Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 8 страница

По мнению историков, уже осенью 1572 г. Иван Грозный отменил опричнину. Прежним владельцам стали возвращаться конфискованные земли, было запрещено само слово «опричнина». Тем не менее, казни не прекратились — казнили теперь главным образом бывших опричников, но был замучен и победитель крымского хана князь Воротынский. Опричнина послужила прекрасной возможностью для Ивана Грозного безгранично усилить свою власть. В течение несколь­ких лет было ликвидировано последнее удельное княже­ство, ослаблена Церковь, после по­грома 1570 г. лишился своего самоуправления Новгород, погибли тысячи людей их самых разных социальных групп.

Последние годы царствования Ивана Грозного.В 1575 г. Иван Грозный совершил довольно странный поступок, который называют попыткой вернуться к опричным порядкам. Великим князем «всея Руси» он приказал объявить крещеного татарского хана Симеона Бекбулатовича, сам же стал именоваться московским князем. Формально страна вновь была разделена, на этот раз на «великое княжение» Симеона и «удел» князя «Ивана Московского». В период «правления» Симеона Бекбулатовича вновь начался террор, правда, уже не столь масштабный. Предполагают, что этот добровольный уход с престола Ивана Грозного объяснялся его суеверием: волхвы нагадали, что в 1575 г. умрет московский царь. По прошествии года Иван Грозный вернулся на царство.

Между тем завершалась не в пользу России Ливонская война. Объединенные Люблинской унией 1569 г. Великое Княжество Литовское и Польша при новом короле Стефане Батории перешли в наступление. Продвижение армии короля Речи Посполитой к Москве было остановлено длительной осадой Пскова летом—осенью 1581 г. После переговоров в Яме-Запольском в январе 1582 г. было заключено 10-летнее перемирие. В 1583 г. было заключено перемирие и со Швецией. В итоге Россия лишалась выхода в Балтийское море. Чтобы иметь возможность торговать водным путем с Западной Европой, в 1584—1585 гг. пришлось срочно строить город Архангельск у Белого моря. В то же время успешно продолжилось продвижение России на восток. В начале 80-х гг. XVI в. снаряженный промышленниками Строгановыми казачий отряд атамана Ермака Тимофеевича положил начало присоединению к России Сибири.

В 1579 г. царь тяжело заболел и поспешил назначить своим наследником старшего сына — царевича Ивана. Но в ноябре 1581 г. в результате ссоры он убил своего сына. Смерть настигла Ивана Грозного в марте 1584 г. Престол наследовал его болезненный и не весьма способный к управлению страной сын Федор. Россия же находилась в почти полном разорении и крайне нестабильном политическом состоянии. Даже нашествия врагов были менее разорительными, чем опричный террор. Именно с опустошением страны и бегством крестьян были связаны мероприятия властей, способствовавшие закрепощению крестьян. В 1581 г. ввели т. н. «заповедные лета» — временный запрет крестьянам уходить от помещика или вотчинника в «Юрьев день». Эта мера должна была предотвратить окончательное запустение имений и разорение служилых людей.

Боярская дума: функции, состав, эволюция полномочий.Это времябыло чрезвычайно насыщено событиями, имевшими важнейшее значение для развития российской государственности. В первой половине XVI в. наблюдался бурный экономический подъем, который мог бы стать основой для глобальных перемен во всех сферах жизни российского общества. Но наметившийся в начале правления Ивана IV путь постепенных реформ, способствовавших складыванию сословно-представительной монархии и дававших импульс развитию инициативы на местах, был свернут в ходе опричного террора, направленного на подавление любых проявлений независимости. В целом и реформы Избранной рады 50-х гг., и опричнина второй половины 60-х гг. во многом были призваны решить одни и те же задачи — преодолеть последствия политической раздробленности, создать более эффективные механизмы претворения решений государя в жизнь и, в конечном счете, усилить власть монарха. Но решались эти задачи совершенно по-разному и приводили они к разным результатам. В реформах Избранной рады видят создание альтернативы деспотическому правлению, тогда как опричнина способствовала установлению режима неограниченной личной власти и стала первым шагом на пути к абсолютизму.

По своей форме Российское государство первой поло­вины XVI в. было сословной монархией. Свои действия московский правитель вынужден был корректировать с мнением членов Боярской думы и высшего духовенства. Судебники 1497 и 1550 г., все указы и законы оформлялись как «приговоры» или «уложения» царя с боярами. Роль боярства значительно повысилась в период малолетства Ивана IV, но одновременно возрастало значение носителя верховной власти. Это нашло отражение в изменении титула московского правителя — в январе 1547 г. Иван IV принял титул царя. Изменение положения российского государя в международном контексте способствовало возникновению в общественном сознании новых доктрин, самой известной из которых стала теория «Москва — третий Рим». Московские правители признавались прямыми преемниками византийских императоров (Константинополь — «второй Рим»), призванные до скончания века оберегать православную веру («Москва — третий Рим, а четвертому не бывать»).

Московский великий князь, затем царь обладал всей полнотой власти: от его имени издавались законы, он был главой вооруженных сил, ведал внешней политикой, пользовался правом суда (мог как помиловать, так и подвергнуть опале), назначал высших должностных лиц, в том числе и членов Боярской думы. Боярская дума, как постоянно действовавший при государе совет, в XVI в. превратился в высшее государственное учреждение. В ней велось свое делопроизводство, оформилась собственная канцелярия со специальным штатом чиновников (писцов-дьяков). В Боярской думе большее значение приобрела титулованная знать — потомки утративших самостоятельность бывших удельных князей. Их общественное положение определялось местом на служебной лестнице при дворе и в войске московского государя.

У Боярской думы не было самостоятельной, отдельной от государя компетенции — она являлась собранием советников, к выяснению мнения которых по тем или иным вопросом мог обращаться царь. Многообразие функций великого князя (царя) обусловило пестроту вопросов, которыми занималась Боярская дума. Она являлась высшим законодательным органом, ей принадлежала высшая исполнительная и судебная власть. На ее рассмотрение поступали все дела, которые не могли самостоятельно решить руководители центральных и местных учреждений. В ведении Думы входили: управление столицей, разработка проектов преобразований и новых законов, внешнеполитические отношения (организация приема иноземцев, ведение переговоров, составление текстов договоров и т. п.) Но наряду с важнейшими государственными делами думные чины рассматривали и дела, касавшиеся местнических споров, земельных пожалований, должностных и уголовных преступлений.



Работой Боярской думы руководил сам царь, но некоторые дела решались и без его участия. Это нашло отражение в формулах документов: «государь указал и бояре приговорили» (постановление в присутствии государя) и «по государеву указу бояре приговорили» (в отсутствии царя). В период опричнины, когда значение Боярской думы упало, появилась следующая формула: «по государеву приказу бояре приговорили». Наряду с боярами и окольничими в XVI в. в Думу проникали люди менее «породные» — думные дворяне и думные дьяки. Чин думного дворянина появился во второй половине XVI в., хотя дворяне, возможно, присутствовали в Думе и раньше (под именем «дети боярские, которые живут в думе»). Думные дворяне не всегда были менее знатными, чем думные бояре: среди них упоминаются и князья. Этим чином Иван IV жаловал и своих приближенных опричников — Малюту Скуратова и Василия Грязного. Думные дьяки известны с начала 60-х гг. XVI в. По своему социальному происхождению это были люди «худородные», в основном, из служилых дворян, реже из второстепенных бояр удельных княжеств, духовенства («поповичей»), купечества. Пожалование в думные дьяки (в XVI в. их было обычно четыре) считалось знаком особого доверия царя. Люди незнатного происхождения, но талантливые в своей области, постепенно отодвигали боярскую и княжескую аристократию от реальной политической власти. Дьяки освобождали знать от необходимости заниматься сложным делопроизводством и тем самым фактически отстраняли ее от этой работы. В этом проявлялась сознательная политика монарха, направленная на ослабление значения родовой аристократии.

Боярская дума XVI в. была довольно громоздким учреждением (до 30 чел.), затруднявшим обсуждение замыслов монарха. Поэтому уже со времени Василия III утвердилась практика совещаний государя с отобранной им небольшой Ближней думой («комнатой»). Ее состав всецело зависел от пожелания государя. В Ближней думе обсуждались дела, прежде чем они поступали в Боярскую думу полного состава. В 1547—1560 гг. при Иване IV действовал неофициальный совет — Избранная рада. Заседания Боярской думы могли происходить при участии высшего духовенства, и такие совместные заседания назывались в XVI в. «соборными» или «собором». Стремлением сделать работу Думы более эффективной обусловлено создание особых думных (или думских) комиссий из ее членов под председательством, как правило, боярина. По своему устройству эти комиссии напоминали центральные учреждения — приказы, но по задачам и полномочиям стояли над ними. В целом, у членов Боярской думы и даже у думных дьяков не было четкого разделения по функциям.

После смерти Ивана IV значение Боярской думы, ослабленное в годы опричнины, было восстановлено.

Земские соборы. Во второй половине XVI в. Российское государство приобрело все черты сословно-представительной монархии. Важнейшим составляющим элементом утвердившейся политической системы с середины столетия стал новый государственный орган — Земские соборы. «Соборами» в Московской Руси называли любое собрание, в том числе совещание бояр («собор боярский»), духовенства, а также собрание, созванное государем для обсуждения каких-либо вопросов. Прилагательным «земский» обозначали явление «общегосударственное», «государственное» в противоположность «государеву» (лично касавшемуся государя), «общегражданское», «народное», «светское» — в противоположность церковному; и «штатское» — в противоположность военному, «ратному». Термин «земский собор» в XVI в. еще не употреблялся.

Земские соборы — эпизодически созывавшиеся царями всероссийские совещания для обсуждения и утверждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики. Они возникли на основе так называемых думных соборов, т. е. совместных заседаний Боярской думы и высшего духовенства («Освященного собора»). Со временем на эти собрания стали приглашать других представителей высших сословий. Состав участников собора зависел от характера решаемых на нем вопросов. Как правило, принимали участие духовенство, боярство, дворян­ство, дьяки и приказный аппарат, но иногда купече­ство (верхушка посада). Уча­стники соборов не пользовались равными правами — обсуж­дение вопросов нередко проходило раздельно по чинам или сословиям. Считается, что первый Земский собор (духовный собор с привлечением земских представителей) состоялся в феврале 1549 г. Но собор, в наибольшей мере напоминавший Земские соборы XVII в., состоялся только в 1566 г. (на нем присутствовали и купцы). Земским соборам в XVI в. власти еще не придавали такого общественно-политического значения, как в XVII в.: заседания соборов даже не всегда фиксировались в официальных летописях. Первоначально соборы не имели ни четкой структуры, ни конкретной компетенции. Практика созыва, порядок заседаний, состав соборов не были строго регламентированы и могли меняться.

На Земских соборах рассматривались наиболее важные дела в жизни государства — «государевы великие дела», дела «всей земли», которые не могли быть решены самостоя­тельно царем. Соборы ни в коей мере не ограничивали власть монарха, скорее способствовала ее укреплению. С помощью собраний, формально представлявших интересы всех земель государства, власть снимала с себя ответствен­ность за проводимые ею мероприятия, особенно если они были неприемлемы некоторыми слоями населения. Эти мероприятия оказывались одобренными доста­точно широким кругом советников, и у реальной или потенциальной оппозиции не оста­валось оснований для их критики.

Земские соборы XVI в. еще нельзя называть пред­ставительными в обычном понимании. Представительство, особенно системы выборов на местах, в это время еще не сложилось. По своему характеру это были, скорее, бюрократи­ческие учреждения, своеобразный «парламент чиновников». Земские соборы являлись не столько народным представительством, сколько «расширением центрального правительства», «совещанием правительства с собственными агентами» (В. О. Ключевский). Главной особенностью российских сословных собраний, отличавшей их от западноевропейских представительных органов, возникавших в результате длительной политической борьбы, являлось их создание по воле верховной власти для удовлетворения ее административных нужд.

Становление приказной системы управления.Процесс государственной централизации во многом заключался в создании единой системы центральных и местных правительственных учреждений, выполнявших административные, военные, судебные, финансовые и другие функции. Без налаженной системы их деятельности и организованного и устойчивого управленческого аппарата Российское государство с огромной территорией, еще слабо экономически связанной, не имело перспектив развития. Созданные к середине XVI в. центральные и местные органы оказались настолько прочными и соответствующими широким представлениям о правопорядке, что выдержали испытание опричниной, народными волнениями, гражданской войной и интервенцией соседних государств в начале XVII в.

Зарождение приказной системы управления с новым, функционально-отраслевым, а не территориальным распределением дел относится к концу XV — началу XVI в. Оформление приказов как самостоятельных учреждений произошло в середине XVI в. При этом особое значение имели реформы Избранной рады. Даже последовавший затем опричный террор, жертвами которого оказались многие виднейшие дьяки, не остановил развитие «приказного строя». Приказы выросли из системы дворцово-вотчинного управления. Если раньше теку­щее управление в стране осуществлял Большой (централь­ный) и областной дворцы, причем каждый из них на оп­ределенной территории, то теперь управление строилось не по территориальному, а по ведомственному принципу. В каждом приказе сосредоточивалась какая-либо одна отрасль управления.

В XV в. отдельные управленческие функции поручались боярам, а также неродовитым, но грамотным чиновникам — дьякам. С расширением круга задач различных должностных лиц (казначея, печатника, разрядного и ямского дьяков) им давались «для письма» чиновники помельче — подъячие, объединенные в особом помещении — канцелярии («избе», «дворе»). Процесс образования подобных «изб» или «дворов» был длительным и завершился только к середине XVI в. Они вместе с возглавлявшими их должностными лицами превращались в постоянно действующие центральные государственные учреждения — приказы. Это нашло выражение в расширении круга их задач, в появлении чиновничье-бюрократической иерархии и внутренней структуры, в складывании определенных порядков деятельности и форм делопроизводства.

Важнейшими приказами являлись Разрядный, ведавший служебными назначениями и дворянским войском, Посольский, осуществлявший дипломатическую деятельность, и Поместный, ведавший вопросами феодального (поместного) землевладения, судом по земельным спорам и т. д. Руководили этими приказами думные дьяки, формально же их главой был сам царь (или Боярская дума). Во главе других приказов стояли думные люди высокого ранга (бояре и окольничие), хотя фактически все дела находились в руках дьяков.

Кроме Разрядного приказа делами армии со второй половины XVI в. занимался целый ряд приказов: Стрелецкий, Пушкарский, Каменных дел, Оружейный, Бронный, Аптекарский. Большой приход ведал сбором главных общегосударственных на­логов. Одним из наиболее древних приказов был Казенный приказ, имевший не только дворцовый, но и общегосударственный характер — он ведал внешнеполитическими связями, ямскими, поместными, холопьими и другими делами. Ряд приказов занимался обслуживанием самого царя и его семьи: Конюшенный, Ловчий, Сокольничий, Постельничий. С организацией губных учреждений возникла необходимость в центральном государственном учреждении, осуществлявшем руководство губными органами и надзор за их деятельностью. Таким учреждением стал с 1555 г. Разбойный приказ. Он являлся второй, после губных учреждений, инстанцией для рассмотрения разбойных и «татинных» дел на территории всего государства, кроме Московского уезда, в котором эти дела велись Земским приказом. Особое значение имел Челобитный приказ, который разбирал «челобития» (прошения, жалобы), контролировал деятельность центральных ведомств. В связи с присоеди­нением к России новых территорий сложились некоторые областные приказы (Казанский, Сибирский). Административная деятельность приказов в это время еще не была отделена от судебной: каждый приказ являлся и судебным ведомством в рамках своих полномочий (поэтому руководители приказов назывались судьями).

В период опричнины произошли некоторые перемены в функционировании центральных органов. Поскольку в опричнине оказались довольно значительные поместные земли и было создано свое войско, то понадобилось учредить Поместный и Разрядный приказы, выполнявшие аналогичные земским учреждениям функции. С созданием опричнины были разделены надвое штаты дворцовых учреждений. В результате параллельно земскому был образован опричный Дворец, который имел традиционную структуру и подразделялся на три «дворца» – Сытный, Кормовой и Хлебный. Но все же опричнина не обладала столь разветвленным и сложным приказным аппаратом, как земщина.

Развитие сферы управления привело к формированию особой прослойки «приказных людей», главными представителями которых были дьяки и подьячие. Как правило, это были люди, обязанные своим возвышением личным деловым качествам. Главным, если не единственным, источником доходов для большинства дьяков и подьячих являлась их основная профессия. Со временем, благодаря занятию выгодных административных должностей, дьяки входили в число феодалов, приобретая разными путями землю, заключая браки с титулованной знатью.

Приказная система, несмотря на ее большую роль в деле централизации страны, была еще крайне несовершенна. В ней отсутствовала строгая иерархия уровней управления, учреждений и чинов. Приказы возникали не единовременно, стихийно — по мере расширения функций государства либо в связи с присоединением новой территории. Они часто дублировали друг друга, их компетенции могли пересекаться. Приказная система была громоздкой и заорганизованной.

Реформирование местного управления.Потребность в преобразованиях системы местного управления осознавалась верховной властью и населением, однако в них не были заинтересованы бояре-кормленщики. Ограничение власти наместников и волостелей происходило постепенно, часть полномочий передавалась на местах органам самоуправления.

В первой половине XVI в. было введено правило, по которому кормленщик (наместник или волостель) при назначении на кормление в соответствующую область получал наказной или доходный список, представлявший собой подробный перечень его возможных доходов, кормов и пошлин. Другим новшеством был запрет кормленщикам самим собирать кормы с населения. Это поручалось выборным представителям местных сообществ: сотским — в городах и пригородных станах, старостам — в остальных сельских волостях. Кроме того, наметилась тенденция к сокращению продолжительности кормлений. Общим правилом стал годичный срок кормлений. В феврале 1549 г. на первом Земском соборе был одобрен закон: дети боярские освобождались от рассмотрения наместниками их тяжб, за исключением случаев убийств и грабежа.

В XVI в. значительную роль в городском управлении играли городовые приказчики (бывшие городчики). Основными их функциями являлось заведование строительством и укреплением городов, надзор за строительством мостов и дорог, хранение боеприпасов, оружия и продовольствия, сбор народного ополчения и др. Они назначались из числа поместного служилого дворянства и не зависели от наместничьей власти, подчинялись непосредственно государю по ведомству казначея, а затем попали в ведение Разрядного приказа. Со второй четверти XVI в. функции городовых приказчиков расширились: им был поручен надзор за великокняжеским земельным фондом, за описанием земель, раскладка и сбор общегосударственных налогов. При этом они могли наказывать лишением свободы неплательщиков налогов и все чаще принимали участие в наместничьем суде. Считается, что данный институт являлся первым дворянским органом местного управления Российского государства.

Как в системе центрального управления, так и в управлении на местах возрастала роль дьяков. Наместники часто менялись, дьяки же довольно прочно занимали свои должности, были в курсе всех административных дел и фактически являлись основными исполнителями правительственных распоряжений.

Главным явлением в реформировании системы управлении в первой половине XVI в. стала постепенная замена кормленщиков земскими властями. Прежде всего, этот процесс затронул охрану общественной безопасности и борьбу с уголовными преступлениями. Первоначально московское правительство в связи с участившимися случаями разбоя посылало на места особых «сыщиков» для преследования и поимки «лихих людей». Но поскольку не была организована оплата должностных лиц, посылавшихся из столицы, затея провалилась. В период регентства Елены Глинской было решено поручить организацию своеобразной уголовной полиции сообществам на местах, а «разбойничьи дела делать» — специальным выборным присяжным заседателям в составе суда кормленщиков или выборным сотским и старостам под руководством городовых приказчиков. Разрешалось выбирать и свои особые органы власти — правительство жаловало городским и сельским сообществам т. н. губные грамоты, предоставлявшие им широкие права в области уголовного преследования (вплоть до казни «лихих людей»).

Уголовно-полицейский округ, в котором полномочия по преследованию «лихих людей» предоставлялись самому местному земскому сообществу, назывался губой. Органы губного управления возглавлялись губными старостами, избиравшимися из дворян или детей боярских на традиционной основе единогласия. Однако если из-за разногласия выбор мог не состояться, то губного старосту назначали из Москвы. Состоявшие первоначально при губном старосте (голове) старосты, десятские и наиболее авторитетные местные люди (добрые люди) со временем были заменены на целовальников в количестве не более 4 человек. При них состоял губной дьяк, ведавший делопроизводством. Все вместе они составляли губную избу. Со второй половины XVI в. царь стал передавать губным старостам некоторые полномочия, связанные с земельными отношениями, различными промыслами, рыбной ловлей и др. Им даже во времена опричнины чаще всего поручалось деление земель.

Судебник 1550 г. закрепил положение, по которому в суде наместников должны были участвовать особые выборные — земские старосты и присяжные заседатели (целовальники), которых необходимо отличать от прежних сотских, старост и десятских, осуществлявших раскладку податей, их сбор и руководство хозяйственной деятельностью соответствующих сообществ («миров»). При этом компетенция «присяжных судных мужей» по Судебнику расширилась — они стали принимать более деятельное участие в отправлении правосудия.

Большое значение в деле преобразования системы местного управления имела земская реформа и ликвидация системы кормлений, проведенные Иваном IV во второй половине 50-х гг. XVI в.. Главной причиной, побудившей царя отказаться от традиционного местного управления — кормлений, было то, что эта система препятствовала не столько централизации местного аппарата, сколько созданию боеспособного войска. Военно-служилое сословие в России составляло не только основную боевую силу, но и было стержнем всей системы управления (в том числе и местного). Поэтому существовавшая система кормлений была и средством поддержания (в мирное время) ратных людей. Однако она крайне осложняла мобилизацию военно-служилого сословия, поскольку его представители были разбросаны по территории страны «на корма». Возникала парадоксальная ситуация, при которой военные люди так и не становились хорошими управленцами, постепенно теряя и воинскую выучку, прозябая где-нибудь в глубинке «на кормах».

Основные положения земской реформы содержались в «Приговоре царском о кормлении и о службах» (1555—1556). Указ признавал за самоуправлением статус царской службы, основанной на принципе: «безо лжи и без греха вправду». Эта служба делегировалась на места верховной властью. Переход на самоуправление предоставлялся местным сообществами как право и не был обязательным. Поскольку обязанность выплачивать кормы в пользу наместников и волостелей рассматривалась, как земская повинность, то в случае пожелания общества перейти на самоуправление, необходимо было выкупить эту повинность. Кормление отменялось, но все доходы кормленщиков преобразовывались в постоянный государственный налог («кормленичий окуп»), который общество платило прямо в казну.

Отмена кормлений привела к учреждению земских властей, главными должностными лицами которых в городах и волостях являлись т. н. излюбленные головы (или старосты излюбленные) и земские судьи («добрые люди», «лутчие», «целовальники»). Земские власти избирались всеми земскими сословиями, кроме служилого, которое и раньше не подчинялось наместничьей власти, а царю. Местное население избирало специального земского дьяка для судебного делопроизводства. Все должностные лица земской власти составляли земскую избу, властные полномочия которой распространялись на тяглое население, посадских людей и крестьян — то есть на тех, кто избирал ее должностных лиц.

Полномочия земских властей распространялись на судебную, хозяйственную и финансово-налоговую области. Они же занимались сбором и доставкой в Москву прямых налогов. Земские учреждения вторгались в компетенцию губных органов, а столкновения обычно разрешались тем, что земские власти осуществляли правосудие совместно с губными структурами или вообще отказывались от рассмотрения дел, относившихся к спорной компетенции губных органов власти.

В целом, земская реформа, задуманная как общегосударственная, была осуществлена в полной мере только на черносошных территориях Русского Севера, где земские власти восприняли даже функции губных учреждений. На большей же части территории России земская реформа осталась неосуществленной, а власть наместников-кормленщиков постепенно заменялась воеводским управлением, более жестко связанным с центральным правительственным аппаратом. Кормленщики упоминались в России до 80-х гг. XVI в. Основной причиной затягивания ликвидации кормлений было сопротивление со стороны боярства и верхов дворянства, пользовавшихся правом замещать «кормленные» должности и цеплявшихся за свои привилегии.

Переход от земского к приказно-воеводскому управлению происходил уже после смерти Ивана Грозного. Создание этой системы связывают со стремлением боярства, недовольного отменой системы кормлений, вернуться к ней. Новая система управления напоминала прежние наместничества. Более того, при Иване Грозном в некоторые пограничные города были назначены воеводы с особыми полномочиями в сфере военного управления, а также дьяки для денежно-хозяйственной деятельности. Существенным отличием нового воеводско-приказного управления являлась служба на государя и на государевом жалованье (а не ради корма, как во времена наместников и волостелей).

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 7 страница | В XIV—НАЧАЛЕ XVII в. 1 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 18; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.