Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 2 страница

В основном книги были достоянием небольшого слоя населения. Собрания книг имели князья, монастыри, крупные церкви. В то же время Церкви требовалось множество книг для отправления служб, просвещения язычников. Поэтому была налажена работа по переводу и переписке священных текстов. Но среди известных наиболее ранних книг были и те, что выполняли образовательные и развлекательные функции. Так, «Изборники» 1073 и 1076 гг., сделанные для сына Ярослава Мудрого князя Святослава, содержали разнообразные произведения религиозного, философского и поучительного характера.

У восточных славян память об исторических событиях передавалась из поколения в поколение в устной форме. Такие стихотворные рассказы называли былинами (от слова «быль» — то, что произошло). Былины повествовали и о реальных, и о выдуманных событиях. Очень популярными были былины о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Микуле Селяниновиче, в образе которых могли трансформироваться реальные исторические персонажи. Вместе с распространением письменной культуры исторические события стали фиксироваться в летописях.

Начало летописания.Летописи являются уникальным феноменом древнерусской культуры. Один из первых их исследователей немецкий профессор Г. Ф. Миллер писал, что летописец Нестор и его последователи создали систему истории Руси, которая настолько полная. что ни одна другая нация не может похвалиться таким сокровищем. Историк Б. А. Рыбаков представил летописи в образе светильника, который, будучи зажженным неизвестными летописцами, освещал тысячи деталей, сотни битв, походов, осад, строительство городов, борьбу с кочевниками, наводнения, пожары, интриги коварных царедворцев, церковные настроения, живой язык и переписку простых людей.

Летописание на Руси, вероятно, началось как подражание византийской хронографии, однако с самого начало приобрело характерные только для него особенности. Составление летописей, как и переписка книг, считалось богоугодным, душеполезным делом. Первоначально записью событий занимались наиболее грамотные люди того времени — монахи. Довольно рано возникло официальное летописание, которое вели при княжеском дворе. Летописи составлялись на родном языке, но отличном от народного, разговорного. Этот язык называют «книжным», он был близок церковнославянскому. Летописцы не были объективными фиксаторами событий, а людьми, погруженными в мирские страсти и политические интересы.

Начало летописания связывается с «Повестью временных лет» — сводом, присутствующим в начале большинства сохранившихся списков. «Повесть временных лет», время создания которой относится к началу второго десятилетия XII в., является незаменимым источником по истории восточных славян. Она не была первым летописным сводом: предполагают существование более раннего летописного свода, который называют Начальным сводом с вероятной его датировкой 1095 г. Уже давно высказано предположение ( А. А. Шахматов), что в его основе лежала какая-то летопись, составленная еще в 1037 г. (Древнейший свод). Наряду с киевским летописанием рано возникло и новгородское летописание. Так, предполагают, что одним из источников Начального свода 1095 г. был новгородский летописный свод 1050 г., что связано со строительством в Новгороде Софийского собора.

Таким образом, источниками для «Повести временных лет» могли послужить созданные ранее летописные своды. Другим ее источником являлись устные предания. Об этом имеются неоднократные свидетельства в самой летописи (новгородца Гюряты Роговича, «старца доброго» Яня). Летописец использовал и иностранные источники: Хронику Георгия Амартола в болгарском переводе, Летописец будущего константинопольского патриарха Никифора, т. н. Хронограф особого состава, еврейский хронограф Книгу Иосиппон, апокрифическую и житийную литературу, тексты договоров Руси с Византией и др.

«Повесть временных лет» не сохранилась в первой редакции, созданной монахом Киево-Печерского монастыря Нестором. Первоначальный текст был подвергнут редактированию игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром. Одна из редакций сохранилась в Лаврентьевской летописи, написанной в 1377 г. монахом Лаврентием для суздальско-нижегородского князя. Тот же вариант содержится в Троицкой летописи начала XV в., Московско-Академическом списке Суздальской летописи конца XV в., лицевой Радзивилловской (Кенигсбергской), а также в большинстве летописей XVI и XVII вв. Другой вариант (третья редакция) дошел до наших дней в составе Ипатьевской летописи, названной по списку XV в., хранившемуся в Ипатьевском монастыре в Костроме. Та же редакция — в Хлебниковском (XVI), Погодинском (XVII), Ермолаевском (конец XVII – начало XVIII в.) списках.

Вместе с наступлением политической раздробленности развитие получило областное летописание, хотя приоритет еще сохранялся за Киевом. Непосредственны продолжением «Повести временных лет» стал Киевский свод конца XII в. Летописца уже больше интересовала деятельность правившего в Киеве князя, а поэтому Киевский свод утратил общегосударственный характер и превратился в семейную летопись киевских князей. В XII—XIII вв. активно велось летописание в Новгороде (летописи сохранились в текстах Новгородской Первой летописи старшего и младшего изводов). Относительно рано летописи стали вестись и в Северо-Восточной Руси — во Владимире-на-Клязьме с 1157 г., т. е. со времени утверждения в нем Андрея Боголюбского. В старейших же центрах Ростове и Суздале, вероятно, со второго десятилетия XII в. Местные летописи сохранились в составе Радзивилловского (конец XV в.), Московского Академического (XV) списков, Летописца Переяславля Суздальского (список 60-х гг. XV в.) и Лаврентьевского списка 1377 г. В их основе лежат три Владимирских великокняжеских свода: 1177 г., 1193 г. и 1212 г. Свод 1212 г. был лицевым, т. е. украшенным миниатюрами.

Общественно-политической развитие Древней Руси оказывало непосредственное воздействие на развитие летописания. Возвышение отдельных центров и наступление политическое раздробленности привели к появлению местного летописания. Областное летописание (Киевское, Новгородское, Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское) в большой степени было сосредоточено на рассказе о местных событиях и только отчасти сохранило общерусский характер. На дальнейшем развитии летописания негативно сказалось монгольское нашествие 1237—1241 гг., но традиция не была прервана.

Древнерусская литература.Первоначально образцами для развития собственной литературы служили переводные произведения, прежде всего религиозного содержания. Зарождение восточнославянской (древнерусской) литературы относится к XI в. Наряду с летописями появилась агиографическая литература — жития святых. Среди авторов первых «житий» почитаемых на Руси святых прежде всего отмечен Нестор — автор «Повести временных лет». Нестору принадлежит обширное, полное реалистических зарисовок из повседневной жизни монахов, простых людей и князей «Житие» основателя Киево-Печерского монастыря Феодосия. Им же было написано одно их первых «житий» святых Бориса и Глеба. Проявление интереса к жизни собственных, а не византийских святых, свидетельствовало о росте этнического самосознания.



К числу древнейших литературных памятников Киевской Руси принадлежит и «Слово и законе и благодати», написанное в середине XI в. Иларионом, в бытность его еще священником (в 1051 г. он был первым из восточных славян рукоположен в митрополиты). Основной задачей этого произведения было восхваление князя Владимира, крестившего Русь, но при этом Иларион возвеличивал и всю Русскую землю, которая «ведома и слышима есть всеми четырьми конци земли». Другим известным автором житийной литературы XI в. был Иаков Мних (Иаков Черноризец). Он также посвятил панегирическое произведение крестителю Руси — «Память и похвала русскому князю Владимиру», написал «Житие Владимира», «Сказание о святых страстотерпцах Борисе и Глебе». Его произведения наполнены морально-лирическими отступлениями и поэтому пользовались большей популярностью.

В начале XII в. появился новый жанр литературы — «хождение». Родоначальником этого жанра стал игумен Даниил, совершивший в 1104—1106 гг. паломничество в Святую землю. Свое путешествие он описал в книге «Житие и хождение игумена Даниила из Русской земли», ставшей образцом для последующих описаний паломничеств. Произведение было популярным на Руси (сохранилось более 150 его списков).

Автобиографический жанр в древнерусской литературе представлен единственным уникальным произведением — «Поучением» Владимира Мономаха, сохранившемся в составе «Повести временных лет». Киевский князь призывал соблюдать христианскую мораль, быть «кротким», не обижать вдов и сирот, покоряться старшим. Он убеждал, что князь должен жить в мире с другими князьями, не притеснять младших сородичей, избегать кровопролития (хотя сам Владимир упоминает о множестве своих походов, в том числе против своих сородичей), не поддаваться гордыни и не предаваться лени. «Поучение» представляет собой единственный пример морального наставления, написанного правителем.

Самым известным произведением древнерусской литературы является «Слово о полку Игореве», относящееся к числу воинских повестей. Других подобных примеров светской литературы Руси домонгольского периода не известно. Это творение неизвестного автора было обнаружено только в конце XVIII в., что породило споры о подлинности «Слова». Исследователи предполагают, что оно было создано вскоре после описываемых события, высказаны догадки о его авторстве (сам князь Игорь, Петр Бориславич, княгиня Болеслава, Кирилл Туровский и др.). В поэме рассказывается о том, как новгород-северский князь Игорь Святославич совершил в 1185 г. неудачный поход против половцев и попал к ним в плен. Автор создал проникновенную поэму о Руси, ее мужественных, хотя и заносчивых князьях, талантливом народе, необычайной красоте Русской земли. Автор «Слова» выступал за единство князей в борьбе с беспокойными кочевниками. Основной пафос произведения — прекращение усобиц ради мира и спокойствия в Русской земле.

Настроения определенной среды зависимых от князей людей нашли отражение в «Слове Даниила Заточника» и «Молении Даниила», которые написаны в излюбленной средневековыми авторами форме афоризмов и отражают разные стороны древнерусской жизни конца XII в. Автор преклоняется перед княжеской властью: «Возри на птица небесныа, яко тии ни орють, ни сеють, но уповають на милость Божию; тако и мы, господине, желаем милости твоея». При этом Даниил обличает княжеских слуг, бояр, притеснявших простых людей. Негативно высказывается он и о монашестве. Автор мастерски владел словом, используя рифмованную прозу: «Кому Переяславль, а мне гореславль; кому Боголюбово, а мне горе лютое; кому Белоозеро, а мне чернее смолы…». «Слово» и «Моление» переписывали и читали не протяжении нескольких веков.

Своеобразной вершиной в развитии древнерусской литературы стало незаконченное «Слово о погибели земли Русской», написанное во время монгольского нашествия. Это настоящий гимн-прославление родной земли, воспоминание о ее былом могуществе, контрастирующем с бедствиями времени «Батыева погрома»: «О, светло светлая и украсно украшена, земля Руськая! И многыми красотами удивлена еси…».

Разнообразие древнерусской литературы отразило довольно высокий уровень культуры в целом. Творческие проявления этого времени заложили основу последующих культурных достижений Московского и Литовского Великих княжеств Русских.

 

Глава 5. Борьба руси с агрессией

монголов и крестоносцев.

 

Происхождение монголов.На степных просторах севернее Китая в начале XIII в. происходили события, которые привели к созданию мощной военно-политической силы, за короткое время завоевавшей огромные территории от Тихого океана до Средиземного моря. В 1206 г. в верховьях р. Онон на курултае (съезде кочевой знати) было принято решение об утверждении Темучина (Темуджина) верховным правителем (кааном) нового государства — Йекэ Монгол Улуса (Великого Монгольского государства). Самые знатные монгольские нойоны (князья) посадили Темучина на белоснежный войлок, подняли его к вечному синему небу (почитавшемуся в качестве верховного божества) и нарекли его неслыханным прежде в степи титулом — Чингисхан («хан-океан», т. е. владыка Вселенной). Принятые на курултае решения были предопределены: к этому времени Темучин в жестокой борьбе подчинил и объединил разрозненные и враждующие монгольские племена, в их числе и татар, убивших его отца. Согласно «Сокровенному сказанию монголов» (наиболее древняя история монголов, составленная в 1240 г.), сам Чингисхан сказал по этому поводу: «Мы сокрушили ненавистных врагов — татар, этих убийц дедов и отцов наших…».

Под именем татар монголы стали известны соседям, хотя в войске Чингисхана татары никогда не составляли сколько-нибудь значительного числа. Более того, исследователи отмечают, что татары никогда не были союзниками монголов и никогда не участвовали в их завоевательных походах. Сами монгольские воины не называли себя татарами. Данный этноним закрепился за кочевым народом, который обитал вдоль северной границы Китая и использовался для охраны подходов к Великой Китайской стене от набегов «диких» кочевников. За эту службу татарские вожди получали ежегодное содержание от китайского императора. Само название «татары» в китайской историографии соответствовало европейскому понятию «варвары». Татарами цивилизованные китайцы могли называть и другие племена кочевников, но в отличие от «служебных», «белых» татар «дикие татары» именовались «черными», что имело уничижительный смысл. Несмотря на едва ли не полное уничтожение собственно татар, в китайских исторических сочинениях их имя продолжало использоваться для обозначения завоевателей-монголов. Закрепление в европейской историографической традиции (и в Западной Европе, и на Руси) за монголами наименования «татары» было связано с распространением на монголов ожидания прихода с востока в «конце света» безжалостного и жестокого народа, который разорит все города и селения. К тому же слово «ад» (по-гречески — тартарос) по звучанию близок названию «татары». Так монголы и на Востоке, и на Западе стали известны под именем «татары». Показательно в этом отношении название записок середины XIII в. европейского путешественника Джованни Плано Карпини — «История Монгалов, которых мы называем Татарами».

В трудах В. Н. Татищева и Н. М. Карамзина монголы и татары понимались как разные народы, при этом обозначение завоевателей в источниках татарами объяснялось тем, что из последних в основном состояло монгольское войско. Именно этот неправильный вывод стал основанием для появления совершенно искусственного понятия «монголо-татары». Впервые это словосочетание ввел в употребление в 1823 г. учитель географии Первой Санкт-Петербургской гимназии П. Наумов.

Первоначально предки монголов жили в междуречье рек Аргунь и Орон, отсюда в VIII в. они перекочевали в Трехречье — бассейн рек Онон, Керулен и Туул. Этноним «монголы» впервые встречается в китайских источниках X—XI вв. Наряду с собственно монголами (из них происходил Темучин) и татарами, к числу монгольских племен принадлежали меркиты, кереиты, ойраты, найманы. Все эти племена говорили на языках, которые в современной классификации относятся к монгольскому языку, который, в свою очередь, входит в алтайскую группу языков. Политическая интеграция привела в XII в. к созданию монголами Трехречья государственного образования, известного как Хамаг Монгол («Все Монголы»): в его составе оказалось 27 племен «собственно монголов». Следующим этапом стало создание монгольского государства во главе с Темучином. Некоторые исследователи считают, что о самом понятии «монголы» можно говорить только с 1206 г.: такое название получили племена, объединенные под властью Чингисхана.

Причины монгольской экспансии.Причины возникновения обширной монгольской империи в результате активной экспансии кочевых племен достаточно разные. К их числу отнесят жадную и хищническую природу степняков; климатические изменения; перенаселение степи; нежелание земледельцев торговать с кочевниками; необходимость дополнительных источников существования; потребность в создании надплеменного объединения кочевников; психология кочевников — с одной стороны, стремление ощущать себя равными земледельцам и, с другой — вера кочевников в данное им божественное предназначение покорить весь мир. Принято считать главной причиной монгольской экспансии существенное нарушение баланса между естественными ресурсами (главными образом, пастбищами), количеством и размерами стад и численностью населения (в начале XIII в. численность монголов превышала их количество в начале XX в.). Перенаселение оказалось еще более критическим в связи с существенным ухудшением климата в X—XIV вв. Поэтому монголы были заинтересованы в получении у оседлых народов продуктов питания, однако такая возможность оказалась ограниченной из-за упадка Великого шелкового пути и напряженных отношений с Китаем. Путь насильственного отнятия жизненно необходимых благ оказывался предпочтительным. Монгольской экспансии благоприятствовала внешнеполитическая ситуация: ослабление Китая (в правление чжурчжэньской династии Цзинь) и других оседлых государств.

Значение некоторых из названных причин в современной науке не признается существенным. Так, не подтверждается жесткая связь между глобальными периодами усыхания/увлажнения степи и временами упадка/расцвета кочевых империй. Подвергается сомнению и значительный демографический рост, поскольку рост поголовья скота происходил быстрее, что раньше приводило к сокращению травостоя и кризису экосистемы. Свою роль сыграла специфика кочевого хозяйства, способствовавшая совершенствованию военных навыков и проявлению повышенной воинственности монголов. Современные исследователи обращают вниманием на необходимость учета не только логики внутреннего развития кочевых обществ — номадов, но и динамику развития соседних земледельческих цивилизаций. Кочевники нуждались в продуктах земледельцев, в изделиях ремесленников, что приводило к мирным (торговля) и военным (набеги и ответные походы) отношениям. Взаимодействие кочевого и земледельческого обществ выражалось в определенной синхронности их роста и упадка. Кочевники всегда соседствовали с оседлыми обществами, были частью «мира-системы».

Тем не менее, в возникновении Монгольской империи многое не укладывается в выявленные закономерности развития номадов. Успех монгольских завоеваний и складывание устойчивого государственного образования, охватившего огромную территорию, можно рассматривать как уникальный случай, важной составляющей которого являлась решающая роль личности Чингисхана. Наряду с учетом объективных тенденций, нельзя недооценивать роль случайных и субъективных факторов, проявившихся в истории монгольских завоеваний.

Борьба Руси с внешней опасностью в первой половине XIII в.В XIII в. древнерусские земли столкнулись с серьезной опасностью, грозившей с востока и с запада. И если опасность с Запада удавалось отразить усилиями отдельных княжеств, то нашествию восточной орды отдельные, даже самые сильные княжества противостоять не могли.

После курултая 1206 г. в степных районах севернее Китайской империи многочисленные монгольские племена, многие соседние народы были объединены под властью Чингисхана. Затем он приступил к завоеванию крупных государств. Монголами были покорены Китай, Корея, Средняя Азия. Преследуя одного из своих противников, монгольское войско уже к началу 20-х гг. XIII в. оказалось в Закавказье. Здесь монголы столкнулись с аланами (осетинами) и половцами. Заверив последних, что воюют только против алан, монголы едва ли не полностью перебили этот народ и обратили оружие против половцев. И те были вынуждены попросить помощи у князей Руси. По просьбе половцев против монголов выступила целая коалиция князей (три Мстислава: Мстислав Мстиславич Удалой, князь Галицкий; Мстислав Романович Старый, князь киевский; Мстислав Святославич Черниговский, а также Даниил Романович), но несогласованность их действий привела к поражению в битве на р. Калке в 1223 г. Выполнив разведывательную миссию, монголы повернули назад. Масштабное вторжение на Русь было отложено.

После смерти Чингисхана в 1227 г. произошел раздел монгольских завоеваний между его наследниками. Земли западнее реки Урал (в том числе и те, которые еще предстояло завоевать) были выделены в улус Джучи. Этот сын Чингисхана умер незадолго до отца, и главой улуса стал его сын Бату-хан (Батый). Получив помощь от других улусов, Батый в 1236 г. начал завоевания: была разгромлена Волжская Булгария, весной следующего года были подчинены поволжские народы.

В декабре 1237 г. монголы вступили в пределы Рязанского княжества. Вслед за взятием Рязани они разорили всю Северо-Восточную Русь, включая и столицу Владимир. Попытка князя Юрия Всеволодовича остановить монголов в битве на р. Сити окончилась полным разгромом (весной 1238 г.). По неизвестной причине монголы не дошли до Новгорода и двинулись на юг. Неожиданно полный триумф завоевателей омрачило сопротивление небольшого городка Козельска, который продержался семь недель (его монголы назвали «злым городом»).

К лету 1238 г. монголы ушли в южные степи. Весной 1239 г. нашествие возобновилось. Первым на пути Батыевой орды оказался Переяславль, два столетия до этого сдерживавший натиск кочевников. Город был захвачен монголами (март 1239 г.), его защитники, в том числе и организатор обороны епископ Семен, были убиты. Затем монгольским войском был взят и Чернигов (октябрь 1239 г.). В том же году монголы подошли к Киеву. К князю Михаилу Всеволодовичу (Черниговскому) было отправлено посольство, но тот приказал убить послов, а сам бежал в Венгрию. В 1239 г. монголы не стали осаждать бывшую столицу Русской земли, как отмечает летописец, «подивившись его красе». Батый приступил к осаде Киева только в конце 1240 г. Никогда ни до, ни после этого Батый не сосредотачивал столько войска, как при осаде Киева. Обороной города руководил опытный военачальник воевода Дмитр, назначенный занявшим великокняжеский престол Даниилом Галицким. Сам Даниил в это время находился в Венгрии, где пытался договориться о помощи в отражении нашествия монголов. Несмотря на упорство защитников, в декабре 1240 г. Киев пал. Согласно Псковской летописи, город продержался 10 недель и четыре дня.

Из Киева основные войска Батыя двинулись на Владимир-Волынский и Галич, отдельные монгольские отряды прошлись по Киевской, Волынской и Галицкой землям. Только с большими потерями монголы захватили и Владимир, и Галич (он держался три дня и был взят штурмом). В Галицко-Волынской земле не были взяты только неприступные крепости Холм и Кременец.

В 1241 г. монголы вышли на западные рубежи Руси и вторглись на территорию Польши и Венгрии. Завоевание всей Западной Европы оказалось орде Батыя не по силам. После ряда поражений, нанесенных полякам, немцам и венграм, в 1242 г. завоеватели повернули на восток. Поводом к этому стала смерть верховного монгольского хана Угедея: Батый должен был включиться в борьбу за власть. Но реальная причина заключалась в невозможности держать в повиновении все покоренные страны Восточной и Центральной Европы. Разоренные же древнерусские земли оказались в зависимости от нового государства — Золотой Орды (улуса Джучи). Столицей обширного государства стал город Сарай, основанный Батыем в низовьях Волги.

Ближайшие последствия монгольского нашествия были катастрофическими для восточнославянских земель. В первые 50 лет после него не было построено ни одного нового города. В полный упадок пришли ремесла, секреты некоторых из них были навсегда утеряны (ювелирные техники перегородчатой эмали, зерни, черни, резьба по камню и др.). Физическое уничтожение, захват в рабство и бегство населения стали причинами демографического кризиса. Еще более глубокие последствия имела гибель большей части феодальной элиты — князей и их дружинников. Ослабление слоя профессиональных воинов-феодалов не только значительно ослабило возможность противостояния завоевателям в первый период утверждения ордынского ига, но и существенным образом деформировало развитие феодальных отношений на Руси.

Натиск крестоносцев.Примерно в то же время, когда монголы начали свои завоевания, усилили «натиск на восток» европейские крестоносцы. В своем стремлении «обратить в лоно христианства» языческие прибалтийские племена они столкнулись с интересами Северо-Западной Руси. В 1198 г. папа Римский организовал крестовый поход против ливов, а в 1200 г. посланный им бременский каноник Альберт захватил устье Западной Двины, где в 1201 г. основал крепость Ригу. Сам Альберт стал первым рижским епископом. По его инициативе в 1202 г. епископству был подчинен созданный специально для покорения Прибалтики рыцарский Орден меченосцев. Усилиями Ордена к 1212 г. была покорена территория проживания ливов — Ливония, в течение 1215—1216 гг. захвачены земли эстов — Эстония (окончательно подчинены к 1224 г.).

В борьбу против рыцарей вступили Новгородская земля и Полоцкое княжество. Не раз одерживал победы над крестоносцами новгородский князь Мстислав Удалой. В 1234 г. под Юрьевом (захваченным Орденом и переименованным в Дерпт) разбил меченосцев новгородский князь Ярослав Всеволодович, а в 1236 г. захватчики потерпели поражение при Сауле в битве с ополчением литовцев и земгалов. Поражения заставили Орден меченосцев в 1237 г. объединиться с более сильным Тевтонским орденом (на основе первого возник Ливонский орден). Тевтонский орден был создан в 1198 г. в Сирии и, обосновавшись в Европе, он уничтожил западнолитовское племя пруссов. Объединение Орденов значительно усилило опасность для Новгорода и Пскова. Уже в 1240 г. крестоносцы захватили псковскую крепость Изборск, а затем и Псков. Угроза со стороны Ордена заставила консолидироваться литовские племена: в 1238 г. их объединил под своей властью энергичный правитель князь Миндовг.

В события, которые разворачивались в Прибалтике, вмешались шведы. В 1240 г. отряд ярла Биргера, зятя шведского короля, высадился в устье Невы. Усилиями лишь одной дружины с немногочисленными ратниками-новгородцами молодому князю Александру Ярославичу (ему было 19 лет) удалось разгромить неприятеля. Именно после этой блестящей победы князь получил прозвище «Невский». Но угроза натиска захватчиков оставалась. В 1241 г. Александр Невский отбил у крестоносцев построенную ими крепость Копорье, затем освободил Изборск и Псков. Решающее сражение произошло 5 апреля 1242 г. у Чудского озера. Сокрушительное поражение заставило крестоносцев ослабить агрессию в сторону Руси. Таким образом, опасность с Запада удалось устранить, последствия же нашествия монголов будут сказываться на экономическом, политическом, культурном развитии Руси не одно столетие.

Северо-Восточная Русь во второй половине XIII в.После походов Батыя отдельные княжества Руси оказались в подчинении Золотой Орды — государства, созданного монголами на обширной территории Волжской Булгарии, Половецкой степи, Крыма, Западной Сибири, Приуралья, Хорезма. До 60-х гг. XIII в. Золотая Орда не была самостоятельным государством, поскольку входила в огромную монгольскую империю с центром в Каракоруме. Поэтому и древнерусские земли подчинялись великому хану (каану), находившемуся в Монголии.

Для характеристики формы военно-политического господства Золотой Орды над Русью используется термин «монголо-татарское иго» («иго» в древнерусском языке означало «(воловье) ярмо», «хомут»), предложенный еще в начале XIX в. Н. М. Карамзиным. Сложилась практика, по которой древнерусские князья должны были получать в Орде утверждение, «ярлыки» на княжение. Благодаря этому ордынские власти могли воздействовать на политическую ситуацию в древнерусских княжествах, возвышая представителей одной княжеской ветви в противовес другой. Основной формой зависимости от монголов была выплата дани, называвшейся на Руси «ордынским выходом». Дань собирали особые ордынские должностные лица — даруги (дороги), в подчинении которых находились даньщики и писцы. К началу XIV в. функция сбора дани перешла в руки князей Северо-Восточной Руси. До середины XIV в. охраной завоеванных «провинций» занимались специально организованные монголами баскаческие отряды. Резиденция «великого баскака» находилась во Владимире, который в это время превращался в политический центр Руси. Но Галицко-Волынская Русь оказалась независимой от Владимира, хотя также подчинялась власти золотоордынского хана. На западе возникло Великое Княжество Литовское, в орбиту влияния которого постепенно попадали западные и юго-западные земли Руси.

Первым в 1243 г. ярлык на Великое Владимирское княжение получил Ярослав Всеволодович, но уже в 1247 г. он был отравлен в далекой столице монгольской империи Каракоруме. Великокняжеский престол унаследовал, оставшийся старшим среди князей, брат Ярослава Святослав Всеволодович. Но сыновья Ярослава Всеволодовича, Александр (Невский) и Андрей, после смерти отца отправились в Золотую Орду, а затем в Монголию, где выпросили ярлыки на княжения. Андрей получил Владимир, а Александр — Киев и Новгород. Их дяде Святославу не удалось отстоять свои права в Сарае (в 1252 г. он умер). Александр, не вполне довольный наделением его утратившим свое былое значение Киевом, вернулся в Новгород. Андрей Ярославич заключил союз с галицким князем Даниилом, закрепив его женитьбой на дочери союзника (1250), предполагая совместно противостоять монголам. Но после поездки в 1252 г. в Орду Александра Невского вскоре на Русь двинулось карательное монгольское войско под началом Неврюя (летописная «Неврюева рать»). Дружины Андрея Ярославича были разбиты. Одновременно монгольское войско Куремши вторглось в Галицко-Волынское княжество. Таким образом, попытка сбросить иго провалилась. Князь Андрей бежал в Швецию, а великим князем владимирским стал Александр Невский.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 1 страница | Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 3 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 16; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.