Догосударственный период истории восточных славян 6 страница

Другой силой Галицко-Волынской земли, на которую часто опирались князья, было социально активное городское население. Во всех важнейших общественно-политических событиях горожане занимали определенную позицию. Но у них отсутствовали свои избираемые органы власти, как в Новгороде того времени. Как правило, основная масса торгово-ремесленных слоев являлась сторонником сильной княжеской власти, которая выступала гарантом стабильности, позволяла спокойно заниматься своей деятельностью и защищала от боярского произвола.

Землевладельческая знать (бояре), города и княжеская власть развивались в Галицко-Волынской Руси как равные общественно-политические силы с преимуществом одной из них в определенные периоды. Для Галицкого и Волынского княжеств характерны общерусские традиции организации власти и управления. Высшими административными, судебными, военными и законодатель­ными полномочиями обладали князья из рода Рюриковичей. Несмотря на крайне нестабильную ситуацию в регионе они сохраняли свой высокий социальный статус. Князья рассматривали свое княжество как наследственное, отчинное владение. В Галиции и на Волыни существовали характерные для всей Руси должности тысяцких, воевод, сотских. С начала XIII в. князья все чаще поручали исполнение военных, дипломатических и административных функций должностным лицам своего двора: дворскому, печатнику, стольнику, седельничему. Соединение придворных и государственных функций встречается в Галицко-Волынской Руси чаще, чем в других княжествах, что связывают с тесными политическими, матримониальными и культурными связями с Польшей и Венгрией.

Ограниченность княжеской власти выражалась в том, что галицко-волынские бояре, опираясь на экономическую и военную мощь, могли не признавать княжеские решения. Верховная судебная власть князей в случае разногласий с боярами переходила к Совету бояр, который созывался по инициативе боярства. В него входили епископ и бояре, занимавшие высшие административные должности и контролировавшие весь аппарат управле­ния. В чрезвычайных условиях собирали вече, но устойчивой традиции вечевого самоуправления здесь не сложилось.

3. Северо-Восточная Русь (Ростово-Суздальская, затем Владимиро-Суздальская земля) являлась тем регионом, который станет основой для формирования нового этно-политического образования — Российского государства. Особенностью развития данной территории было утверждение сильной княжеской власти, что можно объяснить в том числе и тем обстоятельством, что эти земли издавна были одним из основных районов славянской колониза­ции. И князья принимали активное участие в организации заселения края, основывали новые города, население которых ощущало на себе давление со стороны аристократии старых городов (Ростов, Суздаль), отстаивавших свое доминирующем положение. Князья, начиная с Андрея Боголюбского (1155—1174), столицей сделали новый город Владимир, в котором вечевые традиции были слабы.

Первые князья Ростово-Суздальской, затем Владимиро-Суздальской земли (Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский) сумели сформировать крупный домен, из которого обеспечивали землей служилых бояр и дворян, создав для себя прочную социальную опору в их лице. В отличие от старой родовой аристократии (неслужилых бояр), благодаря своему богатству приобретших сословные привилегии, имевших право отказаться поддерживать «своего князя» и отъехать к другому — дворяне-слуги полностью зависели от князя. В случае получения князем безраздельного господства в земле-княжестве после устранения конкурентов на власть дворяне и служилые бояре составляли его социально-политическую опору, способствовали установлению его деспотической власти.

В истории Северо-Восточной Руси XII—XIII вв. были моменты, когда возникала благоприятная возможность для ростово-суздальского боярства перехватить политическую инициативу, вернуть себе влияние и подчинить своей власти Владимир (например, после убийства Андрея Боголюбского в 1174 г.). Но эти возможности не были реализованы. Слои населения, заинтересованные в сохранении крепкой княжеской власти, воспротивились претензиям старого боярства, которое, вероятно, тяготело к новгородскому общественно-политическому строю.

Владимиро-суздальский князь являлся носителем высших военных, административных и судебных функций. Лишь в кризисных ситуациях он обращался к городскому населению, чтобы получить его поддержку. В Северо-Восточной Руси князья сумели подавить реальную и потенциальную угрозу своему положению. Так, Андрей Боголюбский изгнал из своего княжества неугодного ему епископа, своих братьев и племянников, а также «мужей передних» своего отца (Юрия Долгорукого). Значительно были подорваны позиции боярства в правление Всеволода Юрьевича Большое Гнездо (1176—1212). Отсутствие социальных слоев, которые могли бы сдерживать княжеское полновластие, стали условием для развития единовластия во Владимиро-Суздальской земле.

Новгородская феодальная (боярская) республика.Северо-Западные земли Руси были, наряду с киев­скими и черниговскими, древнейшим очагом древнерусской цивилизации и государственности. В XI—XIII вв. Нов­город являлся крупнейшим экономическим, поли­тическим и культурным центром Руси. Соперничество Новго­рода и Киева проявилось достаточно рано. На рубеже XI—XII вв. борьба нов­городцев за самостоятельность стала приносить результаты. Отсчет политической независимости Новгородская земля повела с 1136 г. после изгнания по решению вече князя Всеволода Мстиславича. Это событие историки иногда называют «новгородской революцией». Перестав быть ставленником Киева, приглашаемый князь должен был соблюдать условия заключаемого ряда (договора). Со второй трети XII в. ряд заключался в устной форме, а с XIII в. — в письменной. Его условия на протяжении долгого времени не менялись и носили в основном запретительный характер. Князю, княгине и княжеским людям запрещалось иметь земельные владения в пределах Новгородского государства, за исключением резиденций и пожен — предоставленных князю лугов для обеспечения кормом лошадей. Князь не имел права лишать «мужа» (свободного человека) волости без вины, без участия посадника раздавать волости и выдавать грамоты, осуществлять вывод населения за пределы «республики» и др. Нарушение князем каких-либо условий ряда являлось основанием для того, чтобы вече «указывало ему путь», т. е. из­гоняло. Иногда и сам князь отказывался от своих пол­номочий.



С 1095 г. до начала XIV в. князья на новгородском престоле менялись 58 раз. Тем не менее, Новгородская республика не могла обойтись без князя. Князь был не только военным предводителем — на его имя поступали дани, он мог решать спорные судебные тяжбы (хотя окончательные приговоры выносил только с согласия посадника). Но главное — князь символизировал единство Новгорода с остальной Русью и в сознании средневекового человека ситуация отсутствия княжеской власти представлялась ненормальной.

Для периода расцвета Новгорода характерна специфическая форма государственности — вечевая боярская республика. В соперничестве с княжеской властью в Новгороде получили преобладание республиканские институты — вече и посадничество, восходившие к древнейшим институтам власти родоплеменного общества (народное собрание и родоплеменные старейшины). В период политической раздробленности доминирующие позиции во всех властных органах занимали бояре. Их могущество основывалось на землевладении, носившем первоначально не вотчинный (боярские вотчины — частные земельные владения — появляются на Руси с начала XII в.), а корпоративный характер. В отличие от других центров княжеской власти, где сбор налогов-даней осуществлялся князем и его дружиной, в Новгороде с его системой погостов сборщиками дани становились не дружинники князя, а представители верхушки города, получившие наименование «бояре». Формирование огромных боярских земельных владений в XII—XIV вв. путем расхищения общинных земель стало следствием успехов бояр в их борьбе с княжеской властью. Другими важными источниками доходов новгородского боярства являлась крупная международная торговля и ростовщичество.

Высшим властным органом Господина Великого Нов­города («Великим» Новгород стал в конце XIV в. в условиях усилившегося соперничества с Московским княжеством) было народное собрание — вече. В нем могли уча­ствовать все свободные горожане. Их волеизъяв­ление в конечном счете вело к избранию или смещению высших должностных лиц, санкционировало расправу над ними, изменяло законодательство, принимало решение по вопросам войны и мира и др. Фактически на новгородском вече проводили свои решения наиболее мощные боярские кланы, соперничавшие между собой. Вече в Новгороде, в городских стенах которого была сосредоточена вся аристократическая верхушка «республики», являлось институтом боярского олигархического правления.

Высшим должностным лицом в Новгородской земле был по­садник. Он мог председательствовать на вече и руково­дить его работой, играл роль посредника между Новго­родом и князем, вместе с ним вершил суд. Посадничество являлось главным институтом власти боярских кланов, поэтому постоянно шла острая борьба за обладание этой должностью. Новгородское боярство в период самостоятельности «республики» оставалось довольно замкнутым сословием: за 80 лет (с 1175 г. по 1255 г.) произошло 21 избрание посадников, при этом ими становились 13 человек, происходивших из небольшого числа боярских семей.

В конце XII в. в Новгороде появилась должность тысяцкого, который представлял интересы незнатных слоев свободного насе­ления: купцов, ремесленников и землевладельцев, не при­надлежавших к боярству. В мирное время он ведал тор­говыми делами, участвовал в заключении торговых договоров, осуществлял полицей­ский надзор. В период военных действий — командовал ополчением, помогая князю. До XIV в. не известно случаев замещения одним и тем же лицом (или их близкими родственниками) должности тысяцкого и посадника. Вместе с посадником тысяцкий был гарантом контроля за княжеской властью.

Важная роль в «республике» отводилась епископу (с 1165 г. — архиепископу), кандидатура которого избиралась на вече, а затем утверждалась киевским митрополитом. Владыка Нов­города был не только главой влиятельной церковной иерархии, но и хранителем государственной казны, вмес­те с князем ведал внешней политикой, а с купеческой кор­порацией «Ивановско сто» осуществлял контроль за эта­лонами мер и весов, имел свой полк. Он был наиболее стабильной фигурой в системе управления Нов­городом, так как посадник и тысяцкий часто представля­ли интересы противостоящих друг другу новгородских группировок. Особая роль новгородского владыки позволила некоторым исследователям назвать Новгородскую землю теократической республикой. Однако экономическое и политическое могущество новгородского церковного иерарха в основном отвечало интересам боярства.

Вся административная система Новгорода была выбор­ной. Город состоял из федерации самоуправляющихся районов — концов, которые являлись экономическими, во­енными и политическими единицами. Концы, в свою оче­редь, делились на улицы. Вся территория Новгородской земли была разделена на области — пятины, каждая из ко­торых подчинялась в административном отношении одно­му из концов города. Пятины дробились на волости, а те — на погосты.

Властную элиту Новгорода представлял Совет Гос­под, куда входили около 300 человек. Во гла­ве Совета стоял архиепископ, в его составе были князь, степенные (находившиеся в данное время в должности) и старые (ранее занимавшие должности) посадники, тысяцкие, наиболее знатные бояре, церковные иерархи, иног­да кончанские старосты. Совет Господ предварительно рассматривал вопросы, выносимые на вече. Представи­тельство в Совете было пожизненным.

Изменение политической ситуации в связи с монгольским вторжением и попаданием древнерусских княжеств в зависимость от Золотой Орды привело к укреплению республиканского строя Новгорода во второй половине XIII в. Функции князя еще более ограничили. Появился особый торговый суд, находившийся в распоряжении тысяцкого, и епископский суд, в ведении которого оказалась большая масса населения, жившая на принадлежавших Церкви землях. С начала 1290-х гг. выборы фактического главы государства — посадника, главы купечества и свободного ремесленного населения — тысяцкого и главы черного духовенства (монахов) — архимандрита стали проводиться ежегодно.

Политическое развитие южнорусских княжеств (Киевского, Черниговского, Новгород-Северского, Переяславского) в XII — первой трети XIII в.С наступлением периода политической раздробленности развитие отдельных земель-княжеств ранее единого государства восточных славян происходило самостоятельно, со своими особенностями. В них формировались свои устойчивые династии, хотя и известны примеры перехода князей с престола одной земли-волости на другой (путем завоевания, приглашения, в случае появления выморочного владения).

Киевское княжество, являвшееся давним политическим и территориальным ядром Киевской Руси, заняло особое положение. Оно на протяжении XII — первой половины XIII в. было общединастической собственностью всего княжеского рода. В идеале на киевском престоле, остававшемся формально старшим городом Руси, должен был садиться старейший представитель князей-Рюриковичей. В действительности же Киев стал объектом притязаний тщеславных князей, рассчитывавших на свою военную силу. Обладать им считалось престижным и для наиболее влиятельных княжеских династий — Ольговичей и Мономашичей, затем — Ростиславичей. С целью примирения враждующих династий киевское боярство ввело систему дуумвирата или соправительства, которая была характерна для всей второй половины XII в. В Киев одновременно приглашались представители двух враждующих княжеских линий, что позволяло если не устранить, то уменьшить междукняжеские усобицы. Один из князей, считавшийся старшим, располагался в Киеве, а другой — в Вышгороде или Белгороде. В походы князья-соправители выступали совместно и в целом вели согласованную политику.

После смерти Мстислава Владимировича (1132) киевский престол занял его брат Ярополк (1132—1139). После Ярополка в Киеве только 8 дней смог продержаться Вячеслав Владимирович, и его выгнал представитель черниговских Ольговичей — Всеволод Ольгович (1139—1146). Князья сменяли один другого на киевском престоле, который все более утрачивал свое былое значение. Трижды Киев захватывал суздальский князь Юрий Долгорукий, на киевском престоле он и умер в 1157 г. (видимо, был отравлен). В 1169 г. Киев захватил его сын — владимиро-суздальский князь Андрей Боголюбский. Но, ограбив город, он не остался в нем. Считается, что это событие наиболее ярко продемонстрировало упадок Киева. Значение общерусской столицы все более приобретал сравнительно молодой город Северо-Восточной Руси — Владимир-Залесский. Однако археологические данные свидетельствуют о дальнейшем экономическом росте Киева — росли его площадь и численность населения (до 50 тыс. чел.), расцвет в середине XII в. переживали ремесла (обнаружено 50 ремесленных мастерских, относившихся к этому времени). В 1203 г. Киев подвергся еще более страшному разграблению — его захватили князья Рюрик Ростиславич и Ольговичи с помощью кочевников-половцев. Однако еще в 1240 г. подошедшие к городу монголы подивились его богатству.

Привлекательный многонаселенный город с прилегающими к нему плодородными землями, на которых бурно развивалось боярское землевладение, не мог остаться в стороне от княжеских междоусобиц. Столкновение интересов нескольких княжеских династий привело к соправительству в Киеве в 1181—1194 гг. Святослава Всеволодовича (из Ольговичей) и Рюрика Ростиславича. Но попытка путем дуумвирата решить проблему междоусобиц провалилась. Рюрик Ростиславич семь раз занимал Киев, иногда на несколько месяцев, и даже пострижение в монахи (в 1203 г.) не стало препятствием для продолжения им борьбы. Киев интересовал и галицких князей: так, ставленник Даниила Галицкого воевода Дмитр находился в столице, когда ее захватили монголы в 1240 г.

Черниговское и позднейшее выделившееся из него Новгород-Северское княжество, а также Переяславское княжество также составляли то государственное ядро «Русской земли», которое сложилось еще в IX в. Черниговское княжество с конца XI в. закрепилось за потомками Святослава Ярославича, сына Ярослава Мудрого. Но дольше на черниговском престоле сидели потомки старшего сына Святослава Ярославича — Олега «Гориславича». Ольговичи по своему богатству и военной силе пытались соперничать с Киевом, что нашло отражение даже в украшении Чернигова (так, в XII в. здесь была построена одна из наиболее красивых древнерусских церквей — Борисоглебская).

В конце XI в. по решению Любичского снема возникло Новгород-Северское княжество, в котором утвердился Давыд Святославич, младший брат Олега. Ольговичи, Давыдовичи и первое время Ярослав Святославич и его потомки (позднее они утвердятся в Муромо-Рязанской волости) претендовали на обладание старшим престолом волости — Черниговом. Чернигов по очереди старшинства занимали Олег Святославич (1094—1115), Давыд Святославич (1115—1123), Ярослав Святославич (1123—1127), Всеволод Ольгович (1127—1139), Владимир Давыдович (1139—1151), Изяслав Давыдович (1151—1157) и др.

На протяжении всего этого времени Новгород-Северское княжество было тесно связано с Черниговом и, как правило, новгород-северский князь после смерти черниговского правителя оказывался его преемником. Из новгород-северских князей наиболее известен Игорь Святославич (1178—1198), неудачный поход которого в Половецкую степь 1185 г. лег в основу сюжета уникального памятника древнерусской литературы — «Слова о полку Игореве». В 1198 г. Игорь Святославич унаследовал черниговский престол и занимал его четыре года (до 1202 г.).

Давыдовичи и Ольговичи, несмотря на довольно близкое родство и общность владения, проводили различную политику. Так, Давыдовичи выступали союзниками киевских князей Мономашичей, в то время как Ольговичи поддерживали более тесные отношения с их противниками. Кроме того, особенностью политики черниговских князей-Ольговичей был их союз с половцами, что находило выражение в использовании военной силы кочевников и отказе от походов в Степь.

На протяжении XII — начала XIII в. черниговские князья активно участвовали в борьбе за киевский престол. Трижды с 1206 по 1212 г. в Киеве утверждал свою власть Всеволод Святославич Чермный. В его борьбе с Рюриком Ростиславичем ни один из соперников не мог добиться превосходства. В итоге князья «обменялись» престолами: Всеволод получил привлекавший его Киев, а Рюрик на несколько лет сел в Чернигове (1210—1215), при этом сохраняя власть и в киевских волостях.

В 1215—1224 гг. в Черниговской земле правили князья, не претендовавшие на киевский престол. В целом это способствовало экономическому и культурному развитию Черниговщины. Между тем продолжался процесс дальнейшего дробления княжества на уделы: их летопись называет до полутора десятков (Черниговский, Козельский, Брянский, Карачевский, Стародубский, Вщижский, Сновский, Новгород-Северский, Курский, Путивльский, Рыльский, Трубчевский, Липовецкий, Лопастенский). Уделы становились все более независимыми, что в итоге сказалось на готовности к отражению нашествия монголов.

Переяславское княжество в XII в. утрачивало свое прежнее значение. Пограничное со Степью положение делало Переяславскую землю объектом постоянных набегов кочевников-половцев, что препятствовало стабильному хозяйственному развитию. Переяславские князья часто выступали инициаторами общерусских походов в половецкую степь. Несмотря на то, что походы были успешными, междукняжеские усобицы на Руси позволяли половцам возобновлять свои нападения. Последним переяславским князем, который играл значительную роль в истории древней Руси, был Владимир Глебович (с перерывом с 1169 г. по 1187 г.). Все свое правление он провел в борьбе с половцами. Именно Владимир Глебович организовал оборону Переяславля в 1185 г. после неудачного похода Игоря Святославича в Степь. В 1187 г. он возглавлял авангард войска, шедшего в очередной поход на степняков. Половцев удалось отогнать, но в походе переяславский князь простудился и вскоре умер. С его смертью связано первое письменное употребление слова «Украина» применительно к Южной Руси. Киевский летописец записал: «И плакашася по нем вси Переяславци… о нем же Украйна много постона». Но ни государственного, ни этнического значения этот термин еще не имел. В последующие десятилетия вплоть до разгрома монголами в 1239 г. Переяславское княжество либо вообще не имело своего князя, либо находилось под властью киевских князей или могущественного владимирского князя Всеволода Большое Гнездо.

Политическое развитие Волынского и Галицкого княжеств в XII в.Волынь изначально представляла собой небольшую территорию на западной окраине Древнерусского государства. Название эта территория получила от городка Волынь на Буге. Уже в начале XI в. тот уступил свое значение политического центра новому городу Владимиру, построенному киевским князем на р. Луза, неподалеку от Волыни. С момента своего основания Владимир являлся местом нахождения епископской кафедры, что и определяло его особое значение.

Волынская земля традиционно была тесно связана с Киевом, киевские князья рассматривали ее как свою вотчину и не хотели отдавать в наследственное владение какой-либо княжеской линии. До середины XII в. в Волыни не было собственной княжеской династии. Независимость от Киева Волынское княжество получило в правление Изяслава Мстиславича (1135—1142, затем 1149—1150). За его потомками надолго закрепился владимиро-волынский престол. Но и в дальнейшем тесные связи Волыни и Киевщины сохранялись, а волынские князья активно участвовали в борьбе за киевский престол.

Между тем происходило политическое раздробление и Волынской земли. В 1171 г., согласно договоренности между братьями Мстиславом и Ярославом Изяславичами, образовывалось два независимых княжества — Владимирское и Луцкое. Позднее Владимирское княжество разделилось на Владимирский и Белзско-Червенский удел, и Луцкое также на два удела — Дорогобужский и Пересопницкий. Наличие многочисленных потомков Изяслава Мстиславича предполагало дальнейшее дробление Волынской земли. Но с самого конца XII в. на Волыни возобладали интеграционные процессы. В 1199 г. Волынское княжество было объединено с Галицким под властью Романа Мстиславича, позднее его потомки заняли все удельные столы Волыни.

Формирование Галицкого княжества началось во второй половине XI в. Оставшиеся изгоями сыновья Ростислава Владимировича (он умер раньше своего отца Владимира Святого) Василько и Володарь закрепили за собой волости вокруг городов Теребовль и Перемышль. В 1124 г. в различных городах будущей Галицкой земли сидели их сыновья: Юрий Василькович — в Галиче, Иван Василькович — в Теребовле, Ростислав Володаревич — в Перемышле, Владимерко Володаревич — в Звенигороде. Около 1141 г. Владимерко Володаревич объединил все эти уделы под своей властью и перенес столицу в Галич.

В XII в. еще продолжалась колонизация земель на юг и юго-запад от Галича. Эти земли, расположенные в верховьях Прута и в Днестро-Дунайском понизовье, постепенно попадали в политическую и экономическую зависимость от Галича. Особый регион представляло Берладье, населенное разноязычным торгово-промышленным людом. Во второй четверти XII в. Берладь обрела статус княжеского города, здесь обосновался племянник Владимерка Володаревича Иван Ростиславич. Пользуясь поддержкой берладской «вольницы» и найдя сильных союзников в лице киевских князей, Иван Ростиславич предпринял несколько попыток захватить галицкий престол. Только в 1161 г. Иван «Берладник», отравленный в греческом городе Фессалоники, сошел с политической арены.

Расцвет Галицкого княжества пришелся на время правления сына Владимирко Володаревича Ярослава Осмомысла (1152—1187). Галицкий князь превратил свою землю в одно из наиболее сильных княжеств древней Руси. Однако он с трудом мог противостоять своеволию галицких бояр. Главной особенностью развития Галицкой земли было мощное боярское землевладение. Располагая значительными средствами со своих вотчин и от международной торговли, бояре оказывали давление на политику князя и даже решали вопрос о кандидатуре правителя. После смерти Ярослава Осмомысла наследником стал не законный сын, а незаконнорожденный Олег «Настасьич». Это решение князя вызвало затяжную усобицу и едва не привело к полному политическому упадку Галицкого княжества. Несмотря на клятву Ярославу, бояре выгнали Олега из Галича и пригласили на престол законного сына умершего князя — Владимира. Но тот не оказался послушной игрушкой в руках бояр, на что те рассчитывали. И Владимир был изгнан. На престоле в Галиче ненадолго утвердился венгерский королевич Андрей, сын короля Белы III. Владимир Ярославич некоторое время находился в плену у венгров, затем бежал и обратился за помощью к германскому императору Фридриху I Барбароссе. Поддержка императора, а также помощь польского короля Казимира позволили Владимиру в 1190 г. вернуть Галич. Он правил до 1199 г. Со смертью Владимира династия галицких Ростиславичей пресеклась, и Галич попал под власть Романа Мстиславича.

Галицко-Волынское княжество в первой трети XIII в.В начале XIII в. южнорусские княжества (Киевское, Черниговское, Переяславское) вступили в полосу политического и экономического упадка. Одной из причин экономического кризиса являлось изменение торговой конъюнктуры: половецкие кочевья перерезали торговые пути к Черному и Каспийскому морям, серьезный удар по транзитной торговле Киева нанесли походы крестоносцев против турок-сельджуков, которые открыли для итальянских, французских и немецких городов морской путь на восток через Средиземное море, непосредственно связав Западную Европу с Малой Азией и Византией.

Иная ситуация сложилась на юго-западных землях Руси. Галицкая земля непосредственно граничила с сильными европейскими государствами — Венгрией и Польшей, торговые артерии связывали ее и с более отдаленными западноевропейскими государствами. Природные условия делали эту территорию тяжело доступной для кочевников-половцев. Определенную роль сыграл и субъективный фактор — правление энергичных и властных князей Романа Мстиславича (1199—1205) и Даниила Романовича (1238—1264). Удачные внешнеполитические акции Романа Мстиславича против Литвы и Польши подняли его авторитет на Руси. В 1202 г. он овладел Киевом. Подвластная галицко-волынскому князю территория не уступала по своим размерам Священной Римской империи. Древнерусский летописец называл Романа Мстиславича «самодержцем всея Руси». Его могущество признал и папа Римский, предложивший в 1204 г. галицко-волынскому князю королевскую корону в обмен на принятие католичества. Но в 1205 г. Роман Мстиславич вмешался в междоусобную борьбу польских князей и погиб в битве.

После его смерти возобновилась борьба за галицкий престол, в которую вмешались правители Венгрии и Польши. На престоле в Галиче побывали сыновья черниговского князя Игоря Святославича, наместник венгерского короля, затем его сыновья. В 1214 г. произошло совершенно возмутительное с точки зрения средневекового понимания событие — в Галиче при поддержке венгров утвердился боярин Володислав (Владислав). Некоторая стабилизация власти произошла в 1219 г., когда новгородский князь Мстислав Мстиславич Удатный выгнал из галицкой земли венгров и правил в Галиче до своей смерти в 1228 г. (или 1229).

С начала 1220-х гг. на политической арене все более активно стал заявлять о себе сын Романа Мстиславича Даниил. Осиротев в четыре года (родился около 1201 г.), он некоторое время был игрушкой в политических играх галицкого боярства: формально некоторое время даже сидел на престоле («Бояре же галичьстии Данила князем собе называху: а сами всю землю держаху…»). Именно от его имени и собирался править боярин Володислав. В 1221 г. Даниил женился на дочери Мстислава Удатного Анне. Тесть выделил зятю в управление Владимир-Волынский, но вокняжится на столе отца Даниил сумел только в 1238 г., отстранив от власти черниговского князя Ростислава Михайловича (он правил в Галиче формально, реальная власть была сосредоточена в руках боярства).

Постепенно Даниил Романович сумел собрать под своей властью все земли, ранее принадлежавшие его отцу. Утвердившись в Галиче, он отдал Волынь своему брату Васильку, но тем не менее Галицко-Волынская земля под его верховной властью представляла собой единое целое. Галицкому князю, усвоившему совет своего сотского Микулы («не погнетши пчел — меду не едать»), удалось расправиться с боярской оппозицией. Но более серьезную опасность в это время представляли не внутренние раздоры, а внешние враги. В то время, когда Даниил Галицкий укреплял свою власть в южных и юго-западных землях, Северо-Восточная Русь подверглась нашествию монголов, сдержать которых раздробленные княжества были неспособны.

Древнерусское общество XII—XIII вв.: верхушка.Эволюция общественного строя периода политической раздробленности происхо­дила параллельно с процессом становления феодальных отношений. Эти явления крайне фрагментарно освещены в источниках: бурные события последующих ве­ков почти полностью уничтожили документальные свидетельства расширения частной собственности на землю бояр и церковных организаций, данные о пре­вращении свободных общинников в феодально-зависимых людей. В сложных общест­венно-политических процессах можно обнаружить как традиции, так и новации. При этом многие явления социального развития сохраняли общерусское значение.

Основными явлениями данного времени были: формирование высшего слоя бояр, чье богатство было основано на частной земельной собственности; нивелировка положения раз­личных категорий населения; ограничение прав сельского населения при одновременном расширении сословных привилегий землевладельцев-вотчинников. В то же время полити­ческой раздробленности сопутствовало углубление региональных особенностей в развитии общества.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Догосударственный период истории восточных славян 5 страница | Догосударственный период истории восточных славян 7 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 16; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.