Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 5 страница

Даниил Романович попытался найти помощь на западе. Переговоры с папой Римским Иннокентием IV об организации крестового похода против ордынцев первоначально зашли в тупик. Папа выдвинул требование перехода населения подвластной Даниилу территории под юрисдикцию Рима, за что предлагал галицкому князю королевский титул. Но, учитывая нежелание своих православных подданных принимать «латинство», Даниил прервал переговоры. Незаинтересованность государств Центральной и Западной Европы в борьбе с монголами не позволила Даниилу Романовичу договориться с папой Римским и после состоявшейся в 1253 г. в городе Дорогичине его коронации папским легатом.

Отношения Галича и Орды становились все более напряженными. Оставленная Батыем в непосредственной близости от южнорусских земель орда Куремсы проводила осторожную политику их постепенного подчинения своей власти. Здесь, главным образом на пограничных территориях (Понизье — между Южным Бугом и Днестром, Болоховские земли), появилась особая группа населения — т. н. «татарские люди», которые добровольно признали власть Батыя и согласились выплачивать монголам дань хлебом. Куремса осуществил ряд походов с целью расширения территории «татарских людей», обостряя отношений с Даниилом. Галицкий князь сам начал войну против ордынцев, выбрав удачный момент, когда их основные силы были заняты войной в Азии. Сразу он расправился с населением Болоховской земли и Понизья — города были сожжены, укрепления срыты, жители уведены в плен (середина 50-х гг. XIII в.). Ответный поход темника Куремсы на Волынь был неудачным.

В 1258 г. Куремсу сменил Бурундай, и Даниил и Василько Романовичи вынуждены были подчиниться новому ханскому воеводе: по его требованию срыли и сожгли укрепления городов своих владений. Вынуждены были галицко-волынские князья также выступить вместе с монголами против своих недавних союзников — Литвы и Польши. В 1264 г. после долгой болезни Даниил Галицкий умер, находясь в единственном оставшемся укрепленным городе Холме. Ранее (1263) умер и основатель Литовского государства Миндовг. Даниилу Романовичу, значительно укрепившему свою власть в Галицко-Волынском княжестве, так и не удалось решить вопрос о независимости от Орды.

Галицко-Волынская земля при наследниках Даниила.После смерти Даниила Романовича его брат Василько остался на престоле во Владимире-Волынском, а Галицкая земля оказалась разделенной между Львом Данииловичем (Галич и Перемышль), Мстиславом Данииловичем (Теребовль) и Шварном Данииловичем (Холм и Белз). Лев стал вести совершенно независимую от дяди и братьев политику, в то время как сохранялся довольно прочный союз между Васильком и Шварном.

Шварн Даниилович помог сыну Миндовга Войшелку стать великим князем литовским, и в 1267 г. тот передал свой престол усыновленному им Шварну, а сам постригся в монахи. Лев Даниилович посчитал себя обделенным и в 1268 г. во Владимире-Волынском убил Войшелка. В 1269 г., после смерти Шварна, он присоединил к своим владениям Холм и Белз, объединив под своей властью всю Галицкую землю, не считая небольшого владения Мстислава. Столицей княжества Лев Даниилович сделал Львов, который построил его отец в связи с женитьбой своего старшего сына на венгерской принцессе Констанции.

В правление Льва Данииловича (1264—1301) усилилось западное влияние: князь сам приглашал в свои города немцев и поляков, а сам проявлял заинтересованность в делах западных соседей. Стабильно мирные отношения складывались у него только с Чехией, а с Польшей, Венгрией и Литвой Лев Данилович постоянно конфликтовал. По-прежнему важнейшими оставались для него взаимоотношения с Золотой Ордой: князь вынужден был признать свою зависимость и принимал участие в совместных походах на Литву (1277), Венгрию (1285), Польшу (1286—1288). В то же время политика послушания ханам позволила Льву распространить свою власть на новые территории — ранее принадлежавшую венграм часть Закарпатья и польскую Люблинскую землю с городом Люблином. Благодаря этому территория Галицкого княжества стала крупнейшей за всю историю. Но, признавая подданство Орде, ни население земель княжества, ни сами князья не были защищены от ее произвола: не прекращались набеги, представители княжеской семьи часто оказывались заложниками.

Волынским княжеством до 1270 г. продолжал владеть Василько Романович, а после его смерти — сын Владимир. Летопись обратила внимание на особую «книжность» этого правителя, который неохотно принимал участие в войнах, но любил заниматься наукой и просвещением, отличался набожностью. Тем не менее, Владимир вынужден был решать проблему защиты от нападения соседей, особенно Литвы. В его правление укрепились границы Волынского княжества за счет строительства замков. Владимир умер в 1289 г., не оставив прямых наследников. Свое княжество он передал дяде Мстиславу Данииловичу, особою долю выделив (город Кобрин) своей жене. Завещания Владимира, включенные в летопись, являются древнейшими дошедшими до нас юридическими документами с украинских земель.

Ранее совсем незначительный князь Мстислав Даниилович, приобретя Волынскую землю, сделался одной из наиболее влиятельных фигур Восточной Европы. Литовские князья поспешили добровольно отдать ему Волковыск, а Конрад Мазовецкий с помощью волынских дружин добыл себе Сандомирскую землю. Мстислав также неохотно занимался военными делами: о времени его правления сохранились лишь известия о строительстве церквей и башен.

Конец XIII — начало XIV в. в истории украинских земель совсем слабо отражен в источниках. Неизвестны точные даты смерти ни Льва Данииловича (видимо, он преодолел 70-летний рубеж), ни Мстислава Данииловича. Предположительно в 1301 г. после смерти либо пострига в монахи Льва Данииловича править в Галиче стал его сын Юрий Львович. Юрий Львович (1301? — 1308?) присоединил к своим обширным владениям Волынь (видимо, после смерти бездетного Мстислава Данииловича). Подчинялась ему и Киевская земля. Во Владимир-Волынский, находившийся ближе к центру владений-державы, он перенес столицу. Юрий I, также как дед Даниил Галицкий, принял королевский титул и даже добился создания Галицкой митрополии. Первым галицким митрополитом в 1303 г. стал Нифонт. В состав митрополии вошли шесть епархий (галицкая, перемышльская, владимирская, луцкая, холмская и туровская), и она с перерывами просуществовала около столетия. В грамоте константинопольского патриарха в связи с созданием Галицкой митрополии содержится первое известное упоминание хоронима «Малая Русь» — под ней понималась западная часть ранее единой митрополии Руси.



Недолгое возвышение объединенной Галицко-Волынской земли стало возможным благодаря начавшимся междоусобицам в Орде. Но западноевропейская политика Юрия I была неудачной. Поляки отвоевали Люблинскую землю (1302), а союз с прибалтийскими крестоносцами только усилил конфронтацию с Литвой.

После «короля Русского, Великого князя Киевского, Владимиро-Волынского, Галицкого, Луцкого, Дорогичинского» Юрия I правителями Галицко-Волынской земли летописи называют его сыновей Андрея и Льва. Сохранившиеся крайне лаконичные сведения об этом периоде не позволяют однозначно утверждать, были ли они соправителями или же разделили владения отца между собой. Андрей и Лев в сложной ситуации межгосударственных отношений с Венгрией, Польшей, Литвой, Ордой, тевтонскими рыцарямий не смогли сохранить доминирующее положение своей державы в восточноевропейском регионе. В правление Гедимина (1316—1341) молодое литовское государство стремительно расширяло свою территорию за счет восточнославянских земель. Неизвестно, еще при жизни Юрьевичей либо после их гибели к Литве отошла Берестейско-Дорогичинская земля. В сферу влияния уже Великого Княжества Литовского при Гедимине попали Киевское и Луцкое княжества (сохранилась легенда о завоевании этих земель Гедимином, хотя в дальнейшем они выступают самостоятельно).

Андрей и Лев исчезают со страниц источников в начале 20-х гг. XIV в.: предполагают, что они погибли в битве с ордынцами. С их смертью прервалась династия Романовичей по мужской линии. Бояре после короткого периода безкоролевья пригласили на владимиро-волынский престол Болеслава — сына сестры Андрея и Льва (в свое время Мария вышла замуж за мазовецкого князя Тройдена). Болеслав согласился на предложение бояр и, приняв православие, взял новое имя — Юрий. Официально Болеслав-Юрий II называл себя «королем всей Малой Руси», но прежнего могущества Галицко-Волынская держава уже не могла добиться. Положение князя было шатким внутри государства, не смог он добиться успехов и во внешней политике. Но ему удалось урегулировать отношения с Великим Княжеством Литовским — он был женат на дочери Гедимина и свою дочь выдал замуж за Любарта Гедиминовича. Наметившееся сближение двух соседних государств обеспокоило Польшу и Венгрию. После совместного с ордынцами похода Юрия II на Люблин (1337) польский король Казимир III заключил с венгерским королем Карлом-Робертом договор, направленный против галицко-волынского князя. Пытаясь выйти из тяжелого положения, Юрий II в 1339 г. в Вышгороде подписал соглашение с польским королем, по которому после своей смерти передавал тому престол. Это решение привело к заговору галицких бояр, которые весной 1340 г. отравили своего правителя. В городах Галицко-Волынской земли мещане стали убивать купцов-католиков, которым Юрий II покровительствовал. Этим воспользовался польский король — захватил и ограбил Львов. Галицкие бояре во главе с Дмитрием Дядькой смогли выгнать чужеземцев, и Казимир III вынужден был заключить соглашение о нейтралитете.

Но бояре не смогли отстоять независимость Галицко-Волынской державы. Волынь занял сын великого князя Гедимина Любарт (Дмитрий), на некоторое время ему удалось утвердиться и в Галиции. Но уже в 1344 г. Казимир III захватил Перемышльскую землю, а осенью 1349 г., договорившись о невмешательстве Орды, занял Львов, Владимир, Белз, Берестье. К Польше была присоединена Галиция и часть Волыни. После последовавшей за этим затяжной войной между Польшей и Литвой за раздел Галицко-Волынского княжества Галиция с Белзской землей и Холмщиной оказалась под властью поляков, а Волынь — Литвы. Независимое существование Галицко-Волынского княжества прекратилось.

Княжества Южной Руси после Батыева нашествия.Черниговское, Переяславское и Новгород-Северское княжества наиболее сильно пострадали в ходе нашествия орд Батыя в 1237—1240 гг. Западноевропейский путешественник Плано Карпини, проехавший через Южную Русь после погрома, отмечал, что в Киеве «едва осталось двести домов, но и те люди живут в тяжелой неволе». Несмотря на большие людские потери жизнь на украинском лесостепье постепенно возрождалась. Киевщина, Черниговщина, Северщина и Переяславщина оказались в непосредственной близости от кочевий монголов, что определило зависимости этой территории от Орды.

Киев на некоторое время формально был закреплен за владимиро-суздальским князем Ярославом Всеволодовичем — здесь сидел его воевода (Дмитро Ейкович). Но в 1247 г. Ярослав был отравлен в столице монгольской империи Каракоруме. В Орде погиб и черниговский князь Михаил Всеволодович (1246): его казнили монголы за отказ пройти языческий обряд очищения огнем. Сыновья Ярослава Всеволодовича Александр Невский и Андрей после смерти отца отправились в Орду, а затем в Монголию, где выпросили ярлыки на княжества (1249). Андрей получил Владимир, а Александр — Киев и Новгород. Но в Киеве Александр Невский так и не появился — его не привлекала волость, утратившая былое могущество и богатство, да к тому же находившаяся под непосредственной властью ордынцев. Южная Русь в политическом отношении потеряла связи с Северо-Восточной Русью.

С 1259 г. до начала XIV в. известия о Киеве пропадают со страниц летописей (не известно даже, кто там правил). Одно несомненно, что в этом регионе доминировали монголы. Так, киевский митрополит в 1300 г., «не стерпя татарского насилья», покинул Киев и перебрался в Суздаль. Историки предполагают, что Киевщина во второй половине XIII в. находилась под непосредственным управлением Орды. С начала XIV в., в связи с начавшимися неурядицами в самой Орде, на киевском престоле находились незначительные князья, покупавшие или выпрашивавшие у ханов ярлыки на Киев или какой-то киевский пригород. Так, под 1331 г. упоминается некий князь Федор, который сидел в Киеве с ханским баскаком и вместе с ним напал под Черниговом на проезжавшего мимо новгородского архиепископа Василия. При киевском князе было всего 50 человек. Крайне редко и только с начала XIV в. встречаются упоминания о князьях других городов Киевской земли. В них, видимо, существовали органы самоуправления («старцы градские») при верховенстве ордынцев. Возможно, что еще в большей зависимости от них находилась Переяславская земля из-за ее пограничного положения. Нет ни одного достоверного известия о княжеской власти в Переяславле Южном.

Несколько иная ситуация сложилась в Чернигово-Северской земле. В отличие от Киевщины, где лишь временами правили князья — «татарские подручники», — здесь сохранилась своя династия (Ольговичи). Но продолжавшийся процесс дробления земель привел к тому, что многие князья сравнялись с крупными землевладельцами-боярами. В итоге черниговские князья не могли дать отпор не только ордынским набегам, но и экспансии соседних княжеств. Под 1309 г. в Брянске упоминается смоленский князь Василий Александрович, отдельные черниговские волости отошли к Рязани (Лопасня) и Москве (Перемышль, Тростна, Серпухов).

В последней трети XIII в. в Черниговщине наиболее сильным было Брянское княжество. Брянские князья один за другим занимали черниговский престол (Роман Михайлович, Олег Романович). Брянск, расположенный на лесном северо-западе Черниговщины, был больше защищен от ордынских разорений. Это способствовало стабильному экономическому развитию Брянского княжества и в итоге его политическому возвышению. Но дальнейшие перспективы этого региона были прерваны набегом брата хана Тохты Тудана («Дюденева рать») в 1293/1294 г. Брянск перестал претендовать на лидирующие позиции в Южной Руси и вскоре оказался под властью смоленских князей.

Таким образом, на развитие княжеств Южной Руси крайне негативное влияние оказала их близость к Золотой Орде. В итоге они стали легкой добычей более сильных соседних государств.

Украинские земли в составе Великого Княжества Литовского.Литовское государство, впервые заявившее о себе в правление Миндовга, изначально складывалось на основе территорий, которые были заселены восточными славянами. В условиях политической раздробленности Руси, междукняжеских усобиц и ордынского разорения, проводя гибкую политику, основой которой был тезис «мы старины не рухаем, а новины не вводим», литовские князья объединили под своей властью значительные восточнославянские территории. В образовавшемся Великом Княжестве Литовском собственно литовские земли занимали до 20 %.

Украинские земли Великого Княжества Литовского стали активно подчинять в правление великого князя Гедимина (1316—1341). Сын Гедимина Любарт, женатый на дочери Юрия II, закрепился в Волыни, формально на некоторое время распространив свою власть и на Галицию. Волынь в его правление (1340—1385) сохранила значительную самостоятельность в составе Великого Княжества Литовского. Князь содействовал развитию торговли, занимался строительством церквей и городов (Любар и др.).

После смерти Гедимина власть в Великом Княжестве Литовском разделили между собой его сыновья Ольгерд и Кейстут. В конце 50-х гг. XIV в. Ольгерд подчинил Чернигово-Северщину, затем Переяславщину, а в 1362 г. (или годом раньше) захватил Киев, отдав Киевское княжество своему сыну Владимиру (1362—1394). В 1362 г. в битве у Синих Вод (приток Южного Буга) войско Ольгерда, в которое входило и ополчение южнорусских земель, разбило татар. Победа упрочила позиции Великого Княжества Литовского в южнорусских землях: оно овладело Подолией. Эта территория в свое время называлась Понизьем и подчинялась Галицкому княжеству, затем население предпочло подчиниться ордынцам. Установление здесь власти Великого Княжества Литовского происходило сложнее, чем в остальных землях Руси. Подолия продолжала выплачивать дань Орде и после получения тут уделов племянниками Ольгерда Юрием, Александром, Константином и Федором Кориатовичами.

До конца XIV в. Великое Княжество Литовское оставалось своеобразной федерацией земель-княжеств, сохранявших значительную долю самостоятельности. В то же время присоединенные украинские земли считались собственностью правящей династии Гедиминовичей. Ее представители правили как удельные князья: Владимир Ольгердович — в Киеве (1362—1394), Константин Ольгердович — в Чернигове, Патрикий Наримонтович — в Стародубе, Дмитрий Ольгердович — в Трубчевске, Корибут Дмитрий Ольгердович — в Новгороде-Северском (с 1381 г.), Любарт Гедиминович и Федор Любартович (1386—1393) — на Волыни. Эти удельные княжества состояли, как правило, из более мелких уделов, в которых сохранялись и местные династии.

С приходом к власти великого князя Ягайло (1377—1392) в государстве усилилась тенденция к централизации. В 1385 г. между Великим Княжеством Литовским и Польшей была заключена Кревская уния. По ее условиям, Ягайло, женившийся на польской королеве Ядвиге, получил титул короля Польши и обязывался склонить в католичество население Великого Княжества Литовского. Литовско-русскую оппозицию возглавил двоюродный брат Ягайло Витовт. В 1392 г. король вынужден был признать власть Витовта над Великим Княжеством Литовским. Укрепляя свою власть, Витовт стал переводить князей из одних владений в другие, таким образом лишая их местной поддержки. Не подчинившихся князей он изгонял силой (например, Федора Кориатовича Подольского). Тем не менее полностью уничтожить удельную систему не удалось, хотя и была значительно ограничена автономия крупных исторических областей Южной Руси. Часто взамен удельных правителей назначались великокняжеские наместники. Однако в конце жизни Витовт отдал Чернигов с Новгород-Северской и Брянской землями своему злейшему врагу Свидригайле Ольгердовичу, а в Подольской земле выделил удел для Дмитрия-Корибута Ольгердовича. Предполагают, что на этом настоял брат новых удельных князей — польский король Владислав II.

Планы Витовта по завоеванию господства в Восточной Европе были разрушены поражением от ордынцев в битве на Ворскле осенью 1399 г. В этой битве Темир-Кутлуг уничтожил лучшие полки Великого Княжества Литовского (погибло 77 князей и множество воевод). Затем победители опустошили Переяславщину, Киевщину, Подолье и Волынь. В среде южнорусского населения авторитет Витовта, как защитника от врага, упал. В начале XV в. многие православные князья и бояре, главным образом чернигово-северские, перешли на службу к московскому великому князю. В 1401 г. была восстановлена уния с Польшей (Виленско-Радомская): Витовт признавался пожизненным правителем Великого Княжества Литовского, но под суверенитетом Ягайло — польского короля и «верховного князя Литвы».

Однако постепенно Витовт стал восстанавливать утерянные позиции. После войны 1406—1408 гг. с Великим Княжеством Московским его наместники оказались в Пскове и Новгороде, к его владениям были присоединены некоторые города (Вязьма, Козельск, Мценск). Еще более возвысила Витовта Грюнвальдская битва 15 июля 1410 г., в которой были разгромлены рыцари Тевтонского ордена. В 1413 г. между Польшей и Великим Княжеством Литовским была заключена Городельская уния, которая подтвердила независимость Княжества, но с признанием исключительных прав католической знати на занятие ключевых государственных должностей. Поэтому представители православной знати восточнославянских земель поддержали давнего соперника Витовта Свидригайло, который овладел частью Подолья и Луцком на Волыни.

После смерти Витовта в 1430 г. на общем сейме в Вильно знать литовских, белорусских и украинских земель выбрала великим князем Свидригайло Ольгердовича. Сам факт избрания Свидригайло нарушал одно из условий Городельской унии, согласно которому выборы могли происходить только с согласия Ягайло и польских правящих кругов. Король все же был вынужден примириться с избранием великим князем литовским своего брата, но очень скоро отношения между ними обострились. Польша сразу после смерти Витовта захватила Западное Подолье, что стало поводом для начала войны с Великим Княжеством Литовским. Ни одна из сторон не смогла добиться превосходства, и было заключено перемирие: Западное Подолье осталось за Польшей.

В сентябре 1432 г. знать, недовольная политикой Свидригайло, провозгласила великим князем Сигизмунда Кейстутовича, который сразу же восстановил унию 1401 г. и отдал Польше Западное Подолье. В итоге Великое Княжество Литовское фактически распалось на две части: собственно литовские и некоторые будущие белорусские земли подчинялись Сигизмунду, а остальные восточнославянские земли признали правителем Свидригайло. Началась затяжная война, которая приобрела характер противостояния католической и православной знати. Первоначально военные действия были более успешными для Свидригайло. Но после того как Ягайло и Сигизмунд в 1432 и 1434 гг. издали привилеи, в которых провозгласили равенство православных князей и бояр в имущественных и личных правах с католиками, положение Свидригайло в его «Великом княжении Русском» ухудшилось. В 1435 г. под Вилькомиром произошло решающее сражение, победителем в котором остался Сигизмунд. До 1438 г. Сигимунд Кейстутович захватил все земли, ранее подчинявшиеся Вильно, но Киевщина и Волынь сохранили автономию. Сигизмунд, как польский ставленник, пользовался поддержкой далеко не всего населения, даже католического. В 1440 г. он был убит заговорщиками (волынский князь Иван Чарторыйский, киевский боярин Ян Скобейко и др.) в собственном замке в Троках. Новым великим князем был провозглашен не Свидригайло, а Казимир — 13-летний сын Ягайло.

Великий князь литовский Казимир Ягеллончик (1440—1492) правил как «наследственный правитель», и о каком-либо подчинении Польше не было речи. Однако он признал существование Киевского и Волынского удельных княжеств в составе Великого Княжества Литовского. Киевским князем стал сын Владимира Ольгердовича Олелько (1440—1455), во время правления Сигизмунда находившийся в тюрьме. На Волыни продолжал княжить Свидригайло Ольгердович. Только в 1452 г. после смерти Свидригайло удельное Волынское княжество было ликвидировано и преобразовано в провинцию под управлением наместника. Несколько дольше сохраняло автономию Киевское княжество. Более того, некоторые соседние с Киевским княжеством земли (волынские, подольские) перешли под власть Олельки Владимировича. Подчинялись ему также Переяславщина и Черниговщина.

Благодаря покровительству православной Церкви и поддержке местных бояр и киевских мещан Олелько чувствовал себя уверенно на киевском престоле. Его сын Семен (1455—1471) претендовал даже на великокняжескую власть, его считали равным себе могущественные европейские правители. Несмотря на то, что у Семена были прямые наследники (сын Василий и брат Михаил), Казимир Ягеллончик после смерти удельного князя прислал в Киев своим наместником католика-поляка Мартина Гаштольда, брата жены умершего князя. Только с третьего раза Гаштольд смог захватить город и утвердиться в нем. В украинских землях были уничтожены последние остатки государственности, являвшиеся наследием еще древнерусской эпохи. Некоторое время восточнославянская (или украинская) знать пыталась восстановить свои позиции: в 1481 г. был открыт заговор князей Ивана Гольшанского, Михаила Олельковича и Федора Бельского, а в 1508 г. поднял мятеж Михаил Глинский (историки назвали выступление Глинского «последней конвульсией» русской аристократии в Великом Княжестве Литовском).

Украинские земли в составе Венгрии, Османской империи и Великого Княжества Московского.Монгольское нашествие нарушило связи между отдельными землями древней Руси. Некоторые из них стали основой для формирования крупных государств (Галицко-Волынская держава, Великое Княжество Литовское, Российское государство), другие вошли в состав соседних более мощных государств. Пограничные с южнорусской степью восточнославянские земли первоначально были полностью подчинены Золотой Орде. С ее ослаблением они переходили под власть других государств — Великого Княжества Литовского, Польши, России, Венгрии, Молдавии.

В 1342 г. венгерский король Людовик I одержал победу над ордынцами и на протяжении 40—50-х гг. подчинил себе территорию Шипинской земли (от города Шипинцы на р. Прут). В 60-х гг. XIV в., после создания независимого княжества Молдова, Шипинская земля вошла в его состав, хотя до середины XV в. сохраняла автономию. С конца столетия эту территорию в грамотах стали называть Буковиной. Сама Молдова с 1387 по 1497 г. находилась под протекторатом Польши, а с начала XVI в. — Османской империи. Славянское население Буковины оказывало значительное влияние на культурную и общественно-политическую жизнь княжества. Официальным языком канцелярии молдавских господарей был старорусский, на нем писали летописи, литературные произведения. Благодаря развитию торговли и ремесла расцвели города Буковины — Хотин и Черновцы. Стабильную жизнь региона нарушали набеги ордынцев: наиболее опустошительным было нападение 1514 г.

Территория Закарпатья еще с первой половины XI в постепенно оказывалась под властью Венгрии. Вначале к ней отошли города Ужгород, Мукачево (Мункач) и Хуст. Присоединенное к Венгрии Закарпатье было поделено на комитаты, которые в основном соответствовали древнему славянскому территориально-общинному делению. Но в конце XIII в. галицкому князю Льва Данииловичу удалось на некоторое время присоединить Закарпатье к своим владениям. Известно, что в конце XIV — начале XV в. Береговским комитатом управлял князь Федор Кориатович, до этого бывший удельным подольским князем. Он привел с собой до 40 тыс. человек с Подолья, которые основали ряд поселений в его новых владениях. Именно на средства Федора Кориатовича близ города Мукачево был построен православный Свято-Николаевский монастырь, ставший центром религиозной и культурной жизни Закарпатья. После поражения венгерско-чешской армии в битве с турками под Мохачем в 1526 г. часть Закарпатья (Ужанский комитат) перешла к Австрии. Остальное Закарпатье (с городами Мукачево, Хуст, Севлюш) вскоре вошло в состав Семиградья, которое выделилось из Венгрии.

Основным соперником Великого Княжества Литовского в «собирании русских земель» выступило в конце XV в. Великое Княжество Московское, правители которого ссылались на прямую династическую связь с древними киевскими князьями. К этому времени правители Великого Княжества Литовского уничтожили самостоятельность удельных княжеств на территории своего государства, и восточнославянская (украинская и белорусская) знать стала с большим интересом смотреть в сторону Москвы. Иван III, провозгласивший себя в 1485 г. «государем всея Руси», охотно принимал у себя бежавших из Великого Княжества Литовского православных князей и поддерживал оппозиционные настроения в соседнем государстве. Отъезды князей, имевших владения в верховьях Оки, на службу к Ивану III начались еще в 70-х гг. XIV в. В 1481 г. бежал в Москву князь Федор Бельский, участвовавший в неудачном заговоре против Казимира IV (его владения были конфискованы). С 1487 г. переходы князей на московскую службу приобрели массовый характер.

После смерти Казимира IV московский князь Иван III в 1492 г. приступил к активным действиям. Пограничная война 1492—1494 гг. завершилась договором, по которому за Московией были закреплены верховские земли, и ее границы приблизилась непосредственно к украинским землям Чернигово-Северщины. В начале 1500 г. в подданство Ивана III перешел еще ряд князей, среди них был и Василий Шемячич Новгород-Северский. Началась новая война (1500—1503), в результате которой власть великого князя московского распространилась на Чернигово-Стародубское (Чернигов, Стародуб, Трубчевск) и Новгород-Северское (Новгород-Северский, Путивль, Рыльск) княжества. Только небольшая приднепровская полоса Черниговщины осталась под властью Великого Княжества Литовского. В этой войне Московская держава нашла сильного союзника — Крымское ханство (оно образовалось в первой половине XV в. результате распада Золотой Орды). Набеги крымских татар ограничивали внешнеполитические акции великих князей литовских, но куда больше страдало от них население украинских земель.

Экспансия Польши на украинские земли. Люблинская уния.С 1387 г. Польша прочно владела территорией Галичины, на которую некоторое время претендовала и Венгрия. В первый период польские власти старались не нарушать традиции, сложившиеся на этих землях в древнерусский период. Официальные документы составлялись на старорусском языке, а в судебных органах придерживались норм «русского права». Но с 30-х гг. XV в. в Галичине, Холмщине и Западной Подолии в суде стали вводиться нормы польского права, документация велась исключительно на латинском языке, а с XVI в. — еще и на польском. На протяжении 1433—1434 гг. Львовская, Перемышльская и Галицкая земли были объединены в Русское воеводство, в которое позднее была включена и Холмская земля. Западная Подолия с центром в Каменце была преобразована в Подольское воеводство. В 1462 г. отдельным воеводством стало бывшее Белзское княжество.

В первой половине XVI в. для Польши сложилась выгодная торговая конъюнктура в связи с повышением в Европе спроса на сельскохозяйственное сырье (главным образом на хлеб). В Польше происходил экономический подъем. Землевладельцы стремились приобрести новые земли для дальнейшего увеличения прибыли, и им не давали покоя обширные плодородные украинские земли. Возможность их заполучить открывалась при заключении реальной унии с Великим Княжеством Литовским. Определенные слои населения и в самой Украине были заинтересованы в унии: с середины XVI в. в международную торговлю все сильнее втягивалась Волынь, волынские феодалы приобщались к балтийской торговле. Население Волыни и Подляшья надеялось, что полная уния положит конец постоянным приграничным конфликтам. Средние слои шляхты Великого Княжества Литовского с завистью смотрели на привилегии шляхты в Польше. Так, если шляхта Княжества должна была платить подати на содержание войска и отбывать военную службу в общешляхетском ополчении («посполитом рушении»), то в Польше преобладало наемное («квартяное») войско, содержание которого оплачивал король за счет четверти («кварты») доходов от королевских имений. Между тем реальной властью в Великом Княжестве Литовском обладал узкий круг магнатов, которых не устраивало распространение польских порядков на территорию их государства. Большинство из них имело княжеское достоинство, а польское законодательство, начиная с Кошицкого привилея 1374 г., запрещало раздавать лицам княжеского происхождения города и замки как в собственность, так и во временное владение. Литовско-украинско-белорусские магнаты могли лишиться и других привилегий, обеспечивавших их доминирующеее положение.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 4 страница | Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 6 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 12; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.