Теория стратификации в западной социологии

 

3.1. Отличительные признаки социального пространства

Теоретическое описание реальности средствами социологической науки начинается с анализа социального пространства. Наиболее четкая формулировка ее принадлежит П. Сорокину, который в книге «Социальная мобильность» (1927) высказал идею о необходимости представлять все многообразие происходящих в обществе явлений, помещенных в социальное пространство[29].

Социальное пространство – место, где происходят описываемые социологом события, явления и процессы. У каждой науки есть свое пространство.

Рассматривая географическое расположение организации в физическом пространстве, мы обнаруживаем, что организация представляет собой комплекс помещений, рабочих мест, техники, людей, которые могут быть собраны в одном месте, а могут быть разбросаны по разным городам и странам. При этом в контексте физического пространства все эти люди, здания, сооружения не представляют собой системы физических объектов.

Если бы наблюдатель мог ограничивать свое внимание только областью физического пространства, он увидел бы просто набор объектов, физически никак не связанных друг с другом.

Как отмечают социологи, связи, делающие эти объекты частями единой социальной системы (организации) пролегают не в физическом пространстве, а в некотором другом пространстве, которое называется социальным.

В ходе исследования проблем организации необходимо допустить существование социального пространства, в котором организация проявляется именно как социальная система. Она является в нем как целостность, состоящая из элементов, каждый из которых прямо или косвенно связан с другими элементами. При этом социальная система имеет интегральные характеристики, которые не совпадают со свойствами элементов. Эти интегральные характеристики также проявляются не в физическом, а в социальном пространстве.

Каждый из нас, будучи человеком, пребывает одновременно и в физическом и социальном пространстве. Это позволяет нам видеть свойства того и другого пространства. Кроме того, человек, по-видимому, находится еще в нескольких пространствах, в частности, в ментальном, в котором он мыслит, и в котором действуют совершенно иные законы, нежели в социальном и физическом.

Сравним социальное пространство с физическим. В физическом пространстве, которое условно можно изобразить при помощи декартовой системы координат, любое событие или вещь можно выразить абстрактной точкой, из которой на ось OY и ось ОХ можно опустить перпендикуляр (рис. 3.1).

 

Социальным пространством называется совокупность точек на воображаемом континууме, имеющем заданное число осей измерения (координат), которые описывают структуру общества. Точки в социальном пространстве называются статусами.

Любая вещь в физическом пространстве, помещенном на плоскости, имеет ширину и длину. Они изображаются двумя осями – ОХ и OY. Если в физическом пространстве перемещение тела вдоль осей OY и ОХ ничего не меняет в его физических качествах: оно не уменьшается и не увеличивается, его состав и материальные качества остаются прежними. Подобный факт свидетельствует об однородности или равноценности осей ОХ и OY.

А что происходит в социальном пространстве? Вначале определимся с тем, что должно быть изображено на двух осях социального пространства (пока что речь идет о двухмерном пространстве). Если в качестве точки в нашем пространстве мы выбрали одну из фундаментальных категорий социологии – статус, то и вдоль осей обязаны размещаться не менее важные понятия социологии. К ним относятся социальная стратификация, социальная структура, социальный состав населения. Все они получат отражение на нашем графике (рис. 3.2).

На исходной схеме двухмерного социального пространства договоримся размещать пока что две фундаментальные категории: социальную стратификацию (OY) и социальный состав населения (ОХ).

Социальная стратификация (OY) – это иерархическое, ранговое расположение социальных групп (сверху – вниз) по принципу неравного доступа к четырем основным благам: доход, власть, образование, престиж.

Социальный состав населения (ОХ) – это совокупность больших социальных групп (их иногда называют статистическими или социальными) по возрасту, полу, профессии, религии и т.д. Точка в социальном пространстве называется статусом. Статус – это позиция, положение человека в группе или обществе. Совокупность всех статусов, существующих в данном обществе, создает социальное пространство.

Первое свойство социального пространства – в системе координат ось ОХ и ось OY неравны, иначе говоря, люди, если их условно изобразить на горизонтальной оси, имеют один тип социальных взаимоотношений, и те же самые люди, помещенные на вертикальной оси, строят между собой отношения совершенно другим способом[30].

Попробуем доказать неоднородность социального пространства и тем самым его неэвклидовость. В качестве примера, подтверждающего это высказывание, можно использовать следующую ситуацию. Предположим, что Васечкин и Кроликов – два соседа, проживающие на одной лестничной клетке. И тот и другой родились и провели свое детство в Москве. После чего они окончили одну и ту же школу и вместе учились в институте. И Кроликов, и Васечкин–люди верующие, и можно предположить, что большая часть других позиций по оси ОХ у них совпадают.

Однако Кроликов – «новый русский», а Васечкин – просто русский. Стало быть, они принадлежат к разным классам, и это обстоятельство принципиально меняет ситуацию. Классовое различие предполагает, что их статусы, при проецировании на ось OY, попадут в разные части социальной стратификации (рис. 3.3).

Кроликов попадает в высший класс, а Васечкин – в низший. Только временно они проживают в одном подъезде: сказывается их советское прошлое. Но капиталистическое настоящее уже берет свое: у Кроликова вот-вот будет закончен трехэтажный особняк, куда он переедет со своей семьей. И тогда будет поставлена последняя точка в социальной топографии. Два бывших однокашника окончательно окажутся в разных секторах социального пространства. Все, что обусловлено классовым положением, у них будет разным – разный круг общения, разные должности и профессии, разный доход и место жительства, разное качество досуга и отдыха. Никогда их дети не будут гонять футбольный мяч в одном дворе. Кроликов и сейчас выезжает отдыхать на Канарские острова, а Васечкин – сажать картошку на своих шести сотках.



В социальном пространстве ось OY выражает социальную стратификацию – расположенные в иерархическом порядке слои (страты), имеющие неравный доступ к дефицитным благам, а ось ОХ – социальный состав населения, то есть никак неупорядоченную и неиерархизированную сумму демографических, профессиональных, религиозных и других видов больших социальных групп людей. У осей OY и ОХ в социальном пространстве разные размерность и свойства. Перемещение статуса вдоль оси OY качественно изменяет его содержание. Действительно, ось OY отражает вертикальную мобильность, следовательно, повышение в должности, переход из низшего класса в средний или высший качественно меняют образ жизни и материальные возможности человека. В отличие от этого ось ОХ отражает горизонтальную мобильность, примером которой могут служить переезд из одного города в другой, переход из одной специальности в другую в рамках того же самого класса, изменение вероисповедания и прочие перемены, которые никакие влияют на классовое положение.

Социальное пространство по своим свойствам значительно отличается от физического пространства, в котором расположены объекты изучения естественных наук. Известно, что свойства пространства (его непрерывность, изоморфность, искривленность) могут оказывать значительное влияние на идущие в нем физические процессы. В этом смысле физика является следствием геометрии.

Социальное пространство имеет несколько иную геометрию, чем физическое. Скажем, социально близкие (в любом контексте) люди могут быть разнесены в физическом пространстве на любое расстояние. Но расстояние между ними в социальном пространстве от этого не изменится. В социальном пространстве есть иерархия, знаки различия, которые задают структуру социального пространства через систему социальных знаков и символов.

Помимо того, социальное пространство является своеобразной ареной, на которой субъекты и социальные системы взаимодействуют друг с другом. В нем осуществляются те виды деятельности, которые связаны с управлением и взаимодействием субъектов. Например, деловая коммуникация в физическом пространстве проявляется как картина накладывающихся друг на друга акустических волн, в ментальном пространстве она представляет собой комплекс значений и смыслов, порождаемых мыслящими субъектами, а в социальном пространстве деловая коммуникация становится одним из инструментов воздействия субъектов друг на друга.

Когда участники коммуникации используют слово именно в качестве действия (концентрируя значительную часть своего внимания в социальном пространстве), эффективность деловой коммуникации повышается во много раз. Потому что в этом случае участники коммуникации уже не перекрикивают друг друга (физическое пространство) и не концентрируют основное внимание на том, чтобы понять некие значения и смыслы (ментальное пространство), а начинают целенаправленно воздействовать друг на друга. Кроме того, сам феномен управления может быть описан только в контексте социального пространства, так как управление является одной из разновидностей межсубъектных взаимодействий.

Деятельность также распылена по многим пространствам. В физическом пространстве деятельность может быть описана как оперирование с предметами физического пространства (рабочий обрабатывает деталь на станке), в социальном пространстве деятельность – это прежде всего кооперация одного человека с другим или управление субъектов друг с другом (деталь делается с учетом технологических требований, составленных инженерами и технологами и передается для дальнейших операций другому рабочему в указанные сроки), в ментальном пространстве деятельность – это принципиальная схема оперирования с предметами физического пространства или принципиальная схема взаимодействия субъектов друг с другом.

Для социального пространства России характерны следующие процессы: социальное расслоение общества, формируются крупные социальные общности (средний класс), усиливается социальная мобильность, меняются социальные ориентиры[31].

Из вышесказанного следует, что социальное пространство принципиально отличается от физического. Оно представляет собой совокупность социальных отношений (связей), в которые вступает любой индивид с другими индивидами, группами и обществом в целом. Кроме того, координаты социального пространства задаются социальными группами и отображают народонаселение, а не статусы.

 

3.2. Подходы к описанию социальной структуры общества

В социологии на сегодняшний день сосуществуют два основных подхода к анализу и описанию социальной структуры общества:классовый и стратификационный. Можно сказать, что главное их различие состоит в признаках, по которым осуществляется дифференциация социальных групп.

Согласно классовому подходу, основными элементами общественного строения признаются классы. Этот подход обычно связывается с марксизмом и неомарксизмом. Его сторонники понимают под классами большие объективные группы людей, детерминированные экономическими факторами: их отношением к средствам производства, местом в системе разделения труда, доступом к различным благам.

Научное определение классов дал В.И. Ленин. Он считал, что главный признак класса – отношение к средствам производства, которое определяет роль классов в общественной организации труда (управляющие и управляемые), в системе власти (господствующие и подчиненные), их благосостояние (богатые и бедные). Борьба классов служит движущей силой общественного развития[32].

Отечественные социологи выделяли в структуре советского общества два дружественных класса: рабочий класс и колхозное крестьянство, добавляя социальную группу интеллигенции. Формально каждая из этих групп обладала необходимыми для социального структурирования признаками. Но это слишком упрощенная классификация, и она не давала ответа на многие вопросы. Например, куда по этой классификации следовало относить партийную и хозяйственную номенклатуру, которая также, по ленинскому определению, обладала всеми необходимыми классообразующими признаками. Скорее всего, она являлась не просто самостоятельным классом, а в силу ее возможностей распоряжаться собственностью, иметь значительную долю общественного богатства, играть определенную роль в организации труда – основным классом общества. Тогда становится понятным определение «августовская революция 1991 года» – устранение от власти класса номенклатуры.

В обществе всегда имеется класс, который выполняет функции ведущего. На современном этапе постиндустриального развития общества таковыми становятся те социальные группы, которые являются потенциалом для качественного прорыва в общественном развитии. К ним относятся инженерная интеллигенция, носители высокотехнологического и наукоемкого производства, создатели программных продуктов: инженеры, конструкторы, управляющие, высококвалифицированные рабочие. Сюда же примыкают представители гуманитарной интеллигенции: ученые, учителя, работники высшей школы и т.п. Именно эти социальные группы, возможно, создают основу нового среднего класса российского общества, обеспечивая его прогресс, стабильность, и являются по-настоящему ведущим классом.

Наряду с горизонтальной расшифровкой социально-классовой структуры можно осуществить и вертикальную, по уровню образованности, профессиональной квалификации. Например, среди рабочих выделить группы низкой, средней и высокой квалификации. Соотношение составляет примерно 25:50:25. Исследования показывают, что деление на три группы вполне достаточно.

Сложнее осуществить вертикальную расшифровку интеллигенции. Традиционно к ней относятся люди, занятые профессионально умственным трудом, требующим специальной подготовки. В социологии эту группу часто делят на собственно интеллигенцию и служащих.

К интеллигенции причисляют работников, профессионально занятых квалифицированным умственным, как правило, творческим трудом, требующим высшего и среднего специального образования, хотя это могут быть и практики. К служащим-неспециалистам относятся работники умственного труда, где не требуется обязательно научное образование, хотя оно может быть – рядовой полицейский, кассир, секретарь, учетчик и т.д. Не следует относить к интеллигенции всех людей, которые закончили вузы. Среди рабочих до 10% имеют высшее и среднее специальное образование. Определяющим в этом плане является характер труда. В отечественной социологии попробовали найти выход, введя понятие рабочий-интеллигент. Это группа рабочих, занятых квалифицированным трудом, где требуется хорошая профессиональная подготовка, специальное образование. Например, рабочие-испытатели, летчики, операторы сложных станков и установок.

Российское общество отличается еще и тем, что в его формировании большую роль занимают идеолого-политические факторы. Не секрет, что радикальные демократы проводили политику быстрого перераспределения собственности и создания новых социальных групп, обеспечивающих им политическую поддержку. Для обозначения этих новых для России социальных групп используется такое выражение, как «новые русские». В совокупности это неоднородная социальная группа, имеющая свою внутреннюю дифференциацию.

В настоящее время в России формируются два основных класса: собственники и наемные работники. Разумеется, каждый из этих классов имеет свою внутреннюю дифференциацию. Нарождающийся класс собственников, использующий наемный труд, скорее всего, можно разделить на крупных, средних и мелких собственников. Если рассматривать работников наемного труда, то их дифференциацию можно провести в зависимости от формы собственности, с которой связан их труд: занятые на предприятиях с государственной формой собственности, смешанной и частной.

Третья, достаточно крупная социальная группа – лица не наемного труда, которые составляют до 10% занятых в народном хозяйстве. Это фермеры, владельцы и совладельцы частных предприятий, работающие на индивидуальной основе, на семейном предприятии. Указанная социальная группа достаточно быстро увеличивается.

Некоторые социологи предлагают делить все экономически активное население на три класса: высший, средний и низший. В мае 1994 г. к высшему классу причислил себя 1% опрошенного населения, к среднему – 39% и к низшему – 44%. Таким образом, россияне научились себя идентифицировать, реально представляют свое место в социальной иерархии.

В работах современных российских социологов серьезное внимание уделяется исследованию проблем социальной стратификации. Особенно тщательно изучаются вопросы формирования среднего класса в современной России. Исследователи отмечают, что состав среднего российского класса неоднороден. Здесь избирается как фактор оценки степень обеспеченности. Одна часть среднего класса имеет возможность все более повышать свое благосостояние, приобретает собственность, и постепенно приобретает необходимую независимость[33].

Другая часть современных «середняков» – это люди самых разных профессий, с невысоким и низким, но терпимым уровнем жизнеобеспечения. Известно, что формирование нормального среднего класса – это основа стабильности и процветания общества.

Низший класс охватывает все те слои россиян, уровень обеспеченности которых концентрируется вокруг и ниже черты бедности. Главная забота многих из них – это обеспечить свое физическое выживание в этот «тяжелый период российского неустройства», дикого капитализма и нежелания государства защитить своих граждан.

По расчетам российских исследователей, население страны по размерам доходов можно примерно разделить на четыре группы:

1) богатые – примерно 2% населения;

2) средний слой (преуспевающие) – 29%;

3) средний слой (живущие терпимо) – 44%:

4) бедные – 25%.

Для России лишь со второй половины 90-х годов можно говорить о положительных тенденциях в формировании среднего класса. Для определения границ и численности среднего класса используется три критерия: самоидентификация, уровень доходов и профессиональный статус, который дает профессиональное образование. Это те, о которых можно сказать, что они, условно, «обеспеченные» и «зажиточные». Образование, необходимое для обеспечения социально-профессионального статуса среднего класса, должно быть не ниже среднего специального.

Применение трех рассмотренных критериев – самоидентификация, уровень дохода и образование – позволило выделить группу, которую можно отнести к среднему классу. Ее общая численность составила в 2002 г. 14% населения России. В 1998 г. выделенный по таким признакам средний класс составлял 9,4%. Ежегодный прирост в 1% - неплохой результат для российских условий.

Средний класс – это внутренне неоднородная социальная группа, прежде всего, из-за различий в уровне доходов. В ней объединены и те, кто отнесен к «обеспеченным», и те, о которых можно сказать, что они уже «зажиточные». Это разделение в современных условиях очень существенно и определяет попадания в нижний или верхний слой среднего класса. В составе нижнего слоя среднего класса численность женщин превышает численность мужчин на 17,2 %. Видимо, здесь сказывается более высокий уровень образования женщин в России и их большая занятость на государственных предприятиях, чем мужчин. В этом слое сосредоточены наиболее активные возрастные группы – почти 54% приходится на 25–44 летних. Доля лиц в старшем и пенсионном возрастах в два раза ниже, чем в населении страны. В нижнем слое среднего класса меньше жителей села, но больше жителей Москвы и средних городов, чем их доля в населении страны.

Верхняя часть среднего класса также представлена самыми активными возрастными группами – 76% не старше 44 лет. Мужчин в отличие от нижней части среднего класса на 13% больше, чем женщин. По сравнению с 1998 г. в этой группе выросла доля жителей средних городов, но на 15,7% уменьшилась доля жителей Москвы и крупных городов. Ранее здесь проживали 52,7% верхний средних, сейчас же только 37%. Этот удивительный факт, свидетельствующий о пространственном расширении базы среднего класса, достоин социального исследования.

Уже социологическое исследование 1998 г. выявило, что каждый пятый представитель верхнего слоя среднего класса – сельский житель. В 2002 г. вновь подтвердилось, что в селе формируется слой зажиточных людей, с довольно высоким уровнем образования, которые считают, что занимают среднее место в общественной иерархии. Сейчас они составляют уже почти 30% верхней части среднего класса.

По результатам исследования Л.А. Беляевой, в настоящее время в России средний класс неоднороден и составляет в среднем до 20% населения. М.Н. Руткевич, анализируя трансформацию социальной структуры российского общества, называет следующие основные социальные группы: «верхи» – компрадорская буржуазия и новая буржуазия, «низы» – мелкая и средняя буржуазия, работники наемного труда, криминальные слои, маргинальные слои[34].

Т.И. Заславская и Р.Г. Громова выделяют верхний, средний и базовый слой. По их оценкам, верхний слой образуют крупные и средние предприниматели, бизнес-слой, руководители производства, высокооплачиваемые специалисты, бюрократия, высшие офицеры армии, силовых структур. В средний слой входят: мелкие предприниматели, высококвалифицированные специалисты, лица, занятые в управленческих структурах, военные. Базовый слой образуют массовая интеллигенция, служащие, лица массовых профессий, индустриальные рабочие, крестьяне и фермеры.

М. Вебер придал понятию класс экономический характер. Он делил общество на основе такого экономического критерия, как емкость рынка. Основными источниками этой емкости, по М. Веберу, выступают капитал, образование и квалификация работника. Следовательно, классы образуются, с одной стороны, в зависимости от наличия собственности на капитал, а с другой – в зависимости от того, каким спросом пользуется на рынке труда профессия и квалификация, которыми обладает тот или иной человек. Поэтому все общество он разделил на 4 класса: класс собственников капитала; класс интеллектуалов, менеджеров и администраторов; традиционный мелкобуржуазный класс; рабочий класс.

При стратификационном подходе экономические детерминанты уходят на второй план. Основанием для выделения страты может быть лишь тот признак, который объективно в данном обществе приобретает ранговый (статусный) характер: «выше» – «ниже», «лучше» – «хуже», «престижно» – «непрестижно». Здесь более важны иные критерии деления общества: место в системе власти, распределение доходов, престиж, уровень образования. Поэтому общественные отношения, которые связаны с иерархически организованным взаимодействием групп людей, охватываются понятием «стратификация» или неравенство.

Стратификация возникло вместе с зарождением общества. В зачаточной форме она обнаружена уже в простом (первобытном) обществе. С появлением раннего государства – восточной деспотии – стратификация ужесточается, а по мере развития европейского общества, либерализации нравов стратификация смягчается. Сословный слой свободней кастового и рабства, а пришедший на смену сословному слою – классовый строй еще либеральнее.

В социологии известны четыре главных типа стратификации: рабство, касты, сословия и классы. Остановимся на их краткой характеристике.

Рабствоявилось исторически первой системой стратификации. Оно возникло в глубокой древности в Египте, Вавилоне, Китае, Греции, Риме и сохранилось в ряде регионов практически до настоящего времени. Рабство – экономическая, юридическая и социальная форма закрепощения людей, граничащая с полным бесправием и крайней степенью неравенства.

В отличие от рабства касты – это социальная группа (страта), членством в которой человек обязан исключительно своим рождением. Человек не может прейти из одной касты в другую при этой жизни. Для этого им нужно родиться еще раз, что закреплено религией индуизма.

Сословия существовали в феодальных обществах на протяжении IV–XIV вв. Это социальная группа, обладающая закрепленными обычаями или юридическим законом и передаваемыми по наследству правами и обязанностями. Для этой системы характерна иерархия в неравенстве их положения и привилегий. Каждое сословие включало в себя множество слоев, рангов, уровней, профессий, чинов.

Промышленная революция XVIII–XIX вв. разрушила феодальную систему и привела к формированию классового строя. Класс – главный элемент социальной стратификации капитализма. Ускоренное развитие промышленности привело к развитию новых профессий: предпринимателя, коммерсанта, банкира, купца. Постоянно увеличивалась численность мелкой буржуазии. Крестьяне все больше разорялись и превращались в наемных работников – в новую социальную страту, не существовавшую ранее. Формировалось новое индустриальное общество, и ему соответствовала новая классовая система стратификации. Новые социальные слои, не имевшие пожалованных и унаследованных титулов, начали активно бороться за место под солнцем.

Социальное пространство можно изображать и трехмерным. Все множество социальных групп разделим на три качественно различающиеся группы. Причем для одного и того же индивида разрешается одновременное вхождение во все три. Во-первых, в соответствии с доходом, образованием, властью и престижем все население данной страны можно разбить на три класса: высший, средний и низший. То же самое население можно подразделять иначе – по половозрастным, профессиональным, религиозным и др. признакам. Наконец, тех же самых людей можно характеризовать как участников одного или нескольких социальных институтов, где они числятся служащими, пациентами, прихожанами, подсудимыми, покупателями и т.д. Иными словами, все население, но в разном качестве, участвует в деятельности одного из пяти фундаментальных институтов общества: производстве, государстве, семье, образовании (плюс наука) и религии. Но каждый институт, и об этом мы узнаем позже, состоит в свою очередь из организаций (предприятия, учреждения, банки и др.). Поэтому мы получили три разнокачественные и разномерные (каждая измеряется по-своему) оси координат: социальную стратификацию (OY), социальный состав населения (ОХ) и социальные институты (OZ) (рис. 3.4).

В социальную структуру общества входят не только классы, страты, группы, но также и институты. Разместить социальные институты на двух осях декартовой системы координат негде – обе они уже заполнены. Нельзя располагать институты на одной оси с социальным составом или социальной стратификацией. Социальный институт представляет собой совокупность норм и учреждений, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Его можно определить иначе: институтом называется совокупность ролей и статусов, предназначенных для удовлетворения определенной социальной потребности.

Как видим, институт – не то же самое, что социальный класс, например класс богатых, или социальная группа, скажем, все пенсионеры. Те и другие – совокупности людей. Социальный институт – механизм или совокупность учреждения. Но никак не механическая совокупность элементов. Стоит приглядеться к любому учреждению, или лучше – социальной организации, как мы увидим четко налаженные контроль, планирование, учет, штат сотрудников, здания и оборудование, управленческую иерархию и многое другое, чего нет ни в классах, ни в демографических или профессиональных группах[35].

Благодаря трехмерному пониманию социального пространства мы имеем возможность соединить воедино самые разные подходы на социальную структуру и дать ее наиболее полное определение:

•Социальная структура – это совокупность социальных групп, классов и слоев.

•Социальная структура – это совокупность социальных институтов и социальных организаций.

•Социальная структура – это совокупность функционально взаимосвязанных социальных статусов и ролей.

•Социальная структура – это совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих социальных групп, а также социальных институтов и отношений между ними.

Итак, социальная структура – это анатомический скелет общества. С развитием его социальная структура все более усложняется: отдельные группы людей находятся как бы на стыках разных классов и социальных групп. В условиях аморфности социальной структуры интенсивно протекает процесс люмпенизации части населения. Неформальность классовой структуры, отсутствие стабильных, устойчивых классов способствует дальнейшему усугублению неконтролируемых деструктивных социальных конфликтов.

 

3.3. Социальная мобильность российского общества

Важное место в изучении социальной структуры занимают вопросы социальной мобильности населения, то есть, перехода человека из одного класса в другой, из одной внутриклассовой группы в другую. Социальные перемещения носят массовый характер и по мере развития общества становятся все более интенсивными.

П. Сорокин пришел к выводу, что социальная мобильность является положительным явлением и свойственным демократическим, динамическим обществам. Исключением является ситуация, когда в состоянии динамического движения, резкой мобильности находится все общество. Это означает кризис, неустойчивость. Такая мобильность нежелательна для общества, однако существует другая крайность – никакой мобильности, застой, что свойственно тоталитарным обществам. Американские социологи считали аксиомой, что самая оптимальная мобильность в Америке, где каждый чистильщик обуви может стать президентом[36].

Существуют два основных типа социальной мобильности: горизонтальная и вертикальная. Под горизонтальной социальной мобильностью, или перемещением, подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на том же уровне. Например, смена человеком гражданства, семьи (при разводе или повторном браке), переход работника с одной фабрики на другую при сохранении своего профессионального статуса и т.д. Во всех этих случаях перемещение может происходить без каких-либо заметных изменений социального положения[37].

Под вертикальной мобильностью подразумеваются такие отношения, которые возникают при перемещении индивида или социального объекта из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения можно выделить два вида вертикальной мобильности: восходящую и нисходящую (социальный подъем или социальный спуск). Восходящая мобильность существует в двух основных формах: вхождение индивида из нижнего пласта в более высокий пласт и аналогичное перемещение группы. Соответственно и нисходящая мобильность имеет две формы. Первая заключается в нисхождении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую без разрушения при этом исходной группы, к которой он ранее принадлежал. Другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или в разрушении ее социального единства. В первом случае «падение» напоминает нам человека, упавшего с корабля, во втором – погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или его крушение.

Общество может повышать статус одних индивидов и понижать статус других. И это понятно: одни индивиды, обладающие талантом, энергией, молодостью, должны вытеснять с более высоких статусных позиций индивидов, не обладающих этими качествами, то есть, можно выделить восходящую и нисходящую социальную мобильность. Конечно, с выходом человека на пенсию статус его практически всегда понижается.

В социальных перемещениях выделяется групповая и индивидуальная социальная мобильность. Групповая мобильность наблюдается тогда, когда в силу крупных изменений в обществе, часто в условиях нестабильности, большие социальные группы быстро перемещаются, меняется политическая и экономическая элита. Типичный пример, когда к государственному рулю в нашей стране была поставлена команда Е. Гайдара. Точно так же ситуация, связанная с Е. Гайдаром, может служить примером снижения социального статуса, нисходящей социальной мобильности.

В представлении многих жизненный успех связывается с достижением определенных высот в социальной иерархии, то есть восходящей социальной мобильности. Но прежде всего надо уяснить правила игры: то есть, в каком обществе вы живете и на каких принципах строится его стратификационная структура. Понятно, что если в основе жизненного успеха лежит титул, происхождение или высокое положение ваших родителей, а у вас нет «голубых кровей», влиятельных родственников, то ваши шансы на продвижение в жизни невысоки.

Если в обществе высоко ценится денежный потенциал человека, необходимо оценить свои предпринимательские способности, если власть – то надо заниматься политической деятельностью. Но при этом следует учитывать, что в конкретном обществе все взаимосвязано: политическую власть, влияние проще заполучить, имея деньги. «Новые русские» – Мавроди, Березовский, Гусинский и многие другие, заполучив неважно каким путем большие деньги, прорываются к политической власти. Могут работать и такие социальные лифты, как удачный и выгодный брак, участие в мафиозных группировках, религиозных общинах и т.п.[38]

В результате социального перемещения человек попадает в новую социальную группу, что часто означает и новую социально-культурную среду, адаптироваться к которой он не всегда сможет. Полбеды, если он не сумел адаптироваться в более высокой по статусу социальной группе, а если он переместился по каким-то причинам вниз? Не случайно, распространенное слово «бич» расшифровывается как «бывший интеллигентный человек». Именно в результате неспособности адаптироваться к новой социально-культурной среде образуются маргинальные группы.

Случаи индивидуального проникновения в более высокие пласты или падения с высокого социального уровня на низкий понятны. Они не нуждаются в дальнейшем объяснении. Вторую форму социального восхождения, опускания, подъема и падения групп рассмотрим на примерах кастового общества Индии и христианской церкви Римской империи.

Каста брахманов не всегда находилась в позиции неоспоримого превосходства, которую она занимает последние два тысячелетия. В далеком прошлом касты воинов, правителей и кшатриев не располагались ниже брахманов, они стали высшей кастой только после долгой борьбы. Если эта гипотеза верна, то продвижение ранга касты брахманов через все другие этажи является примером второго типа социального восхождения. Возвысилась вся группа в целом.

До принятия христианства Константином статусы христианского епископа или христианского служителя культа были невысокими среди других социальных рангов Римской империи. В последующие несколько веков социальная позиция и ранг христианской церкви поднялись. Вследствие этого возвышения представители духовенства также поднялись до самых высоких страт средневекового общества. И наоборот, падение авторитета христианской церкви в последние два столетия привело к понижению социальных рангов высшего духовенства среди прочих рангов современного общества. Престиж папы или кардинала еще высок, но он, несомненно, ниже, чем был в средние века.

Анализом социальной структуры современного российского общества занимаются сегодня многие социологи, не только в нашей стране, но и за рубежом. Однако ее понимание в настоящее время крайне затруднено из-за постоянной динамики социальных процессов.

Приведем некоторые модели, разработанные отечественными авторами. Так, Н.М. Римашевская выделяет в социальной структуре российского общества следующие элементы.

1. «Общероссийские элитные группы», соединяющие обладание собственностью в размерах, сопоставимых с крупнейшими западными состояниями, со средствами властного влияния на общероссийском уровне.

2. «Региональные и корпоративные элиты», обладающие значительными по российским масштабам состоянием, а также влиянием на уровне регионов и секторов экономики.

3. Российский «верхний средний класс», имеющий собственность и доходы, которые обеспечивают ему западные стандарты потребления, притязающий на повышение своего социального статуса и ориентирующийся на сложившуюся практику и этические нормы хозяйственных взаимоотношений.

4. Российский «динамический средний класс», обладающий доходами, обеспечивающими удовлетворение среднероссийских и более высоких стандартов потребления, относительно высокой потенциальной адаптированностью, значительными социальными притязаниями и мотивациями, социальной активностью и ориентацией на легальные способы ее проявления.

5. «Аутсайдеры», характеризующиеся низкой адаптацией и социальной активностью, невысокими доходами и ориентацией на легальные способы их получения.

6. «Маргиналы», характеризующиеся низкой адаптацией и асоциальными или антисоциальными установками в своей социально-экономической деятельности.

7. «Криминалитет», обладающий высокой социальной активностью и адаптацией, но при этом вполне рационально действующий вопреки легальным нормам хозяйственной практики.

Т.И. Заславская на основе данных конкретных социологических исследований также попыталась выделить основные социальные группы, составляющие структуру нашего общества, и определить их процентное соотношение.

Наиболее привилегированным, но самым малочисленным (7%), является «верхний слой». При этом непосредственно правящая политическая и экономическая элита составляет лишь 0,5%, а остальная часть (6,5%) приходится на крупных и средних предпринимателей, директоров крупных и средних приватизированных предприятий.

«Средний слой» (20%) Он включает в себя мелких предпринимателей, менеджеров средних и небольших предприятий, среднее звено бюрократии, офицеров, наиболее квалифицированных специалистов и рабочих.

Наиболее многочисленным является «базовый слой» (60%). Основную его часть составляют такие группы, как интеллигенция (специалисты), «полуинтеллигенция» (помощники специалистов), служащие из технического персонала, работники массовых профессий в сфере торговли и сервиса, а также рабочие.

За базовым следует «нижний слой» (8%). Он представлен малоквалифицированными и неквалифицированными работниками, безработными, беженцами и др.

И, наконец, последний слой в классификации Т.И. Заславской, получил название «социальное дно» (5%). В него входят преступные и полупреступные элементы (воры, бандиты, жулики, содержатели притонов, торговцы наркотиками, а также алкоголики, бродяги, бомжи и пр.). Надо отметить, что эта модель стратификации предложена на основании исследований только занятого населения, поэтому наполняемость вышеперечисленных слоев может уточняться и изменяться с учетом семейного статуса значительной доли неработающих пенсионеров и инвалидов, которые, как известно, входят в слой малообеспеченных.

Последнее десятилетие было отмечено серьезными количественными и качественными сдвигами в социальной структуре российского общества. Общество в целом существенно изменилось и продолжает меняться. Поэтому очень важен вопрос о том, какова траектория этих изменений, их направление и темпы.

Согласно данным социологических исследований, в современной России явно доминирует нисходящая мобильность. Она затронула практически все классы и социальные группы, о чем свидетельствуют следующие процессы.

1) Нехватка финансов сокращает численность средних и мелких предпринимателей. Разоряясь, они, как правило, «скатываются» в «нижний» класс.

2) Многие представители рабочего класса и интеллигенции понижают свои социальные статусы из-за полной или частичной потери работы. Три четверти безработных вынуждены заниматься неквалифицированным трудом.

3)Нисходящая социальная мобильность проявляется в снижении квалификационно-профессионального потенциала нашего общества. Это связано, в частности, с невостребованностью высококвалифицированных профессий, переходом специалистов из науки в сферу обслуживания, мелкого бизнеса.

4) Нисходящая социальная мобильность проявляется в возрастании численности лиц без определенных занятий, беженцев, бомжей, членов преступных группировок. Большинство из этих людей утратили свои прежние, ранее ценимые обществом статусы.

Таким образом, сравнивая одно общество с другим или одно и то же общество в разные периоды своего развития, можно обнаружить, в каком из них или в какой период совокупная мобильность была выше. То же можно сказать и о совокупном показателе социальной мобильности населения современной России.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тема 3. Социальное пространство и особенности социальной структуры общества | Теория стратификации в западной социологии


Дата добавления: 2017-12-05; просмотров: 42; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2018 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.016 сек.