Догосударственный период истории восточных славян 5 страница

Общественный строй Киевской Руси и правовое положение социальных групп.В Киевской Руси IX—XII вв. еще не сформировались сословия — замкнутые группы населения с присущими только им правами и обязанностями. Для сословий характерна наследственность статуса и наличие препятствий, затрудняющих переход в другую социальную группу. В среде же древнерусского населения нельзя найти сословных различий. Однако источники (прежде всего, летописи и древнейший свод законов — Русская Правда) позволяют обнаружить обособленные по имущественному, функциональному или профессиональному признаку слои населения — категории, группы или прослойки населения. Незавершенность социальных процессов в Древней Руси обусловила и терминологическую пестроту обозначения тех или иных категорий горожан и крестьян. Все население Руси можно разделить на свободное и зависимое, особую категорию при этом составляли изгои. Среди свободного населения по своему правовому и имущественному положению выделялся господствующий слой: источники используют эпитеты «лучшие», «старейшие», «вятшие», «передние», «нарочитые». Остальное население названо как «молодшие», «меньшие», «простые», «черные» люди.

Элитный слой древнерусского общества оставляли князья, которые вели свое происхождение от Рюрика. Во многом привилегированное положение людей определялось их близостью к князю. Было несколько путей формирования высшего слоя — из старой родовой аристократии, положение которой в новых условиях могло сохраниться в случае вхождения в круг лиц, близких к князю; из верхушки общины (разбогатевшие общинники, выборные должностные лица); из любой категории населения по воле князя. Князь мог как возвысить человека из самых низов общества, так и превратить свободного человека в раба (холопа).

К господствующему слою древнерусского общества принадлежали лица, которые описываются в источниках терминами «бояре», «огнищане», «княжие мужи», реже — «вельможи». Русская Правда выделяла этих людей по наличию двух привилегий: их жизнь защищалась штрафом (вирой) в 80 гривен, что вдвое больше штрафа за убийство свободного человека; на них распространялся особый порядок наследования имущества, предполагавший участие в наследстве и лиц женского пола (дочерей при отсутствии сыновей).

Термины «бояре», «огнищане», «княжие мужи» означали одну категорию населения, чье высокое положение определялось близостью к князю. Бояре, как и княжие мужи, составляли княжескую дружину. Огнищанами в XI—XIII вв. называли крупных землевладельцев, в хозяйстве которых применялся труд рабов (термины «огнище» и «огневщина» означал домашнюю челядь). Но и бояре, и княжие мужи становились крупными земельными собственниками. Наиболее могущественный после князей господствующий слой населения Древней Руси — бояре — в XI в. уже не составляли однородного по своему имущественному и престижному положению массу. Так, упоминаются бояре князя и бояре сыновей князя, бояре «великие» и бояре «меншие». Термин «бояре» со временем переносится и на неслужилую (не входившую в дружину) знать, в то же время понятие «княж муж» распространялось только на людей на княжеской службе. В целом бояре в это время еще не составляли отдельное сословие: они не имели других юридических отличий от свободных людей, сыновья бояр не обязательно получали высокий статус по наследству.

Иное положение было у другой влиятельной прослойки населения Древней Руси — купцов и гостей. Гостями на называли торговцев, занимавшихся международной торговлей, или же иностранных и иногородних купцов. И в купеческой среде наметилось разделение. «Вячшие» или «старейшие» купцы играли заметную роль в общественной жизни: они приглашались князьями на совещания с огнищанами и дружинниками, принимали участие в дипломатических миссиях, содействовали военным акциям. В XII в. отмечается создание купеческих организаций («Ивановское сто» в Новгороде). Но юридически купечество ничем не выделялось из основной массы свободного населения (за убийство купца взыскивалась вира в 40 гривен, как и за убийство любого свободного человека).

Наиболее широкий слой населения Киевской Руси составляли свободные общинники — «люди», «черные люди» либо «смерды». Относительно имущественных и личных прав смердов до сих пор продолжаются споры. Смердами называлось исключительно сельское население, а по отношению ко всему простому свободному населению (в том числе городскому) применялся термин «черные люди». Предполагают, что смерды находились в зависимости (возможно, поземельной) от князя. За убийство смердов налагалась та же вира, что и за убийство холопа. Однако смерды имели личные и имущественные права: свое хозяйство, они составляли основу народного ополчения, являлись главными плательщиками дани. В отличие от челяди и холопов смерды сами уплачивали продажу (штраф), как и свободные члены общества. Городские «черные люди» являлись земледельцами, мелкими торговцами или ремесленниками. В городах они могли составлять свои общины — сотни во главе с выборными сотниками. Положение ремесленников было выше земледельцев, о чем свидетельствуют нормы Русской Правды: вира за убийство ремесленника составляла 12 гривен, а за убийство смерда — 5. Ремесленники делились на княжеских и земских.

Совершенно бесправной категорией древнерусского населения были холопы (женщина — роба). По сути, они являлись имуществом, рабами и не обладали правоспособностью. За убийство холопа не налагался обычный штраф. Законодательство не вмешивалось в отношения между господами и рабами, но хозяин должен был отвечать за действия своего раба перед третьими лицами. Если противоправные действия были осуществлены холопом с ведома хозяина, то последний должен был полностью возместить все убытки. Если же холоп действовал по своей инициативе, то от господина требовалось либо оплатить убытки, либо выдать холопа потерпевшему. Законодательство предполагало бессрочный сыск беглых холопов («А в холопе и робе от века суд»).

Источники холопства делятся на две группы: когда свободный человек оказывался рабом помимо его воли и когда человек переходил в холопы по собственному желанию. К первой группе относился плен, преступление и несостоятельность в уплате долга. Добровольно перейти в категорию рабов свободный человек мог путем продажи самого себя в присутствии свидетеля, при женитьбе на «робе», а также при поступлении на службу тиуном или ключником. Холопами становились также по рождению. Так что личную свободу по тем или иным причинам теряли люди из разных слоев населения. Различным оказывалось и хозяйственно-имущественное положение холопов: они были заняты во всех отраслях господского хозяйства — в управлении, в ремесленном и сельскохозяйственном производстве, в обслуживании господина и его двора, во внешних торговых связях. К числу холопов могли принадлежать огнищане и тиуны, занимавшие достаточно высокое положение в обществе.



Более общее название рабов Древней Руси — челядь (челядин). Видимо, первоначально этим термином обозначали все категории людей, попавших в плен: они могли использоваться в хозяйстве князя либо продаваться. Позднее так стали называть все категории потерявших личную свободу людей. Кроме холопов существовали и другие категории лично зависимых людей, но их зависимость могла носить временный характер. Так, закупы — это попавшие в зависимость через ссуду («купу»), которую должны были отрабатывать в хозяйстве господина. Существенным отличием закупов от холопов являлось их право предъявить иск на господина. Господину нельзя было беспричинно наказывать закупа и отнимать имеющуюся у него собственность. За проступки закупа отвечал его господин и при этом закуп мог быть обращен в холопство. Близкими по форме зависимости к закупам были наймиты (нанимались для отработки денежного долга с процентами), рядовичи (заключали ряд со своим хозяином), вдачи (получали ссуду хлебом).

Особую категорию населения Древней Руси составляли изгои. Появление изгоев, т. е. людей по тем или иным причинам потерявших связи со своим социальным слоем, было широким, охватывающим все слои населения явлением. В изгоев превращались вышедшие из общины смерды; холопы, выкупившиеся из рабства; разорившиеся купцы; не сумевшие осилить грамоту сыновья священнослужителя и др. Древнерусское законодательство охраняло изгоя, как свободного человека: за убийство изгоя налагалась вира в 40 гривен, как за убийство гридина, купца и др.

Таким образом, пестрая структура древнерусского общества с многочисленными категориями населения, наделенного различным правовым статусом, свидетельствовала о незавершенности социальных процессов. В социально-экономическом плане для Киевской Руси было характерно сочетание нескольких укладов (патриархального, феодального, рабовладельческого), что отразилось и на общественном строе.

 

Глава 3. Политическая раздробленность

Древней Руси

 

Причины политической раздробленности.Историки по-разному определяют время начала политической (феодальной, удельной) раздробленности Руси. Чаще всего называются три даты: 1054 г., 1097 г., 1132 г. Согласно завещанию Ярослава Мудрого 1054 г., Древнерусское государство было разделено между его сыновьями. Однако говорить о полном распаде государства в это время еще не приходится: на различных древнерусских удельных столах князья Рюрикова рода перемещались согласно с лествичным принципом. Князья-Ярославичи ввели в политическую практику съезды князей, так называемые снемы, на которых решались вопросы войны и мира, изменения законодательства, династические споры. В 1097 г. на съезде в Любиче был сформулирован принцип суверенности князя-правителя — по праву «отчины» (наследственного владения). Этот принцип оставлял место политической иерархии князей (старший занимал стол в Киеве), но подчеркивал полную их суверенность внутри собственных владений, являясь основанием для территориальных претензий на «отчину».

При киевских князьях Владимире Мономахе и его сыне Мстиславе Великом относительное единство Древнерусского государства было восстановлено, но затем, по мере формирования местных династий, родовое понимание всей Руси как «отчины» Рюриковичей постепенно вытеснялось узким пониманием «отчины» как владения региональной династии. И после смерти Мстислава Великого в 1132 г. можно с полным основанием говорить о наступлении политической раздробленности.

Политическая раздробленность — закономерный этап в развитии раннефеодальных государств. Древнерусское государство было крайне непрочным образованием и тенденция к «расчленению на части» в нем проявилась рано. Но до определенного времени Киев мог удерживать центробежные устремления отдельных частей Руси с ее разнообразным по экономическим, этническим и культурным признакам населением. Основным интегрирующим фактором при этом была заинтересованность местной знати в сильной власти киевского князя.

Распад Киевской Руси был предопределен комплексом происходивших изменений в социально-экономической и в политической сферах. Наблюдался социально-экономический прогресс, развивались земледелие и торговля, росли и укреплялись города. Эти изменения, вызывавшие рост экономической и хозяйственной независимости отдельных земель Древней Руси, в конечном итоге и обусловили трансформацию государственно-политических отношений, в результате которых политическая система Руси приобрела полицентрический характер.

Историки видели причины распада в слабости политических, экономических, генеалогических и других связей внутри страны. В том, что к середине XII в. князья-Рюриковичи начали нарушать традиционный порядок престолонаследия — лествичный принцип. В конце XI в. князья-изгои начали противопоставлять ему другой, отчинный принцип владения волостями и городами. Положение усугублялось резко возросшей активностью горожан в политической жизни. В советской исторической науке было принято считать, что в основе раздробления Древнерусского государства лежал процесс социально-экономического развития — процесс феодализации. Политическую раздробленность Древней Руси было принято называть феодальной раздробленностью. В 1960—70-е гг. утвердилась мысль о том, что удельная или феодальная раздробленность долгий период вызревала в недрах восточнославянского общества, окончательно проявившись только с 30-х гг. XII в. То есть советские историки исходили из неотвратимости процесса развития производительных сил и производственных отношений, приводившего к подъему экономики отдельных земель и городов.

В современной исторической науке в целом разделяется идея о том, что эволюция феодального способа производства стимулировала генезис и постепенное возрастание крупного и среднего землевладения, породив прослойку крупных землевладельцев (называемых в летописи обычно универсальным термином «бояре»). Землевладельцы-феодалы, которые приобрели благодаря своему богатству большую политическую силу, стремились к независимости от центральной власти, оказывали давление на местных князей, чтобы решать по собственному усмотрению вопросы внутренней и даже внешней политики. Сложившаяся система натурального хозяйства также способствовала изоляции отдельных хозяйственных единиц (семья, община, удел, земля, княжение), так как каждая из них имела возможность обеспечить себя всем необходимым.

Политическую раздробленность нельзя рассматривать как регресс или кризис Киевской Руси. Правильнее говорить не об упадке страны, а о ее социально-экономической и политической эволюции, главным содержанием которой являлись два взаимосвязанных явления — развитие феодальных отношений и ослабление экономической и политической мощи центральной власти. Очевидны и отрицательные стороны: междоусобные войны, непрекращающееся дробление княжеских владений, ослабление военного потенциала Руси.

По подсчетам историков, в середине XII в. было 15 княжеств, в начале XIII в. — около 50, а в XIV в. — уже около 250. Ослабление общей военной мощи древней Руси ярко продемонстрировали события монгольского нашествия 1237—1241 гг. Но в то же время период XII—XIII вв. (до монгольского разорения) характеризовался бурным ростом городов и ярким расцветом древнерусской культуры.

Государственный строй древнерусских княжеств периода раздробленности.Для периода политической раздробленности характерно одновременное существование нескольких государств на территории, заселенной восточными славянами. Эти государства принято делить на два вида: феодальные монархии и феодальные (боярские) республики. Некоторым исключением было Галицкое княжество (в 1199 г. объединившееся с Волынским), где существовала феодальная монархия с сильными олигархическими тенденциями местного боярства. В княжествах сформировались свои династии, дальнейший численный рост которых приводил к росту числа уделов. Новые общественно-политические и территориальные образования, в которых обосновывались отдельные ветви княжеского рода (Ольговичи, Мономашичи, Ростиславичи, Изяславичи и т. д.), стали называться землями.

Согласно с политико-правовыми нормами тогдашнего времени каждый представитель разросшейся семьи князей имел право на владение какой-либо частью «Русской земли». Это право сумели отстоять даже князья-изгои (чьи отцы умерли еще до смерти своих отцов, т. е. до времени самостоятельного правления). Однако выделялись четыре региона, в которых не закрепилось своей династии. Это Новгородская земля, в которой решение о выборе князя принимало вече (в действительности группа наиболее влиятельных бояр), Псковская земля — некогда подчиненная Новгороду (здесь сложилась аналогичная ситуация), пограничное Переяславское княжество и Киевское княжество.

Киевский престол еще долгое время оставался наиболее престижным, поскольку номинально давал верховную власть над всей «Русской землей». Столица Руси и подвластный ей домен «Русской земли» сделались объектом коллективного сюзеренитета наиболее сильных князей: все князья, отвечавшие за судьбы «Русской земли», требовали себе в ней доли собственности и доходов, а свои права и обязанности обсуждали на общерусских съездах — снемах.

Великий киевский князь номинально был главой рода Рю­риковичей, возглавляя объединенную вассальными связями иерархию князей. Передача киевского стола осуществлялась как в результате наследования по обычному праву (старейше­му в роде), так и по завещанию. Завещание, противореча­щее обычаю, давало основание силой оспорить легитимность такого решения. Наследование княжеского стола могло подкрепляться избранием князя, но как самостоятельный способ передачи власти избрание использовалось при кон­фликте князя с вече или в случае прекращения княжес­кого рода. Узурпация (добывание княжеского стола силой) всегда мотивировалась наследственными правами или из­бранием на княжеский стол. Киев оставался номинальным символом политического, идеологического и церковного единства страны. Его значение подчеркивало нахождение здесь центра церковной организации всей Руси — ее глава носил титул митрополита «всея Росии».

Тем не менее, объективные социально-экономические и политические процессы привели к тому, что Древнерусское государство как единый политический организм, управляемый из Киева, прекратило свое существование. Различные земли Руси проводили самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. Уже в 50-е — 80-е гг. XII вв. в Северо-Восточной Руси создалась система великого княжения Владимирского как самостоятельного политического объединения северо-восточных князей, сюзереном которых являлся правивший во Владимире князь.

В период политической раздробленности продолжался рост значения городов как укрепленных социально-экономических, политических, идеологических и военных центров волостей. Их росту сопутствовал процесс увеличения значения местной знати, под влиянием которой находилось городское торгово-ремесленное население. В то же время близкая к князю служилая знать продолжала интегрироваться с местной. Эти обстоятельства привели к формированию нового сословия бояр. Но в отличие от западноевропейских городов древнерусские города не стали самостоятельной общественно-политической силой в жизни Руси (за исключением Новгорода и Пскова). Они управлялись князьями или княжеской администрацией (посадниками, тысяцкими, позднее тиунами и наместниками) и в них отсутствовали выборные муниципальные структуры административно-судебного и военного самоуправления (с тем же исключением). Особенно характерной сильная княжеская власть была для новых городов (Владимир, Тверь, Москва), построенных по инициативе князей. В них отсутствовала традиция вечевого самоуправления, и княжеские прерогативы здесь были полнее и шире.

Новые социально-политические связи во властной верхушке. В период политической раздробленности менялся смысл понятия «дружина». Это уже был не отряд воинов, лично преданных князю, а сложный по составу социальный коллектив, который представлял собой организацию правящего слоя, осуществлявшую управление феодальным государством, военную службу и личную вассальную службу князю, связанную с княжеским двором. В XII—XIII вв. термин «дружина» отделялся от понятия «бояре». В это время, как правило, дружина — это служилые князю люди. Сам термин «дружина» в прежнем значении постепенно исчезает из источников второй половины XIII — XIV в. Основные административные функции все чаще осуществляла младшая дружина (детские). Из ее состава князь назначал посадников в города, а также должностных лиц для сбора налогов-даней и судебных штрафов. Изменялся характер отношений князя и дружины: это уже были не сотрудники и советники князя, а его слуги. Для обозначения свободных служилых князю людей появился термин «дворяне» («слуга», «слуга дворный»).

В данный период изменилась система государственного управления — дружинная заменялась дворцово-вотчинной. Формировались два центра управления: двор (дворец) и вотчина. И ранее в системе княжеского военного и административно-судебного управления были задействованы высшие должностные лица княжеского двора — дворские и тиуны. С первой половины XIII в. стали привлекаться и другие дворовые должностные лица — меченоша, стольник (руководитель службы княжеского стола-престола), печатник (хранитель княжеской печати), седельничий (руководитель верховым выездом князя). Князь, совмещавший в своей персоне государственную власть и управление собственным хозяйством, давал представителям своего двора поручения государственного характера. Налоги-дани и судебные пошлины по-прежнему собирали посадники и тиуны — чиновники княжеского господского хозяйства. Выделяя из них десятину Церкви, часть собранного они оставляли себе. Переход основных функций государственного управления от дружины к княжескому двору был связан с рядом факторов: структурными изменениями в среде служилых князю людей, исчезновением института дружины; ростом землевладения княжих мужей — бояр, уже не нуждавшихся в своем обеспечении за службу князю; а главное — с политической раздробленностью страны. Княжеский двор — аппарат управления княжеским хозяйством, группа близких к князю слуг, постоянный воинский отряд — существовал параллельно с институтами, возникшими на иной основе, постепенно их вытесняя. Так, в городах исчезла должность посадника (кроме Новгорода, в котором князь играл особую роль), а в младшей княжеской дружине стали доминировать дворяне.

В XII—XIII вв. продолжало действовать вече как орган народного самоуправления. В некоторых регионах Руси (прежде всего, в Новгородской земле) отмечался расцвет этого института, превратившегося в настоящий орган государственной власти. Непременными участниками народных собраний были высшие лица: князья, церковные иерархи, бояре, богатые купцы. Как правило, именно они и руководили вечевыми собраниями, компетенция которых была довольно обширной: вече ведало вопросами войны и мира, распоряжалось княжеским столом, финансовыми и земельными ресурсами волости, санкционировало денежные сборы, обсуждало законодательство, смещало неугодную администрацию.

Новым органом, появившемся в период раздробленности, являлся собор, впервые упоминающийся в летописи под 1187 г. Собор представлял собой расширенный совет, созывавшийся для обсуждения законодательных вопросов (утверждение наследования престола). Состав собора был довольно широк: князья союзные и вассальные («братья и сынове»), бояре, дворяне, верхушка городов («мужи градские»), духовная знать — епископы и игумены соборных церквей и монастырей. Зарождение соборов на Руси совпало с появлением парламента во Франции.

В период политической раздробленности сохранилось значение церковной организации. Формирование земельной собственности Церкви и переход под ее юрисдикцию некоторых групп населения (прощенников, прикладников, задушных людей) превращали церковные кафедры в самостоятельные хозяйственные организмы. Церковное судебное ведомство по количеству дел вторгалось в жизнь населения не менее часто, чем княжеское. Через епископского волостеля или тиуна проходила вся масса бытовых конфликтов в семейно-брачной сфере. Тем самым Церковь в лице митрополита и епископов с их управлением превратилась в своеобразный орган государственной власти.

В XII—XIII вв. большое значение получила система иммунитетов, освобождавших боярские вотчины от княжеского управления и суда. Установилась сложная система вассальных отношений и соответствующая ей система поземельной феодальной собственности. Бояре получили право свободного «отъезда», то есть право менять сюзеренов. Однако феодализм на Руси имел свою специфику. В политической сфере древнерусскийо феодализм имел как бы «семейный характер»: в отличие от западноевропейской ленной системы все древнерусские князья являлись членами одной семьи, их подчинение сюзерену аргументировалось покорностью старшим родственникам. Вассально-сюзеренитетные связи вне княжеской семьи были основаны на личной зависимости слуги и господина, не было характерных для Западной Европы договорных обязательств между сеньором и вассалами.

Особенности развития древнерусских земель в период раздробленности.Политическая раздробленность Древней Руси привела к формированию различных путей политико-государственного развития общества. В отдельных землях все еще сохранялись общие черты государственной власти, характерные для раннефеодальной монархии. Ряд факторов способствовал сохранению в массовом сознании представления о «единстве Руси». Несмотря на участивши­еся княжеские усобицы и распри региональных власт­ных элит, центростремительные процессы и конфедера­тив­ные связи находили отражение в деятельности съездов князей, в сходстве правовых систем, сохранении пра­вославия и единой для всей Руси церковной организа­ции — митрополии (а в отдельных землях епископских ка­федр). Духовная власть не оспаривалась ни удель­ными князьями, ни местными духовными иерархами.

Однако геополитические, при­родные, социально-экономические особенности, а также общественно-политические тра­диции различных регионов Руси привели к формированию различных моделей власти и управления с характерными только для них признаками. Специфика той или иной модели была обусловлена различным соотношением княжеского (монархического) и вечевого (демократического) начал в системе государственной власти и степенью полноты княжеской власти в виду воздействия на нее землевладельческой знати — боярства. Важнейшими можно считать три политические модели, в которых ключевым элементом являлась княжеская власть.

1. Южные земли Руси оказались в составе Киевско­го, Черниговского, Переяславского и Новгород-Северского княжеств. Они составля­ли первоначальное ядро Руси еще догосударственного периода. В пос­ледующие века эти территории стали контактной зо­ной этнокультурного и цивилизационного диалога древ­нерусской (оседлой, земледельческой) и тюркской (кочевой) цивилизаций. Здесь были сосредоточены древние боярские вотчины, открытые степным просторам на юге и востоке. Для их защиты киевские князья использовали рас­селение здесь побежденных кочевников — торков, печене­гов, берендеев (с XII в. — черные клобуки). Они несли пограничную служ­бу и были важным фактором военно-политического и эт­нического развития южнорусских земель. Отношения южнорусских князей со степняками носили различный характер: наряду с постоянными военным противодействием отмечались союзнические отношения (особенно характерно для черниговских князей).

В круговорот борьбы за Киев были втянуты все важнейшие княжеские ветви, пытавши­еся встать во главе княжеской иерархии. Являясь древним политическим и терри­ториальным ядром древнерусской государственности, Киевское княжество так и не сложилось в отдельное независимое княжество, не выделилось в наследственную «отчину» какой-либо княжеской династии. В результате соперничества различных княжеских ветвей в Киеве в XII в. складывалась новая форма княжеского владения-соправительства на основе ряда (договора) киевского вече, боярства с князьями. На киевском престоле одновременно утверждались два князя, кото­рые представляли две наиболее сильные и сопернича­ющие друг с другом династии. Оба князя владели мощ­ными княжествами за пределами Южной Руси. Князья совмест­но выступали в походы, по согласованию решали внеш­неполитические и внутренние проблемы. Все это созда­вало относительное равновесие сил, ослабляло усобицы и было одним из факторов связи Южной Руси с остальными землями.

2. Юго-Западные земли Руси к XII в. находились в составе Галицкого и Волынского княжеств. Природные условия благоприятствовали развитию земледелия, речные и сухопутные торговые пути тесно связывали с Центральной и Западной Европой. Издревле существующие (Червень, Белз, Перемышль) и вновь построенные (Владимир, Галич) князьями города стали опорой княжеской власти в этом богатом крае. Но княжеская власть была довольно нестабильной: первоначально в Галицкой земле утвердились князья-изгои, в XII в. отмечались периоды возрастания могущества князей, а в 1199 г. Галиция и Волынь были объединены под властью Романа Мстиславича. Однако уже в 1205 г. наступила политическая смута, и за 30 лет на галицком престоле сменилось 16 правителей, в том числе два венгерских королевича. Вновь княжеская власть укрепилась с началом правления Даниила Романовича в 1238 г.

В руках бояр в Галицко-Волынской земле в XII в. оказались крупные земельные богатства, сделавшиеся основой их политической независимости. Княжеские домены значительно ус­тупали боярскому землевладению. Усиление власти князя непременно наталкивалось на сопротивление боярской элиты, которая при всех внутренних противоречиях демонстрировала солидарность в отстаивании своих иммунитетных прав, вплоть до привлечения иноземной военной помощи. Значительная общественно-политическая роль бояр заключалась в их знатном происхождении, особом экономическом положении, в занятии ими ключевых должностей в государственном управлении и в руководстве вооруженными силами. В первой трети XIII в. бояре без князя и его дружины возглавляли войско в дальних походах для защиты пределов собственной земли. Из боярской среды выдвигались влиятельные лица, способные стать во главе общества и даже принять на себя княжеские полномочия (например, вокняжение в Галиче в 1212—1213 гг. боярина Володислава, возмутившее чуть ли не все древнерусское общество).

Бояре делились по землям, в которых находились их вотчины (галицкие, волынские), и по отношению к князю (служили они ему или нет, а если служили, то кому конкретно). Неслужилая боярская знать номинально подчинялась княжеской власти, и князь выступал их сюзереном. Однако реальное экономическое, социальное и политическое влияние, закрепленное за боярами право отъезда позволяли им оказываться в оппозиции к князю. В Галиции и Волыни в XIII в. упоминаются «великие бояре». Основой высокого социального статуса этой категории привилегированного населения составляла служба князю на высоких должностях дворского и тысяцкого. Они обладали значительными богатствами, основанными на обширных земельных владениях, имели и свое войско.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Догосударственный период истории восточных славян 4 страница | Догосударственный период истории восточных славян 6 страница


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 14; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.01 сек.