Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 3 страница

В 1257 г. монголы провели первую перепись населения Руси. Золотая Орда рассчитывала точно определить размеры дани и количество воинов, поставляемых Русью во вспомогательные отряды монгольского войска. В Северо-Восточной Руси, подвластной Александру Невскому, перепись не встретила сопротивления. Но в Новгороде жители отказались «даться в число». Только в 1259 г., после очередной поездки в Орду, владимирскому князю удалось обеспечить проведение переписи и в Новгородской земле. В 1262 г. в Северо-Восточной Руси вспыхнуло восстание, вызванное злоупотреблением бесермен — монгольских купцов, бравших на откуп сбор дани. Недовольство хана заставило Александра Невского отправиться в Орду, на обратном пути он умер в 1263 г.

При наследниках Александра Невского зависимость Северо-Восточной Руси от Орды усилилась. В 1276 г. была проведена новая перепись, на этот раз без волнений. Нормальному развитию мешали продолжающиеся набеги ордынцев: за последнюю четверть XIII в. их было совершено 15. Наиболее разрушительной была т. н. «Дюденева рать» 1293 г., в ходе которой монголы разорили 14 городов, особенно пострадало Переяславское княжество.

К концу XIII в. дробление Северо-Восточной Руси достигло своего апогея. К 70-м гг. XIII в. из Владимиро-Суздальского княжества (так оно чаще называется в исторической литературе) выделилось 14 княжеств, из которых наиболее значительными были: Суздальское, Городецкое (с Нижним Новгородом), Ростовское, Ярославское, Переяславское, Тверское, Московское. На рубеже XIII—XIV вв. сложилась особая политическая система Великого княжения Владимирского. Великий князь Владимирский стоял во главе феодальной иерархии. В то же время он являлся главой собственного княжества. Хотя его власть была во многом номинальной, но в то же время владимирский стол увеличивал престиж, давал возможность расширить и укрепить границы княжества. Поэтому князья вели ожесточенную борьбу за выдававшийся монгольскими ханами ярлык на владимирский стол, претендентами на который в XIV в. были тверские и московские князья, а затем и суздальско-нижегородские.

Социальные и политические последствия монгольского нашествия.Разграбление войском хана Батыя древнерусских княжеств в 1237—1241 гг. было величайшей трагедией всей древнерусской цивилизации. Из 74 городов, известных археологам, 49 было разорено (14 из них так и не поднялись с руин, а 15 со временем превратились в села). В первые 50 лет после нашествия не было построено ни одного нового города. В полный упадок пришли ремесла, секреты некоторых из них были навсегда утеряны. Физическое уничтожение, захват в рабство и бегство населения стали причиной демографического кризиса. Потеря древнерусским обществом слоя профессиональных воинов-феодалов не только значительно ослабила возможность противостояния завоевателям в первый период утверждения монгольского ига, но и существенным образом деформировала развитие общественных отношений на Руси.

С конца XIII в. Золотую Орду на Руси называли просто Ордой — форма «Золотая Орда» (точнее — «Великая Орда Златая») впервые встречается в письменных документах только во второй половине XVI в., но, возможно, бытовала в устной речи с XIV в. Русь, точнее отдельные ее княжества, оказалась в подчиненном положении по отношению к Золотой Орде. До 60-х гг. XIII в. Орда не была самостоятельным государством, поскольку входила в огромную монгольскую империю с центром в Каракоруме. Соответственно и древнерусские земли подчинялись великому хану (каану), находившемуся в Монголии. Ко времени обретения полного суверенитета в Орде уже было практически завершено строительство собственной государственной системы, завершился процесс перераспределения традиционных родоплеменных образований в пользу новой, видимо, немногочисленной элиты.

Государственное управление Золотой Орды характеризуют как «военно-феодальное» с сильными родовыми традициями, а административно-территориальное деление определяется понятием «улусная система». Сущность ее составляло право высших представителей степной знати на получение от самого хана или другого менее могущественного аристократа определенного удела — улуса. Первоначально в Орде крупных улусов было не более 15. Позднее, после введения ислама и более тесного знакомства с арабскими и персидскими традициями управления, организация государства была усовершенствована. Вместо прежнего деления государства на два крыла были созданы четыре улуса, а каждый из них делился на улусы более низкого ранга. Таких улусов в Золотой Орде в XIV в. было около 70 — по числу темников.

Вопрос о характере и степени воздействия золотоордынского фактора на развитие древнерусских княжеств и становление Российского государства является дискуссионным. Сложно обнаружить прямые заимствования в системе государственного управления и правовой культуре древнерусских земель. Неправомерно связывать возникновение условного землевладения (поместий), Земских соборов, самодержавия со сходными явлениями в Золотой Орде, поскольку их истоки можно обнаружить в домонгольский период. Тем не менее, ордынское воздействие в значительной степени трансформировало политические процессы в Северо-Восточной Руси, упрочив одни тенденции развития в ущерб другим. Утвердившаяся практика выдачи князьям ярлыков на княжение, т. е. права на власть, дает основания рассматривать золотоордынского хана в качестве верховного собственника всего богатства Руси. Население и его высший слой получали части государства во владение лишь по праву «пожалования». Всей Русью хан владел по праву завоевания, а от него верховную власть над своими землями получали древнерусские князья.

Под влиянием Орды князья усвоили новые формы политического общения, основанные на подобострастии, унижении перед вышестоящей властью («челом бить»). Если ранее с понятием абсолютной, деспотической власти на Руси были знакомы лишь теоретически на примере Византийской империи, то теперь оно вошло в политическую культуру древнерусских земель благодаря близкому примеру ханской власти. Непосредственно сталкиваясь с жесткой дисциплиной, иерархией и деспотизмом, характерными для политической модели Золотой Орды, князья переносили ее по отношению к своим подданным. Способствовало этому ослабление городов и боярского сословия, т. е. альтернативных княжеской власти политических сил.

В условиях подчинения Золотой Орде исчезало представление о необходимости баланса прав и обязанностей. Обязанности по отношению к монголам исполнялись независимо от того, давало ли это какие-либо права. В этом коренное отличие от сословных принципов Западной Европы, где обязанности были следствием определенных прав, предоставленных человеку. В тогдашней Руси, а затем и в России ценность власти становилась выше ценности права. Под влиянием специфических азиатских правовых норм и способов наказания на Руси трансформировалось традиционное представление о карающей власти общества и ограниченности княжеского права наказывать людей. Карающей силой становилось не общество, а государство в лице палача. В то же время Русь узнала «китайские казни» — кнут, отрезание частей лица, пытки на дознании и следствии, а также ряд заимствований технического характера — элементов военного искусства, налоговой системы, ямской службы и др.



«Батыево разорение» и последовавшие за ним погромы оказали значи­тельное влияние и на социальную структуру древнерусского общества. Произошла определенная архаизация общественных отношений на Руси, что выразилось в приостановлении процесса трансформации холо­пов в феодально зависимых людей. В условиях разорения боярских, княжеских, мона­стырских вотчин роль рабского труда в них увеличилась. Некоторые признаки, сближав­шие холопов с другими категориями зависимого населения, во второй половине XIII в. уже не наблюдались. Гибель большинства представителей землевладельческой элиты привела к значительному сокращению территории, охваченной более прогрессивной экс­плуатацией феодального характера. Формы эксплуатации сельского населения становились примити­внее, вновь приобретая характер даней, к которым к тому же добавился ордын­ский «выход».

В то же время одно обстоятельство предопределило дальнейшее развитие феодальных отношений, предполагавшее распространение внеэкономического принуждения (крепостничества) на все большее число ранее свободных общинников. Опустевшие земли феодалов уже нельзя было заполнить челядью или холопами, поскольку основной источник рабской силы плен («полон») был закрыт. Люди в большом количестве уводились иноземными захватчиками на восточные невольничьи рынки. Внутренний ресурс для холопства в итоге был ограничен, а для захвата пленных из иноплеменников сил не было. Численность и приток холопов резко сократились, и землевладельцы были вынуждены вовлекать в систему своего хозяйствования свободных крестьян.

 

Глава 6. Северо-Восточная Русь
в XIV — первой половине XV в.

Политика Московского княжества по объединению земель Северо-Восточной Руси.На рубеже XIII—XIV вв. политическое раздробление Руси достигло своего апогея. В это время уже оформи­лась особая политическая система Великого княжения Владимирского. Правитель, обосновавшийся во Владимире, стоял во главе феодальной иерархии князей, оставаясь в то же время главой своего собственного княжества. Его власть была во мно­гом номинальной, но все же давала некоторые преимущества. Во-первых, значительные материальные преимущества заключались в великокняжеском домене (это были богатые и плодородные земли). Во-вторых, владимирский стол увеличивал престиж князя, давал ему возможность укрепить и расширить границы своего княжества. Поэтому острой была борьба, которую вели князья за выдававшийся в Орде ярлык на великое княжение. Основ­ными претендентами на него в XIV в. были тверские и московские князья. В силу ряда обстоятельств московскому князю суждено было возглавить объединительный процесс.

Оба княжества — Тверское и Московское — возникли в XIII в.: первое в 1247 г. получил младший брат Александра Невского Ярослав Ярославич, второе — в 70-е гг. XIII в. младший сын Александра Невского Даниил. Ярослав и Даниил стали родоначальниками соответственно тверской и московской княжеских династий.

Изначально Московское княжество было одним из самых небольших, но Даниилу Александровичу удалось его значительно расширить. В 1301 г. он отвоевал у Рязани Коломну, затем присоединил выморочное Переяславское княжество. Так в руки московских князей, которые, как представители младшей ветви потомков Александра Невского, имели менее всего прав на великокняжеский престол, попала густо населенная территория с развитым феодальным землевладением. Здесь было много и крестьян, и феодалов, что увеличивало экономическую и военную мощь княжества. Сын Даниила Юрий (1303—1325) отвоевал у Смоленского княжества Можайск и вступил в борьбу за великое княжение. Московские князья стали проводить довольно эффективную политику, используя, прежде всего, внешний фактор в лице ханов Золотой Орды.

В 1304 г. умер великий князь Андрей Александрович, и престол во Владимире занял Михаил Ярославич Тверской. В 1318 г. хан Узбек, опасаясь усиления Твери, поддержал Юрия Даниловича и дал ему войско для войны с тверским князем. Объединенное княжеско-ханское войско встретило неожиданный отпор со стороны тверичан и было разбито. В плен попала жена Юрия Агафья (Кончака), родная сестра хана Узбека. Вскоре она умерла в плену, и Юрий поспешил воспользоваться этим. Он ловко обвинил Михаила Ярославича в том, что тот «уморил» ханскую сестру. Михаила вызвали в Орду и казнили. Однако ярлык на великое княжение достался не Юрию: в Орде стремились натравливать князей друг на друга. Поэтому ярлык получил сын казненного Михаила Ярославича Дмитрий Грозные Очи, который, встретив в Орде виновника гибели своего отца, убил Юрия Даниловича (1325). По приказу хана Дмитрий был казнен, а владимирский стол перешел к его брату Александру Михайловичу. В то же время московским князем стал брат Юрия Иван Данилович Калита(1325—1340). Слово «калита» означало кожаную сумку, кошель, который пришивался или пристегивался к поясу. Видимо, князя прозвали так или за его богатство, или за скопидомство.

Хитрый и последовательный правитель Иван Калита умело использовал в своих целях складывающуюся в регионе ситуацию. В 1327 г. в Твери вспыхнуло восстание, вызванное приездом ордынского баскака Чолхана (на Руси его называли Щелканом). Орда пыталась восстановить институт баскачества после долгого перерыва, но население уже отвыкло от присутствия монгольских чиновников непосредственно у себя в городах. Для того, чтобы недовольство вылилось в восстание, было достаточно ничтожного повода: когда на торгу ордынцы отняли лошадь у дьякона Дудко, обиженного поддержали горожане. Восставшие перебили свиту Чолхана, убили и его самого. Тверской князь Александр Михайлович, тщетно пытавшийся отговорить горожан от восстания, вынужден был примкнуть к ним. Иван Калита с ордынским карательным войском обрушился на Тверь. Тверская земля была опустошена, силы Твери были надолго подорваны. В награду за подавление восстания московский князь получил ярлык на великое княжение. В то же время Орда вынуждена была отказаться от системы баскачества и перейти к откупу дани князьями. Главным сборщиком дани стал Иван Калита.

При нем великое княжение уже никто не решался оспаривать. Сбор дани давал Ивану Калите возможность, утаивая часть «выхода», значительно разбогатеть. Союзником князя стала Церковь. Митрополит Петр сделал Москву своим постоянным местопребыванием, а митрополит Феогност в 1328 г. перенес сюда официальную резиденцию. Значительно расширились земельные владения московского князя. Но главное, что на время жизни целого поколения было обеспечено спокойное развитие Северо-Восточной Руси. Применительно к этому времени летописец записал: «Бысть тишина великая на всей Русской земли на сорок лет, и пересташа татарове воевати землю Русскую».

Лояльную политику по отношению к хану продолжили сыновья Ивана Калиты. В 1340—1353 гг. в Москве правил Симеон Гордый. Ему удалось временно примириться с Тверью. Власть Симеона утвердилась и в Новгороде. Но в 1353 г. на Русь из Западной Европы пришла чума. Вымирали целые города. Чума достигла и Москвы. От болезни умерли Симеон, его сыновья и младший брат Андрей. Московский престол и великое княжение достались второму сыну Калиты — ИвануИвановичуКрасному. В отличие от властолюбивого отца и грозного брата, тихий нравом и слабый как правитель, он княжил недолго и умер 33 лет от роду в 1359 г., оставив наследником 9-летнего сына Дмитрия Ивановича. Ребенок еще ни разу не получал ярлыка на великое княжение. Суздальско-нижегородский князь воспользовался ситуацией, чтобы склонить хана передать ему ярлык на Владимир. Но к середине XIV в. в Москве сложился сплоченный кружок боярства, твердо отстаивавший интересы московской династии. Переход стольного города Владимира под управление другой княжеской ветви отодвинул бы московских бояр на вторые роли. Всемерно поддерживал московского князя и митрополит Алексий. Усилиями московских бояр и митрополита в 1362 г. 12-летний Дмитрий получил ярлык. Суздальско-нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу позднее еще раз удалось получить ярлык на великое княжение, однако он сам устранился от власти и даже породнился с династией Калиты, выдав за Дмитрия Ивановича свою дочь.

Летописи второй половины XIV свидетельствуют, что Москва, «надеяся на свою великую силу», начала князей «приводити в свою волю», на неповинующихся стала «посягать злобой».

Москва между Литвой и Ордой в конце XIV — начале XV в.В объединении восточнославянских (русских) земель у Московского княжества в XIV в. появился новый грозный соперник — Великое Княжество Литовское. Это государство объединяло под своей властью не только Литву, но и большую часть западнорусских и южнорусских земель: Смоленщину, территории современных Украины и Беларуси. Древнерусский язык был здесь государственным, большую часть населения составляли восточные славяне, исповедовавшие православие. Настоящей Русью они считали именно свою державу. При этом и официально государство именовалось «Великим Княжеством Литовским, Русским и Жамойтским». Уже при великом князе Гедимине (1315—1341) Литва стала опорой древнерусских земель в борьбе с Ордой. Сын Гедимина, великий князь Ольгерд (1345—1377), с таким же правом, как и московские князья, претендовал на собирание под своей властью всех земель Руси.

Между тем и княжество Московское превратилось в по-настоящему «Великое» и располагало силами для войны с сильными соседями. Готовясь к решительным действиям против Орды, московскому князю необходимо было решить проблему противостояния с Тверью. Тверь уже не могла на равных выступать против Москвы, но ее поддерживал литовский князь Ольгерд. В 1368, 1370 и 1372 гг. он осаждал Москву, однако овладеть городом, который был обнесен в 1367 г. белокаменной стеной, не смог. Но в ходе войны 1375 г. могущество Твери было окончательно сломлено. Михаил Тверской признал себя «братом молодшим» московского князя и обязывался в случае войны с Ордой поддержать Москву.

Между тем в Орде с конца 50-х гг. XIV в. началась «великая замятня» — за 20 лет на престоле в Сарае сменилось более 20 ханов. Только к середине 70-х гг. власть захватил темник Мамай, который, не будучи чингизидом (потомком Чингисхана), правил от лица марионеточных ханов. В 1375 г. войска Мамая совершили набег на Нижегородское княжество. В начале 1377 г. московско-нижегородское войско под началом Дмитрия Боброка-Волынского совершило поход на Волжскую Булгарию. Но в том же году объединенное войско княжеств Руси потерпело сокрушительное поражение на р. Пьяне (в Нижегородском княжестве). В 1378 г. против посланного Мамаем «на всю землю Русскую» мурзы Бегича выступил великий князь Дмитрий Иванович. На реке Воже близ Переяславля-Рязанского ордынцы были разгромлены. Решающее сражение произошло 8 сентября 1380 г. на Куликовом поле около Дона. Впервые после битвы на Калке 1223 г. объединенные войска княжеств Руси выступили навстречу рати Мамая. Несмотря на огромное значение Куликовской победы, она все же не привела к падению ордынского ига.

Уже в 1382 г. к Москве подошли войска Тохтамыша, который считал Мамая узурпатором и не признал уничтожения зависимости Руси от Орды. Хитростью ордынцам удалось захватить Москву, были сожжены и другие города. И хотя выплата дани была возобновлена, тем не менее прежняя политическая зависимость значительно ослабла. Так, Дмитрий Иванович, получивший после победы на Куликовом поле прозвище «Донской», передал великое Владимирское княжение, как свою «отчину», по наследству сыну Василию, не спрашивая разрешения хана.

Василий I Дмитриевич (1389—1425) продолжил политику подчинения Москве северо-восточных земель Руси. В 1392 г. к Москве было присоединено Нижегородское княжество, затем Муромское и Тарусское. Остававшиеся независимыми князья Северо-Восточной Руси должны были беспрекословно подчиняться московскому князю. Некоторые князья перешли на положение великокняжеских слуг, выступая в роли воевод, наместников (Стародубские, Оболенские, Белозерские). При этом в своих княжествах они сохраняли в полной мере княжеские права. Таких князей называли служилыми или служебными.

В конце XIV в. наметилось сближение Московского княжества и Великого Княжества Литовского, связанное с борьбой против ордынцев. В 1396 г. Василий Дмитриевич встретился в Смоленске с литовским князем Витовтом. Князья договорились о совместных действиях против Орды. Но в 1399 г. Витовт потерпел сокрушительное поражение на р. Ворскле от правителя Орды Едигея. Несостоявшиеся союзники рассорились. В 1408 г. московские и литовские войска вышли навстречу друг к другу к берегам Угры, но битва не состоялась, и противники примирились. В том же 1408 г. набег на Северо-Восточную Русь совершил Едигей. Были разорены едва ли не все крупные города, подчиненные Москве, но столицу, укрепленную новыми белокаменными стенами, взять не удалось. Однако после погрома Едигея ордынское иго усилилось.

Феодальная война второй четверти XV в.Василий I Дмитриевич умер в 1425 г. и по завещанию оставил своим наследником десятилетнего сына Василия. Но передача престола от отца к сыну еще не закрепилась в правовой практике. Равным, а может быть и предпочтительным, считался принцип наследования по старшинству. Права на престол, таким образом, мог вполне законно оспаривать дядя малолетнего Василия Васильевича — брат Василия Дмитриевича Юрий, князь галицкий и звенигородский. Более того, Дмитрий Донской в своей духовной грамоте завещал престол после смерти старшего сына Василия своему второму сыну Юрию. Таким образом, права на престол имели и Василий II Васильевич, и Юрий Дмитриевич. Однако первого поддержали мощные союзники — митрополит Фотий, влиятельные бояре во главе с Иваном Дмитриевичем Всеволожским, а главное — великий литовский князь Витовт (его дочь Софья была матерью Василия II). Юрий Дмитриевич вынужден был примириться и обещал «не искать» великого княжения.

Но в 1430 г. умер Витовт, и власть в Великом Княжестве Литовском перешла к родственнику Юрия Дмитриевича князю Свидригайло. В 1431 г. умер и митрополит Фотий. От московского князя переметнулся к Юрию боярин Всеволожский, который рассчитывал женить Василия II на своей внучке, но надежды не оправдались, так как Софья Витовтовна нашла сыну более достойную партию (внучку князя Владимира Андреевича Серпуховского, Марию Ярославну). Свою внучку боярин Всеволожский выдал за сына Юрия — Василия Косого.

В 1433 г. на свадьбе Василия II Софья Витовтовна прилюдно оскорбила Василия Косого, обвинив его в краже фамильной ценности. Конфликт привел к началу войны. Весной 1433 г. войска Василия II были разбиты, и князь Юрий Дмитриевич въехал в Москву. Бежавшему московскому князю была дана в удел Коломна. Неожиданно для победителя московские служилые люди и бояре стали уходить из Москвы к Василию II. Юрий вынужден был уступить племяннику, признав того «братом старейшим». Но Василий II, упорно продолжавший войну, вновь был разбит, и Юрий Дмитриевич вторично оказался на престоле в Москве. Укрепившись в столице, он начал чеканку монеты с изображением своего патрона — Георгия Победоносца (отсюда герб г. Москвы). Однако в зените своей славы Юрий Дмитриевич в июне 1434 г. умер.

Казалось бы, после смерти Юрия повод для междоусобицы был устранен — старейшим князем в Северо-Восточной Руси вновь становился Василий II Васильевич. Но с этим не примирился старший сын Юрия Дмитриевича Василий Косой, который объявил себя великим князем. Но без поддержки братьев он вынужден был уступить Москву своему двоюродному брату Василию II, но борьбу не прекратил. В 1436 г. Василий Косой был разбит, схвачен и ослеплен.

В 1445 г. Василий II вновь подтвердил свою бездарность как полководец: не только проиграл битву ордынцам, но даже умудрился попасть в плен. Москву же занял оставшийся старшим в княжеском роде Дмитрий Шемяка. За большой выкуп Василий II вскоре в сопровождении ордынских войск вернулся на Русь. Шемяка бежал из Москвы, но как только Василий II в 1446 г. отлучился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, опять захватил столицу. Василий II был арестован и в феврале 1446 г. ослеплен (отсюда его прозвище — Темный). Вновь повторились события начала феодальной войны: к слепому Василию II в его удел Вологду стали съезжаться все недовольные правлением Дмитрия Шемяки. Поддержку свергнутому князю оказал тверской великий князь Борис Александрович. Союз был закреплен обручением 6-летнего сына Василия II Ивана с 4-х летней дочерью тверского князя Марией (венчание произошло, когда жениху исполнилось 12 лет, а невесте — 10). Через год после ослепления Василий II въехал в покинутую Шемякой Москву. В 1453 г. Дмитрий Шемяка, находившийся в Новгороде, умер (видимо, был отравлен). На этом затяжная феодальная война завершилась.

Феодальная война второй четверти XV в. показала торжество объединительной политики Москвы. Москва превратилась в настоящую столицу Северо-Восточной Руси, и в войне никто не оспаривал ее безусловное верховенство — речь шла лишь о том, кто конкретно из князей займет этот престижный престол. Развитие событий в ходе войны демонстрировало, что Русь в то время находилась на перепутье возможных вариантов своего развития. Север (Галич, Вятка, Углич, Звенигород), на который опирался Юрий Дмитриевич и его сыновья, был районом промысловой вольницы, в нем намечалась тенденция буржуазного пути развития. Центр же — опора Василия II — был крестьянским, бедным. Победа Центра ознаменовалась усилением деспотизма.

Причины возвышения Московского княжества и особенности складывающейся Российской государственности.Неуклонное возвышение Московского княжества, ставшего в скором будущем центром активно развивающегося и вглубь, и вширь Российского государства, историки объясняют целым комплексом причин, факторов и условий. Наиболее полно их определил В. О. Ключевский: выгодное географическое положение Москвы на пересечении торговых путей и миграционных потоков (что увеличивало доходы московского князя благодаря торговым пошлинам и росту числа плательщиков прямых податей); относительно безопасность территории вокруг Москвы от внешних врагов (она стала убежищем для окраинного населения Руси); особое положение московской правящей династии, происходившей от младшего сына Александра Невского (из-за слабых надежд занять великокняжеский престол во Владимире по очереди старшинства московские князья вынуждены были добиваться его другими средствами).

Если в начале XIV в. московский князь представлялся «мелким хищником, из-за угла подстерегавшим своих соседей», то к середине XV в. население видело в нем образцового правителя-хозяина, устроителя внутреннего порядка и безопасности, народного вождя Руси в борьбе с внешними врагами, ближайшего соратника митрополита Русской православной Церкви. Таким образом, поддержка объединительной политики московских князей всем населением Северо-Восточной Руси становилось еще одним важным фактором превращения Москвы в столицу одной из крупнейших держав Европы. Можно назвать и другие факторы, способствовавшие возвышению Москвы: благоприятную политику ордынцев, «пробуждение народного инстинкта», правильность престолонаследия, и, наконец, счастливое сочетание случайностей (так, избежать дробления Московского княжества на уделы удалось благодаря низкой рождаемости в семье Ивана Калиты и смертоносному действию чумы).

Правда, многие из указанных причин в современной науке отвергаются. В районе Москвы не существовало никаких удобных торговых путей, гораздо более выгодным было положение поволжских городов. Транзитная торговля, которая все же проходила через Москву, не могла принести существенной прибыли местным властям, поскольку ее начальный и конечный пункты не находились в их руках. Московское княжество сложилось на территории со скудными природными ресурсами, здесь не было ни природных ископаемых, ни лесов, ни соляных варниц. Крайне примитивной была и техника земледелия. Москва не была единственным уголком Северо-Восточной Руси, где можно было укрыться от ордынских набегов. Спокойнее чувствовали себя жители более западных (Тверь) и северных (Новгород) районов. О Москве, как средоточии сил сопротивления ордынскому игу, трудно рассуждать ввиду довольно частых случаев пособничества московских князей Орде и большого значения в усилении Москвы ханской помощи.

Успехи Москвы в объединении северо-восточных земель Руси видят, прежде всего, в особенностях развития земельной собственности и создании военно-служилого войска (Двора). Государев двор с его тремя составными частями: служилыми князьями, боярами и детьми боярскими, являлся основой могущества Москвы. Уже при Иване Калите стала явной нехватка населенных земледельцами земель для обеспечения московского служилого боярства в пределах собственного княжества, что толкало московских правителей к расширению пределов своих владений. Поэтому бояре оказывали поддержку объединительным действиям княжеской власти и были противниками сепаратизма. Ловкая, хитрая, жестокая, часто абсолютно беспринципная политика московских князей, поддержанных корпоративно связанным служилым боярством, обеспечила им победу в борьбе за верховенство в Северо-Восточной Руси.

Процесс усиления Московского княжества как политического центра будущего единого Российского государства существенно отличался от аналогичных процессов складывания национальных государств в Западной Европе. На Западе возникновение централизованных государств было обусловлено внутренним экономическим развитием (расширением торговых связей, формированием национальных рынков, углублением процесса общественного разделения труда). А для Восточной Европы важнейшим был внешний фактор: централизацию ускорила опасность, исходившая от Золотой Орды, военно-политическая конкуренция со стороны усиливавшегося Великого Княжества Литовского как второго возможного центра объединения земель Руси.

В Западной Европе короли вынуждены были лавировать между различными центрами власти — феодалами, Церковью, городами, находя опору в последних. На Руси же городское самоуправление было почти полностью уничтожено монголами, а его остатки ликвидированы в процессе централизации. Сам процесс объединения земель и централизации власти приобрел форсированный характер. Московские князья использовали главным образом силовые и военные методы. К моменту образования единого Российского государства здесь не развились заменявшие удельный строй новые социальные институты — сословия, которые защищали бы свои интересы с помощью представительных учреждений. Эти обстоятельства обусловили эволюцию великокняжеской власти в сторону деспотизма. Централизация не сопровождалась утверждением в общественном сознании ценности политического компромисса, характерного для Западной Европы. Это был диктат верховной власти.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 2 страница | Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 4 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 15; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.