Россия: путь от предкооперативных форм к классическим кооперативам

Исторические предшественники кооперативов. В России, как и в зарубежных странах, издавна существовали докооперативные, предкооперативные формы объединения, взаимодействия и взаимопомощи людей. К ним относились прежде всего кре­стьянские общины, бытовые артели, складчина, взаимопомощь.

Русская община, называемая миром, объединяла в каждом селе местных крестьян, ведущих частное, индивидуальное 1 хозяйство. Община руководствовалась принципом семьи, где ] справедливым «отцом» было общее собрание, сход крестьян; 1 любое решение на нём принималось единогласно; ни один член I общины не мог быть исключён из него. Община выполняла ряд 1 функций: хозяйственную (например, регулярное перераспределение пашни между домохозяйствами), фискальную (сбор I подати), административную (рассмотрение споров, набор рекрутов), социальную (вспомоществование сиротам, вдовам) и даже воспитательную (соблюдение населением нравственных норм). Некоторые общины имели «завет» (устав).

При выполнении отдельных работ (например, при строительстве дорог, мостов) община могла делиться на артели. Исследователь Н. В. Калачёв утверждал, что следы артельных начал на Руси ведут в глубокую древность, в XI-XII вв., хотя само слово «артель» вошло в употребление несколько позже. Артели создавались на устном или письменном договоре и лишь впоследствии на уставе. В самобытную артель объединялись несколько лиц, соединяющихся своим капиталом и трудами или только трудами, для какой либо работы, промысла, предприятия. В артелях существовала круговая порука: артельщики материально отвечали друг за друга Были артели ярыжных (схожие с артелями бурлаков), каменщиков, скоморохов, нищих, разбойников, ломщиков соли, старателей, смолокуров и др. Потом появились биржевые и харчевые артели, И в артели объединялись арестанты в местах заключения и солдаты в полках. Создавались также офицерские артели.

Складчина как проявление артельного начала применялась для совместного промысла и предпринимательства, покупки потребительских товаров или устройства общего празднества.

Традиционная взаимопомощь (по-другому — помочь) ши­роко практиковалась в сельских работах, когда крестьяне всем миром помогали кому-либо заготовить сено, построить дом, соорудить колодец и т. д.

Общины и артели, не будучи кооперативами в строгом смысле слова, имели ряд общих черт с классическими коопе­ративами: самодеятельность, самоуправление, равенство прав участников, элементы социальности, коллективизма и др. Вместе с тем в общинах и артелях было больше элементов случайности, неорганизованности, а зачатки кооперации в них существовали в неразвитой, зародышевой форме. Что касается членства, то в консервативной общине оно было принудительным, а в бытовые артели люди вступали добровольно. Будучи мало развитой фор­мой кооперативного товарищества, отдельные артели (например, в тюленьем, рыбном промыслах) приносили выгоду и состоя­тельным людям, предоставляющим свои орудия труда (лодку, сети), хотя в большинстве своём (особенно трудовые артели) были полезны малоимущим, простым труженикам.

Общины и бытовые артели, исчерпав свои функции, впо­следствии постепенно сошли с исторической арены. Кооперация, наоборот, начала развиваться по восходящей линии. Но между старыми социальными институтами и новейшими коопера­тивными обществами все-таки существовала некоторая пре­емственность: будущее произрастает из прошлого. Как писал Пушкин: «И старым бредит новизна».

Докапиталистическая предыстория кооперации нашей страны связана с именами декабристов, которые заявили о себе как некое духовное сообщество, выступили против своих сослов­ных интересов и «действовали по велению совести» (академик Д. С. Лихачёв). Люди, выдвинувшие программу установления конституционного строя в России, объединились на сибирской каторге в «Большую артель». Отметим, что они вплотную подо­шли к организации потребительской артели с характерными для кооператива принципами.

«Большая артель». В оценке «кооперативной» артели декабристов за последнюю треть века отчётливо выявились две точки зрения.

Сторонники первой (профессор С. П. Днепровский, сибирский учёный И. А. Коряков и др.) полагали, что узникам-декабристам безусловно удалось учредить в 1831 г. первое 1 в России подлинное потребительское общество (кооператив). Эту версию ныне официально разделяют органы потребительской I кооперации страны. Более того, «Исторический справочник кооперативного движения», изданный недавно в США, датирует возникновение кооперативов в России 1825 г. (конечно, ошибочно) и «Большую артель» декабристов называет потребительским кооперативом (конечно, не совсем без основания).

Учёные сторонники другой точки зрения (сибирский историк Б, В. Иванов, московский экономист А. В. Соболев и др.) отказывают «Большой артели» в статусе кооператива. Чем это мотивируется? Тем, что артель возникла в условиях тюрьмы, устав артели не был зарегистрирован в государственном орга­не, дореволюционные историки кооперации в прошлом что-то не писали об артели декабристов как о кооперативе. «Большая артель» рассматривается всего лишь как обычная тюремная артель, традиционно существовавшая в пенитенциарных учреждениях, только в данном случае созданная «вельможными заключёнными», т. е. декабристами, выходцами в основном из элитных слоев российского общества.

Какова же в двух словах история «Большой артели», привлёкшая столь пристальное внимание учёных и кооператоров-практиков в стране и теперь уже известная за пределами России?

Сосланные в Сибирь на каторгу после неудавшегося восстания 14 декабря 1825 г. декабристы создали в читинском остроге артельное хозяйство с общественным питанием и огородами. Артель представляла собой добровольную организацию, руководитель которой избирался декабристами.

В Чите артель ещё не имела устава и в течение трёх лет действовала на основе договора.

В 1830 г. декабристы были переведены из Читы в Петровский Я Завод (ныне г. Петровск-Забайкальский Читинской области), Здесь они приняли устав артели, разработанный комиссией вi составе девяти декабристов. Со­ставление устава было разрешено царским генералом — комендантом острога С. Р. Лепарским. Организация получила привычное в русском народе название «артель», а позднее стала именоваться «Большой артелью». Терминов «общество потребителей» и «кооператив» в России в то время не существовало. В 1834 г. декабристы создали «Ма­лую артель», представлявшую собой общество взаимопомощи с функциями ссудно-заёмного товарищества.



Устав «Большой артели» был принят на общем собрании декабристов 2 марта 1831 г. Он состоял из 13 разделов, 106 пара­графов. Полный текст устава впервые опубликован в «Записках» [20] декабриста Н. В. Басаргина, который одно время был избран хозяином (руководителем) этой артели.

Каковы основные положения этого обширного документа, составленного ещё до выработки рочдейлских принципов?

Во-первых, цель артели декабристов заключалась в удовле­творении личных потребностей её участников. Для достижения поставленной цели создавалась годовая общественная сумма, которая складывалась из взносов-авансов членов артели, стои­мости пайка мукой и денежного довольствия от казны. Артель не преследовала цели получения прибыли.

Во-вторых, артель строила свою деятельность на началах самоуправления. Важными выборными органами артели были постоянная хозяйственная комиссия, состоявшая из хозяина (председателя), закупщика товаров и бухгалтера-казначея, и временная комиссия с контрольными функциями из пяти членов. Избирался также огородник. Несение этих общественных должностей было обязательным.

B-третьих, выборы в органы управления проводились путём тайного (закрытого) голосования. Членство в артели было добровольным, и каждый её участник имел право одного голоса.

Самыми активными выборными руководителями «Большой артели» были декабристы Н. В. Басаргин, Д. И. Завалишин, I И. И. Горбачевский, А. В. Поджио, И. И. Пущин, А. Н. Сутгоф, И. Д. Якушкин.

В-четвёртых, средством достижения цели артели являлась её экономическая деятельность.

Для удовлетворения потребностей своих 70 участников «Большая артель» вела многогранное хозяйство. Она занималась общественным питанием (в форме совместного довольствия) и розничной торговлей, имела огороды по соседству с тюрьмой, откармливала закупленный для забоя скот, сбывала излишки овощей со своего огорода местным жителям. Декабристы открыли бытовые мастерские (портновскую, обувную, переплётную), 1 аптеку, парикмахерскую, прачечную и баню. Скромная по объему торговая деятельность охватывала частично и прибывших в Сибирь вслед за мужьями жён декабристов с детьми и прислугой, которые проживали вне острога.

Выборные лица артели аккуратно вели в книгах утверждённой формы бухгалтерский учёт движения денежных сумм по системе двойной записи. Устав артели свидетельствует о подлинной гласности в её работе, о том, что бухгалтерские книги были доступны каждому участнику для наведения какой-либо справки.

«Большая артель» просуществовала до 1836 г. Она самоликвидировалась в связи с тем, что к тому времени большинство узников, отбыв назначенные им сроки каторги, покинули тюремные камеры и отправились на поселение. Образованные люди своего времени декабристы были знакомы с западноевропейской литературой, с трудами социалистов-утопистов. Не исключая возможности влияния на декабристов идей утопического социа­лизма, необходимо, однако, отметить, что самобытные артели они создавали сугубо на практической основе.

«Большую артель» нельзя рассматривать как рядовую тю­ремную артель, и конечно, очевидно, что она — не обычный «общак» заключённых. По форме артель декабристов была близка к кооперативу, по существу же являлась видом взаимопомощи, а точнее — вспомоществования. Не случайно, что вышедшая в 1999 г. первая книга многотомного фундаментального труда «Кооперация. Страницы истории», издаваемого Институтом экономики Российской академии наук, открывается специальной статьей и обширной подборкой документов и материалов, харак­теризующих артельную деятельность декабристов. Редактор этого труда профессор Н. К. Фигуровская организацию «Большой артели» назвала «выдающимся историческим фактом».

Возникновение первых кооперативов в России было пред­восхищено наличием традиционных полукооперативных форм объединения и взаимопомощи. «Большая артель» явилась одной из переходных форм к образованию различных кооперативов. До начала массового кооперативного движения в России оставалось ещё несколько десятилетий.

Историческая обстановка, в которой возникали коопера­тивы. Создание первых кооперативов в России носило единич­ный характер. Это были малочисленные для огромной империи производственные кооперативы, общества потребителей, ссудо-сберегательные товарищества, сыроваренные и прочие артели.

Только в 60-х годах XIX в., вошедших в историю страны как период великих реформ, кооперативное движение начи­нает своё непрерывное поступательное, но в то же время пока трудное, медленное развитие. Важнейшим событием явилась отмена крепостного права: 19 февраля 1861 г. царь-реформатор Александр II подписал об этом манифест. Эта революция сверху изменила ход российской истории. В результате земской ре­формы 1864 г. были созданы органы местного самоуправления (земства, думы). Началось реформирование народного обра­зования. Ускорилось развитие промышленного капитализма. Росла численность рабочих, занятых на заводах, фабриках и железнодорожном транспорте. Рабочие и члены их семей всё больше нуждались в покупных продуктах питания, одежде и обуви, предметах обихода. Однако возможности их приобретения были ограничены, во-первых, низкой заработной платой, а во-вторых, растущими рыночными ценами. Кроме того, фабриканты и заводчики часть причитающейся рабочим заработной платы заставляли получать товарами (по завышенным ценам) в так называемой харчевой лавке, принадлежащей хозяину предпри­ятия. Крестьяне всё чаще прибегали к услугам рынка при сбыте своей продукции, покупке сельскохозяйственного инвентаря и предметов личного потребления.

На местный рынок работали многочисленные городские и сельские ремесленники и кустари; там же они приобретали нужные им сырьё и материалы.

Эта экономическая почва для развития кооперации была «удобрена» идеями отечественных и зарубежных теоретиков.

Поскольку цели и задачи кооперативов сходны во всех странах, постольку и идеи кооперации почти с момента своего зарождения нашли в России живой отклик.

Производственные кооперативы. Раньше других видов кооперации в нашей стране возникли классические производст­венные кооперативы на уставе в форме кустарно-промысловых артелей.

Одна из них — столярная артель, основанная в Санкт-Петербурге двенадцатью мастерами-краснодеревщиками вскоре после отмены крепостного права в 1862 г. «Цель С.-Петербургской столярной артели, — записано в её уставе, утверждённом в 1864 г. — состоит в том, чтобы соединёнными средствами не­богатых столярных мастеров составить их общее дело, в приёме заказов и сбыте своих изделий, без всякого постороннего посредства, распределяя между собою барыш и убытки, какие при этом деле произойти могут, и чтобы чрез то дать средства столярным мастерам к самостоятельности, а публике к приоб­ретению столярных изделий из первых рук».

В числе основателей артели упоминался некто И. Мель­ников, а остальными артельщиками были и русские, и немцы, и финны, обосновавшиеся в российской столице. Мебель они производили на дому, а сбывали её частью заказчикам непо­средственно, частью через артельный магазин-салон, открытый на Литейной улице.

Об успехе артели свидетельствовал тот факт, что в 1871 г. она всё ещё процветала, напоминая зажиточную компанию.

В пореформенный период в столице империи появились также артели башмачников, пряжечников, прачек, женские издательская и швейная артели. А в декабре 1863 г. группа молодых художников создала свою артель (устав утверждён 9 июня 1865 г.). Выборным руководителем артели художников был крупнейший мастер кисти И. Н. Крамской.

Производственные артели ремесленников, кустарей и ра­бочих возникали и в провинции. Иногда эти артели создавались исключительно с целью получения ссуды, и в них было очень мало кооперативного. Примером такого рода служила артель по производству гвоздей, образованная в Твери пятью кузнецами, получившими от земства ссуду под круговую ответственность. Все кузнецы работали порознь у себя в кузнице и изделия про­давали каждый сам по себе. Вырученные деньги передавались артельному старосте. Эта артель, как и другие артели данного профиля, распалась после появления гвоздей машинного про­изводства.

Истинно кооперативных артелей ремесленников и кустарей в России было мало, особенно в стадии зарождения кооператив­ного движения.

Потребительская кооперация.Первые потребительские общества в России, как и на британских островах, возникли сначала в городах. Уже потом они стали создаваться в заводских посёлках и, наконец, в деревнях.

Доходчиво объяснял это историк М. Л. Хейсин: «Пока гос­подствует натуральное хозяйство, нужды в кооперативах нет. Вот почему потребительская кооперация возникает раньше в городе, чем в деревне, так как в городе раньше натуральное хозяйство переходит в меновое. В городе также господствует сначала натуральное хозяйство и пока оно играет большую роль, пока каждый живёт своими огородами, печёт дома хлеб и пока приходится покупать сравнительно мало, в кооперации нужды нет. Но когда торговля развивается и город всё более и более переходит на денежное хозяйство, создаются условия для потребительской кооперации. Толчком для этого служит вздо­рожание жизни. Особенно это чувствуют рабочие и городские служащие, чиновники и разночинная интеллигенция. Среди них и развивается впервые кооперация».

В роли инициаторов и лидеров ранних потребительских обществ в городах выступали отнюдь не пролетарии. Пропаган­дистами и организаторами этих обществ являлись как хорошо знавшие нужды народа интеллигенты, например профессора и учителя, так и либерально настроенные предводители дворян­ства, земские деятели, городские головы, исправники.

«Первое Рижское потребительское общество» всегда стояло в начале списка дореволюционных кооперативов этого вида. Его устав (по-немецки — статут) был утверждён Министерством внутренних дел в октябре 1865 г. Параграф первый устава гла­сил: «Общество имеет целью доставлять своим членам хорошие съестные припасы по возможно дешёвой цене и тем открывать им возможность к сбережениям». Кооперативом управляли общее собрание членов и выборный орган — совет.

Членами общества являлись люди свободных профессий, чиновники, служащие, ремесленники — преимущественно немецкое население города. Инициаторами были советник гу­бернского правления А. Блюменбах и учитель К. Клемм. Учре­дителями стали 18 человек.

Потребительское общество работало на основе весьма несовершенной марочной (скидочной) системы: пайщики за наличные деньги приобретали в кооперативе особые марки, количество которых заносилось в членскую расчётную книжку. Этими марками они расплачивались за товары, забираемые в магазинах частных торговцев, с которыми правление коопера­тива договаривалось заранее. Торговцы предъявляли марки в потребительское общество и получали деньги за свои товары, отпущенные пайщикам общества, но за вычетом обусловленной скидки. Общая сумма скидок после покрытия расходов потре­бительского общества и отчисления в его резервный капитал распределялась между пайщиками: небольшая часть — по паям, основная — по количеству приобретённых марок, а значит — по забору товаров.

Собственный магазин потребительское общество смогло от­крыть только в 1869 г. Общество объединяло уже 300 пайщиков, но лишь каждый третий из них покупал товары в кооперативе. Потерпев убытки в торговле и потеряв своих членов, в октябре 1872 г. «Первое Рижское потребительское общество» прекратило существование [23].

Вслед за Рижским обществом во второй половине 60-х годов XIX в. были утверждены уставы потребительских обществ в городах Ревеле (Таллинне), Санкт-Петербурге, Дерпте (Тар­ту), Пскове, Харькове, Пернове, Митаве, Курске, Киеве, Пензе, Саратове, Оренбурге, Одессе и т. д. Эти всесословные коопера­тивы были открыты формально для всех граждан и объединяли представителей различных сословий, слоев, групп населения: рабочих, кустарей, домовладельцев, учителей, попов, офицеров, высоких чиновников. Случалось, что членом потребительского общества оказывался даже сам губернатор. Поэтому всесослов­ные кооперативы называли общегражданскими.

Одно из таких потребительских обществ возникло в Санкт-Петербурге. Это столичное общество под названием «Береж­ливость» было создано в 1865 г. (его устав утвержден в июле 1866 г.). Ещё не имея собственной лавки, оно в начале своего существования тоже применяло марочную (скидочную) систему торговли. Этой неудобной системе был положен конец открытием собственных лавок общества «Бережливость». Кооперативу со­путствовал успех. В 1868 г., в лучшую пору своей деятельности, общество насчитывало 2300 пайщиков, а его товарооборот соста­вил 223 тыс. руб., что по тем временам представлял собой солид­ную сумму. Устав потребительского общества предусматривал неограниченное открытое членство, 10-рублевый паевой взнос с рассрочкой, торговлю за наличные, распределение большей части прибыли по забору товаров и т. п. Эти положения хорошо согласовывались с кооперативными принципами.

Однако шумный успех общества «Бережливость» продол­жался недолго. Правление общества, состоявшее в основном из состоятельных лиц и профессоров, не заботилось о вовлечении в члены широких слоев горожан. Беднота была лишена возмож­ности примкнуть к обществу, которое оказалось приноровлен­ным к интересам привилегированных слоев [24]. Значительная часть пайщиков представляла собой материально обеспеченную публику, не очень заинтересованную в хозяйственном успехе кооперативного общества. Вследствие полного расстройства дел некогда знаменитое общество «Бережливость» было ликвиди­ровано в 1874 г.

Подобные потребительские кооперативы в исконно русских городах были независимыми, но оказались недолговечными.

Наряду с городскими независимыми потребительскими обществами стали возникать зависимые общества в фабрично-заводских посёлках. Одно из них было организовано в 1870 г. на заводе графа С. Г. Строганова в посёлке Кын Пермской губер­нии, среди лесов и горных скал. В условиях оторванности этого уральского посёлка от крупных городов и торговых центров страны дороговизна товаров в частных лавках была тогда обыч­ным явлением.

Начало кооперативной торговле положило приобретение в складчину группой служащих и рабочих завода чая в Москве. Совместная закупка минуя местных посредников оказалась вы­годной. Так в 1864 г. зародилась мысль об основании общества. Через три года здесь открыли общественную лавку, из которой потом родилось потребительское общество. А средства для от­крытия лавки были получены от графа Строганова.

Одним из организаторов потребительского общества был управляющий заводом Н. А. Рогов, бывший крепостной, а душой общества — его брат А. А. Рогов, народник по убеждениям. После утверждения устава Кыновского общества потребителей в сен­тябре 1870 г. первый из братьев стал председателем правления; это право управляющего было оговорено в уставе и вытекало из зависимого положения кооператива. Так кооператоры попали в экономическую зависимость от владельца завода.

Потребительское общество расширяло свою деятельность. Была открыта вторая лавка. Товары приобретались в Нижнем Новгороде, Перми, Кунгуре. Цены на товары в кооперативе, как правило, были ниже, чем у частных торговцев. Например, ситец и сахар обходились покупателю в кооперативной лавке дешевле на 20-30%, мука — на 30~40%. Половина прибыли от торговли распределялась между членами потребительского общества, но в первые годы не по забору товаров, а только по паям. Пайщиков пока было мало (не более 40 человек), и выдаваемая на руки при­быль целиком доставалась им. Остальные (сотни человек) были только заборщиками товаров и участвовать в распределении прибыли не могли.

Потребительское общество было закрытым, т. е. его чле­нами могли стать только служащие и рабочие данного завода, увольнение с предприятия означало автоматическое исключение из кооператива. Отпуск из кооперативной лавки товаров в кредит закабалял рабочих неоплатными долгами.

Кыновское общество потребителей считается первым в России зависимым рабочим кооперативом. Такие кооперативы энергично насаждались владельцами и администрациями капи­талистических предприятий на Урале и в других регионах. Они являлись своего рода филиалами заводских контор и получили название фабрично-заводских потребительских обществ.

В этот же период в стране возникли крестьянские потреби­тельские общества. Первое сельское потребительское общество было организовано в 1869 г. в станице Усть-Медведицкая на Дону (ныне г. Серафимович) и просуществовало тоже недолго: местные купцы не дали ему укрепиться на рынке. Более трёх лет дейст­вовало созданное в 1870 г. общество потребителей «Взаимная выгода» в селе Ошта Олонецкой губернии (ныне Вологодской области). Это крестьянское потребительское общество открыло лавку и склад, продавало товары и по низким ценам, и лучшего качества, чем у частных торговцев. Общество распалось в ре­зультате больших убытков от кожевенного завода, которым оно явно поторопилось обзавестись.

Почти все потребительские общества, организованные на заре кооперативного движения в России, просуществовав непродолжительное время, потерпели неудачу. В этом сказались многие причины: слабость их материальной базы, продажа товаров в кредит, открытое неприятие кооперативов купече­ством, несовершенство уставов, распри в правлениях, плохая постановка счетоводства. Пережитки крепостничества также мешали потребительским обществам стать организациями ши­роких слоев трудящихся. Узкой была социальная база состава членов кооперативов.

Далеко не все члены кооперативов правильно понимали сущность потребительских обществ. Всех участников коопера­тивного движения потребителей в России в начальный его период историки условно объединяют в три группы: «идеалисты» — молодые энтузиасты кооперативной идеи, воодушевлённые перспективой преобразования общества путём использования кооперации; «материалисты» — те, кто рассчитывал на получе­ние солидных барышей, прибылей без особых трудовых усилий, только своим участием в кооперативе; «модники» — наиболее многочисленный слой членов, которые не придавали кооперации большого значения, но считали её привлекательным, «модным» общественным делом. Оставаться в стороне от нового дела они не хотели.

Наличие романтиков среди ранних кооператоров и не­который романтизм кооперативной деятельности — черта, общая для многих национальных кооперативных движений, но в России она проявлялась наиболее отчётливо. Романтизм порой отвлекал членов потребительских обществ от решения чисто коммерческих задач, но способствовал усилению внимания к социальным задачам кооперации. Лишь со временем романтизм уступил место практицизму.

Кредитная кооперация. Кредитная кооперация с самого начала строилась так, чтобы быть полезной своим членам в хо­зяйственной практике.

Первое в России ссудо-сберегательное товарищество было создано в 1865 г. в селе Рождественское Ветлужского уезда Костромской губернии. Устав товарищества утверждён 22 ок­тября 1865 г., а свои операции оно начало 1 августа следующего года. Организаторы товарищества — молодые помещики братья

С. Ф. и В. Ф. Лугинины, первый из которых во время пребывания в Германии близко познакомился с кредитными кооперативами Шульце-Делича и, вернувшись в Россию, использовал его идею и опыт, приспособив их к условиям отечественной действительности вообще и применительно к сель­скому быту в частности.

Рождественское ссудо-сбе­регательное товарищество объе­динило 21 человека, в том числе 12 крестьян. Начальный капитал
сложился из двух сумм: 1000 руб. дал заимообразно сроком на 10 лет без процентов отец двух братьев плюс по 15 копеек серебром ежемесячно в счёт паевого взноса начали вносить члены товари­щества. А их численность росла — в течение года в товарищество записались 138 человек.

Опыт Рождественского товарищества стал достоянием об­щественности. Тем не менее, в ближайшие годы товарищество оставалось единственным в стране кооперативом такого рода. Его опыт начал тиражироваться только спустя несколько лет. В 1869 г. были утверждены уставы двух новых ссудо-сберега­тельных товариществ, в 1870 г. — 13, в 1871 г. — 45 [25].

В пореформенной России эти товарищества насаждались. В кредитной кооперации были заинтересованы многие: и проев­шие выкупные платежи помещики, и пропагандирующие идею народного кредита земские деятели, и правительство, которое стремилось пополнить казну за счёт исправных поступлений от крестьян выкупных платежей за землю, и само крестьянство.

Сельскохозяйственная кооперация. В мае 1866 г. в с. Отроковичи Тверской губернии заработала первая в стране коо­перативная сыроварня, объединившая группу крестьян для выгодного для них сбыта молока, производимого в их хозяйствах. Сыроварня в форме артели возникла благодаря инициативе и усилиям молодого морского офи­цера в отставке Н. В. Верещагина, изучившего молочное дело в Швейцарии, и при денежной поддержке Императорского вольного экономического общества.

Артель занималась выработкой сыров, сгущённого молока, сливочного масла, других молочных продуктов.

В сельском хозяйстве началась так называемая артельная эпопея. Нередко артели внедрялись в среду крестьян, ещё не подготовленных к кооперированию.

Энергичный пионер молочной промышленности в России Н. В. Верещагин только за два года организовал более дюжины сыроваренных артелей. У него появились дельные последователи и ученики. Возникли артели и в других губерниях — Вологодской, Костромской, Ярославской и т. д.

Хотя в первые годы становления молочной кооперации случались и неудачи (например, роспуск артелей, переход их в частные руки), её история имела счастливое продолжение в форме весьма успешного кооперативного маслоделия.

Общие итоги начального периода кооперативного движения 1 в России характеризуются следующими данными: за 1865— 1870 гг. было утверждено 73 устава потребительских обществ, но 63 из них оказались ликвидированными или даже не начали 1 своей деятельности; кооперативы других видов, разрешённые | властями к открытию, тоже выжили не все. На 1 января 1871 г. I в стране насчитывалось 10 потребительских обществ, 16 ссудо-сберегательных товариществ, 25 сыроваренных артелей. Мизерные цифры для громадной империи. Можно заключить, что результат начального периода кооперативного движения оказался более чем скромным. Но этот период дал практически опыт, полезный кооператорам в их дальнейшей работе.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Возникновение кооперативов в Западной Европе и Северной Америке | Сущность кооперации, кооперативов, кооперативного движения


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 107; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.