Железнодорожные пусковые установки

 

17 ноября 1941 года начальник ЦКБ-19 Народного комиссариата судостроительной промышленности обратился в ГАУ с предложением оснастить железнодорожные платформы ракетным оружием. Предложение было одобрено. Было решено смонтировать на пяти двухосных 20-тонных железнодорожных платформах 10 установок для пуска 82-мм реактивных снарядов и на двух таких же платформах две установки для пуска 132-мм снарядов.

В ноябре же 1941 года СКБ завода «Компрессор» получило задание разработать пусковые установки для 132-мм и 82-мм реактивных снарядов на двухосных 20-тонных бронированных железнодорожных платформах. Эти установки предназначались для обороны Москвы. Создание таких установок на железнодорожных платформах для того времени было совершенно новой инженерной задачей. При их проектировании предстояло учитывать и решать в сжатые сроки многие сложные вопросы: определение количества направляющих и их взаимное расположение на платформе для каждого калибра ракет; создание поворотных устройств установок, позволяющих вести круговой обстрел; защита платформ и элементов установок от истекающих под давлением горячих газов при пуске ракет; удобство заряжания и обслуживания установок; возможную предельную скорость движения и торможения платформы; влияние жесткости платформы и железнодорожного полотна на кучность стрельбы, расположение и количество запаса снарядов и т. д. В мировой практике не имелось никаких рекомендаций по этим вопросам.

Разработка пусковых установок на железнодорожных платформах и их изготовление производились в условиях эвакуации завода «Компрессор». СКБ завода для выполнения этого задания осталось в Москве. Артиллерийские части установок изготовить не представлялось возможным, поэтому были использованы артиллерийские части от штатных пусковых установок БМ-13 на гусеничном тракторе СТЗ-5, БМ-8 на автомобиле ЗИС-6 и БМ-8-24 на танке Т-40. Для основания артиллерийских частей, требующих кругового разворота по азимуту, требовались шаровые погоны типа танковых для вращения башен. Достать их также оказалось невозможным. Пришлось для этой цели использовать бандажи паровозных колес и изготавливать из них шаровые погоны (как это было в гражданскую войну для установки 76-мм пушек обр. 1902 г. на бронепоездах). На железнодорожных платформах были разработаны бронированные надстройки для защиты боевого расчета и запасных комплектов боеприпасов.

СКБ разработало три пусковые установки на бронированных железнодорожных платформах: 16-зарядную для 132-мм реактивных снарядов М-13, 48— и 72-зарядную для 82-мм снарядов М-8*. По чертежам, разработанным в СКБ, в декабре 1941 года было изготовлено пять пусковых установок на бронированных железнодорожных платформах: три — для пуска реактивных снарядов М-13, и две (48-зарядные) — для пуска снарядов М-8. Установки участвовали в битве за Москву. (Рис. 111, 112)

* Установка для пуска 82-мм реактивных снарядов имела наибольшее количество направляющих (72) среди полевых пусковых устройств, спроектированных в течение второй мировой войны.

В марте 1942 года бронепоездам № 659 «Козьма Минин» и № 702 «Илья Муромец» были приданы по одной бронеплощадке с пусковыми установками М-8-24.

12 августа 1942 года в состав 62-го отдельного дивизиона бронепоездов (бронепоезда № 653 «Мичуринец» и № 701 «Советская Армения») передали две бронеплощадки с четырьмя пусковыми установками М-8.

Тогда же бронеплощадки с пусковыми установками 132-мм снарядов М-13 были приданы бронепоездам № 686 и № 697 57-го отдельного дивизиона бронепоездов.

Рис. 111. Отдельный дивизион железнодорожных ПУ БМ-13-16 Рис. 112. Пусковая установка под РС-132 мм на бронированной железнодорожной платформе

 

В конце 1942 года были созданы пусковые установки ПУ-8, устанавливаемые на дрезинах. Эти установки предназначались для запуска 82-мм ракет М-8 и имели 12 направляющих.

Глава 9

Реактивные установки в Военно-Морском флоте (1942-1945 гг.)

 

В феврале 1942 года Артуправление ВМФ выдало техническое задание СКВ завода «Компрессор» на проектирование корабельных артиллерийских установок для реактивных снарядов М-13 и М-8. Разработка этих проектов была завершена СКВ под руководством В. П. Бармина в мае 1942 года.

Установка М-8-М обеспечивала пуск 24 82-мм снарядов М-8 за 7-8 секунд. Установка М-8-М была башенно-палубного типа и состояла из качающейся части (блока направляющих на ферме), прицельного устройства, механизмов наведения и электрооборудования. Качающаяся часть с помощью оси качания и опорного винта механизма вертикального наведения шарнирно закреплялась на основании установки и могла менять угол возвышения в пределах от +5° до +45°. Поворотное устройство с шаровым погоном давало возможность качающейся части установки поворачиваться на угол 360° по горизонту. На поворотной части основания установки, в ее надпалубной части, крепились механизмы наведения, прицельное и тормозное устройства, сиденье наводчика (он же стрелок), прибор ведения огня и электрооборудование. (Рис. 113)

Установка M-13-MI обеспечивала пуск 16 снарядов М-13 с восьми двутавровых направляющих (балок) за 5-8 секунд.

Установка M-13-MI была надпалубного типа и могла быть смонтирована на крыше боевой рубки бронекатера (по предложению СКВ) или устанавливаться вместо кормовой артиллерийской башни бронекатеров проекта 1124.

Рис.113. Общий вид морской реактивной установки М-8-М

В мае 1942 года первую установку M-13-MI отправили с завода «Компрессор» в город Зеленодольск, где она была установлена на бронекатер проекта 1124. Несколько позже в Зеленодольск была доставлена и установка М-8-М. Опытный образец установки M-1-13MI был установлен на бронекатере БКА № 41 (с 18 августа 1942 года — № 51; заводской № 314) проекта 1124, а опытный образец установки М-8-М — на бронекатере БКА № 61 (заводской № 350) проекта 1125. Акт испытаний установки M-13-MI на бронекатерах был утвержден 17 июля 1942 года. (Рис. 114, 115)

Рис.114. Пусковая установка ракет М-13-М, снятая с бронекатера

 

Рис.115. Пусковая установка под РС-132 мм на бронекатере

Приказом наркома ВМФ от 29 ноября 1942 года реактивные установки М-8-М и M-13-MI были приняты на вооружение. Промышленности был выдан заказ на изготовление 20 установок M-13-MI и 10 установок М-8-М. (Рис. 116)

В августе 1942 года на заводе «Компрессор» была изготовлена пусковая установка М-13-МII для 32 132-мм снарядов М-13. Установка M-13-MII была башенно-палубного типа, ее конструктивная схема аналогична схеме пусковой установки М-8-М. В Зеленодоль-ске пусковую установку М-13-МII смонтировали на бронекатере БКА № 315 проекта 1124 взамен кормовой артиллерийской башни. Осенью 1942 года установка М-13-МII прошла испытания на бронекатере и была рекомендована к принятию на вооружение. Однако на вооружение ее не приняли, а опытный образец остался в Волжской флотилии.

Осенью 1942 года реактивными установками М-8-М было оснащено 10 посыльных катеров типа Я-5 («Ярославец») водоизмещением 23,4 тонны. Филиал ЦКБ-32 на заводе № 640 разработал варианты вооружения торпедных катеров реактивными установками М-8-М. Головной катер по проекту 213 был построен на тюменском заводе № 639 и отправлен на испытания в город Поти. 5 мая 1943 года катер был принят и получил наименование «Московский ремесленник трудовых резервов». К июлю 1943 года в строй Черноморского флота были введены еще пять таких катеров. Их пусковые установки имели 24 направляющие.

Боевая эксплуатация пусковых установок М-8-М и М-13-М на морях, реках и озерах выявила ряд их конструктивных недостатков. Поэтому в июле-августе 1943 года СКБ завода «Компрессор» начало проектирование трех корабельных пусковых установок улучшенного типа 8-М-8, 24-М-8 и 16-М-13. Проектируемые установки отличались от прежних более надежным стопорением реактивных снарядов на направляющих в условиях шторма на море; увеличением скорости наведения установки на цель; уменьшением усилий на ручках маховиков механизмов наведения. Был разработан автоматизированный прибор ведения огня с ножным и ручным управлением, позволяющий вести стрельбу одиночными выстрелами, очередями и залповым огнем. Обеспечивалась герметизация поворотного устройства установок и их крепления к палубам корабля.

Артуправление ВМФ предлагало укоротить длину направляющих для 132-мм снарядов с 5 до 2,25 м. Однако опытные стрельбы показали, что при коротких направляющих очень велико рассеивание снарядов. Поэтому на пусковых установка 16-М-16 длина направляющих была оставлена прежней (5 м). Направляющие всех пусковых установок, использованных на бронекатерах, представляли собой двутавровые балки.

Работы над 82-мм пусковыми установками М-8-М по указанию заказчика (Артуправления ВМФ) были прекращены на стадии эскизного проектирования.

В феврале 1944 года СКВ завода «Компрессор» закончило разработку рабочих чертежей установки 24-М-8. В апреле 1944 года завод № 740 изготовил два опытных образца 24-М-8. В июле 1944 года установки 24-М-8 успешно прошли корабельные испытания на Черном море. 19 сентября 1944 года установка 24-М-8 была принята на вооружение ВМФ.

Рабочие чертежи реактивной установки 16-М-13, предназначенной для пуска 16 ракет М-13, были закончены СКВ в марте 1944 года. Опытный образец был изготовлен свердловским заводом № 760 в августе 1944 года. Корабельные испытания 16-М-13 прошли на Черном море в ноябре 1944 года. В январе 1945 года пусковая установка 16-М-13 были принята на вооружение ВМФ.

Всего в ходе Великой Отечественной войны промышленностью было изготовлено и поставлено флотам и флотилиям 92 установки М-8-М, 30 установок M-13-MI, 49 установок 24-М-8 и 35 установок 16-М-13. Эти системы были установлены как на бронекатерах проектов 1124 и 1125, так и на торпедных катерах, сторожевых катерах, трофейных немецких десантных баржах и др.

Рис. 116. Артиллерийский катер АКА-5 на базе торпедного катера Г-5 с установкой М-8-М

 

На кораблях и катерах с начала 1942 года в инициативном порядке устанавливались самодельные пусковые установки. Так, в начале 1942 года старший лейтенант Г. В. Терновский и военинженер 3-го ранга Н. С. Попов сконструировали решетчатые пусковые установки для ракет М-8. Эти установки навешивались на корабельные орудия. Наведение установок производилось механизмами наведения самого орудия. Первые две установки прикрепили к 45-мм пушкам 21-К на катере МО-084. Экспериментальные стрельбы с катера были проведены 2 и 4 марта 1942 года под Анапой в присутствии адмирала Г. Н. Холостякова. Летом 1942 года на трех торпедных катерах типа Г-5 Черноморского флота было поставлено по 4-6 самодельных направляющих для пуска 82-мм ракет М-8. (Рис. 117)

В начале 1943 года по инициативе старшего лейтенанта Г. В. Терновского на черноморский катерный тральщик КАТЩ-606 «Скумбрия» было поставлено двенадцать 8-зарядных пусковых установок 8-М-8. Любопытно, что «Скумбрия» до войны была рыболовным катером с деревянным корпусом, ее водоизмещение составляло всего 32 тонны. Тем не менее «Скумбрия» несколько раз наносила удары по немецким позициям в районе Новороссийска. (Рис. XXXIII цветной вклейки)

Рис. 117. Пусковая установка М-8 на большом тендере, использовавшаяся на Онежском озере и Балтийском море

Ставились «самоделки на коленке» и на бронекатерах. Вот, например, зимой 1942-1943 годов в инициативном порядке в 7-м дивизионе катеров ОВРа (охраны водного района) Ленинградской военно-морской базы на двух бронекатерах проекта 1124 (БКА-101 и БКА-102) были сделаны самодельные пусковые установки для 82-мм снарядов М-8. Простейшие направляюще из стальных реек были навешены на стволы 7б-мм пушек Ф-34. На каждый ствол сверху ставилась и крепилась к нему хомутами рейка для запуска одного снаряда.

Оба бронекатера несколько раз проводили обстрел снарядами М-8 вражеского побережья, причем после пуска снарядов орудия могли нормально вести огонь. А один раз, по воспоминаниям командира дивизиона В. В. Чудова, бронекатер БКА-101, находясь северо-западнее острова Лавенсаари, выпустил два снаряда М-8 по немецкому малому миноносцу типа Т.

Проку от «самоделок на коленке» на море было мало.* Их кучность стрельбы была очень плоха, а сами установки «не обеспечивали безопасности», то есть представляли большую опасность для команды, чем для противника. В связи с этим приказом наркома ВМФ от 24 января 1943 года было запрещено конструирование и изготовление пусковых реактивных установок без ведома Главного морского штаба ВМФ.

* Другой вопрос — применение самодельных пусковых установок для реактивных снарядов на суше, особенно в ходе уличных боев, где они были буквально незаменимы.

Установка Калибр снаряда, мм Число направляющих Длина направляющих, м Время заряжания установки, мин Продолжительность залпа, с Угол возвышения, град Угол горизонтального наведения, град Боевой расчет, чел. : при стрельбе при заряжании Габаритные размеры установки, мм: длина ширина высота Вес установки без снарядов, кг 24-М-8 82 24 2 4-8 2-3 -5°; +55° 360° 2 2-3 2240 2430 1170 975 16-М-13 132 16 4 4-8 2-3 -5°; +60° 360° 3-4 4000 2550 2020 2100

 

Насколько было целесообразно устанавливать пусковые установки с реактивными снарядами М-8 и М-13 на бронекатерах? На взгляд автора — это вопрос спорный. У катеров проекта 1124 при установке реактивного вооружения артиллерийская мощь уменьшалась в два раза. У катеров проекта 1125 существенно возрастала осадка и падала скорость хода. Пусковые установки ракет не были бронированы, их заряжание и наведение осуществлялось прислугой, не защищенной от огня противника. Наконец, попадание даже одной пули в реактивный снаряд на пусковой установке могло привести к гибели катера. Фактически после установки реактивного вооружения пусковой катер переставал быть бронекатером. Все те же установки для реактивных снарядов ставились и на другие морские и речные суда почти всех типов, от разъездных и торпедных катеров до рыболовецких сейнеров. Поэтому, на взгляд автора, целесообразнее было ставить реактивные снаряды на небронированные суда и катера, а бронекатера должны были использоваться как чисто артиллерийские корабли. Другой вопрос, что при отсутствии других плавсредств иного выхода не было.

Глава 10

Реактивная артиллерия в Великой Отечественной войне

 

Первая ракетная батарея иод командованием капитана И. А. Флерова выехала на фронт вечером 1 июля 1941 года. В батарее было семь установок БМ-13, изготовленных НИИ-3, и одна 122-мм гаубица (для пристрелки).

14 июля в 15 часов 15 минут по приказу начальника штаба артиллерии фронта генерал-майора артиллерии Г. С. Кариофилли батарея произвела залп по скоплению живой силы и танков фашистов в районе Орши. Второй залп 94 снарядами был произведен в 17 часов 20 минут. Стрельба велась из шести пусковых установок, так как на седьмой был поврежден электрический кабель от пульта управления стрельбой к пироконтактам снарядов.

Появление на фронте батареи капитана Флерова явилось полной неожиданностью для руководства абвера и вермахта. Главное командование сухопутных сил Германии 14 августа оповещало свои войска: «Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку... Выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым... При захвате таких пушек немедленно сообщать». Через две недели появилась директива, озаглавленная «Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды». В ней говорилось: «...войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов... О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день».

В 20-х числах июля 1941 года на Западный фронт прибыла вторая батарея реактивной артиллерии в составе девяти пусковых установок БМ-13, которая поступила в подчинение 19-й армии, а в состав 16-й армии — третья батарея из трех БМ-13. В течение августа и сентября в действующую армию отправили еще пять батарей реактивной артиллерии.

22 июля была отправлена батарея реактивной артиллерии и на Ленинградский фронт. Командовал ею лейтенант П. Н. Дегтярев. Батарея состояла из четырех пусковых установок БМ-13 (двух огневых взводов), взвода управления и взвода боепитания. В ее составе было 50 грузовых автомобилей, перевозивших 1500 снарядов. Первый залп был произведен 3 августа в 22 часа ровно на Лужском оборонительном рубеже по скоплению фашистских войск в районе Кингисеппа. В последующем подразделения и части реактивной артиллерии Ленинградского фронта формировались в условиях блокадного Ленинграда, в котором на заводе имени Карла Маркса было налажено массовое производство установок БМ-13, а на заводе № 4 имени М. И. Калинина — производство реактивных снарядов.

В ходе боевого применения батарей реактивной артиллерии выяснилось, что плотность одного залпа (2-3 снаряда на гектар) недостаточна для надежного поражения живой силы и огневых средств противника. Не оправдался и расчет на применение 122-мм гаубицы в качестве пристрелочного орудия. Для реактивных снарядов М-13 пристрелка не имела практического смысла.

Поэтому в конце июля 1941 года Верховный Главнокомандующий принял решение о незамедлительном переводе реактивной артиллерии на новую организацию. Ее основной организационной единицей стал полк. При этом создавались части, на вооружении которых наряду с машинами БМ-13 и снарядами М-13 поступали также боевые установки БМ-8 и 82-мм снаряды М-8.

По приказу Верховного Главнокомандующего от 8 августа 1941 года началось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии. Это стало важной вехой в ее истории. Новым формированиям присваивалось наименование гвардейских минометных частей резерва Верховного Главнокомандования, чем подчеркивалось исключительное значение, придававшееся реактивному оружию.

Этим же приказом возлагалась персональная ответственность командующих войсками фронтов и армий за принятие необходимых мер по сохранению секрета нового оружия и по предупреждению захвата его противником.

Согласно штатной организации, каждый гвардейский минометный полк состоял из трех дивизионов М-13 или М-8. В дивизионе было три батареи, а в батарее — четыре боевые установки. Кроме того, в полк входили зенитный дивизион и подразделения обеспечения. Но в связи с острой нехваткой зенитных средств многие ракетные части убывали на фронт без них.

Штатная организация реактивной артиллерии на базе полка обеспечивала резкое повышение плотности реактивного огня. Залп полка М-13 состоял из 576, а полка М-8 — из 1296 реактивных снарядов.

Формирование гвардейских минометных частей шло очень быстро. Уже 12 августа дивизион одного из вновь создаваемых полков отправился на фронт, а 19 августа вслед за ним отправились еще два дивизиона. К 12 сентября закончилось формирование всех восьми полков — задание Верховного Главнокомандующего было выполнено за месяц. До конца сентября был создан еще один, девятый по счету, полк.

Однако по требованиям командующих фронтов, главным образом Западного, усиливать каждую стрелковую дивизию, действующую на главном направлении, хотя бы одним дивизионом М-13 или М-8, стали переформировывать значительную часть гвардейских минометных полков в отдельные дивизионы. Всего в ноябре-декабре 1941 года было переформировано в отдельные дивизионы непосредственно на фронтах десять из четырнадцати полков. Кроме того, за этот же период было сформировано 28 новых отдельных дивизионов.

Отдельные дивизионы имели в своем составе две батареи по четыре боевые установки в каждой, то есть всего восемь установок. В то же время было начато формирование трехбатарейных отдельных дивизионов, вооруженных боевыми установками БМ-8 и БМ-13 (по 12 на дивизион), смонтированными на шасси танков Т-40, Т-60 и тракторов СТЗ-5, для боевых действий в лесисто-болотистой местности.

Общая численность частей полевой реактивной артиллерии к 1 декабря 1941 года составляла 7 полков (из них три М-13 и четыре М-8) и 52 отдельных дивизиона. На их вооружении насчитывалось 356 боевых установок БМ-13 и 231 боевая установка БМ-8, всего 587 установок.

К 6 декабря 1941 года под Москвой в составе Калининского фронта было два дивизиона гвардейских минометных частей, Западного фронта — 34 дивизиона и Юго-Западного фронта — 12 дивизионов, всего около 500 боевых машин.

В ходе наступления иод Москвой в наших частях возник «снарядный голод». Это привело к снижению эффективности «гвардейских минометов». К примеру, в 50-й армии на два дня боя было запланировано 0,5 боекомплекта на орудие и по одному дивизионному залпу для полевой реактивной артиллерии. Реактивные снаряды доставлялись на передовую прямо с заводов-изготовителей. В 50-ю армию (в район Тулы) в ночь на 7 декабря 1941 года на семи транспортных самолетах было доставлено два дивизионных залпа мин для полевой реактивной артиллерии. На следующую ночь автомобильным транспортом туда же прибыло 3,5 дивизионных залпа реактивных мин.

Боевые установки М-8 и М-13 Ракеты М-20 1.12.1941 г. 587 - 1.05.1942 г. 1720 - 15.10.1942 г. 2592 4560

 

В ноябре и декабре 1942 года отдельные дивизионы М-30, а затем и полки М-30 начали сводить в бригады по четыре или по шесть дивизионов в каждой. Всего до конца года было сформировано 17 бригад, которые назывались тяжелыми гвардейскими минометными бригадами М-30.

В начале декабря 1942 года приступили к формированию тяжелых гвардейских минометных дивизий полевой реактивной артиллерии в составе двух бригад М-30, четырех полков М-13, штаба дивизии и батареи управления. На вооружении дивизии насчитывалось 96 боевых установок БМ-13 и 576 рам М-30. Залп дивизии состоял из 1536 мин М-13 и 2304 мин М-30, всего из 3840 мин общим весом 230 тонн.

В течение декабря были сформированы 1, 2, 3 и 4-я тяжелые гвардейские минометные дивизии, в состав которых вошли восемь бригад М-30 (из 17) и 16 полков М-13, частью сформированных вновь и частью — из числа бывших на фронтах. Дивизии были отправлены на Северо-Западный (1-я), Донской (2-я и 3-я) и Воронежский (4-я) фронты. В январе 1943 года были сформированы еще две дивизии (5-я и 6-я), и началось формирование 7-й дивизии (последней), законченное в феврале.

Однако первое же применение дивизий в бою показало, что сочетание в одном соединении таких различных по тактико-техническим характеристикам вооружения частей, как дивизионы М-30 и М-13, не оправдывало себя. Поэтому от подобной организации отказались и перешли на однородное вооружение дивизий.

С февраля 1943 года началось переформирование гвардейских минометных дивизий реактивной артиллерии на новые штаты. В состав дивизии включались три бригады М-30, каждая из которых имела четыре огневых дивизиона (по 72 рамы в дивизионе). Залп дивизии (864 рамы, 3456 мин М-31) при общем весе около 320 тонн был в 1,4 раза тяжелее, чем в прежней дивизии.

С весны 1943 года части М-30 стали применять двухрядный способ укладки снарядов на рамы М-30 (8 снарядов вместо 4), в результате чего появилась возможность вдвое сократить количество рам М-30 в дивизионе (36 вместо 72), но количество снарядов в их залпах оставалось прежним.

По мере формирования артиллерийских корпусов прорыва гвардейские минометные дивизии полевой реактивной артиллерии включались в состав этих корпусов. На 1 июня 1943 года в составе 2-го артиллерийского корпуса прорыва находилась 3-я гвардейская минометная дивизия, в 7-м корпусе — 2-я, в 4-м корпусе — 5-я. Остальные четыре дивизии (1-я с одной бригадой, 4-я и 6-я, имевшие по две бригады, и 7-я с тремя бригадами) еще оставались в Москве на переформировании и доукомплектовании. Бригады этих дивизий получали уже только по 36 восьмизарядных рам М-30 на дивизион.

Кроме бригад, входящих в состав гвардейских минометных дивизий, в артиллерии РВГК имелись и отдельные бригады. На 1 июня 1943 года в полевой реактивной артиллерии насчитывалось 17 бригад в составе гвардейских минометных дивизий и 8 бригад отдельных. Четырех бригад в составе дивизий еще недоставало. Формирование частей тяжелой полевой реактивной артиллерии продолжалось.

На 1 июня 1943 года в составе полевой реактивной артиллерии РВГК имелось 7 дивизий и 8 отдельных бригад М-31, 114 полков (из них 20 полков М-8, 94 полка М-13) и 31 отдельный дивизион (в том числе 12 дивизионов М-8 и 19 дивизионов М-13). На вооружении всех этих соединений и частей имелось 2536 боевых установок и 5695 рам М-31 против 2884 боевых установок и 5760 рам, положенных по штату.

За вычетом того, что было выделено в корпусную и армейскую артиллерию и что формировалось для них, непосредственно в артиллерии РВГК оставались те же 7 дивизий, 8 отдельных бригад, 104 отдельных полка (13 полков М-8 и 91 полк М-13) и 21 отдельный дивизион (8 отдельных дивизионов М-8 и 12 отдельных дивизионов М-13), имевших налицо 2325 боевых установок и 5695 рам. По сравнению с данными на конец первого периода войны количество наличного вооружения в частях и соединениях РВГК возросло примерно на 17% по боевым установкам и на 25% — по рамам. Таким образом, несмотря на то что из средств реактивной артиллерии РВГК за время рассматриваемой кампании (апрель-июнь 1943 года) выделилось значительное количество частей в корпусную и армейскую артиллерию, ее численность продолжала увеличиваться.

В кавалерийских корпусах к 1 июня 1943 года по штату состояло 84 пусковые установки М-8 и 48 пусковых установок М-13, а фактически их было 32 и 37. Стрелковые корпуса реактивной артиллерии не имели. См. Таблицу 51.

К середине 1943 года численность соединений и частей полевой реактивной артиллерии достигла той величины, при которой в обстановке того времени она удовлетворяла потребности фронтов в ней. Необходимость форсирования ее дальнейшего численного роста отпала. Поэтому за время летне-осенней кампании 1943 года в количестве частей и соединений этого вида артиллерии существенных изменений не произошло. Остались те же семь

Таблица 51









Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 1776;


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам перенёс пользу информационный материал, или помог в учебе – поделитесь этим сайтом с друзьями и знакомыми.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2024 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.021 сек.