Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 6 страница

В первой половине XVI в. вопрос об унии между Короной и Великим Княжеством Литовским становился особенно острым. Усилилась борьба сторонников и противников государственной унии. Укреплению позиций сторонников унии способствовали серьезные неудачи Княжества в Ливонской войне (1558—1583). В 60-х гг. XVI в. прошло несколько совместных польско-литовских сеймов, обсуждавших конкретные условия объединения. В 1569 г. на сейме в Люблине магнаты Великого Княжества Литовского в очередной раз высказали свою незаинтересованность в унии. Однако литовско-русская шляхта не поддержала их.

Воспользовавшись ситуацией, король и великий князь Сигизмунд II Август в марте 1569 г. издал универсал о присоединении к Короне Подляшья и Волыни, а в мае — Киевщины и Брацлавщины. Шляхта этих земель была приравнена в правах с польской шляхтой. Поэтому в сеймовых дебатах шляхта Волыни поддержала включение в состав Польши не только своей территории, но и Киевщины, с которой Волынь была тесно связана. Украинские магнаты вынуждены были капитулировать и вернуться на сейм. Вскоре киевский воевода князь Василий-Константин Острожский, волынский воевода князь Александр Чарторыйский, винницкий староста Богуш Корецкий присягнули на верность Короне, оговорив в специальном документе сохранение своих прав, земельных владений и защиту православной Церкви.

В Люблине 1 июля 1569 г. была подписана уния, согласно которой Польское королевство и Великое Княжество Литовское объединялись в одно государство — Речь Посполитую (букв. на лат. — республика) с выборным королем, общим сеймом, казной и деньгами, единой внешней политикой. Польская и литовская шляхта получили возможность владеть землями в любой части государства. Великое Княжество Литовское все же сохраняло автономию в области местного управления, организации войска и судопроизводства. Но все украинские земли, за исключением небольшой территории Берестейщины и Пинщины (пограничной с белорусскими землями), уже не входили в границы Княжества. Украинские земли, оказавшиеся в составе Короны, образовали Русское (с центром в Львове), Волынское (с центром в Луцке), Подольское (с центром в Каменце-Подольском), Брацлавское и Киевское воеводства. Кроме того, часть украинских земель входила в состав Белзского воеводства.

Включение украинских земель в состав Польши имело как положительные, так и отрицательные последствия. Позитивным было объединение большей части территории будущей Украины. Украина вошла в орбиту западноевропейской культуры. Практической моделью компромисса между латинской школой и греко-славянскими образовательными канонами стал Острожский коллегиум, основанный в 1576 г. В то же время украинская шляхта, удовлетворенная предоставленными ей привилегиями, не стала защитницей культурной самобытности православного восточного славянства. Особенно быстро полонизировались и окатоличивались высшие слои украино-русского общества. Отдельные верные православию магнаты не могли ослабить усиливавшиеся позиции католической Церкви: одним из следствий этого стало провозглашение в 1596 г. Брестской унии между православной и католической Церквями.

На вновь присоединенные земли начала распространяться фольварочно-барщинноя система ведения хозяйства. Увеличение спроса на сельскохозяйственное сырье привело к хищнической эксплуатации природных богатств Украины. Еще ранее леса в значительной степени были уничтожены в Галичине и на Волыни, и шляхта добралась до лесных массивов Приднепровья. Условия Люблинской унии открыли для польских и ранее «заграничных» галицких магнатов и шляхты возможность неограниченного присвоения украинских земель. Поскольку в малонаселенных землях Киевщины и Брацлавщины действовало право свободного захвата земель («займанщина»), совершенно игнорировавшее государственное тягло, коронные власти вынуждены были раздавать земли магнатам, которые располагали достаточными средствами для организации здесь обороны и восстановления хозяйства. В Киевском воеводстве обосновывались волынские князья — Острожские, Збаражские, Корецкие, Чарторыйские. Князья Вишневецкие принудили наследников князей Глинских продать им свои права на земли по р. Суле и выпросили у короля подтверждение на «пустыню», которая тянулась от московской границы до Днепра. В Брацлавское воеводство устремились польские магнаты Потоцкие, Конецпольские и др. С начала XVII в. собственниками «пустыни Умань» стали магнаты Калиновские. Проживавшее на этой территории ранее свободное население оказывалось на господской земле. Первое время эта перемена могла быть неощутимой — стремясь привлечь рабочую силу в свои новые владения магнаты освобождали население от повинностей на несколько лет, не меняли традиций. Однако со временем религиозный, национальный, социальный гнет усиливался.

Если собственная украинская шляхта и магнатерия в своем большинстве предали национальные интересы, то в Украине возникло особое сословие, которое постепенно взяло на себя защиту православия и крестьян от польского гнета — казачество.

Возникновение казачества и его организация в XVI в.Появлению казачества на украинских территориях способствовал ряд факторов: хозяйственное освоение и колонизация порубежных земель, усиление феодальной эксплуатации, нарастание религиозного и национального гнета, необходимость обороны от ордынцев, татар и турок. Особое сословие людей, ориентированных на военную деятельность, возникло в условиях наличия комплекса конфликтов, разрешить которые наиболее активные представители восточнославянского (и не только) населения пытались путем бегства на окраины государства и взяв в руки оружие. Подобные категории людей были и у других народов, но уникальность украинского казачества состояла в том, что оно составило отдельное сословие со своими правами и привилегиями и имело свою территорию, независимую от государственной администрации.

Спорным остается вопрос о происхождении казачества: выдвигается «уходническая» и «беженская» концепции. Но ни та, ни другая не могут объяснить довольно пестрый этнический (поляки, русские-украинцы, татары) и социальный (шляхтичи, крестьяне, мещане) состав казачества. Казачество рекрутировалось из элементов, вытесненных организованным обществом, и это не обязательно были бегущие от крепостного гнета крестьяне (казачество возникло раньше усиления крепостничества), борцы за социальную справедливость, искатели лучшей, свободной жизни. Значительный процент казачества составляли авантюристы, обыкновенные разбойники, для которых разбой и грабеж были более привлекательны, нежели систематический тяжелый труд. «Казакование» было особым методом добывания средств к жизни людьми, которые предпочитали саблю серпу. Со временем характер казачества менялся. Государство (Речь Посполитая) использовало эту стихийно возникшую силу для пограничной службы и способствовало ее организации.



Слово «казак» впервые встречается в тюркоязычных источниках еще в XIII в. и означало в то время «страж», «конвоир». Основная терминология казаков заимствована у ордынцев-татар (атаман — от «одаман», начальник чабанов сводного стада; кош — от «кхош», сводное стадо овец). Применительно к христианскому восточнославянскому населению слово «казак» впервые используется во «Всемирной хронике» польского историка XVI в. М. Бельского и касается событий 1489 г., когда казаки помогли польскому коронному войску в борьбе с татарами на Брацлавщине. Позднее казаки все чаще оказывались в центре внимания польских, литовских и крымских властей: в 1492 г. они напали на турецкий корабль в устье Днепра; в 1499 г. были вынуждены отдать киевскому воеводе десятую часть своей добычи, взятой под Черкассами; в 1502—1504 гг. крымский хан обвинил киевских и черниговских казаков в нападении на его купцов и послов.

Первые известия о казаках позволяют судить о том, что они жили где-то в нижнем течении Днепра или Среднем Поднепровье. Возрастание числа независимых вооруженных казаков на приграничных землях беспокоило великокняжескую и коронную польскую власти: казаки усложняли и так не простые отношения с Крымом и Турцией и часто проявляли неуважение к местной администрации. В то же время у центральной власти не было возможности обеспечить безопасность пограничных территорий от набегов крымских татар. Главная ответственность за оборону южных рубежей перекладывалась на инициативу и личную находчивость приграничных администраторов. Отдельные представители местной администрации нашли общий язык с казаками и активно использовали их в борьбе со степью. Среди старост, которые «казаковали вместе с казаками», источники называют Предслава Лянцкоронского, Евстафия Дашкевича, Бернарда Претвича, Дмитрия Вишневецкого. Последнего иногда в литературе даже называют первым гетманом Запорожской Сечи.

Первое упоминание о Запорожской Сечи — постоянном казацком центре, военном поселении — помещено в хронике Мартина Бельского под 1551 г. В ней сообщалось, что казаки собирались на острове Хортица для контроля над переправами, ради промыслов и для борьбы с татарами. Позднейшая информация позволила предположить существование в 1553—1557 гг. Хортицкой Сечи, одним из активных основателей которой и являлся Дмитрий Вишневецкий (в народных преданиях — Байда). После Хортицы центральное укрепление Запорожской Сечи находилось на о. Томаковка (60-е гг. XVI в. — 1593 г.), на реке Базавлук (1593—1638) и т. д. Но вопрос о времени возникновения Запорожской Сечи и месте ее первоначального нахождения остается спорным.

Во второй половине XVI в. казачество оформляется в совершенно особое сословие. Польское правительство уже не видело в казаках только бунтовщиков и смутьянов, начав использовать их воинственный потенциал для собственных целей. Уже Сигизмунд II Август сформировал отряд из 300 казаков, его старшиной (позднейшим гетманом) был назначен польский шляхтич Я. Бадовский. Король Стефан Баторий в 1578 г. принял на государственную службу около 500 казаков, назначил им «гетмана» (брацлавский шляхтич Ян Оришовский) и вручил символы власти — «клейноды» (булаву, бунчук, хоругвь и печать). Кроме права независимости от местной администрации и освобождения от податей, реестровые казаки (т. е. зафиксированные в списках — реестрах) получили также привилей на владение местечком Терехтемировым на Киевщине и землями от него до Чигирина. Казаки, занесенные в реестр, были обязаны нести сторожевую службу в Приднепровье и на днепровских порогах. После окончания в 1582 г. войны с Россией реестровые казаки были распущены, но уже в следующем году польское правительство вновь набрало 600 казаков в реестр, а в 1590 г. — 1000. Во время казацких восстаний 1591—1596 гг. сеймовыми постановлениями реестр был ликвидирован, но в 1599 г. началось его новое составление.

Основой казачества конца XVI в. было свободное мещанское и крестьянское население украинских земель Великого Княжества Литовского, а также низшие слои шляхетского сословия. Но среди предводителей казаков оказывалась и средняя шляхта и даже представители ее высших слоев. Ряды казаков стали расширяться после Люблинской унии 1569 г. Недовольные социально-экономическими порядками, которые принесла Польша на украинские земли, крестьяне и мещане нашли в уходе в казаки выход. Если в середине XVI в. казаков насчитывалось несколько тысяч, то в конце столетия их было уже несколько десятков тысяч. Новые казаки из крестьян привносили в казачью среду дух оппозиционности против положения, установившегося в Украине после унии.

Но и среди казачества в конце XVI в. шло размежевание. Некоторые казаки имели свои хозяйства, хутора, пасеки, проживали иногда довольно далеко от границы (например, в Киевщине, на землях королевских, церковных и даже своих собственных). Именно из них главным образом набиралось реестровое войско. Это был более лояльный, консервативный элемент, который сложно было подтолкнуть на какую-либо авантюру. Этих казаков называли «городовыми», в отличие от казаков «низовых», которые составляли нестабильную, оппозиционно настроенную категорию (их оппозиционность еще более усиливалась с наплывом новых, недовольных положением в Украине элементов).

Казачьи войны конца XVI — начала XVII в.В конце XVI в. на украинских землях произошло ряд восстаний, ведущей силой которых было казачество, активное участие в них приняли и крестьяне. Причинами социальной напряженности на территории, недавно присоединенной к Польше, были: усиление крепостничества и национального гнета; энергичная экспансия шляхты на относительно свободные украинские земли, колонизированные «уходниками» и запорожцами; столкновение интересов шляхетской и казацкой верхушек; стремление властей Речи Посполитой взять под контроль казачество.

Первое выступление казаков связано с именем Криштофа Косинского, мелкого шляхтича из Подляшья. Непосредственной причиной восстания послужил конфликт между Косинским и магнатами Острожскими. В 1590 г. король Сигизмунд III пожаловал Косинскому и некоторым другим казачьим лидерам шляхетского происхождения земельную собственность на Киевщине. Но белоцерковский староста Ян Острожский не позволил казачьему старшине вступить во владение дарованной «пустошью». В ответ Косинский собрал ватагу казаков и в конце 1591 г. напал на белоцерковское староство. Сообщалось, что Косинский намеревался заручиться помощью крымского хана и московского царя и уничтожить «польскую» шляхту в Украине. Считая беспорядки в Украине личным делом князей Острожских, польское правительство не предприняло никаких мер по их успокоению. То затухая, то вспыхивая с новой силой война продолжалась до мая 1593 г., когда руководитель восстания был убит в корчме в пьяной драке.

Уже следующее казацко-крестьянское восстание вынудило польское правительство задействовать регулярные войска. Возглавил восстание Северин (Семерий) Наливайко, служивший сотником в войске князя Константина (Василия) Острожского. В 1594 г. с разрешения князя Наливайко собрал большое войска для отражения татарского нападения. Татары были отбиты и, преследуя их, казаки оказались в Молдове, где сумели взять тогдашнюю молдавскую столицу Яссы. Вернувшись летом 1594 г. в Украину Наливайко тотчас же начал восстание. Казачий загон был отправлен под Брацлав, где собралась шляхта для ежегодных судебных заседаний. Брацлав, как позднее Бар и Винница, был взят восставшими. К весне 1595 г. на территории Украины уже действовало несколько десятков загонов, восстание распространилось и на белорусские земли: сам Наливайко возглавлял войска, захватившие Слуцк, Бобруйск, Могилев. Под контролем казаков оказалась большая часть Украины, на короткое время они овладели и Киевом.

Ситуация на украинских землях обеспокоило правительство Речи Посполитой, и как только польское войско коронного гетмана Станислава Жолкевского освободилось после войны в Молдове, оно была направлено против казаков. Весной 1596 г. гетман навязал повстанцам бой под Белой Церковью. Казаки понесли большие потери и отступили вместе с семьями в Заднепровье, надеясь найти защиту у Москвы. Они устроили свой лагерь под Лубнами и мужественно отбивали штурм коронного войска. В июне 1596 г. сторонники капитуляции схватили Наливайко и других казачьих лидеров и выдали их Жолкевскому. Поляки ворвались в лагерь и вырезали до 10 тыс. человек, в основном женщин и детей. Наливайко был привезен в Варшаву и после жестоких истязаний казнен.

После поражения восстания в Украине на три десятилетия установилось относительное спокойствие. Зажиточные казаки склонялись к сотрудничеству с Короной, надеясь законными средствами расширить свои права и вольности. Польские власти, ощущая необходимость в военной силе казачества, умело использовала противоречия в казацкой среде в своих интересах. Ярким представителем умеренной части казачества, склонной к компромиссам, был гетман реестровых казаков Петр Конашевич-Сагайдачный (1614—1616, 1620—1622), происходивший из галицкой православной шляхты. В начале XVII в. под его началом были осуществлены походы в Крым и Турцию, в 1607 г. захвачены Очаков и Перекоп, в 1616 г. — Синоп и Кафа. Казаки доходили даже до Стамбула. Эти походы обратили на казаков внимание всей Европы и в то же время способствовали укреплению казачьей организации. Казачьи ватаги превращались в регулярное дисциплинированное войско.

В 1618 г. Сагайдачный во главе 20-тыс. казацкого войска принимал участие в походе королевича Владислава на Москву. Но в 1620 г. он уже посылал посольство в ту же Москву с просьбой принять его на российскую службу. Поскольку Россия в это время не желала ссориться с Крымом, казацким послам дипломатично отказали. В 1621 г. Сагайдачный вновь с 20-тыс. казачьим войском оказал большую услугу Польше, сыграв решающую роль в Хотинской битве с турками. Умирая от раны, полученной в этом сражении, он завещал две трети своего имущества Киевскому братству и Львовской братской школе. С именем Сагайдачного связано восстановление в Украине в 1620 г. православной иерархии, уничтоженной после церковной унии 1596 г. Митрополитом стал ректор Киевской братской школы Иов Борецкий. Его посвящение стало возможным отчасти и благодаря тому, что польское правительство, готовясь к войне с Турцией, нуждалось в казацком войске.

После смерти казачьего предводителя конфликты вновь стали основной чертой польско-украинских отношений. Среди казачества, особенно нереестрового, возрастало недовольство, поскольку закаленное в боях казацкое войско возвращалось из-под Хотина в Украину без всякого намерения превратиться в крепостное сословие, чего так добивалось польское правительство. Часть казачества собиралась в Запорожской Сечи, а большинство возвращалось в свои города и села.

 

Глава 9. Украинская культура XII—XVI вв.

 

Культура Галицко-Волынской земли XII—XIV вв.Спор о том, кому принадлежит наследство Древней (Киевской) Руси остается дискуссионным. Как когда-то князья не могли поделить Киев, так позднее летописцы и историки не смогли решить вопрос о том, какой восточнославянский народ является правопреемником истории Руси. В советской историографии господствовала концепция о существовании единой древнерусской народности, на базе которой сформировались русский, украинский и белоруские народы. Однако теоретический постулат этнического равновесия на практике трансформировался в бесспорный российский приоритет: считалось естественным начинать историю России с времен Древней (Киевской) Руси и политически неверным утверждать тоже самое относительно Украины, как и Беларуси. Сегодня тезис об общих исторических корнях трех восточнославянских народов отрицается уже украинской стороной. В учебниках по истории Украины однозначно Киевская Русь считается государством, созданным украинской народностью, как и все достижения в сфере культуры.

В реальной жизни, вне научных и политических баталий, проблема «древнерусского наследства» давно решена. История и культура украинского, русского и белорусского народов в послемонгольский период в равной мере основывались на достижениях эпохи Древней (Киевской) Руси, затем наращивая свое своеобразие и приумножая общее наследие.

В культурной жизни Галицко-Волынской земли большую роль играли церкви и монастыри, являвшиеся центрами просвещения. Образованные люди, знавшие иностранные языки, работали также в княжеских и епископских канцеляриях. Они готовили тексты грамот, вели дипломатическую переписку: сохранились латиноязычные грамоты галицко-волынских князей, а также письмо рады города Владимира к раде города Штральзунд (Германия) с требованием вернуть владимирским купцам сукно с корабля, потерпевшего крушение.

При дворе Владимиро-Волынского князя Владимира Васильковича (вторая половина XIII в.) была большая мастерская по переписыванию книг. Князь делал щедрые пожертвования церквям и монастырям Владимира, Бельска, Каменца — передал церквям 36 книг в роскошных оправах, украшенных золотой и серебряной чеканкой, иллюстрированных прекрасными миниатюрами. В Холме во время правления князя Льва Даниловича (конец XIII в.) были переписаны два Евангелия, в которых в церковнославянской основе текста заметны особенности местного языка. Надписи на глиняной посуде, на вещах повседневного пользования свидетельствуют, что грамотные люди были также среди ремесленников, рядовых дружинников. В Звенигороде, Перемышле, Галиче, Львове обнаружены бронзовые писала для письма на восковых табличках.

Выдающимся памятником летописания Руси является Галицко-Волынская летопись — основной источник для изучения истории юго-западных земель в XIII в. В ней представлены исторические события 1205—1292 гг., говорится о правлении князей Даниила и Василько Романовичей, монгольском нашествии. Стиль летописи отличается поэтичностью, использованием устного народного творчества. Волынская часть летописи (события с 1261 г.) написана при дворе владимирского князя Владимира Васильковича, возможно, в городке Любомль, где любил пребывать князь. В Галицко-Волынской летописи встречается информация, касающаяся культурного развития Юго-Западной Руси в XIII в. Так, по свидетельству летописца, в Галицко-Волынском княжестве в конце XIII в. жил «муж хитр» Олекса, который «срубил» множество городов.

Архитектурные сооружения свидетельствуют о высоком уровне культуры Галицко-Волынской земли. Строили преимущественно из дерева. Каменными первоначально были только некоторые храмы, реже — княжеские палаты. Одним из старейших византийско-романских строений Галицкой земли был собор св. Иоанна в Перемышле, построенный в первой четверти XII в. Собор был построен из тесаного камня «предивным образом». На территории княжеского Галича обнаружены остатки фундаментов около 30 церковных сооружений. Строительство самого большого в Галиче храма — Успенского собора — связывают с созданием здесь в 1157 г. епископии. Сохранился фундамент просторной Спасской церкви, построенной в XII в. Она была трехнефной и трехапсидной, а в плане почти квадратной. Одно из строений княжеского Галича — построенная около 1200 г. церковь св. Пантелеймона, типичная по своей архитектуре (трехнефная, центрокупольная) для украинско-византийского строительства.

Из построенного в Холме князем Даниилом Романовичем до настоящего времени сохранилось совсем немногое, но Галицко-Волынская летопись сохранила на своих страницах сам процесс появления и роста города. Летописец сообщает, что в 1237 г. Даниил построил в Холме «градец мал». После ордынских погромов князь стал приглашать «немцев и Русь, инородцев и ляхов… — сидельники и лучники, и тульники, и ковали железа, меди и серебра…». Даниил Романович построил церковь св. Иоанна, иконы для которой привез из Киева, в 1260 г. возвел церковь св. Богородицы, для которой привез мраморную чашу из Венгрии. На земле молодого Холма сошлись Восток и Запад: иконы и колокола везли из Польши и Германии, местные строители, резчики и художники, не отрываясь от местных традиций, перенимали веяния западноевропейских художественных направлений и строили византийские церкви с романской резьбой и готическим обрамлением окон и дверей.

Для галицкой архитектуры характерны своеобразная техника и стиль: тесаный камень, резьба, продольно-базиличный, четырехстолпый, трехапсидный план церковных сооружений. В самом младшем из княжеских галицких городов Львове (основан в середине XIII в.) сохранилась один из древнейших храмов княжеской эпохи — замковая церковь св. Николая. Во время ее строительства древние традиции уже были утрачены, а достижения западноевропейского строительства принимались осторожно и медленно. Насколько галицкие города Перемышль, Галич, Холм, Львов становились центрами, в которых западноевропейская культура преобладала над восточной, настолько культурные центры Волыни играли роль посредников между восточной и западноукраинской культурой. Так, архитектура Владимира-Волынского по своим характерным чертам ближе к киево-черниговской, чем к галицкой. Примером является Успенский собор, строительство которого было завершено в 1160 г. князем Мстиславом Изяславовичем. Он повторяет план Успенского собора Киево-Печерской лавры.

В Галиции и Волыни иконопись развивалась под влиянием киевской школы. Сохранилась икона Богородицы Одигитрии конца XIII—XIV вв. из Покровской церкви Луцка, икона св. Георгия Победоносца из села Станыли близ Дрогобыча — образец галицкого изобразительного искусство XIV в. При всем своеобразии индивидуальных манер отдельных мастеров им свойственны лаконизм и цельность композиции, эмоциональная насыщенность образов-символов. Эти особенности в будущем станут одним из компонентов национального своеобразия украинского изобразительного искусства.

Развитию искусства миниатюры положили начало иллюстрированные греческие и болгарские рукописи богослужебных книг. Кроме церковного, на миниатюры был и светский спрос: большинство князей создавали обширные библиотеки, а владимиро-волынский князь Владимир Василькович сам писал и иллюстрировал рукописи. Наиболее известные иллюстрированные рукописи — Остромирово Евангелие 1052 г., Сборник Святослава 1073 г. и Трирская Псалтирь, или Молитвенник Гертруды, 70-х гг. XI в. Видимо, текст и миниатюры молитвенника были выполнены в Киеве и по стилю схожи с Остромировым Евангелием и Сборником Святослава. Однако, может быть, миниатюры могли быть созданы и на территории Западной Украины, так как в них просматривается синтез византийских и немецких форм. Другие рукописи западноукраинского происхождения — Крымское Евангелие 1114 г., Холмское Евангелие XIII в., Галицкое Евангелие 1266 г., Перемышльское Евангелие начала XIII в. — отличаются простотой и сдержанностью рисунка и колорита орнаментов. Их орнаменты близки болгарским.

Ювелирное дело было одним из важнейших направлений древнерусского искусства. Известно, что польского короля Болеслава Храброго ослепила роскошь киевского двора, а король Казимир III, ограбив в 1340 г. Львов, вывез из него две княжеские диадемы, позолоченный престол, украшенный самоцветами, множество крестов из чистого золота. Золотой крест «греко-русской работы» с частицею древа св. Креста весь покрыт резьбой, сплетенной из множества крошечных листиков, птиц, зверей и человеческих фигур. Украшают эту удивительную резьбу 60 самоцветов и 100 жемчужин.

Особое место среди произведений ювелирного искусства принадлежит изделиям, выполненным в технике эмали, которая пришла на Русь из Византии. Выделяют два основных способа выполнения эмали: окончатый и перегородчатый. На территории Украины использовали обе техники, но чаще употребляли первую. Большинство предметов, украшенных эмалью, найдено на территории Киевщины и Черниговщины, меньше — Западной Украины. Наиболее распространенными в княжескую эпоху были эмалированные иконы, которые размещали на диадемах, оправах богослужебных книг, миниатюрных переносных алтарях. Известно, что князь Владимир Василькович пожертвовал перемышльскому собору Евангелие, «расписанное золотом, окованное золотом и жемчугом» и украшенное иконой «Спас с финифтью». Известны подарки князя и в другие церкви, иконы, исполненные в технике эмали. Эмалью декорировали маленькие золотые коробочки с духами, которые женщины прикрепляли к головному убору или носили на груди.

Кроме эмали при изготовлении ювелирных изделий широко использовался «рисунок чернью». Хорошо известна была филигрань — техника выдавливания орнамента на серебре. В декорировании использовали дорогие камни, что характерно для готического ювелирного искусства.

Унификация материальной культуры в XV—XVI вв. В эти столетия территориальные границы украинской народности расширялись на юг и восток. Население Галиции, Волыни и Подолья все активнее заселяло степи Правобережной Украины. На Среднем Поднепровье (Киевщина и Полтавщина) сформировался территориальный центр украинской народности. Одновременно шел процесс унификации ее материальной культуры. Несмотря на региональные особенности, орудия труда и бытовые вещи, технология производства разных товаров становились все более схожими. Так, типичным орудием производства в степной и лесостепной зонах стал плуг, вытеснивший в лесные районы соху и рало, более приспособленные для обработки песчаных грунтов. Наряду с косою-горбушею население начало пользоваться длинной косой («литовкой»). Колосовые культуры убирали серпами, выгнутое лезвие которых значительно повышало производительность труда жнеца. Сжатый хлеб обмолачивали цепями. Зерно, как и ранее, хранили в ямах, глиняных сосудах или деревянных кадках. Мололи зерно преимущественно жерновами на водяных мельницах, а с XVII в. и на мельницах ветряных.

Из сухопутного транспорта наиболее популярным был четырехколесный воз, известный еще в докиевский период. Однако в его конструкции произошли существенные изменения: колеса с составными частями, спицами, ободом и ступицей. Появилась мажа — большой воз для перевозки грузов на значительные расстояния. Зимой ездили на санях, в Карпатах — на волокушах. Для передвижения по воде пользовались стругами, дубасами, известными еще в Киевской Руси. Но уже с XIV—XVI вв. плавали на судах нового типа — дубы (большие лодки) и байдаки (чайки), приспособленных к условиям как рек, так и морей.

С XVI в. для обозначения жилища вместо названия «изба» распространилось название «хата». Хаты строились с дымоходами, хотя сохранялось и немало курных. Во внутренней планировке жилища сохранялись общеславянские черты, но формировались и национальные особенности: печь ставилась слева или справа от входа, а по диагонали от нее размещался угол со столом и лавками, с иконами на стене. Богатые хозяева строили сараи, кухни, пекарни и другие хозяйственные сооружения, а весь двор огораживался плетнем или забором. Поселения имели одно-, двух, трехрядную или бессистемную застройку, во многих городах, по описанию очевидцев, «каждый строит, где хочет и как хочет».

Важным компонентом материальной культуры была народная одежда. На ее формирование значительное влияние оказывали природно-географический фактор, состояние экономики и материальная состоятельность семей. Украинский народный костюм периода позднего средневековья был во многом похож на костюмы белорусский и русский. Для его пошива использовались ткани как местного, так и зарубежного производства — полотно, сукно, сатин, атлас, бархат и др. Обязательным убранством мужчин и женщин были кошули — длинные рубашки, часто имевшие вышивку. Женщины сверху одевали плахту — убор из двух сшитых по середине полотнищ, которые или свободно спускались вниз или заправлялись за вышитый пояс. Горожанки носили также платья. Мужчины одевали штаны, которые в разных регионах называли по разному: гачами, портами, портницами. Если в Поднепровье были широко распространены свободные шаровары, то в Восточной Галиции, Южной Буковине, Закарпатье носили узкие брюки, прикрытые сверху рубашками и подпоясанные ремнем. Верхняя одежда состояла преимущественно из кожухов, сермяг, жупанов и кунтушей. Мужчины носили круглые овечьи шапки или колпаки из сукна. Популярным видом женского головного убора был рантух — длинный платок, которым обматывали голову. Обувались в ботинки, сапоги, боты.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 5 страница | Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 7 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 14; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.