Честь и достоинство как категории оценки нравственного

Статуса личности

 

Категории «честь» и «достоинство» отражают моральную ценность личности. В них заключается общественная и индивидуальная оценка нравственных качеств и поступков человека. Исполнение долга, следование велениям совести придают личности тот моральный статус, который и отражен в понятиях «достоинство» и «честь». Близкие по значению, они, между тем, имеют важные смысловые различия.

Честь как моральный феномен есть, в первую очередь, внешнее общественное признание заслуг человека, проявляющееся в почитании, авторитете, славе. Вольтер метко сказал, что честь — это бриллиант на руке у добродетели. Чувство чести, внутренне присущее личности, связано со стремлением добиться высокой оценки со стороны окружающих.

Достоинство — это, прежде всего, внутренняя уверенность в собственной ценности, чувство самоуважения, проявляющееся в сопротивлении всяким попыткам посягнуть на свою моральную независимость. И только потом достоинство человека должно получить общественное признание.

Общественное одобрение приходит к человеку со стороны его окружения, честь воздается ему как достойному представителю социальной группы. Поэтому обычно речь ведется о воинской, женской, профессиональной чести, то есть о каких-то нравственных качествах, присущих представителям данной среды. Понятие достоинства более универсально. Оно подчеркивает значимость личности как представителя рода человеческого. Независимо от социальной принадлежности человек обладает достоинством морального субъекта, которое должно поддерживаться им самим и признаваться окружающими.

Итак, честь — это оценка с позиции социальной группы, общества; достоинство — это оценка с точки зрения человечества. Чувство чести вызывает желание возвыситься в той социальной группе, от которой добиваешься почестей. Чувство же собственного достоинства основано на признании принципиального морального равенства с другими людьми. Каждый индивид обладает достоинством уже потому, что он человек. Важный показатель достоинства – это уважение к достоинству других людей.

Соотношение чести и достоинства трактуется в теории морали по-разному. В одних концепциях честь представляется неотъемлемым свойством заведомо благородной социальной группы (рыцарская честь, родовая честь). В этом случае задача личности — «не уронить», «не замарать эту полученную в наследство ценность. Достоинство же личности в такой нравственной системе приобретается ее собственными усилиями по исполнению норм, предписанных честью. В других концепциях достоинство трактуется как естественное право человека на уважение, присуще ему от рождения, а честь, напротив, добывается в ходе жизни путем совершения поступков, вызывающих одобрение общества.

Эти противоречивые интерпретации чести и достоинства имеют исторические корни. Данные понятия наполнялись конкретным содержанием в зависимости от типа личности, присущего той или иной культуре, и от характера связи личности с обществом.

Для людей древних культур высшее место в иерархии ценностей занимала не отдельная личность, а социальная общность (род, община, семья), нравственный статус которой должны поддерживать ее члены. Критерием оценки человека служила принадлежность к «своим». «Чужой» человек в архаической культуре оценивался заведомо отрицательно, а принадлежность к «своим» давала человеку право добиваться высокого статуса в среде соплеменников.

В античную эпоху, с образованием государств, зародилось понятие гражданского достоинства, которое определялось исключительно с принадлежностью к свободным гражданам полиса (Рима, Афин или Спарты).



В оформлении категорий чести и достоинства немалую роль сыграл воинский этос[10]. Воины издревле образовывали особую социальную группу, статус которой был обусловлен опасностью занятий и важностью защиты общества. Замкнутость, иерархичность и высокое положение этой группы сделали ее прекрасной питательной средой для формирования чувства чести. Везде, где военное сословие занимало в обществе доминирующее положение, представления о чести были господствующими в нравственном кодексе. Это отразилось в «Илиаде» Гомера, в римской культуре, в скандинавском эпосе, в рыцарской культуре, в русских былинах о богатырях. Личная честь добывалась путем тщательного следования нравственному образцу в соперничестве с другими членами аристократического круга, одобрение которого следовало еще заслужить.

В эпоху Возрождения понятие о достоинстве, чести, благородстве стали связываться с личными добродетелями, заслугами и достижениями человека. В Новое время основой для представлений о человеческом достоинстве как изначально присущем (по роду) индивиду стала идея «естественного равенства». Основу понятия чести составили личные добродетели, связанные с индивидуальным самосознанием личности. Социальный статус стал уже вторичным. «Честь – жизнь моя, — писал Шекспир, — они срослись в одно, и честь утратить — для меня равно утрате жизни». Автономная личность стала субъектом моральной регуляции. Вместе с тем Новое и Новейшее время часто связывают понятия чести и достоинства с успехом, богатством, властью. Это отразилось в литературе, в романах Д. Лондона, Т. Драйзера, Б. Шоу.

Марксистская этика обосновывала правомерность классовой ненависти и борьбы как способа утверждения достоинства и чести рабочих. Ф. Энгельс писал, что рабочие, недовольные условиями своего существования, «черпают сознание и чувство своего человеческого достоинства только в самой пламенной ненависти» к власти буржуазии. В.И. Ленин высказался еще резче: «Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой, бессознательной и бессловесной рабской жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюни текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам».

В советском обществе имела место двойная мораль по отношению к чести и достоинству человека. С одной стороны, утверждалось всеобщее равенство людей, независимо от их происхождения, материального или служебного положения. Честь заслуженно воздавалась героям труда, войны. С другой стороны, она часто незаслуженно присваивалась представителям партийной номенклатуры (по должностям). Западный писатель Дж. Оруэлл по этому поводу с сарказмом говорил: «Все равны, но некоторые равнее».



Человеческое достоинство призвано гарантировать любому человеку его «естественные права» (Дж. Локк): право на жизнь, на свободу, на собственность. В XX веке эти нрава были зафиксированы во «Всеобщей декларации прав человека». Однако естественное право человека на признание его достоинства не означает, что оно проявится автоматически. Человек должен доказать свое достоинство благородным поведением: порядочностью, честностью, принципиальностью, справедливостью, цельностью убеждений. Доброе имя, честь человек должен завоевывать.

Высшее проявление человеческого достоинства принято называть благородством. Благородствоэто нравственное величие человеческой личности. Оно присуще любому человеку, честно выполняющему свой долг, живущему согласно нравственным принципам. Так, благороден честный труд, а неблагородно тунеядство, благородно уважение к достоинству других людей, но неблагородно бесчестное, хамское поведение, благородна щедрость и неблагородна жадность, благороден патриотизм, а унижает достоинство человека предательство или даже безразличие к отечеству.

Потребность в чести, то есть признании, уважении, авторитете обнаруживается у тех, кто ценит свое достоинство. Честь — это достоинство нравственно живущего человека – подчеркнул Д.С. Лихачев.

Для человека важны здоровое честолюбие и способность к адекватной самооценке. При адекватной самооценке наблюдается гармоничное сочетание чести и достоинства. При высокой адекватной самооценке человек, сознающий свои достоинства, свои возможности и реализующий себя в соответствии с ними, правомерно ждет от общества соответствующей оценки — чести. Правда, если погоня за честью становится самоцелью, развивается тщеславие. При низкой адекватной самооценке, зная свои достоинства, человек не претендует на многое, и поэтому не испытывает разочарования из-за несбывшихся надежд.

При заниженной самооценке у человека развивается комплекс неполноценности и установка на средний результат, незаметное место в жизни. При этом возможна глубокая внутренняя трагедия: неуверенность в себе мешает человеку реализовать свои достоинства, которые могли бы принести ему честь. При завышенной самооценке, напротив, человек явно переоценивает свои достоинства, становится высокомерным, нетерпимым, излишне подозрительным и конфликтным.

Честь и достоинство человека относительно независимы друг от друга. Например, утрата чести не ведет автоматически к потере достоинства. Обесчещенный (оклеветанный, оскорбленный, униженный) человек может вести себя по-разному. Один смирится и начать пересмотр самооценки. Или он может, внешне смиряясь, внутренне упиваться собственным самоуничижением, приходя к гордыне.

Другой, снося унижения и оскорбления, способен принимать бесчестье с достоинством, активно защищая честь. Например, в дореволюционной армии сорвать эполеты с офицера, то есть обесчестить его, еще не значило лишить его достоинства. Чувство собственного достоинства помогало и заставляло заботиться о возвращении чести доказательством своей невиновности или дуэлью. Были созданы даже целые сборники дуэльных кодексов.

Благородным является также умение с глубоким внутренним достоинством принять внешнее бесчестье, сознательно пойти на страдание во имя Бога, идеи, истины. Таких людей обычно называют великомучениками, страстотерпцами. Это, например, христианские святые.

Итак, исторически понятия чести и достоинства развивались в единстве друг с другом, как категории комплементарные, взаимопредполагающие и взаимодополняющие друг друга. Если честь, — это внешнее признание ценности человека и внутреннее стремление к нему, то достоинство — объективная ценность личности, которая может быть и не связана с ее признанием. Честь — это то, что человек должен добиваться; достоинство же принадлежит ему по праву рождения (человеческое достоинство). В благородной личности с адекватной самооценкой честь и достоинство гармонично сочетаются.

 


[1] Он стремился определить место каждого вида искусства в системе художественной деятельности согласно его качествам и признакам, что позволило бы лучше воспроизвести связи и отношения реального мира.

[2] Ф. Шиллер как-то заметил, что «человек играет только тогда, когда он в полном значении слова человек, и он бывает вполне человеком лишь тогда когда играет».

[3] Тип художественного сознания эпохи, идеалы искусства и тип личности взаимозависимы. Древнегреческое искусство, искусство Возрождения, Нового времени во многом определили характер эпох и устремления людей.

[4] Музыканты отражают мир через гармонию звуков, а деятели изобразительных искусств передают мир с помощью линий, форм, образов, цвета, света.

[5] Риторические фигуры формируют стиль и придают архитектурному тексту художественность посредством его отклонения от чисто функциональной конструкции, способной удовлетворить утилитарные потребности и не имеющей художественной ценности (хрущевки, например). Отклонение от утилитарной конструкции происходит с помощью риторических фигур – ордерной системы, например, в классической архитектуре, геометрических конструкций в модерне.

[6] Средства изобразительного искусства совершенствовались в ходе истории. Древнейшие изображения достаточно примитивны. Они скорее обозначали, чем изображали окружающий мир. Живопись Египта, Месопотамии и др. древнейших цивилизаций более совершенна. Но и в Египте художники ради смыслового выражения изображали военачальника в несколько раз больше, чем солдат. Изображения в древности носили символический характер. Средневековая живопись давала условно- плоскостное изображение мира. Акцент делался на смысле и значении предмета. Живопись Ренессанса и барокко отличается высокой техникой. Художники учитывали анатомию человека, колористическую композицию, выделяющую главное при помощи света и тени (Рембрандт). Они использовали прямую перспективу (Брунеллески, Альберти), умели передавать дематериализованное пространство (Леонардо да Винчи, Рафаэль, Тициан).

[7] Средства изобразительности и выразительности скульптуры – свет и тень. Плоскости и поверхности изваянной фигуры, отражая свет и отбрасывая тени, создают пространственную игру форм, оказывающую эстетическое воздействие. Бронзовая скульптура допускает резкое разделение света и тени, проницаемый же для световых лучей мрамор позволяет передать тонкую светотеневую игру, как, например, в статуе Венеры Милосской.

[8] Очищение, духовное возвышение вследствие сопереживания.

[9] В ХХ в. театр пережил великие реформы, что повлияло и на выразительные возможности. К.С.Станиславский разработал и воплотил в художественную практику принципы актерской игры в театре переживания. В. Мейерхольд и Е.Вахтангов сделали принципом игры актеров «отчуждение» от исполняемой роли, что позволило исполнителю выразить отношение к герою. Искусство представления и искусство перевоплощения – два принципа актерского творчества. Первый больше проявляется в интеллектуальном театре, другой – в бытовой драме. В ХХI в. театральное искусство тяготеет все больше к интеллектуальному анализу жизни, философскому раздумью над состоянием мира, глубокому обобщению природы человека.

[10] Этос – это устойчивая природа явления, обычай, нрав, характер, правила и образцы житейского поведения, уклада, строя, стиля жизни.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Моральной регуляции | ВТОРОЙ ВОПРОС. ПЕРИОДИЗАЦИЯ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ИСТОРИИ.


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 52; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.092 сек.