Примечания. 1 Смотри Психология и алхимия пар

1 Смотри Психология и алхимия пар. 453, и Дух Меркурий, пар. 273. Сравни с доктриной "чень-ен" у Вей По-яна. ["Phil. Tree", pars. 432ff., и Mesterium pars. 490, 71 In] и у Чжуан-цзы.

2 Jung, "Commentary on The Secret of the golden Flower", par. 28, и Wilhelm, Chinesische Lebensweisheit.

3 [В переводе A.Waley, The Way and Its Power. В тексте незначительные изменения для согласования с трактовкой Вильгельма — Изд.]

4 Дао — это условность, которую Андреас Шпейсер определяет, как "чистое ничто". ("Uber die Freiheit").

5 Wilhelm, Chinesische Lebensweisheit, p. 15: "Связь между смыслом (Дао) и реальностью не может быть объяснена категориями причины и следствия".

6 Ibid., p. 19.

7 Das wahre Buch vom sudlichen Blutenland, trans, by R. Wilhelm, II, 3.

8 Ibid., II, 3.

9 II, 7.

10 II, 5.

11 IV, 1.

12 La Pensee chinoise; также Lily Abegg, The Mind of East Asia. В последней прекрасно описывается синхронистический образ мышления китайцев.

13 Профессор В. Паули любезно обратил мое внимание на тот факт, что Нильс Бор использовал "соответствие", как промежуточный термин между понятиями дисконтинуума (частицы) и континуума (волны). Поначалу (1913 — 1918 гг.) он говорил о "принципе соответствия", а потом (1927 г.) изобрел формулировку "параметр соответствия".

15 De alimento, трактат, приписываемый Гиппократу. (Trans, by John Precope in Hippocrates on Diet and Hygiene, p. 174, modified.)

16 De opificio mundi, 82 (trans, by F. H. Colson and G. H. Whitaker, I, p. 67.)

17 "dpxn ioeyoAti"

18 Eduard Zeller, Die Philosophie der griechen, II, part ii, p. 654.

19 Эннеады, IV, 3, 8 и 4, 32 (См. Плотин, Космогония, Рефл бук, Ваклер, 1995).

20 Heptaplus, VI, prooem., в Opera omnia, pp. 40f. ("Est enim primum ea in rebus unitas, qua unumquodque sibi est unum sibique constat atque cohaeret. Est ea secundo, per quam altera alteri creatura unitur, et per quam demum omnes mundi partes unus sunt mundus. Tertia atque omnium pricipalissima est, qua totum universum cum suo opifice quasi exercitus cum suo duce est unum".)

21 "unitas ita ternario distineta, ut ab unitatis simplicitate non discedat".

22 Opera omnia, p. 315. ("Nascenti homini omnifaria semina et origenae vitae germina indidit pater".)

23 Heptaplus, V, vi, в ibid., p. 38. "Faciamus hominen ad imaginem nostram, qui non tarn quartus est mundus, quasi nova aliqua natura, quam trium (mundus supercoelestis, coelestis, sublunaris) complexus et colligatio".

24 "Бог... поместил человека в центр [мира] по своему образу и подобию" ("Deus... hominem in medio [mundi] statuit ad imaginem suam et similitudinem forma rum".)

25 Доктрина Пико является типичным примером средневековой теории соот­ветствия. Хорошее описание космологических и астрологических соот­ветствий можно найти у Альфонса Розенберга, Zeichen am Himmel: Das Weltbild der Astrologie.

26 Albrecht Dieterich, Eine Mithrasliturgie, p. 9.

27 Henricus Corenelius Agrippa von Nettesheim, De occulta philosophia Libri tres, I, viii, p. 12., переведена "J. F." как Three Books of Occult Philosophy (1651 edn.), p. 20; переиздана of W. F. Whitehead, p. 55. ("Est Platonicorum omnium unanimis sententia quemadmodum in archetypo mundo omnia sunt in omnibus, ita etiam in hoc corporeo mundo, omnia in omnibus esse, modis tamen diversis, pro natura videlicet suscipientium: sic et elementa non solum sunt in istis inferioribus, sed in coelis, in stellis, in daemonibus, in angelis, in ipso denique omnium opifice et archetypo".) [Перевод незначительно модифицирован -Изд.]

28 "Omna plena diis esse".

29 "virtutes divinae in rebus diffusae" ^ 30"divinae illices".

31 "symbolicae illecebrae". [ В J.F. изд.,р.32, в изд. Whitehead p.69 - Изд.] Агриппа опирается на перевод Марсилио Фичино (Auctores Platonici, И, vo). У Синезия (Opuscula, ed. by Nicolaus Terzaghi, p. 148),

32 De occulta philosophia, I, iv, p. 69 (J. F. edn., p. 117; Whitehead edn., p. 169.). To же самое у Парацельса.

33 "Haud equidem credo, quia sit divinius illis ' Ingenium aut rerum fato prudentia major".

Georgics, i, 417f.

34 Die "Seele" als elementarer Naturfaktor, pp. 80,82.

35 См. "О природе психе", пар.392сл.

36 Агриппа говорит об этом (op. cit., I, xiv, p. 29; J. F. edn., p. 33; Whitehead edn., p. 70): "Это то, что мы называем квинтэссенцией: потому что она происходит не из четырех Элементов, а из некоей пятой вещи, находящейся вне их и над ними". ("Quoddam quintum super ilia [elementa] aut praeter ilia subsistens".]

37 II, Ivii, p.203 (J.F., edn., p.331) : "Est itaque anima mundi, vita quaedam unica omnia replens, omnia perfundens, omnia colligens et connectens, ut unam reddat totius mundi machinam..."

38 Ibid.: "... potentius perfectiusque agunt, turn etiam promptius generant sibi simile."

39 Зоолог А.Харди приходит к таким же выводам: "Вероятно нам придется изменить наши представления об эволюции, если что-то похожее на теле­патию - бессознательную, конечно - окажется фактором формирования паттернов поведения представителей различных видов. Если бы обнаружился такой неосознаваемый план группового поведения, распространенный между индивидами расы и соединяющий их между собою, то нам пришось бы возвращаться к чему-то вроде идеи Самуэля Батлера о подсознательной расовой памяти, но, скорее, применительно к группе, а не к индивиду". "The Scientific Evidence for Extra-Sensory Perception", in Discovery, X, 328, quoted by Soal, q.v.

40 Op.cit.,II, iv-xiv.

41 "Dailoqus inter manuram et filium philosophiae". Theatrum chemicum, II (1602), p. 123.

42 Cited in Agrippa, op.cit., II, iv, p.104 (J.F., end., p.176).

43 Cp. Aniela Jaffe, Bilder und Symbole aus E.T.A.Hoffmann's Marchen "Der goldene Topf" и Marie-Louise von Franz, Die Passio Prepetuae.

44 Alchemical Studies, index, s.v. "Agrippa".

45 Das Buch Paragranum, ed. by Franz Strunz, pp.35ff. Также в Labyrinthus medicorum, in the Samtliche Werke, ed. Sudhoff, XI, pp.2O4ff.

46 Strunz edn., p.34

47 Сходные идеи находим у Якоба Беме, The Signature of All Things, trans, by John Ellistone, p. 10: "Человек действительно образует внутри самого себя все три мира, поскольку он есть точный образ Божий или образ Высшего Существа..." (Signatura rerum, I, 7.)

48 Opera omnia, ed. by C.Frisch, I, pp.605ff.

49 Ibid., No.64

50 No.65

51 No.67

52 [В день рождения. См. Gesammelte Werke, ed. by M.Gaspar and F.Hammer, IV, p.211. -Изд.]

53 No. 68.

54 Смотри приводящиеся ниже сновидения.

К.Г.Юнг

55 Kepler, Opera, ed. by Frisch, V, p.254; also II, p.27Of and VI, pp. 178f. "...formatrix facultas est in visceribus terrae, quae feminae praegnantis more occursantes foris res humanas veluti eas videret, in fissibilibus lapidibus exprimit, ut militum, monachorum, pontificum, regum et quidquid in ore hominum est... [у земной утробы имеется способность формирования, и она, подобно бере­менной женщине, в ископаемых камнях отображает все встречающиеся человеческие дела — все, что бывает на лицах воинов, монахов, священнос­лужителей и царей... (лат.) - Пер. М.Собуцкого.]"

56 "...quod scl. principatus causae in terra sedeat, non in planetis ipsis". Ibid., II, p.642. ["... ибо первопричины находятся в земле, а не в планетах" (лат.) -Пер. М.Собуцкого.]

57 "... ut omne Genus naturatium vel animalium facultatum in corporibus Dei quandam gerat similitudinem". Ibid. Я благодарен доктору Лилиане Фрей-Рон и доктору Марии-Луизе фон Франц за эту ссылку на Кеплера. ["... что всякий род природных или животных способностей тел несет в себе некое подобие Бога" (лат.) - Пер. М.Собуцкого]

58 G. W. Leibniz, "Second Explanation of the System of the Communication between Substances" (The Philosophical Works of Leibniz, trans, by G. M. Duncan, pp. 90-91): "С самого начала Бог наделил каждую из этих двух субстанций такой природой, что живя по своим собственным особым зако­нам, полученным вместе с бытием, они, тем не менее, действуют в унисон, словно оказывают друг на друга воздействие, или как-будто Бог помимо своего обычного содействия всегда оказывает им дополнительную помощь". Профессор Паули любезно привлек мое внимание к возможности того, что Лейбниц заимствовал теорию о синхронизированных часах у фламандского философа Арнольда Гелинкса (1625 - 1699). В его Metaphysica vera, Part III, есть примечание к "Octava scientia" (p. 195), в котором сказано (р. 296): "... horologium voluntatis nostrae quadret cum horologio motus in corpore" (часы нашей воли синхронизированы с часами нашего физического движения). В другом примечании (р. 297) объясняется: "Voluntas nostra nullum habet influxum, causalitatem, determinationem aut efficaciam quamcunque in motum... cum cogitationes nostras bene excutimus, nullam apud nos invenimus ideam seu notionem determinationis... Restat igitur Deus solus primus motor et solus motor, quia et ita motum ordinat atque disponit et ita simul voluntati nostrae licet libere moderatur ut eodem temporis momento conspiret et voluntas nostra ad projiciendum v.g. pedes inter ambulandum et simul ipsa ilia pedum projectio seu ambulatio". (Наша воля не имеет никакого влияния и не оказывает никакого воздействия ни на один тип нашего движения, и не имеет над ним ни причинной, ни детерминирующей власти... Если мы тщательно перес­мотрим все наши мысли, мы не найдем у себя никакой идеи или концепции детерминированности... Стало быть, главным и единственным движителем остается только Бог, потому что он требует движения, определяет его схему и координирует его с нашей волей, так что желание нашей воли двинуть наши ноги вперед и сам шаг нперед происходят одновременно). В примечании к "Nona scientia" добавляется (р. 298): "Mens nostra... penitus independens est ab illo (scl. corpore)... omnia quae dc corpore scimus jam praevie quasi ante nostram cognitionem esse in corpora Ut ilia quodam modo nos in corpore legamus, non vero inscribamus, quod Deo proprlum lit" (Наш разум... совер­шенно не зависит от тела... все, что мы ЗНаеМ 0 теле, присутствует I TWM еще до того, как мы об этом подумали. Так что мм можем tlOSKlMTh самих себя по нашему телу, но не можем наложить на него отпечаток нас самих. Сделать это может только Бог). Эта идея предвосхищает приведенное Лейбницем сравнение с часами.

59 Monadology, §7: "У монад нет окон, через которые что-нибудь может забраться внутрь или выбраться наружу... Стало быть, любая субстанция или случайность не могут пробраться в монаду извне".

60 Ответ на ремарки в словаре Бейля, взят из Kleinere philosophishe Schrifften, XI, p. 105.

61 Monadology, §56 (Morris edn., p. 12): "Что ж, эта привязанность или адаптация всех сотворенных вещей друг к другу и каждой вещи ко всем остальным, означает, что каждая простая субстанция обладает связями, которые выражают все остальные субстанции, стало быть, она является вечным живым зеркалом вселенной".

62 Ibid., §78 (р. 17).

63 §83 (р.18), ср. Theodicy, §147 (trans, by E.M.Huggard, pp.215f.).

64 Monadology., §79*Morris edn., p.17)

65 Ibid., §15 (p.5)

66 §14 (pp.4f.).

67 Principles of Nature and of grace, Founded on Reason, §4 (Morris edn., p.22).

68 Monadology, §14 (p. 5) Смотри также статью доктора Марии-Луизы фон Франц о сновидениях Декарта в Zeitlose Dokumente der Seele.

69 Monadology, §48 (p. 11); Theodicy, §149.

70 Я снова должен подчеркнуть возможность того, что связь между телом и душой будет пониматься как синхронистическая. Если это предположение окажется верным, то в мое нынешнее представление о том, что синхронис­тичность является относительно редким явлением, будет необходимо внести поправку. Сравни с наблюдениями Майера в Zeitgemasse Probleme der Traumforschung, p. 22.

71 Принимая во внимание возможность того, что синхронистичность является не только психофизическим феноменом, но может также обнаруживаться и без участия человеческой психе, я бы хотел указать, что в данном случае мы говорим не о смысле в буквальном значении этого слова, а об эквивалент­ности или соответствии.

72 "6 Geoq аргвцтупфи" Но в письме от 1830 г. Гаусс пишет: "Мы должны смиренно признать, что если число является всего-навсего продуктом наше­го разума, то у пространства есть реальность, существующая за пределами нашего разума". (Leopold Kronecker, Uber den Zahlenbegriff, в его Werke, III, p. 252.) Германн Вейл тоже считает число прдуктом разума. ("Wissenschaft als symbolische Konstruktion des Menschen", p. 375). А вот Маркус Фиерц больше склоняется к Платоновой идее. ("Zur physikalischen Erkenntnis", p. 434.)

73 По правилам толкования снов, этот господин А. должен представлять animus, который, как персонификация бессознательного, забирает узоры, потому что осознающий разум не может ими воспользоваться и считает их всего лишь lusus naturae.

74 Возвращение сновидения указывает на упрямое желание бессознательного довести содержимое сновидения до осознающего разума.

75 Антропарион или "металлический человек".

76 Сравни с цитируемыми выше идеями Кеплера.

77 Те, которым эти сны покажутся совершенно непостижимыми, вероятно найдут в них совершенно другой смысл, более соответствующий их преду­бежденному мнению. Человек может думать о сновидениях, как и обо всем остальном, то, что ему больше нравится. Со свой стороны, я предпочитаю держаться как можно ближе к посланию сна и пытаться его сформулировать в соответствии с его явным смыслом. Если связать этот смысл с осознанной ситуацией сновидящего оказывается невозможно, тогда я честно признаю, что не понимаю данное сновидение и ни за что не пытаюсь подстроить его под какую-нибудь готовую теорию.

Заключение

947 Я ни в коей мере не считаю нижеследующие утверждения неопровержимым доказательством моей точки зрения. Это просто сделанное на основе эмпирических посылок заклю­чение, которое я хотел бы предложить моим читателям как материал для размышлений. Из вышеизложенного материала я не мог извлечь другой гипотезы, которая адекватно объясняла бы факты (в том числе и эксперименты по ЭСВ). Я очень хорошо понимаю, что синхронистичность является чрезвычай­но абстрактной и "непредставимой" величиной. Она наделяет движущееся тело определенным психоидным свойством, кото­рое, как пространство, время и причинность, является критерием его поведения. Мы должны полностью отказаться от идеи, что психе каким-то образом связана с мозгом, и вместо этого вспомнить об "осмысленном" и "разумном" поведении низших организмов, у которых мозг отсутствует. Здесь мы оказываемся гораздо ближе к первичному фактору, который, как я уже говорил выше, не имеет ничего общего с деятель­ностью мозга.

948 Если это так, тогда мы должны задаться вопросом, не могут ли отношения души и тела рассматриваться под этим углом, то есть не может ли координация психических и физических процессов в живом организме пониматься как синхронисти­ческий феномен, а не как причинно-следственная связь. И Гелинк, и Лейбниц считали координацию психического и физического деянием Бога, неким принципом, находящимся вне эмпирической природы. С другой стороны, предположение о наличии причинно-следственной связи между психе и physis приводит к выводам, которые слабо согласуются с нашим опытом: либо существуют физические процессы, вызывающие психические события, либо есть предсущая психе, которая организует материю. В первом случае трудно себе представить, каким образом химические процессы могут порождать какие-либо психические процессы, а во втором случае непонятно, каким образом нематериальная психе может приводить материю в какое-либо подобие движения. Необязательно думать об изначально установленной гармонии Лейбница или о чем-то похожем, что должно было бы быть абсолютным и проявилось бы во вселенском соответствии и притяжении типа "смыслово­го совпадения" временных точек, находящихся на том же самом градусе широты (по Шопенгауэру). Принцип синхронистичности обладает свойствами, которые могут помочь раз­решить проблему тело-душа. Прежде всего, этот принцип, на самом деле, является беспричинным порядком или, скорее, "смысловой упорядоченностью", которая может пролить свет на психофизический параллелизм. "Абсолютное знание", кото­рое является характерной чертой синхронистического феноме­на, знание, которое нельзя обрести с помощью органов чувств, подтверждает правильность гипотезы о наличии самосуществу­ющего смысла или даже выражает его существование. Такая форма существования может быть только трансцедентальной, поскольку, как показывает знание будущих или пространствен­но отдаленных событий, она находится в психически относи­тельных пространстве и времени, то есть в непредставимом континууме пространство-время.

949 Вероятно, стоит потратить время на то, чтобы более внима­тельно исследовать с этой точки зрения определенны ощу­щения, которые, похоже, указывают на существование психических процессов в том, что принято считать бессозна­тельным состоянием. В данном случае я думаю, в основном, о замечательных наблюдениях, сделанных во время глубоких обмороков, вызванных серьезными повреждениями мозга. Во­преки распространенному мнению, серьезное повреждение го­ловы не всегда вызывает соответствующую потерю сознания. Наблюдающему со стороны раненный кажется апатичным, "находящимся в трансе" и ничего не соображающим. Однако, если говорить субъективно, сознание ни в коей мере не угасает. Чувственная связь с внешним миром в значительной степени ограничена, но не всегда полностью разорвана, хотя, например, шум битвы может неожиданно уступить место "торжественно­му" молчанию. В этом состоянии иногда имеет место особенное и впечателяющее ощущение или галлюцинация левитации, когда раненному кажется, что он поднимается в воздух в том же положении, в каком он находился в момент ранения. Если он был ранен в положении стоя, то он поднимается в стоячем положении, если в положении лежа, то - в лежачем поло­жении, если в положении сидя, то - в сидячем. Иногда ему кажется, что вместе с ним поднимается и окружающая его обстановка - например весь бункер, в котором он находится. Высота левитации может варьировать от нескольких десятков сантиметров до нескольких метров. Исчезает всякое ощущение тяжести. В нескольких случаях раненные думали, что соверша­ют движения руками как при плавании. Если раненный вообще воспринимает окружающую среду, то она, по большей части, является воображаемой, то есть состоящей из образов памяти. В подавляющем большинстве случаев во время левитации раненные пребывают в эйфории. "Веселье, торжественность, восторг, спокойствие, расслабленность, блаженство, надежда, возбуждение - вот слова, которыми описывается это ощу­щение".1 Янц и Берингер правильно указывают на то, что раненного можно вывести из обморока на удивление легко. Например, достаточно позвать его по имени или прикоснуться к нему. В то же самое время, даже самый ураганный артобст­рел не оказывает на него никакого воздействия.

950 Много подобных вещей можно наблюдать в случаях глубо­кой комы, вызванных другими причинами. Я бы хотел привести пример из своего медицинского опыта. Моя пациентка, в правдивости и здравомыслии которой у меня нет оснований сомневаться, рассказала мне, что ее первые роды были очень трудными. После тридцати часов бесплодных усилий доктор решил, что пора применить щипцы. Эта операция была прове­дена под легким наркозом. Женщина получила серьезные пов­реждения и потеряла много крови. Когда ушли врач, ее мать и супруг, все было приведено в порядок, а сиделка захотела покушать, то женщина увидела, как, стоя у двери, она огляды­вается и спрашивает: "Вам что-нибудь еще нужно, пока я не ушла?" Женщина попыталась ответить, но не смогла. У нее было такое ощущение, словно она проваливается сквозь посте­ль в бездонную пропасть. Она увидела, как сиделка бежит к ее кровати и берет ее за руку, чтобы проверить пульс. По тому, как она двигала пальцами взад-вперед по руке женщины, та поняла, что пульс не обнаруживается. Но при этом она чувст­вовала себя в полном порядке и тревога сиделки ее слегка развеселила. Сама она совершенно не была испугана. Это было последнее, что она запомнила, перед тем, как "отключиться . Когда сознание снова вернулась к ней, то она не чувствовала своего тела и его положения, и увидела, что смотрит вниз на комнату с потолка и видит все, что происходит под ней: она увидела саму себя, лежащую на кровати, смертельно бледную, с закрытыми глазами. Рядом с ней стояла сиделка. Врач нервно шагал взад-вперед по комнате и ей показалось, что он расте­рялся и не знает, что делать. У двери столпились ее родст­венники. Ее мать и супруг с испуганными лицами подошли к кровати и смотрели на нее. Она сказала себе, что с их стороны было очень глупо думать, что она собирается умереть, потому что она обязательно вернется к ним. Все это время она осознавала, что у нее за спиной находится великолепный пейзаж, что-то вроде сверкающего всеми красками парка. Осо­бенно ее внимание привлек изумрудно-зеленый луг с короткой травой, который начинался чуть ниже ведущих в парк ворот из кованного железа и тянулся в глубь парка. Была весна и среди стебельков травы то тут, то там виднелись маленькие яркие цветы, которых она раньше никогда не видела. Весь ландшафт сверкал в солнечном свете и все краски были неописуемо яркими. По обеим сторонам покатого луга росли темно-зеленые деревья. У нее сложилось впечатление, что она видит поляну в лесу, на которую никогда не ступала нога человека. "Я знала, что это был вход в другой мир, и что если я повернусь лицом к этому пейзажу, то я могу поддаться искушению пройти в эти ворота и, тем самым, уйти из жизни". Она, собственно, и не видела этот пейзаж, поскольку стояла к нему спиной, но она знала, что он там находится. Она почувствовала, что ничто не удерживает ее от проникновения в парк за воротами. Но она знала, что она должна вернуться в свое тело и не умереть. Вот почему паника врача и беспокойство ее родственников пока­зались ей глупыми и неуместными.

951 Когда она вышла из комы, то увидела склонившуюся над ее кроватью сиделку. Ей сказали, что она была без сознания примерно с полчаса. На следующий день, примерно через пятнадцать часов, когда она почувствовала себя лучше, она сказала сиделке о некомпетентном и "истеричном" поведении врача во время ее комы. Сиделка решительно отвергла эту критику, будучи убежденной, что в это время пациентка была совершенно без сознания и потому ничего не могла знать об этой сцене. Только когда женщина описала этот эпизод во всех подробностях, сиделка была вынуждена признать, что пациент­ка восприняла события именно так, как они происходили в реальности.

952 Можно высказать предположение, что это было всего-на­всего психогенное "сумеречное" состояние, в котором "отколов­шаяся" часть сознания по-прежнему продолжала функцио­нировать. Однако, пациентка никогда не была истеричкой и у нее действительно был сердечный коллапс, за которым после­довал вызванный церебральной анемией обморок, на что ука­зывали все внешние и явно тревожные симптомы. Она действи­тельно была в коме и у нее должно было быть полное "отключение" психики, стало быть, она была неспособна к наблюдению и здравым суждениям. И вот что примечательно: это не было непосредственное восприятие ситуации посредст­вом косвенного или бессознательного наблюдения, она видела всю ситуацию сверху, словно, как она выразилась, "мои глаза были на потолке".

953 Действительно, нелегко объяснить, каким образом в состо­янии полного коллапса могут происходить и остаться в памяти столь необычно интенсивные психические процессы, и каким образом пациентка могла воспринимать реальные события со всеми подробностями, если у нее были закрыты глаза. От столь явной церебральной анемии следовало бы ожидать полного блокирования чрезвычайно сложных психических процессов такого рода.

954 26-го февраля, 1927 г., на заседании Королевского Меди­цинского Общества, сэр Оклэнд Геддес (Geddes) привел очень похожий случай, с той лишь разницей, что ЭСВ было гораздо более ярко выраженным. Во время состояния коллапса пациент отметил "отрыв" целостного сознания от сознания плотского и постепенный распад последнего на компоненты. Другое соз­нание обладало вполне надежным ЭСВ.2

955 Эти события показывают, что в обморочных состояниях, в которых по всем человеческим стандартам в обязательном порядке должна временно прекращаться деятельность соз­нания и чувственного восприятия, по-прежнему продолжают существовать воспроизводимые идеи, ощущения и способ­ность к суждению. Сопровождающие это состояние левитация, изменение угла зрения, утрата слуха и общего ощущения тела указывают на смещение сознания, его своеобразное "отде­ление" от тела или от коры головного мозга, которая считается местом обитания феноменов сознания. Если это предполо­жение верно, то мы должны задаться вопросом, не существует ли в нас, наряду с корой головного мозга, какой-нибудь другой нервной основы, способной к мышлению и восприятию, или же психические процессы, происходящие во время потери созна­ния, являются синхронистическими феноменами, то есть собы­тиями, причинно не связанными с органическими процессами. От этой последней возможности нельзя просто так отмахнуть­ся, принимая во внимание существование ЭСВ, то есть незави­симого от пространства и времени восприятия, которое не может быть объяснено как процесс в биологическом слое. Там, где с самого начала нельзя говорить о чувственном восприятии, вряд ли можно говорить о чем-то другом, кроме синхронистичности. Но там, где существуют пространственные и временные условия, которые делают сознательное восприятие возможным в принципе, а отключенной является только деятельность сознания или кортикальная функция, и где, как в нашем примере, тем не менее имеют место феномены сознания типа восприятия и суждения, тогда вопрос о существовании нервной основы вполне может стоять на повестке дня. Практически аксиомой является мнение, что сознательные процессы связаны с корой головного мозга, и что нижние центры содержат в себе только рефлекторные цепи, которые сами по себе являются бессознательными. Это особенно верно по отношению к симпати­ческой нервной системе. Поэтому насекомые, у которых вообще нет спинномозговой нервной системы, а есть только двойная цепь нервных узлов, считаются рефлекторными автоматами.

956 Эта точка зрения недавно была подвергнута сомнению Карлом фон Фришем, из Граца, который занялся изучением жизни пчел. Оказывается, что пчелы, исполняя своеобразный "танец", не только сообщают своим товарищам о том, что нашли подходящее "пастбище", но и указывают расстояние до него, и направление движения, что позволяет новичкам лететь прямо на место.3 Этот способом передачи информации в принципе ничем не отличается от используемого человеком. В последнем случае мы, конечно же, посчитали бы такое пове­дение осознанным и осмысленным деянием и вряд ли могли бы себе представить, что кто-нибудь будет в состоянии доказать в суде, что это было бессознательное поведение. В крайнем случае, мы могли бы, исходя из опыта психиатрии, признать, что объективная информация в исключительных случаях может передаваться в сумеречном" состоянии, но кате­горически не согласились бы с тем, что этот тип передачи информации, как правило, относится к области бессознатель­ного. Тем не менее, предположение, что у пчел этот процесс протекает бессознательно, считается вполне нормальным. Но оно не является решением проблемы, потому что мы по-преж­нему стоим перед фактом, что цепочка нервных узлов дает такие же точно результаты, что и наша кора головного мозга. Кроме того, нет никаких доказательств того, что у пчел отсут­ствует сознание.

957 Итак, мы вынуждены сделать вывод, что нервная основа типа симпатической нервной системы, которая в смысле про­исхождения и функций не имеет ничего общего со спинномоз­говой системой, явно может с такой же легкостью порождать мысли и восприятие. Что тогда нам думать о симпатической нервной системе у позвоночных? Может ли и она порождать или передавать специфически психические процессы? Наблю­дения фон Фриша доказывают существование трансцеребраль­ных мышления и восприятия. Мы должны помнить об этом, если хотим объяснить существование какой-то формы сознания во время комы (потери сознания). Кома не парализует симпатическую нервную систему и, поэтому, последняя может считаться вероятным носителем психических функций. Если это так, то следует задаться вопросом, не могут ли в таком же свете рассматриваться нормальное состояние бессознатель­ности во сне и содержащиеся в нем потенциально сознательные сновидения - иными словами, не являются ли сновидения порождением не столько спящей коры головного мозга, сколько неспящей симпатической нервной системы, и, следовательно, не обладают ли они трансцеребральной природой.

958 За пределами царства психофизического параллелизма, ко­торое мы в настоящий момент не понимаем и даже не можем притвориться, что понимаем, синхронистичность не является феноменом, регулярность которого не'так уж легко проде­монстрировать. Человека одинаково сильно впечатляет отсутс­твие гармонии в жизни и удивляют приуроченные к отдельному моменту случаи гармонии в ней. В противоположность идее изначально установленной гармонии, синхронистический фак­тор просто обуславливает существование интеллектуально не­обходимого принципа, который можно добавить к уже признан­ной триаде (превратив ее в четверку) времени, пространства и причинности. Эти факторы являются обязательными, но не абсолютными - большая часть содержимого психики является не пространственной, а время и причинность являются психи­чески относительными - и точно так же синхронистический фактор оказывается действенным только при определенных условиях. Но в отличие от причинности, которая деспотически правит во всем макрофизическом мире и власть которой прек­ращается только в микромире, синхронистичность является феноменом, который связан прежде всего с психическими условиями, то есть с процессами в бессознательном. Экспери­ментально доказано, что синхронистические явления довольно регулярно случаются в ходе интуитивных, "магических" проце­дур. Там они субъективно убедительны, но (по крайней мере в настоящий момент) объективно и статистически доказать их существование представляется чрезвычайно трудным делом.

959 На органическом уровне, вероятно, можно рассматривать биологический морфогенез в свете синхронистического факто­ра. Профессор А. М. Дальк (Dalcq), из Брюсселя, понимает форму, несмотря на ее связь с материей, как "непрерывность, находящуюся вне пределов живого организма".4 Сэр Джеймс Джине относит радиактивный распад к беспричинным собы­тиям, которые, как мы уже убедились, включают в себя синхронистичность. Он говорит: "Радиактивный распад предс­тавляется мне следствием без причины и наводит меня на мысль, что главные законы природы не имеют ничего Общего с причинностью".5 Эта чрезвычайно парадоксальная фЬрмула, вышедшая из-под пера физика, типична для интеллектуальной дилеммы, которую ставит перед нами радиактивный распад. Он, или скорее феномен "полу-жизни", выглядит примером акаузальной упорядоченности - концепции, которая также включает в себя синхронистичность и к которой я вернусь ниже.

960 Синхронистичность - это не философская категория, а эмпирическая концепция, которая постулирует интеллектуаль­но необходимый принцип. Она не может считаться ни материализмом, ни метафизикой. Ни один серьезный исследо­ватель не стал бы утверждать, что природа того, чье существо­вание доказано в ходе наблюдений, и природа того, что про­водит наблюдения, а именно психе, являются известными и признанными величинами. Если новейшие выводы науки все больше и больше приближаются к унитарной идее бытия, характеризуемой пространством и временем с одной стороны, и причинностью и синхронистичностью - с другой, то здесь и не пахнет материализмом. Это скорее указывает на возмож­ность ликвидации несоизмеримости наблюдаемого и наблюда­ющего. В данном случае результатом было бы единство бытия, которое выражалось бы новым концептуальным языком - "ней­тральным языком", как его когда-то назвал В. Паули. 961 Тогда, к триаде классической физики - пространству, вре­мени и причинности - добавился бы фактор синхронистичности, и она превратилась бы в тетраду, quaternio, которое дает возможность видеть всю картину целиком:

 

пространство

причинность ┼ синхронистичность

Время

962 В данном случае синхронистичность является для трех других принципов тем же, чем одномерность времени6 является для трехмерности пространства, или напоминает упрямую "Четверку" из "Тимея", которую, как говорит Платон, можно добавить к тройке только "силой".7 Точно так же, как в современной физике введение времени в качестве четвертого измерения постулирует непредставимый континуум пространст­во-время, так идея синхронистичности с присущим ей качест­вом смысла создает ошарашивающе-непредставимую картину мира.8 Однако, польза от добавления этой концепции состоит в том, что она позволяет нам включить в наше определение и знание природы психоидный фактор - то есть смысл a priori или "эквивалентность". Таким образом, проблема, которая красной нитью проходит через размышления алхимиков на протяжении полутора тысяч лет, снова возникает и саморазре­шается в так называемой аксиоме Марии-Иудейки (или Коптийки): "Из Тройки выходит Единица как Четверка".9 Это загадочное замечание подтверждает то, о чем я говорил выше: принципиально новые точки зрения, как правило, возникают не на известном месте, а в глуши, чем могут даже отпугивать людей своей плохой репутацией. Старая мечта алхимиков, трансформация химических элементов, многократно осмеянная идея, в наши дни стала реальностью, а ее символизм, который так же был объектом для насмешек, оказался поистине золо­тым дном для психологии бессознательного. Алхимическая дилемма тройки и четверки, которая началась с истории, послужившей фоном для Тимея, и простерлась вплоть до сцены с кабирами во второй части Фауста, была воспринята алхи­миком шестнадцатого века Герхардом Дорном как выбор между христианской Троицей и serpens quadricornutus, четырехрогим змеем, то есть Дьяволом. Словно предчувствуя грядущие события, Дорн предает анафеме языческую четверку, столь любимую алхимиками, на том основании, что она происходит от "бинариуса" (числа 2) и поэтому представляет собой нечто материальное, женское и дьявольское.10 Доктор фон Франц указала на возникновение этого "трехипостасного" мышления в Parable Бернадра Тревисского, в Amphiteatrum Кунрата, в работах Михаеля Майера и в Aquarium sapientum неизвестно­го автора.11 В. Паули привлек внимание к полемике Кеплера и Роберта Флудда, в которой Флудд, с его теорией соответствия, потерпел поражение и уступил место Кеплеру, с его теорией трех принципов.12 За выбором в пользу триады, который, в определенном смысле, противоречит алхимической традиции, последовала научная эпоха, которая ничего не знала о соот­ветствии и с отчаянным упорством цеплялась за "тройствен­ное" мировоззрение - продолжение "трехипостасного" образа мышления - описывающее и объясняющего все категориями пространства, времени и причинности.

963 Открытие радиактивности совершило революцию в физике, классические представления которой претерпели значительные изменения. Изменения эти настолько велики, что мы вын^кдены пересмотреть классическую схему, о которой я говорил выше. Поскольку у меня была возможность, благодаря любезно прояв­ленному профессором Паули интересу к моей работе, обсуждать эти принципиальные вопросы с профессиональным физиком, который, в то же самое время, мог оценить мои психо­логические аргументы, то я имею право выдвинуть предполо­жение, в котором учитываются и достижения современной физики. Паули предложил заменить классическое противостояние времени и пространства на сохранение энергии и пространст­венно-временного континуума. Это предложение позволило мне более точно определить другую пару противоположностей -причинность и синхронистичность - с целью установления некоей связи между этими двумя различными концепциями. В конце концов, мы сошлись на следующем quaternio:

 

неистребимая энергия

Постоянная связь посредством следствия (причинность)┼Непостоянная связь посредством случайности, Эквивалентности или смысла

Пространственно временной континуум

964 Эта схема соответствует, с одной стороны, постулатам современной физики, а с другой - постулатам психологии. Психологическая точка зрения требует пояснения. По выше­изложенным соображениям о причинном объяснении синхронистичности не может быть и речи. Она состоит, прежде всего, из "случайных" эквивалентностей. Их tertium comparationis покоится на психоидных факторах, которые я называю архетипами. Они являются неопределенными, то есть познать и определить их можно только приблизительно. Хотя они и связаны с причинными процессами или "переносятся" ими, они постоянно вырываются из этой системы координат. Это нару­шение порядка я назвал бы "переходом границы", потому что архетипы обнаруживаются не только в психической сфере, но почти так же часто проявляются в обстоятельствах, которые психическими не являются (эквивалентность внешнего физи­ческого процесса психическому). В категориях причинности архетипические эквивалентности являются случайными, то есть между ними и причинными процессами нет никакой закономерной связи. Поэтому складывается впечатление, что они представляют особый пример хаотичности или случай­ности, или того "хаотичного состояния", которое, по словам Андреаса Шпейсера, "перемещается во времени совершенно закономерным способом".13 Это первоначальное состояние, ко­торое "не подчиняется механистическому закону", но является предпосылкой его существования, случайной основой, на кото­рой базируется этот закон. Если мы рассматриваем синхро­нистичность или архетипы как случайность, то последняя приобретает специфический аспект модальности, которая обла­дает функциональным значением формирующего мир фактора. Архетип представляет психическую вероятность, изображая обычные инстинктивные события в форме типов. Это особый психический пример вероятности вообще, которая "состоит из законов случайности и устанавливает правила для природы точно так же, как их устанавливают законы механики".14 Мы должны согласиться со Шпейсером, что хотя в царстве чистого интеллекта случайность и является "бесформенной субс­танцией", то перед психической интроспекцией - если внутрен­нее восприятие вообще может уловить ее - она предстает как образ, или, скорее, тип, который лежит в основе не только психических эквивалентностей, но также (знаменательный факт!) и эквивалентностей психофизических.

965 Трудно смыть с концептуального языка его причинную раскраску. Так под словосочетанием "лежащий в основе", несмотря на то, что в нем слышится отзвук причинности, понимается не что-то причинное, а просто существующее ка­чество, неизменная случайность, существующая "сама по себе". "Смысловое совпадение" или эквивалентность психического и физического состояний, между которыми не существует никакой причинной связи, - это, говоря общими словами, модальность без причины, "акаузальная упорядоченность". Теперь встает вопрос, не может ли быть расширено наше определение синхронистичности с учетом эквивалентности психических и физических процессов, или, если точнее, не требует ли оно такого расширения. Это требование представ­ляется обязательным, когда мы размышляем над более широкой концепцией синхронистичности, как "акаузальной упорядочен­ности". Под эту категорию подпадают все "акты творения", факторы a priori типа свойств естественных чисел, разрывнос­тей современной физики, и т. д. Соответственно, в рамки нашей расширенной концепции мы должны будем включить наши постоянные и воспроизводимые экспериментальным путем феномены, хотя, на первый взгляд, это противоречит природе феноменов, в том числе и природе узко понимаемой синхронистичности. Последняя по большей части представляет собой индивидуальные случаи, которые нельзя повторить эк­спериментальным путем. Разумеется, и это не совсем верно, доказательством чему служат эксперименты Рейна и мно­гочисленные случаи с индивидами, обладающими даром ясновидения. Эти факты доказывают, что даже в индивидуаль­ных случаях, которые нельзя свести к общему знаменателю и которые относятся к разряду "уникальных", имеются опреде­ленные общие факторы, из чего мы вынуждены заключить, что наша более узкая концепция синхронистичности вероятно является слишком узкой и действительно требует расширения.

Вообще-то, я склоняюсь к той точке зрения, что синхронистич­ность в узком смысле является всего-лишь отдельным примером общей акаузальной упорядоченности - а именно, эквивалентности психических и физических процессов, где наблюдатель занимает выгодную позицию, поскольку способен опознать tertium comparationis. Но, как только он проникает в архетипическую основу, у него возникает искушение свести взаимную ассимиляцию независимых психических и физичес­ких процессов к (причинному) воздействию архетипа, и, в результате, выпустить из внимания тот факт, что они являются простыми случайностями. Этой опасности можно избежать, если рассматривать синхронистичность, как особый пример общей акаузальной упорядоченности. Таким образом, мы также избежим и неправомерного умножения наших принципов объяснения, поскольку только архетип является интрос­пективно узнаваемой формой a priori психической упорядочен­ности. Если внешний синхронистической процесс в настоящий момент связывается с архетипом, то этот процесс включается в ту же самую основную схему - иными словами, он тоже "упорядочивается". Эта форма упорядоченности отличается от упорядоченности естественных чисел или разрывностей физики в том, что последнее существует извечно и регулярно повторя­ется, в то время как формы психической упорядоченности являются актами творения во времени. Кстати, именно поэтому я выделил элемент времени, как характерную черту этих феноменов, и назвал их синхронистическими.

966 Современное открытие разрывности (например, упорядо­ченности кванта энергии, распада радия и т. д.) положило конец безраздельному господству причинности и, тем самым, триаде принципов. Территория, потерянная последними, рань­ше принадлежала сфере соответствия и притяжения, кон­цепциям, которые достигли наивысшей точки развития в идее Лейбница об изначально установленной гармонии. Шопенгаэур знал слишком мало об эмпирических основах соответствия, чтобы понять, насколько безнадежной была его попытка причинного объяснения. Сегодня, благодаря экспериментам по ЭСВ, в нашем распоряжении оказалось очень много эмпиричес­кого материала. Мы можем выработать определенную кон­цепцию его достоверности, когда мы узнаем из Г. И. Хатчинсона15, что эксперименты по ЭСВ, проведенные С. Г. Солом и К. М. Голдни, дали коэффициент вероятности 1 : 10 в 35-й степени, что эквивалентно количеству молекул в 250 000-х тоннах воды. В области естественных наук не очень много экспериментов дали результаты, приближающиеся к столь высокому уровню достоверности. Преувеличенный скептицизм по отношению к ЭСВ на самом деле не имеет никакого оправ­дания. Основной его причиной является обычное невежество, которое в наше время, к сожалению, почти всегда сопутствует специализации и не дает ограниченному ее узкими рамками исследователю стать на более высокую и более широкую точку зрения. Разве мы частенько не сталкивались с тем, что так называемые "суеверия" содержат зерно истины, вполне достой­ной познания?! Вполне возможно, что изначальное магическое значение слова "желание", по-прежнему сохраняющееся в сло­восочетании "палочка, исполняющая желания" (магический жезл, волшебная палочка) и выражающее желание не в смысле чувства, а в смысле магического действия16, и традиционная вера в эффективность молитвы основываются на ощущении сопутствующих синхронистических феноменов.

967 Синхронистичность не более изумительна или загадочна, чем разрывность в физике. Но впитанная с молоком матери вера в безраздельное господство причинности создает труд­ности разуму и заставляет его сделать вывод о немыслимости даже самой возможности существования беспричинных событий. Но если они действительно существуют, то мы долж­ны рассматривать их, как творческие деяния, как непрерыв­ное сотворение17 схемы, извечно существующей, спорадически повторяющейся и не имеющей никаких видимых источников. Разумеется мы должны проявить осторожность и не считать "бепричинным" любое событие, причина которого неизвестна. Беспричинность, как я уже говорил, можно искать только там, где существование причины представляется немыслимым. Но критерий "мыслимости" - это идея, которая сама требует предельно осторожного подхода. Если бы атом18 соответствовал его первоначальной философской концепции, то его способ­ность к делению была бы немыслимой. "Смысловые совпа­дения" вполне мыслимы как чистая случайность. Но чем боль­ше они множатся и чем более значительным и более точным является совпадение, чем меньшей представляется их вероят­ность и чем большей становится их немыслимость, до тех пор, пока они уже не могут считаться чистой случайностью, но, за неимением причинного объяснения, о них приходится думать, как о "смысловых совпадениях". Однако, как я уже говорил, их "необъяснимость" проистекает не из того, что причина их неизвестна, а из того, что разум попросту не может себе представить такой причины. Это необходимое состояние, когда пространство и время теряют свое значение или становятся относительными, ибо в этих условиях причинность, которая предполагает наличие пространства и времени, больше не может считаться существующей и становится совершенно не­мыслимой.

968 По этим причинам мне представляется необходимым ввести, наряду со временем, пространством и причинностью, кате­горию, которая не только дает нам возможность понять синхро­нистические феномены, как особый класс естественных событий, но также определяет случайность, как извечно существующий вселенский фактор и, отчасти, как сумму происходящих во времени бесчисленных индивидуальных актов творения.








Дата добавления: 2014-12-13; просмотров: 592; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2023 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.042 сек.