Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 7 страница

Наиболее стабильным компонентом материальной культуры была пища: ржаной хлеб, овсяный кисель, пшенная каша. Приблизительно с XV в. появился борщ, а не позднее XVI в. — кваша (вареное кислое тесто из ржаной или гречневой муки). Часто употребляли рыбу. Из мясных блюд самой распространенной была вареная, жареная и приготовленная другими способами свинина. Не позднее середины XVII в. местные жители научились готовить колбасы, солить капусту, огурцы. Пили взвар, квас, а из хмельных напитков — пиво, мед, брагу, водку.

Обновление социально-политических и экономических основ для развития культуры в XV — середине XVI в.Вначале Киевское, Новгород-Северское, Волынское и Подольское княжества относились к удельным владениям представителей правящей династии Великого Княжества Литовского. До 1430 г. территория бывшего Галицкого княжества была собственностью польского королевского трона (как домен) сначала Казимира Великого, затем его внучки Ядвиги. Ее муж, король Владислав Ягайло в 1430 г. ликвидировал домениальный статус галицких земель, уровняв их с остальными землями польского королевства. Его сын Владислав III в 1434 г. на территории бывшего Галицкого княжества создал Русское (с центром во Львове) и Подольское (с центром в Каменце-Подольском) воеводства. Едлинский привилей 1434 г. уравнял статус бояр Галицкой Руси со статусом польской шляхты.

Едлинский привилей закрепил тенденцию сближения галицко-русского боярства с польской шляхтой. По инициативе королевского двора земли в Галиции стали раздавать мелкой шляхте Мазовии, Малой Польши, Силезии с условием несения военной службы. Вместе со шляхтой в Галицию прибывали и крестьяне, привлеченные поселенческими льготами. Следом за своеобразной «военной колонизацией», целью которой была защита пограничного края, появлялся и торгово-ремесленный люд — поляки, немцы, евреи. Среди колонистов особую роль играли немцы. Во Львове в первой четверти XV в. они составляли 70% жителей, во второй половине века — 30%, в начале XVI в. — 14%, в середине XVI — 8 %. Снижение численности не означало, что немцы уезжали из города: благодаря смешанным бракам они ассимилировались, и именно из их среды выделился городской патрициат.

Вторую по финансовому влиянию этническую группу составляли армяне. Их появление во Львове относят еще ко времени основания города в середине XIII в. Армяне были известны как ювелиры, активно участвовали в работе Львовского монетного двора, вели торговлю с Востоком. Большая армянская колония сложилась в Каменце-Подольском. Армянские общины Львова и Каменца-Подольского добились самоуправления. Группы армянского населения проживали также в Галиче, Снятине, Бродах, Ярославе, Белзе, Жовкве.

Отдельные общины создавали в галицких городах евреи, переселявшиеся сюда еще со второй половины XIV в. После изгнания евреев в конце XV в. из Испании, Португалии, Штирии, большинства немецких земель, их преследования в Чехии и Венгрии центр культурной и экономической жизни еврейства переместился в Польское королевство и Великое Княжество Литовское. Еврейские общины Кракова, Львова, Люблина стали наиболее многочисленными в Европе после Венеции, а всего в Речи Посполитой в конце XVI в. проживало 100—120 тыс. евреев.

Благоприятные условия для развития галицких городов создавали и организационные формы их существования по образцу немецких. Так, «магдебургское право» Львов получил в 1356 г. по привилею Казимира III. Оформлялась цеховая система организации ремесленников. Первые цеховые корпорации возникли во Львове и Перемышле в конце XIV в. Во Львове сразу действовало не менее четырех цехов, в 1425 г. — 10, в конце XV в. — 14, середине XVI в. — около 20. Цеховая система была заимствована из немецких земель, а быстрому ее распространению способствовало то, что ремесленная практика требовала от подмастерьев посещения других ремесленных центров для завершения профессионального мастерства. Переходя из города в город, они переносили и распространяли цеховые образцы тех мест, где обучались.

Приобщение к книге и высшему образованию.Динамика городской жизни способствовала созданию ранее неизвестной на Руси открытой культуры. Менялось мировосприятие людей: они переставали бояться нового и воспринимать чужое, как обязательно враждебное. Одной из первых примет происходивших изменений стало новое отношение к книге. Из предмета сакральной, приближенной к Богу, духовной сферы книга с момента изобретения способа книгопечатания превращалась в привычное средство познания. Во Львове и других крупных городах Галицкой Руси возникли первые центры регулярной торговли книгами, отпечатанными в типографиях Франкфурта, Лейпцига, Нюрнберга.

Формированию читательского спроса способствовали латинские школы, которые с конца XIV в. открывались при костелах и монастырях. В XV — начале XVI в. в Перемышльской епархии их насчитывалось 12, во Львовской — 9, Холмской — 5. Вооружив выпускников знанием латыни, без которой не существовало средневековой учености, школы открыли юношам двери европейских университетов, в которых постоянно росло количество студентов, родом из Руси (в особенности в университетах Кракова, Праги, Падуи, Болоньи, Виттенберга, Базеля, Лейдена). По данным Краковской метрики, в 1400 — 1500 гг. в университете города училось 73 студента из Львова, 28 из Перемышля, 21 из Ярослава, 18 из Преворска, 6 из Самбора, 3 из Бучача и т. д.

Почти 80% студентов были сыновьями горожан-ремесленников. Некоторые из них преуспели в познаниях наук. Так, ярким примером является судьба мещанского сына Юрия Дрогобыча (ок. 1450 — 1494), сына дрогобычского ремесленника. Он учился во Львовской кафедральной школе, окончил Краковский университет, где получил степени бакалавра и магистра, а в Болонье — доктора философии, а затем и медицины. Он преподавал астрономию и медицину, избирался ректором университета. В 1483 г. в римской типографии была отпечатана его книга «Прогностическая оценка текущего 1483 года магистра Георгия Дрогобыча из Руси, доктора искусств и медицины славного Болонского университета», которая является первой известной печатной книгой восточнославянского автора. Среди городов «Русского королевства» (так автор называет Галицию) ученый упомянул два — столичный Львов и маленький Дрогобыч.

Расширение образовательного пространства шло рука об руку с развитием т. н. «высокой культуры». В Польше эти процессы были связаны с явлением, получившим название «рождение гуманизма». Один из его основателей, профессор и комментатор Вергилия поляк Гжегож из Санока с 1451 г. занимал должность львовского архиепископа. В Дунаеве под Львовом, где размещалась резиденция архиепископа, возник первый в польском королестве меценатский двор, созданный по образцу дворов итальянских аристократов. Богатая библиотека, ежедневные диспуты притягивали людей пера и науки, формируя моду и эстетические вкусы интеллектуальной элиты. Поэтому именно западноукраинские земли в конце XV — XVI в. были наполнены т. н. «неолатинской» поэзией. Среди поэтов конца XV — XVI в. свою связь с Русью подчеркивали Павел Русин из Кросна, Григорий Вигилянций Русин из Самбора, Георгий Русин из Тычина, Ян Русин из Туробина, Себастьян Кленовиц. Их ренессансный космополитизм не выделял самобытности этнических культур, поскольку служил высокой идее — облагородить искусство в соответствии с античными образцами. Однако ярким примером свидетельства любви к «малой родине» — Руси — является поэма Себастьяна Кленовица «Роксолания» (1584). «Роксоланией» автор называл земли Киевской и Галицкой Руси. Он представил картину прошлого русинов — «лучших наследников отца Иафета», обозначил географические параметры их территории от «литовских угодий» до «московских суровых просторов», поэтично описал животный и растительный мир, обычаи, быт и занятия пастухов и земледельцев. Отдельные места посвящены городам — Львову, Киеву, Каменцу, Перемышлю. В поэме поэт стремился к реальному, даже бытовому описанию польской и украинской действительности.



В Киевской земле военная, фискальная, административная и судебная власть в XV в. была сосредоточена в руках наследников Владимира Ольгердовича — Ивана, Олелько и его сына Семена. Эти князья прослылись своим меценатством, что способствовало распространению книжности. В 1460-х гг. в Киеве действовал переводческий кружок, из которого вышли переводы иудейско-арабских произведений поучительного, оккультного и астрологического характера: «Аристотелевы врата», «Киевская логика», «Шестокрыл» и др. Одним из переводчиков мог быть «жидовин Схария» родом из Кафы — астролог князя Михаила (младшего сына князя Олелько). В 1470 г., сопровождая избранного на княжение в Новгороде Михаила Олельковича, Захарий Схария вместе с двумя другими богословами переехал в Новгород. С их пребыванием в городе связан шумный процесс против т. н. «ереси жидовствующих»: всех троих обвинили в том, что они отрицают догмат Св. Троицы, божественное происхождение Иисуса Христа, иконопочитание и монашество.

Лингвистические особенности перевода «Тайная тайных», или т. н. «Аристотелевы врата»свидетельствуют о том, что он был осуществлен в украинско-белорусских землях в конце XV — начале XVI в. Эта книга — первая своеобразная медицинская энциклопедия на территории Украины. «Киевская логика» представляла собой сочинение о философских и математических проблемах и понятиях. В «Шестокрыле» — астрономическом сочинении, переве­денном с древнееврейского языка, даны таблицы для определения лун­ных фаз, солнечных и лунных затмений, противостояний и расхождений планет и др. Его славянский перевод был сделан в украинско-белорусских землях (вероятно, в Киеве) и оттуда попал в Новгород. Книга имела отношение к учению «жидовствующих»: с ее помощью Схария мог предсказывать лунные и солнечные затмения.

Новое и архаичное в городской жизни.Процессы урбанизации затронули иукраинские земли Великого Княжества Литовского, хотя здесь города не были включены в стремительное перерождение в новую общность открытого типа, которое наблюдалось в Галицкой Руси. Тем не менее, и на Волыни с XV в. также постепенно набирала силу подобная тенденция. Появление новых городов было обусловлено, в первую очередь, утверждением крупной земельной собственности князей, которые с помощью разнообразных налоговых льгот привлекали на свои земли переселенцев. Некоторым из городов уже в первой четверти XVI в. удалось получить самоуправление по образцу магдебургского права: Тучин — в 1513 г., Красилов — в 1517 г., Ковель — в 1518 г. и др. Однако большинству пришлось ждать «права магдебургского» до второй половины XVI в. Именно тогда, наряду с великокняжескими «привилегированными» городами, получившими самоуправление еще в XV в. (Киев, Луцк, Кременец, Владимир, Житомир, Винница), на Волыни появилось немало частных магдебургских городов, а на Киевщине подобный статус получили пограничные города и великокняжеские замки оборонного назначения: Белая Церковь, Черкассы, Канев, Чигирин, Корсунь.

Новоотстроенные города, в отличие от городов Галицкой Руси, еще долго сохраняли полуаграрный характер — их жители были тесно связаны с сельскохозяйственными занятиями. Так как южная Волынь, Киевщина и Восточное Подолье жили под постоянной угрозой татарских набегов, то города имели функцию местных фортификационных центров, куда в случае опасности стекалось окрестное сельское население. Оборонные нужды накладывали отпечаток на весь уклад городской жизни. Кроме обычных городских занятий, ремесла и торговли, жители должны были нести нормированную военную «службу конем». То есть население пограничных украинских городов только по названию было городским, а по своей сути являлось «низшим военно-служилым классом».

В отличие от пестрого этнического состава городов Галицкой Руси поселения городского типа на Волыни и Киевщине в основном имели однородное население с абсолютным преобладанием украинского элемента. Например, в Кременце, одном из наиболее «открытых» городских центров, пришлого люда в середине XVI в. было не более 10% (евреи, поляки, немцы и даже 1 чех). Обеспечивая внутреннее согласие, эта ситуация одновременно консервировала патриархальный уклад и не давала возможности общинам преобразовываться в социумы открытого типа. Начиная с первой половины XVI в. встречаются первые сообщения о цеховых объединениях ремесленников на Волыни и Киевщине. Однако успехи цеховой организации были еще очень скромными, а ремесло представляли в основном кузнецы, слесари, гончары, скорняки.

Архитектура.После включения украинских земель в состав Великого Княжества Литовского и королевства Польского в XIV в. архитектура и изобразительное искусство стали испытывать сильное влияние запад­ноевропейской художественной традиции. Существенную роль в развитии украинского искусства играли связи с центрами православной куль­туры на Балканах и в новгородско-московской Руси.

В XV в. в старом византийско-славянском стиле была построена церковь св. Онуфрия в Лаврове около Старого Самбора, а позднее — ряд церквей в Подолии и Буковине. Архитектура построенной в том же веке церкви Рождества Богородицы в Рогатине под Львовом вобрала много элементов го­тического стиля. Более поздний пример аналогичного смешения византий­ских и западных традиций — церковь Богоявления в Остроге, построенная в 1521 г.

В силу своего особого положения на границе со степью памятники украинской архитектуры включают ряд церквей-крепостей: Успенская церковь в с. Зимнем около Владимира Волынско­го (XV в.), Богоявленская церковь Острожского замка (XV в.), Покровская цер­ковь в Сутковцах в Подолии (начало XVI в.). И светская ар­хитектура украинских земель этого периода представлена рядом замков и крепостей: в Кременце, Хотине, Белгороде Днестровском, Остро­ге.

Самобытным явлением украинского зодчества были деревянные храмы. К наиболее развитым их типам относятся трехчастные (из трех срубов, расположенных по одной оси) и пятичастные (пятисрубные, имеющие в плане крестообразную форму). Преобладающим стал трехсрубный храм — по образцу трехчастного деления украинского народного жилища — живописная церковь св. Юра в Дрогобыче (начало XVI в.).

Влияние Ренессанса в Украине XVI в. было наиболее заметным во Львове. Так, итальянский мастер Петр из Лугано был архитектором Успенской церкви Львовского братства. Другой итальянец, прозванный Петром Красовским, построил часовню Трех Святителей, а еще один итальянец, Петр из Барбоны, был создателем ренессансного дома греческого купца К. Корнякта на центральной площади города. Появилась мода на украшения фасадов городских зданий, что вызвало бурное развитие декоративной пластики, в которой ренессансные мотивы переплетались с традициями украинского орнаментального искусства. Особо быстрое распространение ренессансных традиций в архитектуре Львова было связано с катастрофическими последствиями пожара 1527 г., после которого город был обновлен мастерами — выходцами из Северной Италии и итальянских кантонов Швейцарии.

Изобразительное искусство.На территории современной Украины сохранилось совсем немного памятников средневековой живописи. Одним из таких памятников XIV в. является полихромия Кирилловской церкви в Киеве. Фрески «Рождество Христово» и «Успение Богородицы» имеют следы западноевропейского влияния, что проявилось во включении в композицию работ пейзажных и бытовых элементов. Один из ценнейших памятников средневековой эпохи выявлен в армянском кафедральном соборе Львова: оконная ниша, покрытая фресковой живописью — круглый медальон с изображением благословляющего Христа с книгой в левой руке, фигура Иоанна Богослова со св. Прохором, сидящим у его ног, фигура какого-то святого, возле ног которого стоит вельможа на коленях. Этот фресковый фрагмент являлся частью росписи храма.

О своеобразии средневековой украинской живописи представление дают иконы. Для украинской иконописи длительное время были характерны строгая лаконичная композиция, плоскостная трактовка форм, выразительность силуэта, ритм цветовых пятен. Колорит произведений очень сдержан и даже суров. Сохранились иконы, относящиеся к второй половине XV в., для которых характерно совмещение традиций древнерусской живописи с западноевропейскими веяниями — «Деисус» из с. Ванивки, «Преображение Господне» из Цеперова на Волыни.

Несмотря на то, что образцов живописи XIV—XV вв. на территории самой Украины сохранилось крайне мало из-за набегов крымских орд, достаточное число их находится в Польше. Для церковной росписи польские короли часто прибегали к услугам художников — выходцев их украинских земель. Так, в Гнезненском кафедральном соборе, построенном в XIV в., живопись по греческому образцу осуществили украинские художники. Мариинская часовня и часовня Святой Троицы в кафедральном соборе на Вавеле была расписана по поручению короля Ягайла «греческим способом». В том же стиле по заказу Ягайлы были расписаны его спальни в королевском замке в Кракове. Источники характеризуют художников как pictores Ruthenicos («русинские художники»). Документ, на основании которого Ягайло в 1426 г. дал привилегии некому Гайлю на работы в сандомирской, краковской и других землях, содержит указания, что этот мастер был православным священником из Перемышля.

Среди памятников средневековой живописи выделяются миниатюры иллюстрированных рукописей, созданных на территории Украины в XIV—XVI вв. Так, миниатюры евангелистов в Пересопницком Евангелие середины XVI в. выполнены в древнерусской традиции, но декоративные рамки имеют ярко выраженный ренессансный характер. Близок по оформлению Загоровский Апостол 1554 г.: необычайно богато орнаментирован заставками из матово-бледного золота и большим количеством изысканных витых инициалов. Скромнее исполнено, но также не без ренессансного влияния, Евангелие Киево-Печерской лавры 1538 г.

Стилистические подражания западноевропейскому искусству характерны на территории Украины и гравюре, в особенности в изданиях Киево-Печерской лавры. В целом, как живопись, так и гравюра очень редко выходили за рамки Церкви и религиозного культа. К таким примерам можно отнести разве что т. н. «колтрины», которые представляли собой рисунки или гравюры, исполненные на бумаге, предназначенные для украшения комнат. Художники и граверы Львова и Киева находили сбыт для своих работ даже за пределами края (Молдавии и др.). Рисунки и гравюры на религиозные темы часто служили для авторов только обрамлением для отображения реальных сцен из окружающей жизни.

Проникновение западных влияний в украинское живописное искусство (по преимуществу, церковное) превратилось в длительный постепенный процесс. Наиболее характерным изменением в практике украинских иконописцев стало введение живых бытовых элементов в иконописную тематику. Этот процесс развивался непрерывно и достиг своего апогея уже в XVII в. «Галицкий ренессанс» стимулировал изменения во всех направлениях художественного творчества, прежде скованного церковными канонами. Он явился точкой отсчета в формировании самобытного искусства Украины, которую метафорически принято называть мостом между «латинским Западом» и «византийским Востоком».

 

Глава 10. Россия в XVІ в.

 

Внутренняя и внешняя политика России во второй трети XVI в.В конце 1533 г. умер Василий III, оставив наследником трехлетнего сына Ивана (рожден во втором браке великого князя с Еленой Глинской). Фактической правительницей при сыне стала мать, племянница известного не только в России, но и в Европе Михаила Глинского. Первым делом регентша устранила опасных для нее лиц, возможных претендентов на власть. Затем были проведены денежная и губная реформы, способствовавшие централизации страны. После смерти Елены Глинской в 1538 г. начался период боярского правления (1538—1547). В борьбе боярских группировок Шуйских, Бельских и Глинских проходило детство великого князя — Ивана IV. Уже в 13 лет он вынес свой первый смертный приговор: по наущению Глинских приказал убить князя Андрея Шуйского. Сцены расправ с политическими противниками, интриги бояр, их алчность и лицемерие рано развили в молодом государе скрытность, злопамятность, жестокость.

Совершеннолетие Ивана IV было отмечено двумя знаковыми событиями — женитьбой и принятием титула царя. Царями на Руси называли византийских и германских императоров, а также ордынских ханов. Царский титул правителя Российского государства демонстрировал полную независимость страны, подчеркивал претензии на византийское наследие, что способствовало повышению престижа на международной арене. Титул подчеркивал и факт, что к тому времени у ставшего царем московского великого князя не оставалось конкурентов внутри страны. В январе 1547 г. состоялось венчание Ивана IV на царство, а в марте того же года он женился на дочери боярина Анастасии Захарьиной-Юрьевой.

Начало царствования Ивана IV омрачилось страшным бедствием. В Москве случился пожар, за которым последовали народные волнения. События лета 1547 г. показали необходимость реформ. Около 1549 г. вокруг молодого царя сформировался кружок талантливых советников, в истории известный как Избранная рада. Кружок возглавлял руководитель Челобитенной избы Алексей Адашев. Определенное влияние на деятельность Избранной рады оказывал митрополит Макарий. Царь и его советники в течение нескольких лет осуществили комплекс реформ.

Одной из важнейших из них была кодификация права — в 1550 г. был принят новый Судебник, в котором учитывались как прежние нормы Судебника 1497 г., так и произошедшие социально-экономические изменения. Так, Судебник 1550 г. подтверждал и уточнял право перехода крестьян от землевладельцев в т. н. «Юрьев день». Новым было введение наказаний за мздоимство (взяточничество). Судебник впервые в Российской державе ввел положение о том, что закон не имеет обратной силы. Устанавливался порядок издания и опубликования новых законов. Каждый новый законодательный акт должен был включаться в общерусский свод законов. В Судебнике получили дальнейшее развитие тенденции дальнейшей централизации управления и судопроизводства. Так, была ограничена власть наместников и волостелей (административной власти в уездах, станах и волостях), а полномочия губных органов власти распространялись на всю территорию страны. Судебник утверждал также создание отраслевых органов управления – приказов.

Если великокняжеский Судебник 1497 г. отразил стремление верховной власти к унификации норм на территории государства, то Судебник 1550 г. более направлен на консолидацию боярско-дворянской элиты вокруг царского престола. На совместном заседании Боярской думы и Освященного собора в феврале 1549 г. Иван IV призвал боярство и верхушку духовенства примириться с основной массой служилого населения (дворян и детей боярских). На этом же собрании, получившем название «Собора примирения», было принято решение о создании нового Судебника. В следующем году новый кодекс был принят Думой, а в 1551 г. утвержден Стоглавым собором (в составе церковных иерархов и Боярской думы под председательством царя).

Важным нововведением в системе государственного управления было создание первых функциональных органов — приказов («изб»). Центральные учреждения (Посольский, Челобитенный, Поместный, Разбойный, Разрядный приказы), ведавшие определенной отраслью управления, способствовали более эффективной работе государственного аппарата. Реформированию подверглась также система местного управления: в 1556—1557 гг. Избранная рада отменила кормления, и власть в уездах перешла к выборным представителям местного дворянства — губным старостам. В тех уездах, где дворянского землевладения не было, управление вершили земские старосты, избиравшиеся черносошными крестьянами и посадскими.

В условиях активизации внешней политики России назрела военная реформа. Новая система комплектования вооруженных сил была связана и с изменением в местном управлении. После отмены кормлений было принято «Уложение о службе», согласно которому с определенного количества земли выставлялся один воин — «конно и оружно». Для содержания служилых людей вместо прежних сборов в пользу кормленщиков с населения стал взиматься т. н. кормленичий окуп. В 1550 г. было сформировано стрелецкое войско как постоянный воинский контингент.

Реформы затронули и церковную жизнь: была осуществлена унификация и централизация церковного управления. В 1551 г. состоялся т. н. Стоглавый собор (в его решении было сто глав). Собор утвердил единый пантеон святых, в котором учитывались и «местночтимые» святые, унифицировал церковные обряды. Церковные иерархи обратили внимание на нравственность монахов и священников: монахам запрещалось пить водку, пиво и мед (разрешалось только виноградное вино); пьяным священникам запрещалось входить в алтарь.

Проведенные преобразования способствовали повышению военной мощи страны, что позволило правительству Ивана IV активизировать внешнюю политику. Прежде всего было обращено внимание на восточное направление. После нескольких неудачных походов в 1552 г. к России было присоединено Казанское ханство, а в 1556 г. — Астраханское. Тем самым Россия избавилась от агрессивных соседей на востоке, приобрела большой массив земель, необходимый для раздач служилым людям, а также стала контролировать важный торговый путь по Волге. «Замирение» на восточном направлении позволило приступить к решению давних политических и территориальных вопросов на запад от Москвы.

Сложную проблему для устремлений российского царя создавал ставший независимым в XV в. Ливонский орден, который закрывал России выход в Балтийское море. С 1503 г. Орден должен был выплачивать Москве дань за город Юрьев (современный Тарту), но не платил ее. Вопрос о «юрьевой дани» стал поводом для начала Ливонской войны в январе 1558 г. Уже в ходе военных действий 1558—1560 гг. Ливонский орден был уничтожен. Его гибель привела к вмешательству в войну с Россией Великого Княжества Литовского (вместе с Польшей), Швеции и Дании. Если в 1563 г. войска Ивана IV еще сумели одержать важную победу — была взята сильная крепость на Западной Двине Полоцк, то с 1564 г. московские войска стали преследовать неудачи.

К этому времени Иван IV уже отказался от советов своего ближайшего окружения: в 1560 г. правительство Избранной рады прекратило свое существование. Причину падения Избранной рады видят в том, что она наметила путь постепенных реформ, царь же хотел видеть немедленные результаты. Но немедленно провести в жизнь решения царя не позволял слабо развитый государственный аппарат на местах. Отсутствие результатов царь связал с боярской крамолой, нежеланием боярского окружения беспрекословно подчиняться его решениям.

Опричнина.В декабре 1564 г. царь со всем семейством, в окружении наиболее преданных ему бояр и дворян отправился на богомолье. Выезд царя был необычным: с собой он вез всю государеву казну, а окружению приказал отправляться с семейством и припасами. Из Троице-Сергиева монастыря Иван IV уехал дальше в Александровскую слободу.

В начале января 1565 г. в Москве появился царский гонец с двумя посланиями. В первом сообщалось, что государь не в силах более терпеть своеволие бояр, которые не желают воевать против недругов и притесняют народ. Поэтому царь решил оставить государство. В другой грамоте, обращенной к посадскому люду, Иван IV заверял, что «гневу на них и опалы никоторые нет». Простой народ потребовал от бояр и духовенства уговорить царя вернуться, в противном случае готов был сам разобраться с «изменниками». В Александровскую слободу прибыла делегация бояр и духовенства, которой не пришлось долго уговаривать царя, но он поставил два условия возвращения на престол: разрешение казнить «изменников» по своему усмотрению и учредить опричнину.

Опричниной ранее назывался земельный надел, который выделялся вдове землевладельца («опричь» — кроме, то есть помимо той земли, которая отходила основным наследникам). Теперь же «опричь всей Русской земли» выделялся удел царя. Опричнина стала своеобразным личным уделом государя. Вся остальная часть государства называлась земщиной. Землевладельцы, не принятые в опричнину, лишались поместий и вотчин на ее территории и получали возмещение в земщине. В опричнину была взята тысяча служилых людей (позднее их число увеличилось до 6 тыс.), которые составили отдельные от земских полки, возглавлявшиеся опричными воеводами. В опричнине создавались свои органы власти, в том числе Боярская дума.

Одной из наиболее ярких сторон этого периода был необузданный террор опричных властей. Тер­рор был направлен против всех, кто был носителем хотя бы некоторой самостоятельности, свободы. Первыми подверглись опале представители знатных семей — Горбатых, Куракиных, Головиных, Шевыревых. В сентябре 1569 г. царь расправился с удельным Старицким князем Владимиром Андреевичем, а в декабре по его приказу был задушен палачом-опричником Малютой Скуратовым-Бельским бывший митрополит Филипп. Митрополит, публично осуждавший опричнину и казни, был незадолго до этого низложен послушным царю собором церковных иерархов. Наивысшего пика опричный террор достиг в 1570 г., когда Иван Грозный с опричным войском двинулся в поход на Новгород и было сожжено, утоплено, зарезано до 15 тыс. человек (всего в Новгороде проживало около 30 тыс.). Затем опричники двинулись к Пскову, но здесь царь проявил «мягкость» и казнил лишь несколько человек. Вернувшись из похода, Иван Грозный потряс новыми казнями столицу: самыми изощренными способами на одной из площадей было казнено более сотни человек.

Причиной отмены опричнины часто называют события 1571—1572 гг., показавшие губительность деления страны. В 1571 г. Москву и ее посады сожгли крымские татары хана Девлет-Гирея. Опричное войско, привыкшее воевать только против мирных людей, оказалось неспособным противостоять врагу. Сам царь бежал аж на Белоозеро. В 1572 г. Девлет-Гирей вновь вторгся в Россию, рассчитывая захватить в плен самого царя. Иван Грозный вынужден был объединить опричные и земские войска, во главе их был поставлен талантливый полководец князь Михаил Иванович Воротынский. В июле 1572 г. в битве у села Молоди близ Москвы русские войска сумели разгромить крымчаков.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 6 страница | Глава 4. КУЛЬТУРА ДРЕВНЕЙ РУСИ (ІХ — начало ХІІІ в.). 8 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 13; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.