела исследование ЛСД психотерапии с зависимыми от героина. Всеми добровольцами на эту программу были мужчины, отбывающие наказание в Мерилендских исправительных учреждениях, в основном, за воровство, грабежи и участие в нелегальной торговле наркотиками. Тех, кто были заинтересованы в участии в исследовании, исследовательский состав рекомендовал на слушание об условно-досрочном освобождении в Совете по Условно-Досрочному Освобождению и Пробации. В исследовательскую программу были приняты только индивиды, получившие условно-досрочное освобождение. У половины добровольцев был один высокодозовый психоделический сеанс после примерно 23 часов интенсивной психологической подготовки, а другая половина амбулаторно участвовала в обычной программе немедикаментозной терапии, длившейся примерно столько же. Распределение пациентов по экспериментальной и контрольной группе было сделано на случайной основе. Обе группы должны были после лечения постоянно оставаться на связи с поликлиникой и сдавать мочу на химический анализ. Результаты этой экспериментальной лечебной программы были опубликованы двумя членами группы Спринг Грув, Чарльзом Сэвэджем и Ли МакКейбом. Одиннадцать из тридцати четырех пациентов ЛСД группы не вернулись к наркотикам в течение последующего шестимесячного периода, а также один контрольный субъект продемонстрировал сопоставимое улучшение. В последующий год продолжали воздерживаться восемь ЛСД пациентов и ни один из контрольной группы. Хотя этот результат и не был абсолютно драматичным, его сочли многообещающим для крайне трудной категории пациентов. Краткосрочные последующие исследования наркозависимых показали, что обычно 94-97% пациентов возвращаются к приему наркотиков в течение нескольких недель после конвенциального лечения.

Один аспект психоделической терапии алкоголиков и зависимых от героина заслуживает особого упоминания. Если успешное лечение психоневрозов и психосоматических расстройств обычно требует целых серий терапевтических психоделических сеансов, то в этих двух категориях часто можно наблюдать поразительные улучшения после одного ЛСД переживания. Раньше упоминалось, что это может быть связано с тем, что многие алкоголики а наркозависимые достигают трансцендентальных состояний сознания. В программе Спринг Грув число сеансов на пациента было ограничено дизайном исследования. Все зависимые от героина и алкоголики получили только один ЛСД сеанс; у некоторых алкоголических пациентов было два или, очень редко, три сеанса. Есть хорошие основания полагать, что можно было бы достичь гораздо лучших клинических результатов, если бы дизайн исследования был менее ригидным. В более свободной ситуации в Праге, где было возможно назначать серийные ЛСД сеансы без ограничений, в некоторых случаях мы наблюдали не только длительное воздержание, но и глубокую позитивную перестройку личности алкоголика или наркозависимого.

В этом контексте следует упомянуть ещё одну категорию трудных пациентов с мрачным прогнозом, на которых иногда может повлиять психотерапия с использованием ЛСД. Есть указания на то, что определенные индивиды с асоциальными, антисоциальными и криминальными тенденциями могут получить пользу от ЛСД лечения. Некоторые аспекты психоделического процесса, похоже, позволяют достичь позитивных результатов с этими субъектами. Самое серьезное препятствие для эффективной психотерапии социопатических индивидов в обычных обстоятельствах это их неспособность формировать, развивать и поддерживать отношения. Это значительно мешает терапевтическому процессу, так как важным элементом терапевтических изменений считается сильная эмоциональная связь с терапевтом. Хорошо известно, что во время психоанализа даже открытие сокровенного личного материала, как правило, приводит к развитию отношения переноса у большинства субъектов. Этот фактор гораздо более силен в психоделической терапии; одно лишь понимающее и поддерживающее участие в ЛСД сеансе субъекта автоматически приведет к образованию сильной эмоциональной связи. Эта связь может быть позитивной, негативной или явно амбивалентной, но пациенту нелегко избежать какой-то реакции. Хотя это лишь предпосылка для успешной терапии, а не обязательно терапевтический элемент per se, это важное условие для успешного лечения индивидов с социопатическими чертами. К тому же, ЛСД переживание дает эффективные каналы для разрядки и интеграции огромных количеств агрессии и деструктивных чувств, лежащих в основе антисоциальных действий. Даже более важными в этом контексте кажутся эмпирический доступ к областям трансцендентальных чувств и связь с системой метаценностей. В результате этого криминальное поведение часто выходит из узкого контекста восстания против человеческого общества и неожиданно может быть увидено, как нарушение космического порядка.

Несколько ЛСД терапевтов иногда описывали хорошие результаты у отдельных пациентов с антисоциальными тенденциями в контексте больших клинических исследований, включавших широкий спектр диагностических категорий. В некоторых случаях исследователи проводили специальные исследования, посвященные антисоциалам и криминалам. Арендсен-Хейн лечил 21 криминального психопата обычными ЛСД сеансами, используя дозировки в 50-450 мкг. После периода в 10-20 недель терапии 12 достигли клинического улучшения и двое— значительного улучшения.

В ранних шестидесятых группа Гарвардских психологов, возглавляемая Тимоти Лири, начала исследовательскую программу психоделической терапии с рецидивистами в государственной тюрьме Конкорда в Массачусетсе. Используемым в этом проекте препаратом был не ЛСД, но очень близкий к нему псилоцибин, активное психоделическое вещество мексиканских священных грибов Psilocybe Mexicana. Уникальным аспектом этого исследования было то, что психологи принимали препарат вместе с заключенными, хотя при этом всегда присутствовал трезвый «наземный контроль» и наблюдающий психиатр. Результатом этого исследования, в котором было проведено более двухсот психоделических сеансов с людьми, осужденными за свое антисоциальное поведение, было статистически значимое понижение новых преступлений, совершенных группой, имевшей псилоцибиновые переживания. Несколько лет назад Уолтер Хьюстон Кларк провел неформальное дополнительное исследование, результаты которого были довольно впечатляющими. Была сделана, по крайней мере, одна интересная попытка интегрировать ЛСД терапию в сложный терапевтический режим в условиях максимальной безопасности. Результаты этого эксперимента, проведенного Отделением Максимальной Безопасности в Центре Психического здоровья в Пенетангуишене, Онтарио, опубликовал G. J. Maier, D.L. Tate, B.D.Paris.

Хорошие клинические результаты иногда описывались в случае пациентов с разными сексуальными отклонениями, которые обычно очень устойчивы к конвенциальной терапии или терапии вообще. Среди них самый лучший прогноз, похоже, имеют индивиды с садистскими и мазохистскими тенденциями. Когда психоделический процесс достигает перинатального уровня, становятся доступными мощные каналы для разрядки и интеграции огромных объемов агрессивных и саморазрушительных импульсов. Переживания последовательностей смерти-возрождения дают уникальные возможности для разрешения тесной перинатальной связи между сексуальностью и агрессией, лежащей в основе садомазохизма. Некоторые другие сексуальные девиации, которые могут отреагировать на психоделическую терапию, включают фетишизм, эксгибиционизм и копрофилию. Хотя хорошие результаты иногда сообщались и для мужской и женской гомосексуальности, в этой области трудно сделать обобщенные утверждения ввиду гетерогенности и сложности вовлеченных проблем. Прогноз для пациентов этой категории критически зависит от природы их проблемы, их собственного отношения к своему сексуальному поведению и мотивации к терапии. Позитивный результат может ожидаться только в том случае, если индивид считает девиацию проблемой, имеет сильный интрапсихический конфликт в связи с ней и показывает активную заинтересованность в лечении.

Нарушения личности разного рода, иногда даже тяжелые и сложные случаи, можно рассматривать для ЛСД терапии, если доступно хорошо оборудованное учреждение с обученным персоналом. Обычно несколько пробных сеансов дадут терапевту достаточные указания о прогнозе данного индивида. В течение ЛСД терапии нарушений личности, которые изначально были бессимптомными, в свободных интервалах между сеансами часто можно наблюдать временные проявления разных невротических и психосоматических симптомов.








Дата добавления: 2015-02-16; просмотров: 736; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2019 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.