ТЕМА 1.4. В римской семье

ПЛАН

1. Родовое и личное имя римлянина.

2. Воспитание и образование в Риме.

Жизнь римлян начиналась и по большей части проходила в стенах родного дома. Особенно это касается представителей древних родов, для которых понятия “род”, “дом” и “семья” сливались в единое целое. Культ предков был составной частью римской религии. Чрезвычайная важность родовых и семейных отношений в Древнем Риме сказывалась во многих областях жизни и культуры. В полной мере это относится и к римской системе имен, которая отличается большим своеобразием. Полное имя римского гражданина состояло из трех основных частей: личного имени, родового имени и прозвища.

Собственно “имя” (nomen) - родовое имя, передающееся от поколения к поколению. Уважение к родовому имени, боязнь запятнать его были непременными слагаемыми личного достоинства благородного человека. Происхождение и этимология римских “имен” неясны; весьма часто для них предполагают этрусские источники, но доказать это практически невозможно. Римский nomen всегда оканчивается на - ius, например, Julius, Cornelius, Licinius . Понятно, что количество родовых имен было исторически ограничено количеством родов.

Личное имя (praenomen, собственно, “пред-имя”) называлось так потому, что стояло перед родовым именем, например, Gaius Julius, Publius Cornelius. Личных имен было не более двух десятков; в большинстве своем они также оканчивались на - ius или - us. Писались они обыкновенно в сокращении (только начальная буква) - G. Julius, P. Cornelius.

Третьей составной частью имени было семейное прозвище (cogmomen), принадлежавшее, как правило, отдельной ветви рода. Прозвища могли возникать по самым разным поводам, а потому были весьма разнообразны. Обычно поначалу прозвище выражало или подчеркивало какую-то характерную черту его обладателя, например: Scaevola (“левша”), Dentatus (“зубастый”), Bibulus (“любитель выпить”), Scipio (“посох”) и другие. Со временем оно утрачивало этот сугубо индивидуальный характер и сохранялось в качестве отличительного имени целого семейства.

Поэтому для обозначения индивидуальных качеств часто использовалось еще одно дополнительное прозвище - второе cognomen, или agnomen. Оно присваивалось за выдающиеся деяния или способности в той или иной области, а также в ознаменование важных биографических обстоятельств. Например, два известных политических деятеля и полководца 3 и 2 веков до н.э. носили имя “Публий Корнелий Сципион”, а за военные подвиги получили одно и то же прозвище “покоритель Африки” и стали именоваться Publius Cornelius Scipio Africanus. Для дополнительного различия первый из них впоследствии назывался “Старшим”, а другой “Младшим”. В официальных документах и наименованиях в полное имя включали также praenomen отца, например: M(arcus) Valerius M(arci) f(ilius) Messala (Марк Валерий, сын Марка, Мессала); иногда включалось даже личное имя деда.

Нужно иметь в виду, что описанная выше система римских имен в полной мере действительна только для лиц мужского пола, полноправных потомков своего рода, которые не меняли родовой и семейной принадлежности. Во всех других случаях действовали иные правила.

Если человек переходил из одного рода в другой (в результате усыновления), он приобретал полный “набор” новых родовых имен. Вместе с тем в качестве второго прозвища он сохранял свое прежнее родовое имя с окончанием - anus или - inus, которое присоединялось к полному имени усыновителя. Например, усыновленный Цезарем будущий император Август, происходивший из рода Октавиев (Octavii), получил имя Gaius Julius Caesar Octavianus.

Получивший свободу раб, имевший правовой статус вольноотпущенника, носил личное и родовое имя своего бывшего господина, а в качестве прозвища сохранял то имя, которое носил, будучи рабом. Например, Тирон, вольноотпущенник Марка Туллия Цицерона, получил имя Marcus Tullius Tiro (Марк Туллий Тирон). Получавшие римское гражданство иноземцы обретали вместе с ним имя одного из римских родов, а свое прежнее имя сохраняли как прозвище. Например, известный иудейский историк Иосиф стал именоваться “Иосиф Флавий” по роду Флавиев, к которому принадлежал даровавший ему свободу император Веспасиан.

Женщины по римской традиции не имели особого личного имени (praenomen); в качестве такового выступала женская форма родового имени. Например, дочь Марка Туллия Цицерона носила имя Tullia. Если дочерей с одним именем было две или несколько, к имени прибавлялось прозвище “Старшая” или “Младшая”, “Третья” и т.д.

Имущественные, наследственные и прочие отношения внутри римской семьи (familia) были с давних пор строго регламентированы, что нашло свое выражение уже в Законах XII таблиц. Глава семьи (pater familias) обладал преимущественными правами перед прочими свободными домочадцами. Различались два основных вида семьи: familia naturalis, - семья, к которой человек принадлежит по рождению, и familia adoptiva, приемная семья, в которую вступают по усыновлению.

Для обозначения “усыновления” применялся специальный юридический термин adoptio, обозначавший юридический акт ритуального “принятия” в семью. С усыновлением, как это понятно, были связаны все описанные выше процедуры изменения имени. При изменении родовой и семейной принадлежности (mutatio familiae) вступавший в чужой род неизбежно терял часть своих прав до известного времени.

То же самое происходило в результате процедуры, именуемой “конвенцио ин манум” (conventio in manum), - юридического акта, фиксирующего заключение брака и переход невесты в семью тестя. Разумеется, существовали процедуры обратного свойства, например, т.н. “эманципацио” (emancipatio) - юридический акт, фиксирующий освобождение от власти отца (т.е. главы семейства) при его жизни.

 

ВОСПИТАНИЕ И ОБРАЗОВАНИЕ В РИМЕ

Римское воспитание и образование, как и вся римская культура, основаны на греческих образцах, но имеют собственную историю. В начальный период римской истории римское воспитание и образование носило патриархальный и откровенно практический характер; основными предметами внимания были сельское хозяйство, врачевание, военное искусство и политическое красноречие. Но со 2 века до н.э. в Риме утверждается греческая образовательная система.

Как и в Греции, процесс воспитания и образования мог сочетать элементы домашнего обучения (основанного на занятиях дома с приглашенными учителями) и посещения общественных (частных или государственных школ). Домашнее обучение и дальнейшее образование в хороших частных школах, дававшее несравненно лучшие результаты, могли обеспечить себе только достаточно состоятельные родители.



Римское воспитание и образование, подобно греческому, было, как мы бы теперь сказали, “комплексным”: оно должно было способствовать не только умственному, но и физическому развитию ученика. Поэтому занятия теоретическими дисциплинами обязательно сочетались с гимнастикой, что было особенно важно для юношей в перспективе будущей военной службы.

В чисто теоретическом отношении образование, как и в наше время, было “пошаговым”, т.е. переходящим от начального и более простого к более сложному. Поскольку все основные элементы обучения были так или иначе заимствованы у греков, названия дисциплин, как и названия преподавателей, также были греческими.

На первых порах ученик усваивал с помощью учителя-грамматиста основы грамоты, счёта и письма. Писали обычно на деревянных, покрытых воском, дощечках при помощи заостренных палочек. Сын богатого афинского ритора Герода Аттика (2 век н.э.) обучался азбуке на дощечках из слоновой кости, а для лучшего усвоения материала учитель прикреплял изображения букв к спинам домашних рабов и заставлял их по очереди проходить перед учеником.

Музыкальному воспитанию, которое в Греции издавна считалось непременным условием общей образованности, римляне придавали меньшее значение. Музыкальное образование осуществлял кифарист - учитель игры на струнных инструментах - лире и кифаре; в более общем значении - учитель музыки.

Физическое развитие для римлян, как для народа-воина, было едва ли не более существенно, чем греков. Физическим воспитанием начального характера ведал педотриб - руководитель гимнастических и спортивных занятий. Спортивные залы, иначе - палестры, в которых могли заниматься дети обеспеченных родителей, были хорошо оборудованы и укомплектованы квалифицированными наставниками.

По завершении начального обучения желающие могли продолжить образование, состоявшее в углубленном изучении грамматики и риторики. Обучение точным и естественным наукам в школах того времени не практиковалось, и “стандартное” образование, которое мы уподобили бы современному гимназическому, носило исключительно гуманитарный характер.

Прежде всего, учили правильно читать и толковать произведения древних авторов, поначалу преимущественно греческих. Но уже к концу 1 века до н.э. в круг обязательного чтения вошли Цицерон и Вергилий, затем

Овидий и другие авторы. При разборе произведений главное внимание обращали на стилистический анализ, а также на моральное значение толкуемого текста. В процессе обучения ученик усваивал те сведения, которые содержались в разбираемых текстах, и таким образом попутно получал познания исторического, мифологического, географического и иного характера.

Наконец, ученик переходил к ритору - преподавателю ораторского искусства, которое в Греции и в Риме (после Цицерона) считалось вершиной образования. Здесь он обучался искусству построения речей сначала в теории, на лучших образцах греческой и римской риторики, а затем и на практике. Ученики упражнялись в составлении и произнесении речей, учились выступать перед критически настроенной аудиторией, импровизировать на произвольную и часто весьма далекую от реальности тему. Как должно происходить воспитание оратора, показано в специальном сочинении Квинтилиана.

Понятно, что такое образование могло подготовить к самостоятельной жизни только профессиональных риторов или адвокатов. Всему прочему приходилось учиться или на практике или в совершенно другой обстановке. Известный философ Сенека как-то заметил: “Мы учимся не для жизни, а для школы”.

Тем не менее, античное общество давало возможности для профессиональной подготовки в других областях. Существовали, например, медицинские школы; научиться искусству ваяния или зодчества можно было у конкретного мастера. Точно так же мог удовлетворить свои запросы человек, имеющий склонность к философии или разного рода наукам. В Риме существовали аналоги греческих гимнасиев - специальных школ, где риторическая подготовка сочеталась с углубленным изучением философии и точных наук; здесь продолжали образование юноши после 16 лет.

Особую роль в организации обучения и сохранении накопленного знания играли публичные библиотеки - общедоступные библиотеки Рима и крупных городов империи. К 4 веку н.э. в городе Риме было свыше двух десятков библиотек. Самой знаменитой библиотекой империи и всего античного мира считалась Александрийская библиотека, содержавшая сотни тысяч рукописей. Образованные и богатые люди имели собственные библиотеки, часто весьма обширные.

Римское государство, особенно в императорскую эпоху, нередко оказывало поддержку людям науки, искусства и литературы. Весьма развито было и частное покровительство. Особенно известен Меценат - приближенный императора Августа (2 пол. 1 в до н.э.); его имя стало нарицательным для обозначения покровительства литературе и искусству.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТЕМА 1.3. Рим-наследник Греции: культура, религия, искусство | ТЕМА 1.5. Римские системы измерения. Римские государственные должности


Дата добавления: 2017-04-20; просмотров: 74; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.006 сек.