Моральной регуляции

 

Долг и Совесть — это «личностные категории морального сознания». Чувство долга и совесть образуют морально-психологический механизм самоконтроля, тесно связанный с свободой и ответственностью личности.

Долг – это императив моральной регуляции, принятая личностью необходимость подчиняться общественной воле. Нравственный долг — это превращение требований общественной морали в личный императив конкретного лица и добровольное его выполнение. Источником долга является общественный интерес, нравственная обязанность человека по отношению к другим людям и самому себе.

Общественная направленность долга, конечно может вызывать внутреннее сопротивление личности, поскольку ограничивает ее свободу, требует подчинять личный интерес интересам других людей. Так, категорический императив Канта, его «чистый долг» не допускает никаких сомнений в том, что «можно» и чего «нельзя» делать, вменяет человеку в обязанность служить добру. Однако, если принять во внимание «золотое правило» нравственности, то становится ясно, что взаимное соблюдение людьми своих обязанностей и уважение прав является залогом общего блага и условием соблюдения интересов каждого человека.

Долг не равен обязанности: простое исполнение обязанностей еще не есть выполнение долга в этическом смысле слова. Долг — это нравственная обязанность человека, выполняемая им под влиянием не только внешних требований, но и внутренних нравственных побужденийчувства долга.

Важнейшим свойством долга является его добровольность. Однако в зависимости от степени осознания важности долга и от отношения к нему, его требования могут осуществляться на разном уровне добровольности: от выполнения по принуждению или из боязни общественного мнения до следования долгу по внутренней потребности. Подлинно моральным долгом является свободное следование общественно необходимым требованиям или личным обязательствам.

Н.А. Добролюбов писал: «Не того можно назвать человеком истинно нравственным, кто только терпит над собой веления долга, как какое-то тяжелое иго, как «нравственные вериги», а именно того, кто заботится слить требования долга с потребностями внутреннего существа своего, кто старается переработать их в свою плоть и кровь внутренним процессом самосознания и саморазвития так, чтобы они не только сделались инстинктивно необходимы, но и доставляли внутреннее наслаждение».

Люди нравственного долга активны, деятельны, не могут равнодушно проходить мимо несправедливости, ущемления прав другого человека и активно утверждают в жизни добро. Так, например, декабристы, дворянские интеллигенты, многие меценаты и благотворители, правозащитники исходили в своей деятельности из понятия морального долга.

В отношении понимания Долга есть разные категории людей. Есть люди равнодушные, уклоняющиеся от гражданского долга или не желающие признавать никаких долгов. Есть также категория людей, которые, напротив, испытывают трудности от принятия множества долгов и проблемы выбора между долгами. Существует настоящая иерархия долгов: долг перед обществом, перед коллективом, перед близкими, друзьями, перед собой.

Долги могут носить взаимоисключающий характер, и тогда решающее слово принадлежит совести.Совесть вполне правомерно назвать другой стороной долга, еще более личностным и сильным «внутренним голосом» нравственного действия. Совесть – это способность к активному самосознанию, самооценке личного отношения к окружающему, к действующим в обществе нравственным нормам. Это сознание и чувство моральной ответственности человека за свое поведение, служащие ему руководством в выборе поступков и источником такой линии жизненного поведения, которая характеризуется цельностью и устойчивостью. Совесть выполняет функцию внутреннего регулятора личности.

В качестве морального регулятора она действует как побудитель к соблюдению нравственных требований, как запрещающий, останавливающий фактор. Совесть может говорить в нас во время действия. Она всегда несет в себе моральную оценку наших поступков, вызывая соответствующие нравственные переживания.

Совесть формируется на основе моральных требований среды. Но она, прежде всего, — личностная оценка фактов, выражение нашего субъективного отношения к морально оцениваемому явлению. Л. Фейербах писал: «Голос моей совести — лишь эхо болезненного крика человека, который, обижая другого, обижает самого себя… кто не ощущает удвоенного, обострившегося и увеличивавшегося страдания в том случае, если он сознает, что сделал другого несчастным, тот не имеет совести». Совесть, по его мнению, есть не что иное, как сострадание, обостренное сознанием того, что ты и есть виновник страдания другого.

3. Фрейд, напротив, оценил Совесть как начало враждебное человеку, особый вид невроза, ярмо, превращающее человеческую жизнь в цепь мук и страданий. Фрейд сослался на легенду о том, как в далеком прошлом над первобытной ордой властвовал отец-тиран. Его разорвали на куски и поглотили взбунтовавшиеся сыновья, проглотив одновременно и часть его грозной личности, которая в течение всей их дальнейшей жизни внимательно следила за ними и порождала в них чувство вины. Развитие каждого человека в миниатюре повторяет этот сюжет, обусловливая конфликт между бессознательными влечениями и моральными запретами, получая выход в страдании, в угрызениях совести.

Совесть находится в связи с понятиями долга и ответственности (свободы и ответственности), а через них – с добром и злом.

Взаимосвязь между совестью и долгом носит весьма сложный характер. С одной стороны, они образуют единый морально-психологический механизм регуляции поведения личности, в котором совесть выступает в качестве основания для выполнения долга. С другой стороны, между совестью и долгом могут возникать конфликты, порождающиеся, как правило, несовпадением целей и интересов личности и общества. Вопрос о правоте совести или долга зависит от обстоятельств, от правильного или неправильного понимания долга. Так голос совести заставил лучших из русских дворян бороться против крепостного права, ученых ХХ в. – выступить против ядерного вооружения (Пагоушское движение), против опасных для людей научных экспериментов.

Противоречивость долга и совести — проблема актуальная. Она по-разному решается авторитарной и гуманистической этикой. Авторитарная требует безусловного подчинения предписанному долгу, выполнения приказа, а самостоятельность, непослушание рассматривает как вину. В гуманистической этике развитое чувство совести выражается в способности к верной оценке собственной роли в том или ином действии, в способности соотнести это действие с общечеловеческим пониманием добра и зла. Э. Фромм писал: «Есть не только отцовская, также и материнская совесть. Есть голос, который повелевает нам исполнить наш долг; и есть голос, который велит нам любить и прощать других людей и самих себя».



Совесть – это страж нравственности и добра. В русском языке слово совесть (со-весть) произошло от старославянского «себя ведать», «себя знать». Мы обязаны знать, к чему готовим себя в предвидении критических ситуаций, что было в нас в момент совершения поступка и что после — в раздумьях и переживаниях. Ведь в разговоре с собственной совестью человек вынужден быть предельно откровенным. Обмануть совесть невозможно.

В то же время, совесть как средство самооценки не абсолютна: она может быть снисходительной. Ее можно «уговорить». Именно в самооценке, производимой совестью, проявляются моральный компромисс или бескомпромиссность. Честный человек, совершив неблаговидный поступок по слабости, будет испытывать стыд, раскаяние, сострадание к другому, будет стремиться искупить вину. Другой будет оправдываться. А есть люди, которые вообще чужды угрызений совести. Они исходят из рациональности поступков. Например, могут отказаться от своего больного ребенка, оставить близкого человека без помощи, обмануть из выгоды, изменить чести, любви, Родине, обманывать и обкрадывать ради наживы и т. д.

Мера переживаний, «мук совести» зависит от характера поступка и уровня сознательности человека, от его способности справедливо и критично оценивать собственное поведение и поведение других. Герцен писал, что «беспощаднее инквизитора нет, как совесть». К. Маркс отмечал, что стыд – это «своего рода гнев, но только обращенный внутрь». По мнению Л.Н. Толстого, назвавшего совесть «руководителем жизни людей», «стыд перед людьми – хорошее чувство, но лучше всего стыд перед самим собой». Способность стыдиться себя показывает степень развитости совести.

Итак, чувство долга определяет степень порядочности, достоинство и честь личности. Критерием морального выбора служит совесть. Она являет себя в чувстве ответственности, в раскаянии и угрызениях — стыде за поступки или плохие намерения. Моральным результатом этих переживаний является раскаяние, нравственный смысл которого — гармонизация отношений между Долгом и Совестью, а через это – гармонизация жизни личности и общества.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Диалектика добра и зла | Честь и достоинство как категории оценки нравственного


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 93; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.005 сек.