Восприятие. Свойства восприятия. Иллюзии восприятия.

Более совершенной формой отражения по сравнению с ощущениями является восприятие.

Восприятие это психический процесс отражения предметов а явлений во всей совокупности их свойств и признаков при непо­средственном воздействии этих объектов на органы чувств.

В ходе восприятия в сознании человека возникает целостный образ различных предметов и явлений. Знание закономерностей процессов восприятия помогает лучше понимать механизм формирования свиде­тельских показаний, выявлять психологические истоки ошибок следо­вателя, суда и на этой основе давать рекомендации по повышению эф­фективности их правоохранительной деятельности.

В зависимости от ведущей роли того или иного анализатора можно назвать следующие виды восприятия: зрительные, слуховые, обонятель­ные, вкусовые, кинестетические.

Исходя из организации процессов восприятия выделяют произволь­ное (преднамеренное) и непроизвольное восприятие. Как правило, наи­более эффективно произвольное восприятие, называемое также наблю­дением Юристу следует вырабатывать в себе такое производное отдан­ного вида восприятия качество, как наблюдательность.

К свойствам и закономерностям восприятия относятся следующие.

Предметность, целостность, структурность восприятия. В повседневной жизни человека окружают разнообразные явления, пред­меты, наделенные различными свойствами Воспринимая их, мы изуча­ем их в целом. Такое предметное восприятие оказывает регулирующее воздействие на познавательную деятельность человека, на развитие его перцептивных способностей.

Наглядно проявление данной закономерности перцептивной дея­тельности можно проследить при рассматривании рис. 1.1. Пятна, не свя­занные контуром, создают образ собаки (см. рис.1.1,а). Причем мы отли­чаем пятна на теле собаки от сходных пятен фона. И даже в тех случаях, когда пятно вообще не является изображением конкретного предмета, наше сознание стремится найти в нем сходство с каким-то объектом, на­делить его некоторой предметностью, как это, например, имеет место при рассматривании бесформенных пятен теста Г. Роршаха (см. рис. 1.1, б), напоминающим многим испытуемым летучую мышь. В зависимости от особенностей восприятия, личного опыта человека у него подсознательно очень часто происходит своеобразный перебор признаков пятна. Нако­нец, среди них выделяются ведущие признаки и в конце концов в зависи­мости от нашего воображения мы делаем вывод, что пятно напоминает какой-то предмет, например бабочку, летучую мышь и т.д.

Все это, может быть, выглядело бы как просто развлекательные опыты, если бы в жизни, в более сложных условиях практической дея­тельности не проявлялись те же самые закономерности восприятия. На­пример, следователь, осмотрев труп со смертельными повреждениями

 

Рис.1. 1 Предмет восприятия

головы, должен исследовать и орудие убийства, изъятое у подозревае­мого, выявить на изъятом предмете основные, ведущие признаки, выде­ляющие его в качестве орудия убийства, с помощью которого причине­на строго определенной конфигурации черепно-мозговая травма. И если следователь видит среди ведущих признаков совсем не те или вовсе не замечает нужные из них, то и результат его поисков будет отрицатель­ным: на орудии преступления не будут обнаружены микроследы-нало­жения, т.е те признаки, на основании которых можно доказать при­частность подозреваемого лица к совершенному преступлению. Эту, ка­залось бы, простую истину, наглядно иллюстрирующую перцептивные истоки некоторых профессиональных ошибок следователя, не следует забывать. На данную закономерность восприятия обращал внимание известный французский психолог Ж. Пиаже, который писал, что «вос­приятие осуществляется не путем копирования или точного измерения, а как бы уподобляется процессу отбора, при котором запечатлеваются не все точки или микросегменты фигуры, а лишь те, на которые пал выбор, в этом случае выбранные элементы или микроэлементы, т.е. те, которым было отдано предпочтение, будут переоцениваться в сравне­нии со всеми остальными».

В отличие от ощущений в результате восприятия складывается це­лостный образ предмета, явления, в том числе и такого сложного, как преступление. В силу этой закономерности человек обычно при недо­статке информации стремится сам. восполнить недостающие элементы воспринятого объекта, что иногда приводит к ошибочным суждениям. Поэтому при допросе свидетелей нужно выяснять не только, что они, к примеру, видели, слышали, но и на чем основаны их утверждения о тех или иных свойствах воспринятого ими объекта.

Активность восприятия. Обычно процесс отбора, синтеза при­знаков предмета носит избирательный, целенаправленный поисковый характер. В этом процессе действует активное организующее начало, подчиняющее себе весь ход познания. Проникая в изучаемое явление, мы по-разному группируем его сенсорные свойства, выделяем необходи­мые связи. Это придает преднамеренный, активный характер воспри­ятию. Активность восприятия выражается в участии эффекторных (двигательных) компонентов анализаторов, движение руки при осяза­нии, движение зрачков глаз, перемещение тела в пространстве относи­тельно изучаемого предмета познания. При восприятии знакомых пред­метов перцептивный процесс может быть в той или иной мере свернут.

Осмысленность восприятия. Восприятие у человека тесно связа­но с его мышлением, поскольку перцептивные образы нередко имеют разное смысловое значение. Мы не только воспринимаем, но и одновре­менно с этим изучаем предмет познания, пытаемся найти объяснение его сущности. «Сознательно воспринять предмет — это значит мыслен­но назвать его, т.е. отнести воспринятый предмет к определенной груп­пе, классу предметов, обобщить его в слове»'.

Осмысленный характер воспринимаемых образов можно проиллю­стрировать графическими рисунками, на которых обычно изображаются так называемые неоднозначные двухмерные фигуры, создающие своеоб­разный эффект «стереографической двусмысленности», вызывающие у зрителя впечатление объема, благодаря чему двухмерное плоскостное изображение превращается в трехмерный объект. Например, в зависи­мости от того, как осмысливаем фигуру (рис. 1.2), как воспринимаем ее, мы по своему желанию видим попеременно то лестницу, спускающуюся вниз, то уступчатый карниз, поднимающийся вверх справа налево. И хотя в том и другом случае проекция изображения на сетчатке глаза остается неизменной, мы видим поперемен­но два совершенно различных объ­емных объекта, имеющих чисто внешнее контурное сходство.



Хорошо прослеживается ак­тивная роль нашего мышления при рассматривании изображе­ния фигуры на рис. 1.3, известной как куб Неккера (по имени ис­ландского ученого, впервые опи­савшего свойства этой фигуры). Небольшим волевым усилием можно произвольно «переворачи­вать» этот куб в пространстве, по­переменно меняя положение его ближней и дальней к зрителю вертикальных плоскостей.

Рис 1.2. Лестница Шредера

 

Рис.1.3. Куб Неккера

 

 

Благодаря активной роли нашего мышления, диктующего, что нужно нам видеть, мы начинаем избирательно реагировать именно на те визуальные стимулы, на основе которых и создается определенный, «нужный» нашему сознанию предметный образ, отличающийся от дру­гих перцептивных образов. Таким образом, осмысленный, избиратель­ный перцептивный процесс приводит нас к тому, что образ восприятия переходит в образ сознания (в том числе, как нередко случается, и в ошибочный образ), под воздействием которого мы оказываемся в даль­нейшем, к сожалению, и тогда, когда благодаря этому совершаем досад­ные промахи и ошибки в познавательной деятельности.

Активная роль мышления в процессах восприятия дала основание известному английскому психологу Р.Л. Грегори, посвятившему многие годы изучению закономерностей зрительного восприятия, образно на­звать наш зрительный анализатор «разумным глазом», подчеркнув не­разрывную связь зрительного восприятия с мышлением и обратив вни­мание на регуляцию перцептивной деятельности мыслительными про­цессами. «Восприятие, — писал он, — своего рода мышление. И в вос­приятии, как и в любом виде мышления, достаточно своих неоднознач­ностей, парадоксов, искажений и неопределенностей. Они водят за нос даже самый разумный глаз, поскольку именно они являются причинами ошибок (и сигналами ошибок) как в наиболее конкретном, так и в наи­более абстрактном мышлении».

Благодаря такому механизму восприятия человек нередко, даже не осознавая, видит то, что хочет видеть, а не то, что объективно есть на самом деле. Этим свойством восприятия можно в ряде случаев объяс­нить многие изъяны поисковой деятельности следователя во время ос­мотра места происшествия, когда он «видит» далеко не все то, что необ­ходимо для установления истины. Это подтверждает и проведенный нами анализ нераскрытых дел, связанных с убийствами. Одна из при­чин того, что некоторые тяжкие преступления оказываются нераскры­тыми, лежит именно в отсутствии должной перцептивной организации зрения, в психологической неподготовленности следователя к такому многоплановому восприятию, каким является восприятие обстановки места происшествия.

Существенной стороной осмысленности перцептивной деятельности является вербализация воспринятого. «Процесс восприятия предмета никогда не осуществляется на элементарном уровне, в его состав всегда входит высший уровень психической деятельности, в частности речь»1.

Вербализация увиденного обостряет восприятие, помогает выделить существенные признаки и их отношения. Пожалуй, нет лучшего способа увидеть объект, чем заставить себя воспроизвести его, используя различ­ные способы. При этом велико значение не только монологической внут­ренней или устной, но и письменной речи. Вот почему требование зако­нодателя о протоколировании следственных действий, изготовлении слепков и оттисков следов, вычерчивании планов и схем имеет под собой не только криминалистическую, но и психологическую основу.

Практика убедительно подтверждает: посредственное качество про­токола осмотра места происшествия, как правило, свидетельствует о по­верхностной познавательной деятельности следователя. То есть, уже на начальном перцептивном уровне нередко создаются предпосылки для возникновения в последующем очень серьезных осложнений по делу.

Организация поля восприятия. Существенное значение в перцеп­тивной стороне познавательной деятельности имеет также организация поля восприятия, благодаря чему отдельные элементы объединяются в единое целое и в результате возникает целостный образ изучаемого объекта.

Человек всегда стремится организовать поле восприятия таким обра­зом, чтобы видеть тот или иной образ, связанный с его прежними пред­ставлениями, некоторыми знакомыми ему предметами, с определенными личными предпочтениями, установками. Иногда это приводит к воссозда­нию некоего синтетического образа, далеко не соответствующего, осо­бенно в деталях, тому реальному предмету, который воспринимается.

Тенденция к мысленной организации зрительного поля положена в основу разработанной в криминалистике методики использования иден­тификационного комплекта рисунков для получения собирательных рисованных портретов разыскивае­мых лиц по показаниям свидетелей с использованием различных фрагментов человеческого лица.

Апперцепция. Данное свойство проявляется в особой зави­симости восприятия от содержания психической жизни человека, особенностей его личности, опыта, знаний, интересов. В течение жизни человек постоянно подвергается воздействию различных стимулов (раздражителей). Постепенно у него накапливается определенный перцептивный опыт взаимодействия с ними,а также предметный, интеллекту­альный опыт определения (узнавания) количественных и качественных характеристик различных раз­дражителей, своего рода банк перцептивных гипотез, позволяющий ему быстро реагировать на действия всевозможных стимулов, своевре­менно выбирая из этого, условно говоря, банка ту из гипотез, которая более всего соответствует качественным характеристикам очередного стимула. С обогащением перцептивного опыта процесс определения ха­рактера раздражителя и выработки реакции на него с последующим принятием решения приобретает все более свернутый характер. И чем богаче такой опыт, чем разнообразнее накопленные перцептивные гипо­тезы, тем быстрее происходит восприятие и опознание стимула.

Простейшим наглядным примером смены перцептивных гипотез в процессе восприятия является чередование зрительных образов, когда мы рассматриваем, например, графические рисунки с так называемой пиктографической двусмысленностью. В первом случае это из­вестный рисунок В. Е. Хилла «Моя жена и теща», на котором попеременно видятся то пожилая, то молодая женщины; на втором рисунке — то лицо индейца, то фигура мальчика-эскимоса в зимней одежде.

Перцептивные гипотезы могут приобретать чувственную форму, и тогда мы видим не столько объект, сколько саму перцептивную гипоте­зу. Не этим ли психологическим феноменом объясняются те очевидные ошибки, когда следователь «видит» на месте происшествия следы не убийства, а самоубийства, хотя фактически материальная обстановка противоречит такому «видению»?

Особенно быстрые ответы и решения приходят на привычные, зна­комые человеку сигналы. Но так бывает далеко не всегда, особенно когда субъект контактирует с новым объектом кратковременно. Вспом­ним, как иногда медленно выбирает свидетель из группы предъявлен­ных ему для опознания лиц. В этой ситуации восприятие людей и сли­чение их с ранее воспринятым образом

 

Примеры пиктографической двусмысленности

Рис. 1.4.

 

разыскиваемого проходит как бы в несколько этапов. Запечатленный в сознании образ прежде вос­принятого человека наряду с другими образами (гипотезами) в ответ на новый стимул (предъявление следователем лиц для опознания) под­тверждается не сразу.

К данному вопросу мы еще вернемся в последнем разделе учебника при рассмотрении психологических особенностей проведения следст­венных действий.

Константность восприятия. Данное свойство состоит в способ­ности перцептивной системы воспринимать объекты с определенным, близким к реальному постоянством их формы, величины, цвета и т.д., независимо от условий, в которых это происходит Например, под каким бы ракурсом мы ни смотрели на тарелку, независимо от ее про­екции на сетчатку глаза в виде круга или эллипса, она все равно воспри­нимается круглой. Белый лист бумаги и при ярком свете, и в условиях пониженной освещенности воспринимается белым.

Константность восприятия вырабатывается в процессе усвоения че­ловеком жизненного, профессионального опыта. Она является необхо­димым условием его жизнедеятельности, обладая механизмом обратной связи, с помощью которого перцептивная система постоянно подстра­ивается к нужному объекту и условиям его восприятия. Однако кон­стантность сохраняется лишь до определенных пределов. При резком изменении освещения, при воздействии на воспринимаемый предмет контрастного по цвету фона константность может нарушаться, а это, в свою очередь, может приводить к отдельным ошибкам в свидетельских показаниях.

Разрушающее воздействие на константность может оказывать со­стояние эмоциональной напряженности, например аффект. Поэтому, допрашивая свидетеля, целесообразно выяснить не только особенности воспринятого им объекта, т.е. что он видел, слышал, но и его состояние, а также условия, в которых протекала его перцептивная деятельность, и только после этого следует давать оценку его утверждениям о форме, величине, цвете и других свойствах того или иного предмета.

Иллюзии. Искажение воспринятых предметов является одной из наиболее интересных проблем, с которой сталкивается следователь во время проведения следственных действий, в процессе оценки показа­ний свидетелей. Так как значительное количество информации участни­ки уголовного процесса получают с помощью зрительного анализатора, наибольшую актуальность приобретают зрительные иллюзии.

Причины иллюзий носят как объективный, так и субъективный ха­рактер. К объективным предпосылкам появления иллюзий относятся: отсутствие контрастности между предметом и фоном, эффект иррадиа­ции, приводящий к тому, что светлые предметы выглядят большими по сравнению с такими же по размеру темными предметами и т.д. Напри­мер, белый квадрат на черном фоне кажется большим, чем такой же квадрат, но на белом фоне (рис. 1.5,а). Совершенно одинаковые по диамеру круги, обрамленные разными по диаметру кружками, кажутся также разными (рис. 1.5,6). Параллельные линии, пересеченные линия­ми, пересекающимися в центре, воспринимаются непараллельными (рис. 1.5,в) и т.п.

Рис. 1.5. Примеры зрительных иллюзий

К причинам субъективного характера, способствующим появлению иллюзий, следует отнести адаптацию анализаторов, утомление рецепторного механизма и т.п.

Если иллюзии возникают под влиянием реально воздействующих сенсорных раздражителей, но ошибочно расшифрованных нашими ана­лизаторами, то это галлюцинации — результат патологических наруше­ний перцептивных процессов, приводящих к тому, что возникновение образов не обусловлено в данный момент воздействием каких бы то ни было объектов на рецепторы.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Ощущения. Виды ощущений. Свойства | Особенности восприятия различных объектов. Основные факторы, влияющие положительно или отрицатель­но на восприятие сложных объектов.


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 105; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.007 сек.