Типологическое языкознание

Развитием метода сопоставительного языкознания являются сравнительно-историческое и типологическое языкознание с их частными методами. Эти частные лингвистические методы происходят из сопоставительного языкознания, но имеют особые цели и материал исследования и связанную с этим систему процедур исследования. Сравнительно-историческое языкознание имеет целью исследование современных языков и прослеживание путей их развития из исторического прошлого до современного состояния. Типологическое языкознание имеет целью установление закономерностей, связывающих материал речи, прежде всего звуки, и выражение смысла, т.е. членимость материала речи ради выражения языковых значений. Обе эти области связаны между собой не только единством времени возникновения (начало XIX в.), но и соотносительностью выводов, возможностью перекрестно проверить полученные результаты. Обе эти области характеризуются также тем, что основным материалом исследования являются не тексты, а уже существующие описания систем языков. Тексты привлекаются лишь для обоснования характерных черт изучаемых языковых систем. Сравнительно-историческое и типологическое языкознание сходны также тем, что охватывают одним исследованием не два-три языка, а определенный массив языков с достаточно четко установленными границами.

Предметом типологического языкознания являются все языковые системы, известные в мире, и выводы делаются для всех языков мира. В этом смысле типология языков является разделом общего языкознания. Наблюдения и выводы делаются в типологии языков на основании неполной индукции, т.е. изучается часть языковых систем, а выводы распространяются и на другие языковые системы. Для того, чтобы результат индукции был достаточно достоверен, необходимо правильно выбрать базу индукции, т.е. взять для сравнения языковые системы, достаточно удаленные друг от друга или близкие друг другу по характеру типологических свойств. Выбор базы индукции определяется целью исследования. В выборе базы индукции типологии языков помогает сравнительно-историческое языкознание. Замечено, что большинство языковых семей (т.е. совокупности родственных по происхождению языков) обладают достаточно выраженным единством типологического облика. Исключение из этого правила, и при этом неполное, составляет индоевропейская языковая семья [5]. Прочие языковые семьи, такие, как тюркская, монгольская, семито-хамитская, малайско-полинезийская, иберо-кавказская, китайско-тибетская, дравидийская и др., обладают каждая достаточно ярко выраженной уникальностью типологических черт. Индоевропейская семья языков обычно рассматривается на фоне типологических черт других семей.

Первоначально из каждой языковой семьи выбирается один из нескольких языков, ярко представляющих типологические особенности всех языков данной семьи. Обычно избирается от 50 до 500 языков. Это число языков достаточно представительно как база неполной индукции, так как количество засвидетельствованных описаний языков не превышает пяти тысяч.

При изучении типологических языков одной семьи или одного языкового типа база индукции соответственно изменяется.

Поскольку основным материалом исследования в типологии языков являются уже созданные классификационные (таксономические) описания языков, важно опереться на достоверный материал описания. Достоверность описания языковой системы зависит от того, кто, как и в каких целях описывал материал. Наиболее достоверным источником являются распространенные академические описания и школьные руководства, так как в них регистрируется языковая норма. Они сами влияют на состояние языка. Однако лишь меньшинство языков обладает материалами такого рода. Большая часть языков мира описана чисто этнографически, а такие описания отличаются определенной неполнотой.

Кроме оценки с точки зрения полноты и достоверности, необходима оценка источников с точки зрения категорий классификационного описания, т.е. характера и смысла примененных в описании терминов. Например, Н.Л. Бичурин описывает грамматику китайского языка по частям речи, а А. Масперо (1883 - 1945) доказывает, что в китайском языке вовсе нет частей речи. Оба автора вкладывают в термин "части речи" разное содержание. Вот почему в типологии языков необходимо привести к единообразию содержание терминов. (Подобная работа осуществляется и в сравнительно-историческом языкознании, где она направлена главным образом на установление единообразного содержания при описании звуков речи и их представленности буквами разных языков, и в сопоставительном языкознании.)

Процесс установления единообразного содержания терминов сходен по своей направленности с определением категорий универсальной грамматики, универсальной классификацией языковых фактов и определением основания сравнения в сопоставительном языкознании. Нужно минимальным и достаточным образом представить терминологию лингвистического описания для того, чтобы установить объективное содержание терминов, применяемых в различных описаниях сравниваемых языков. Такой род теоретического исследования в типологии называют установлением языка-эталона [9].

Язык-эталон представляет собой систему терминов, пригодных для описания категорий любого языка. Язык-эталон, как всякая терминологическая система, устанавливается априорно. Но для того, чтобы такая система терминов оказалась эффективной, она должна удовлетворять двум требованиям: соотноситься с историей лингвистических описаний и объяснять типы описаний любого языка; 2) соотноситься с языковыми фактами и фиксировать в каждом языке то, что есть во всех языках. Поэтому язык-эталон должен представлять собой систему понятий, содержащих любые типологические и генеалогические характеристики. Язык-эталон не объясняет типологических особенностей языков, напротив, он отвлекается от этих особенностей, которые становятся заметными на фоне категорий языка-эталона.

В зависимости от целей типологического исследования язык-эталон можно строить для разных элементов языковой системы: членов предложения, частей речи, словообразования, фонематической системы, подсистем в лексике, подсистем в терминологии, интонации и т.п.

Отвлечение от типологических особенностей языка не означает того, что язык-эталон не считается с материей языка. Напротив, язык-эталон берет из материи языка то, что есть общего во всех языках, например, соотношение последовательности звуков и пауз, объединение знаменательных и служебных морфем в словах, соотношение слогов, морфем и последовательностей звукотипов в их отношении к составу слогов и морфем, смысловые области лексики в их отношении к происхождению слов, интонационные конструкции и коммуникативные типы предложения и т.п. Таким образом, в языке-эталоне рассматриваются основные лингвистические признаки, без которых не бывает речи как проявления языка. Соотношения между этими признаками необходимо представить в каждом языке. Эти соотношения фиксируются терминами языка-эталона.



После установления языка-эталона и критики описаний языков с помощью языка-эталона начинается сравнение избранных языков. Проверяется соответствие описания языка языку-эталону. Так, Дж. Гринберг, рассматривая линейное расположение членов предложения, выраженных одним словом, принадлежащим к какой-либо части речи, по описаниям более чем двухсот языков установил зависимость падежной системы от линейного расположения подлежащего и сказуемого. Он установил, что падежи обязательно появляются в тех языковых системах, где сказуемое, выраженное глаголом, всегда занимает последнее место в предложении, а порядок расположения подлежащего и дополнения, выраженных существительными, при этом свободный и они чередуются в позиции непосредственно перед сказуемым*.

*(См.: Гринберг Дж. Некоторые грамматические универсалии, преимущественно касающиеся порядка значимых элементов // Новое в лингвистике. М., 1970. Вып. 5.)

Е.Д. Поливанов (1891 - 1938) установил важную взаимосвязь характера звуковых последовательностей и морфологии и типа выражения грамматического значения*.

*(См.: Иванов А.И., Поливанов Е.Д. Грамматика современного китайского языка. М., 1930.)

Выводы, полученные вследствие применения языка-эталона к материалу языковых описаний, составляют суждения о связи особенных черт каждой языковой системы или группы систем между собой. Общими, свойственными всем языкам качествами являются слогоделение и морфемоделение. Например, в таких языках, как китайский, вьетнамский, тайский (называемых си-нитическими, иначе - подобными китайскому), границы слогов и морфем, как правило, совпадают (в большинстве других языков - не совпадают); при этом все синитические языки не имеют флексии. Такую констатацию связи двух особенных черт материала речи в части языков мира называют лингвистической (или типологической) универсалией*.

*(Термин "лингвистические универсалии" нельзя смешивать с термином "универсалии языка". Универсалии языка представляют собой суждения о том, какие явления должны быть представлены во всех языках; например: "все языки содержат имена бога" или "во всех языках есть личные местоимения" и т.п. Часть таких суждений может быть отнесена к языку-эталону, но большая часть универсалий языка относится к философии языка и не связана со сравнительным языкознанием.)

Лингвистические универсалии относятся всегда только к части языков, нередко к очень ограниченному числу. Например, вывод "если в языке есть зубной клике, то есть и боковой клике" относится только к койнсанским языкам (бушменскому и готтентотскому). Другим признаком лингвистической универсалии является то, что она объединяет связь двух или более типологических особенностей языков; эта связь относится только к названным языкам и более ни к каким другим.

Представляя собой выводы из эмпирического исследования материала языков, лингвистические универсалии одновременно представляют собой элементарные типологические классификации языков. Например, универсалия "языки с морфологически значимым слогоделением не имеют флексии" фактически делит все языки на три группы: флективные языки (русский, арабский и др.), нефлективные языки (турецкий, монгольский и др.), нефлективные языки с морфологически значимым слогоделением (синитические языки). Поэтому элементарных типологических классификаций языков столько, сколько выведено лингвистических универсалий. Сейчас известно несколько сот универсалий, следовательно, известно столько же элементарных типологических классификаций.

Такие элементарные типологические классификации являются всего лишь констатациями фактического положения дел. Они не раскрывают причины связи типологических характеристик языков между собой. Для раскрытия причинных связей и истолкования причинности типологических характеристик языкового строя необходимо создание сводных типологических классификаций, включающих элементарные классификации, даваемые лингвистическими универсалиями.

Образцовой сводной классификацией, направленной на раскрытие причин типологических особенностей языкового строя, является классификация Гумбольдта - Шлейхера. Языки в этой классификации рассматриваются с точки зрения соотношения лексического и грамматического значений слова. Если в слове не выделяются какие-либо части, которые сигнализировали бы об отдельной выраженности в данном слове (не в словоформе) грамматического значения, то такое слово считается аморфным (бесформенным). Грамматические значения в этих языках выражаются порядком слов (например: скоро, вдруг, назад', бюро, какаду и т.п.).

Если в слове слитно выражены грамматическое и лексическое значения (словоформы дают совместное изменение звуков корней и аффиксов), то такое слово флективно (например: беру - брал, хватать - ухватить и т.п.). Если в слове раздельно выражены грамматическое и лексическое значения (словоформы, отмечающие изменение грамматического значения слова, выраженного аффиксами, не влияют на звучание основы слова, которая сама по себе, лишенная аффиксов, может быть отдельным словом), то такое слово произведено путем агглютинации, "склеивания" основы и аффикса. Такое слово считается агглютинативным (например: хороший, хорошего, хорошему, хорош).

Аморфные, флективные и агглютинативные слова присутствуют в каждом языке в той или иной пропорции. Однако сложность и гетерогенность словарного состава не означает, что в данном языке не действует основной принцип выражения лексического и грамматического значений в слове. Этот принцип составляет как бы "дух языка", основу его внутренней формы. Например, в английском языке, благодаря процессам заимствования и объединения романских и германских элементов, преобладают слова аморфного и агглютинативного типов, но основное ядро словаря хранит в себе слабые и сильные типы глаголов, флективное изменение существительных и т.п. Поэтому английский язык должен быть признан по своей основной генетической сущности флективным.

В русском языке флективность занимает меньшее место в сравнении с агглютинацией; нормализация места ударения, которую активно вводят нормализаторы языка, сокращает объем флективных слов в пользу агглютинативных. Тем не менее этимологическая основа языка представлена флективными словами, поэтому русский язык также должен быть признан флективным.

Обращение к этимологическому источнику языка для определения места в типологической классификации существенно потому, что оно показывает не только основные типологические черты языка как исторического явления, но и дает возможность проследить типологическое развитие языка по составу средств выражения. Расширение словаря, в частности благодаря заимствованиям, особенно из языков с иными типологическими качествами, может вносить в язык новые типологические черты.

Типологическая классификация языков Гумбольдта-Шлейхера признается основной, несмотря на то что существует множество других классификаций: синтаксических, фонетических, лексикологических. Дело в том, что в классификации Гумбольдта - Шлейхера отражено самое существенное в предмете типологии - связь основных аспектов языковой системы: фонетического, лексического и грамматического в основной единице основного яруса языка - слове. Поэтому все лингвистические (типологические) универсалии возводятся прямо или косвенно к этой классификации. Кроме того, классификация Гумбольдта - Шлейхера представляет собой звено, связывающее сравнительно-исторические и типологические исследования.

В историческом плане каждая языковая семья обладает устойчивыми чертами, присущими языкам этой семьи от ее становления и сохраняемыми во все время существования семьи языков. Развитие типологических характеристик языковой семьи или отдельного языка внутри семьи определяется терминами "анализ" и "синтез". Под анализом понимается нарастание роли порядка слов как средства выражения грамматического значения. Этот процесс отмечен в ряде индоевропейских языков, например в персидском, английском, французском. Под синтезом понимается увеличение числа и роли служебных элементов в слове. Этот процесс характерен для ряда синитических языков, например для китайского.

Процессы анализа и синтеза языковой структуры идут параллельно. Есть языки, которые в своей истории претерпевают ряд важных типологических изменений, но процессы синтеза и анализа в них как бы уравновешены. Например, в тибетском языке существенно изменился фонетический строй, что привело к частичной или даже полной утрате аффиксации. Однако на месте утраченных аффиксов появились новые, а порядок слов и его роль в основном остались неизменными.

Анализ и синтез как процессы модификации основной типологической характеристики языка видны на фоне типологической классификации языков Гумбольдта - Шлейхера. Эти исторически наблюдаемые процессы ставят вопрос об истории и причинности изменений типологических характеристик языка. Для выяснения причин этих изменений необходимо объединить данные о языке-эталоне, лингвистических универсалиях и типологических классификациях языков.

Рассмотрение типологических свойств языка направлено на то, чтобы понять, как материал речи, организованный разными языковыми системами, может выразить смысл (любой или конкретный). Типологическая теория для объяснения этого предлагает два понятия: "членораздельность языка" и "способ членораздельности языка".

Под членораздельностью языка понимается то, что для выражения смысла звуки должны быть организованы в их качественной определенности. Должны быть определенные правила сочетаний звуков, представляющих в своих соотношениях лексические и грамматические значения языка (членораздельность организации смысла).

Под способом членораздельности языка понимаются состав звуков данного языка, качественная определенность и правила их сочетания в данном языке.

Членораздельность языка - общие свойства организации материала речи, способ членораздельности языка - конкретная реализация этих общих свойств. Соотношение членораздельности и способа членораздельности языка определяет типологические свойства языка. Членораздельность языка представляет собой инвариант языка как особого вида семиотической деятельности, способ членораздельности языка - вариант в реализации членораздельности языка. Эта связь зафиксирована в соотношении языка-эталона и конкретного языка. Рассмотрение лингвистических универсалий показывает как бы позиции, в которых реализация одних черт способа членораздельности языка обусловлена присутствием других черт. Если одна черта вызывает другую (морфологическая значимость слогоделения определяет отсутствие флексии), то это значит, что имеются связанные и свободные варианты типологических черт языка. Изменение типологических черт языка начинается тогда, когда изменяется позиционная обусловленность реализации некоторых черт. Например, если в китайском языке слогоделение перестанет быть морфологически значимым, то изменятся остальные типологические признаки языка.

Рассматривая совокупность лингвистических универсалий, приложимых к данному языку, и соотнося их с местом языка в типологической классификации, обнаруживают типологическую особенность данного языка, от которой зависят остальные его особенности. Такую типологическую черту Г.П. Мельников назвал "доминантой языкового строя". Так, доминантой строя арабского языка он считает отсутствие процессов аккомодации, доминантой строя китайского языка - крайне выраженные процессы аккомодации и т.д.* Характер фонетических процессов влияет на комплектование морфем из звуков речи при относительно ограниченном составе морфем любого языка. Тип фонетических процессов, обращенных на ограниченный состав морфем, определяет фонетический состав морфем, т.е. образование морфем из звуков, и отношение морфемоделения к слогоделению.

*(См.: Мельников Г.П. Взаимообусловленность структуры ярусов в языках семитского строя// Семитские языки. М., 1968. Вып. 2. Ч. 2.)

Другой доминантой строя языка является синтаксическое строение предложения и роль порядка слов для выражения отношений между членами предложения. Порядок слов как грамматическое средство дополняет другие грамматические средства: падежи, предлоги, частицы, интонацию.

Соотношение фонетической и синтаксической доминант определяет тип слова по типологической классификации языков. Поэтому изменение характера фонетической или синтаксической доминанты (или обеих доминант) влечет за собой изменения в остальных типологических характеристиках языка. Этот вывод верифицируется в типологии и путем синхронного сравнения типологических черт разных языков, и путем наблюдений над диахроническими изменениями одного и того же языка. Таким образом, типология показывает причинную связь организации материала разных ярусов языка.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Сопоставительное языкознание | Сравнительно-историческое языкознание


Дата добавления: 2017-11-04; просмотров: 14; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.009 сек.