Тема 1. Индивидуальная арт-терапия

 

1.Понятие индивидуальной арт-терапии. Сфера применения индивидуальной арт-терапии.

2.Основные факторы психотерапевтического воздействия в арт-терапии.

3.Арт-терапевтический процесс в индивидуальной работе.

 

1.Понятие индивидуальной арт-терапии. Сфера применения индивидуальной арт-терапии.

 

Индивидуальная арт-терапия может использоваться с широким кру­гом клиентов. Некоторые клиенты, не подлежащие вербальной психоте­рапии (олигофрены, психотики, лица преклонного возраста с нарушени­ями памяти и некоторые другие), в ряде случаев могут довольно успеш­но заниматься с арт-терапевтом как индивидуально, так и в группе: имея нарушенную способность к вербальной коммуникации, они нередко спо­собны выражать свои переживания в изобразительной форме. Даже если некоторые из них и не способны создавать художественные обра­зы, простая манипуляция и игра с материалами порой оказывается очень важным фактором их активизации, тренировки сенсомоторных навыков, мышления, памяти и других функций.

Тем не менее принято считать, что индивидуальная арт-терапия, дей­ствующая не только на отдельные проявления, но и механизмы развития заболевания, подходит прежде всего пациентам с неглубокими психи­ческими расстройствами, преимущественно невротического характера. Более серьезные психические нарушения могли бы быть препятствием формированию устойчивых психотерапевтических отношений. Приме­нительно к лицам с грубыми изменениями личности, неустойчивой или нарушенной идентичностью индивидуальная арт-терапевтическая рабо­та была бы сопряжена с риском еще большей личностной диссоциации.

Особую ценность арт-терапевтическая работа может иметь для детей и взрослых, испытывающих определенные затруднения в вербализации своих переживаний, например из-за речевых нарушений, аутизма или малоконтактности, а также сложности этих переживаний и их «невыра­зимости» (улице посттравматическим стрессовым расстройством). Это не значит, что арт-терапия не может быть успешной в работе с лицами, имеющими хорошо развитую способность к вербальному общению. Для них изобразительная деятельность может являться альтернативным «языком», более точным и выразительным, чем слова.

На развитие индивидуальной арт-терапии (точнее было бы сказать, арт-психотерапии) оказал большое влияние прежде всего психодинами­ческий подход, рассматривающий изобразительную деятельность паци­ента в качестве инструмента исследования его бессознательного. В по­следние годы достижения этого подхода были переработаны арт-тера-певтами с учетом новых представлений об интерактивном характере арт-терапевтического процесса и приемов практической работы иных психотерапевтических школ. Однако арт-терапия не стала частной фор­мой психоанализа и сохраняет изначально присущий ей уникальный ха­рактер, связанный с художественными основами ее метода.

Направлением клиента на индивидуальную арт-терапию, исходя из его проблем, характера заболевания и особенности личности, занимают­ся, как правило, врачи. Педагог или школьный психолог, оценив пробле­мы или характер эмоциональных и поведенческих нарушений ребенка, также могут рекомендовать его для индивидуальной арт-терапевтиче-ской работы. В нынешних условиях увеличение числа частнопрактику­ющих арт-терапевтов ведет к тому, что они могут зачастую сами прини­мать решение о целесообразности индивидуальной арт-терапевтической работы с обратившимся к ним клиентом. В любом случае необходимым условием для начала индивидуальной работы является установление психотерапевтического контакта. Оно происходит уже при самых первых встречах, когда у пациента и арт-терапевта возникают реакции друг на друга, определяющие неповторимую атмосферу их совместной работы.

Большую роль в формировании устойчивых психотерапевтических отношений играет детальное обсуждение с клиентом целей, характера и условий работы. Любая современная психотерапевтическая практика предполагает заключение психотерапевтического контракта. Контракт «защищает» клиента и самого специалиста, причем не только юридиче­ски, но и психологически, формируя определенную меру ответственно­сти обеих сторон за принятые ими обязательства. В частности, специа­лист (в данном случае арт-терапевт), подписывая контракт, берет на себя ответственность за использование конкретного вида работы, обес­печение для нее надлежащих условий и оснащения, регулярности сес­сий и т. д. Пациент, в свою очередь, обязуется посещать арт-терапевта в установленное время, определенным образом оплачивать его услуги (если арт-терапевтические услуги предполагают их оплату самим паци­ентом) и т. д.

В самом начале арт-терапевт объясняет клиенту, в чем будет заклю­чаться их совместная работа, что клиент может и чего не может делать. Как правило, подчеркивается то, что эта работа не предполагает специ­альных художественных способностей или навыков и не ставит своей целью создание «высокохудожественных произведений», что она делает акцент прежде всего на свободном самовыражении клиента посредством любых материалов и средств, имеющихся в его распоряжении. Поясня­ется, что «свободное самовыражение» будет необходимо (или весьма же­лательно), дабы помочь клиенту устранить определенные проявления его болезни, решить «внутренние» (то есть связанные с самочувствием и настроением) или «внешние» (связанные со взаимоотношениями с окружающими) проблемы, улучшить его общее состояние и т. д.

Арт-терапевт учитывает склонность клиента к индивидуальному, ему одному присущему темпу деятельности. Далеко не все клиенты способ­ны сразу включиться в изобразительную работу. Иногда должно пройти несколько сессий, прежде чем клиент сможет преодолеть свою робость и стереотипы привычного поведения, которые зачастую заставляют вос­принимать арт-терапевтическую работу как недостойную взрослого че­ловека «детскую игру» либо, напротив, как нечто, весьма напоминающее «художественную деятельность» с необходимым для нее созданием «пра­вильных» или «красивых» рисунков. И та и другая тенденции проявляют­ся у клиентов довольно часто в начале работы.

Постепенно, по мере того как формируются психотерапевтические отношения, у клиента возникает ощущение защищенности, внутрен­него комфорта и свободы, а атмосфера арт-терапевтического кабинета начинает восприниматься им как особенная, отличная от той, которая обычно его окружает. Клиент начинает работать все более естественно, смело и увлеченно. В процессе работы возникают самые разнообразные ассоциации, чувства и воспоминания. Могут проявляться сильные пере­живания, в том числе негативного характера, такие, например, как чув­ства гнева, вины, утраты и т. д. Но надежные «границы» арт-терапевти-ческого кабинета, глубина психотерапевтического контакта и полное доверие арт-терапевта ко всему, что чувствует и делает его клиент, яв­ляются теми факторами, которые «удерживают» переживания клиента от их «выплескивания» в самодеструктивном или агрессивном, направ­ленном на других людей, поведении. Одним из важных факторов «удер­живания» является художественный, символический образ. Если паци­ент работает над ним в течение нескольких сессий или возвращается к нему вновь и вновь, образ «потенцирует» его переживания. Постепенно выражаясь в изобразительной деятельности все более ярко (но не обя­зательно «высокохудожественно») и облекаясь в емкую, многозначитель­ную форму символических образов, эти переживания начинают осмыслять­ся пациентом. В большинстве случаев осмысление приходит в результате совместного с арт-терапевтом обсуждения изобразительной продукции. Этот процесс напоминает то, как на «переводной картинке», после осто­рожного скатывания слоев бумаги в конце концов появляется полно­цветное изображение. Молчаливый восторг, возглас или вздох обозна­чают достижение того нежного и тонкого слоя, в котором покоятся дет­ская «красота» и смысл. Этот слой является эфемерным маркером, обозначающим присутствие безыскусного «откровения» на поверхности самых обыденных предметов.



Все это время арт-терапевт находится рядом с клиентом. Он старает­ся не мешать его работе замечаниями или комментариями и стремится не препятствовать проявлению сильных, в том числе негативных эмо­ций. Лишь в тех случаях, когда они принимают явно деструктивный или самодеструктивный характер, арт-терапевт может обратиться к клиенту с вопросами, призванными помочь осмыслить и контролировать их про­явление. Арт-терапевт, время от времени задавая различные вопросы, стремится не объяснять, но «прояснять» все, что клиент делает. Тем са­мым он обращает внимание клиента на скрытый смысл его собственных действий. Вопросы могут быть направлены на «прояснение» реакций пе­реноса со стороны клиента. В этом случае арт-терапевт и клиент уста­навливают закономерную связь между характером изобразительной ра­боты последнего, опытом его детства, актуальными взаимоотношениями с окружающими и проблемами на данном этапе жизни.

В то же время арт-терапевт «работает» и со своими реакциями контр­переноса. Пытаясь осмыслить происхождение чувств, возникающих в нем в ответ на произведения, действия или высказывания клиента, он всегда должен задаваться вопросом, насколько они связаны с его соб­ственными «проблемами».

Работа в целом имеет недирективный характер: арт-терапевт, ставя перед собой задачу помочь клиенту преодолеть болезнь или решить опре­деленные психологические проблемы, не предлагает никаких готовых «рецептов». Он действует гибко, всякий раз настраиваясь на индивиду­альный темп и стилевые особенности работы клиента, стараясь следо­вать за динамикой его состояний. По мере того как клиент переходит от вначале «защитной» позиции к более открытой, арт-терапевт становит­ся «свидетелем» внутренних конфликтов и переживаний. Дальнейшее развитие арт-терапевтического процесса характеризуется тем, что эти конфликты и переживания, отражаясь в изобразительной работе клиен­та и «проясняясь» через «диалогический дискурс» с арт-терапевтом, ста­новятся для клиента все более осмысленными и понятными. Он прихо­дит к «принятию» и «признанию» в себе ранее отчужденных свойств и проявлений, осознанию их в качестве закономерных и необходимых эле­ментов своей личности, источников своей внутренней силы. Негативные свойства и переживания не подавляются и не предаются забвению, но трансформируются силой заключенного в них смысла, логикой глубоко­го внутреннего единства, раскрываемого в различных проявлениях пси­хической жизни клиента. Таким образом, динамика происходящих в кли­енте изменений в процессе арт-терапевтической работы могла бы быть охарактеризована как движение от бессмысленности к смыслу, от сла­бости — к силе, от фрагментарности — к единству, от неуверенности в себе — к самодостаточности. Данные изменения находят свое отраже­ние в динамике изобразительной работы и в изменении характера обра­зов, создаваемых клиентом. Вовсе необязательно, что изобразительные работы приобретают качественно новое эстетическое наполнение, хотя переживания клиентом «прекрасного» имеют место и могут означать известный «поворот» в эмоциональной атмосфере, связанный, в частно­сти, с актуализацией раннего опыта «восстановления утраченного объекта» (Кейз К., 1998).

Пациент начинает ощущать определенное «сродство» со своими рабо­тами, которые постепенно наполняются для него ценностью и смыслом. Он иногда испытывает чувство удовлетворенности, но не потому, что работы кажутся ему «красивыми» и могут кому-то понравиться, а потому, что ему удалось выразить в них что-то очень важное. Клиент становится более свободным в использовании различных материалов и средств. Бо­лее емким и убедительным становится его изобразительный «язык». Об­разы приобретают «глубину» и «многомерность», органично облекая не то, что клиент «придумал» или «позаимствовал» среди стереотипных символических обозначений конвенциональной культуры, а то, что он действительно переживает внутри себя.

Однако это не значит, что арт-терапевтический процесс идет гладко. Порой могут проявляться состояния растерянности и замешательства, когда клиент не знает, с чего начать работу. Он перебирает и исследует разные изобразительные материалы и средства, некоторое время не на­ходя для себя подходящих. В определенные моменты он может испыты­вать нежелание и неспособность что-либо создавать. В этом случае арт-терапевт может побеседовать с клиентом, пытаясь, например, обратить его внимание на те внутренние проблемы или определенные аспекты взаимоотношений с окружающими (включая и взаимоотношения с са­мим арт-терапевтом), которые и могли вызывать замешательство.

Иногда клиент, создав за определенный промежуток времени не­сколько работ, прекращает дальнейшую деятельность и испытывает по­требность обратиться к тому, с чего он начал, или просмотреть последо­вательно все свои «произведения». Это может быть очень важно для кли­ента, поскольку является фактором переосмысления и интеграции им своего опыта.

Иногда клиент пытается уничтожить свои работы — как закончен­ные, так и незаконченные. Часто это отражает либо его травматичный опыт, который пока не может быть интегрированным, либо очевидный внутренний конфликт. Арт-терапевт, как правило, не препятствует уничтожению работ, но в то же время пытается выяснить, с чем связано такое желание клиента. Степень допустимости любых эмоциональных и поведенческих проявлений в процессе арт-терапевтической работы, включая и брутальные формы, в целом весьма высока. В то же время она определяется контекстом психотерапевтических отношений и степенью взаимного доверия клиента и арт-терапевта. Иногда выход сильных чувств может быть необходимым этапом, позволяющим клиенту актуа­лизировать весьма важный пласт своего опыта.

Индивидуальная арт-терапевтическая работа может продолжаться довольно долго. Во многих случаях — несколько месяцев или даже лет. В то же время ее продолжительность определяется рядом внешних факторов, например сроком пребывания клиента в стационаре, возможно­стями финансирования конкретной арт-терапевтической программы или финансовыми возможностями самого клиента, планом реабилитации и т. д. Многие арт-терапевты так или иначе адаптируются к разным усло­виям, влияющим на сроки их индивидуальной работы с клиентами. В лю­бом случае нежелательно внезапное прекращение работы, оставляющее клиента «незащищенным», один на один с ранее актуализированными проблемами.

Основаниями для завершения индивидуальной работы, наряду с внеш­ними факторами, являются определенные изменения в состоянии и ха­рактере изобразительной деятельности клиента, отражающие положи­тельную динамику арт-терапевтического процесса. Клиент должен быть достаточно «консолидирован» для того, чтобы прекратить отношения с арт-терапевтом, то есть уметь самостоятельно справляться со своими переживаниями и проблемами (по крайней мере, в обозримом будущем). В целом, завершение работы (терминация) обозначает некий личност­ный «рост» клиента за определенный промежуток времени.

Терминация может сопровождаться оживлением сильных чувств (любви, гнева, печали и т. д.), нередко отражающих опыт «расставания», с которыми клиент уже способен справиться. На этапе терминации от­ношение клиентов к созданным ими работам может быть различным. Некоторые испытывают желание взять одну или несколько работ с со­бой, что свидетельствует о высокой значимости для них происходивше­го в арт-терапевтическом процессе. Они, безусловно, имеют на это пра­во. В других случаях клиенты, напротив, «остывают» и становятся рав­нодушными к своим работам. Это может говорить о том, что они ощущают определенный этап своей жизни завершенным и готовы сде­лать шаг навстречу новым формам опыта.

Наряду с описанным — недирективным — вариантом индивидуаль­ной арт-терапевтической работы, имеющим во многом психодинамиче­ский характер, в настоящее время используются и другие ее варианты. Можно назвать, например, центрированную на клиенте индивидуаль­ную арт-терапию, основанную на гуманистической модели психотера­пии по К. Роджерсу; более «традиционные» варианты индивидуальной работы, характерные для последователей К. Юнга, М. Наумбурх, И. Чампертон; разновидности более жестко структурированной или имеющей преимущественно диагностическую направленность клинической арт-терапии, а также некоторые другие формы индивидуальной работы.

2.Основные факторы психотерапевтического воздействия в арт-терапии.

 

Все многообразие действующих в арт-терапии психотерапевтических факторов можно свести к трем наиболее важным, а именно:

1. фактору художественной экспрессии;

2. фактору психотерапевтических отношений;

3. фактору интерпретации и вербальной обратной связи.

Все они действуют не разрозненно, но взаимодополняя и усиливая друг друга, что и приводит к достижению психотерапевтического эффекта.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема 3. Психодинамический подход и арт-терапия. | Фактор художественной экспрессии


Дата добавления: 2018-03-01; просмотров: 424; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.