Общая обстановка и социально-экономическое развитие. В 3 страница

Ряд леворадикальных партий и групп, отказавшись от вооруженi ной борьбы и включившись в партийно-политическую деятельность, не сумели преодолеть в полной мере сектантские и левацкие тенденции и стать массовыми движениями. Часть из них превратилась в небольшие партии, занявшие крайний левый фланг политической борьбы, другие остались узкими, замкнутыми группами, третьи распались, а их участники либо отошлиот политической борьбы, либо перешли в другие организации.

Но и к началу 90-х годов сохранились левацкие вооруженные подпольные организации и группы, чаще всего малочисленные, появились и новые. Их тактика вооруженной борьбы свелась главным образом к террористическим акциям и другим деструктивным действиям, встречавшим негативную реакцию у основной части населения. В то же время левый терроризм (в какой-то мере и встречный правый терроризм) находил приверженцев среди отчаявшихся маргиналов, неустроенных, увлеченных революционной романтикой представителей молодежи и совсем юных подростков, ряды которых множились в результате негативных социальных

последствий политики правящих кругов.

Особое место среди новых левоэкстремистских вооруженных организаций заняло движение «Сендеро луминосо» («Светлый путь») в Перу, социальной базой которого стали жители «поселков нищеты» и молодые крестьяне-индейцы. Оно возникло на базе группы молодых коммунистов в университетской среде г. Аякучо в конце 60-х годов, воспринявшей маоистские идеи и отделившейся от традиционной Компартии Перу. Теоретиком и организатором, верховным вождем движения стал Абимаэль Гусман («Председатель Гонсало»), придавший ему жесткую вертикальную структуру военизированной


организации с железной дисциплиной и культом «Председателя Гонсало». В 1980 г. «Сендеро луминосо» приступило к вооруженным террористическим акциям, постепенно охватившим обширные внутренние районы, а затем распространившимся также на столицу и другие крупные города.

«Сендеро луминосо» выступило под знаменем «всемирной пролетарской революции» и «народной войны» с целью утверждения во всем мире «коммунизма» тоталитарно-казарменного типа в его самом примитивном выражении. Сендеристы апеллировали к индейскому расизму, обвиняя во всех бедах белых европейских поработителей и призывая уничтожить утвержденное ими в Перу европеизированное эксплуататорское капиталистическое государство и воссоздать образцовое индейское «коммунистическое» общество. Движение «Сендеро луминосо» имело сходные черты с полпотовским движением «красных кхмеров» в Камбодже в 70-е годы.

Вооруженные столкновения с армейскими и полицейскими подразделениями, взрывы банков, магазинов, административных зданий, линий электропередач, помещений партий, убийства представителей власти, армии и полиции, активистов профсоюзов и политических партий правого и левого толка, простых сельских и городских жителей, отказывавшихся повиноваться и служить сен-деристам, стали повседневной действительностью в Перу. Все новые и новые провинции и департаменты переводились на военное положение. Развернулась беспощадная война между «Сендеро луминосо» и армией и полицией. Сендеристы вели борьбу с предельной жестокостью, убивая жертвы самым мучительным образом, с соблюдением инкских ритуалов, никого не щадя. Целью борьбы были подрыв, дезорганизация и затем полное уничтожение существующей системы. Число жертв этой войны с 1980 до 1993 г. достигло 29 тыс. человек, а материальный ущерб от нее – 21 млрд. долл. Большинство населения осуждало действия сендеристов, выступало к защиту конституционного строя. В ряде мест сами крестьяне стали создавать отряды самообороны, чтобы противостоять террористам. Но движение «Сендеро луминосо» сумело надолго укорениться в перуанском обществе, где удельный вес выбитого из колеи маргинального населения к концу 80-х – началу 90-х годов достигал 70% жителей республики. Расширилось сотрудничество сендеристов с наркомафией, что усилило опасность стране со стороны тех и других.

В движении «Сендеро луминосо» как в фокусе проявилась н; ф|>| неопасная разрушительная потенциальная угроза для всего общества, которой было чревато обнищание больших масс населения. 11;| рубеже 90-х годов сендеристские группы объявились в Боливии, Чили и Аргентине. В 1992 г. в Аргентине, Венесуэле, Эквадоре, Уругвае и других странах дали знать о себе левацкие террористические организации. В 1992 г. Революционные вооружен-


ные силы Колумбии совместно с несколькими более малочисленными партизанскими «армиями» (общая численность до 10 тыс. человек) сорвали мирные переговоры с правительством, предприняв серию нападений на подразделения армии и полиции, на гражданские объекты, взрывов в городах. Они выводили из строя гидроэнергетические комплексы, нефтепроводы. Эти акции повлекли значительные человеческие жертвы и причинили большой экономический ущерб стране. В Колумбии также наметилось смыкание левых экстремистов с уголовными элементами, с наркомафией.

Чрезвычайно широкие масштабы, которые приобрела деятельность наркомафии в андских странах, в Центральной Америке, в Мексике, также коренились в процессах социальной деградации значительной части латиноамериканского общества.

Недовольство широких слоев населения политикой правящих кругов, разочарование в традиционных партиях проявились в массовых голосованиях за новых деятелей, выдвигавших популистские лозунги и не связанных с этими партиями (Бразилия в 1989 г., Перу в 1990 г.), или за новые левые партии и движения социлистического направления (Движение К. Карденаса в Мексике и Движение к социализму в Венесуэле в 1988 г., Партия трудящихся в Бразилии и МИР в Боливии в 1989 г., Движение 19 апреля в Колумбии в 1990 г.). Быстрое усиление новой левой оппозиции традиционным партиям в конце 80-х – начале 90-х годов было непосредственным следствием кризиса, в котором к этому времени оказалась политика модернизации в Латинской Америке, и обострения социальных проблем.

Видную роль в защите прав человека и демократических свобод, в спасении жертв террора и в разоблачении репрессивной политики военных режимов 70–80-х годов сыграла церковь. Продолжалось движение «мятежной», или «народной», церкви, выступавшей от имени рядовых христиан. Усилилась социальная направленность и значительно расширились масштабы движения христианских низовых общин (Бразилия, Центральная Америка). Немало священников приняло участие в революционной борьбе в Никарагуа и Сальвадоре. Революционеры-священники заняли ответственные посты в санди-нистском правительстве Никарагуа.



Курс официальной католической церкви также претерпел изменения. Энциклика папы Иоанна-Павла II 1988 г. отразила стремление представить церковь защитником чаяний стран «третьего мира», взять на себя роль посредника в решении острых социальных конфликтов, морального и духовного арбитра, стоящего над миром, интегрировать «теологию освобождения» в официальное вероучение и восстановить единство католической церкви. Она сыграла видную роль в национальном примирении в Никарагуа и в поддержке мирового урегулирования в Центральной Америке.


В октябре 1992 г. IV конференция епископов Латинской Америки в Санто-Доминго почти единодушно осудила «неолиберальную» экономическую политику латиноамериканских правительств как отвечающую «потребительскому и эгоистическому образу мышления и жизни» и приводящую к «растущему обнищанию все более широких слоев населения». Конференция высказалась за превалирование общего блага над привилегиями немногих, в защиту законных интересов трудящихся, за приоритетное внимание к социальным, этническим и культурным проблемам, которыми пренебрегают политики и политические партии.

Новым моментом стало расширение влияния протестантского христианства, особенно активно приобщившегося к социальным движениям, к движению низовых христианских общин, хотя протестанты не могли конкурировать по влиянию с католиками в католических в своей цивилизационной основе государствах региона. В странах Карибского бассейна протестантская церковь преобладала.

Важнейшей новой чертой в социально-политической жизни латиноамериканских государств стало бурное развитие внепартийных народных социальных движений на низовом уровне, альтернативных традиционным партийно-политическим структурам и традиционной классовой борьбе. Наряду с христианскими низовыми общинами, это были правозащитные, экологические, кооперативные, индейские движения, комитеты жителей народных кварталов и «поселков нищеты», безработных и бездомных, женские, материнские и молодежные организации. Через них в социальную, общественно-политическую жизнь вовлекались массы населения, не принимавшие активного участия в партийно-политической борьбе. Рост этих движений, зародившихся еще в 60-е годы, приобрел большие масштабы в 80-е – начале 90-х годов. Это в известной мере отражало разочарование народных масс в эффективности политических партий и государственной политики, поиски новых направлений для выхода 'их скрытой энергии, попытки изменить устоявшуюся систему социальных отношений в ее низовом, фундаментальном звене, выдвинуть снизу альтернативные нормы и ценности жизни. Это были новые формы социального протеста, не вписывавшиеся в традиционную социальную и политическую борьбу. В таких движениях проявлялось стремление осуществить чаяния простых людей, далеких от «большой политики», в повседневной деятельности на уровне квартала, микрорайона, общины, населенного пункта, города, т. е. на «микроуровне» обычной жизни обычных людей, Сильной, эффективной стороной таких движений были их доступность «малым людям», реальная осязаемость непосредственных результатов, возможность для широкого круга лиц активно проявить себя в общественной деятельности, преобладание практики над идеологическими и политическими разногласиями. Такие движения


способны были приобщить к общественной активности, к конструктивным социальным действиям ранее пассивные и далекие от политики или разочаровавшиеся в ней слои населения. Уязвимой стороной их являлись отстраненность от общенациональных социальных и политических проблем, недоверие к политическим партиям вообще, обособление от партийно-государственных структур, атомизация. Они отрицали важность и необходимость централизованных структур, перенося центр внимания на решение конкретных вопросов на микроуровне и признавая лишь горизонтальную координацию усилий автономных низовых ячеек и организаций.

Совершенно новым явлением в данном плане явилось развитие экологических движений, возникших на рубеже 70-х и 80-х годов. Они боролись против «грязных производств» и хищнического разграбления природы, особенно в бассейне Амазонки. Предпринимались усилия по вовлечению населения в решение экологических проблем, по созданию экологически чистых производств, утилизации отходов, по охране парков, лесов, рек и озер. Развивалась борьба против пагубных последствий урбанизации и индустриализации, создавались экологически здоровые очаги обитания в сельской местности. В 1989 г. в Бразилии состоялся I Национальный конгресс по спасению Амазонки с участием специалистов разных стран, в том числе из СССР. Был создан общественный экологический трибунал.

Одним из новых движений стало «гуманистическое», возникшее в интеллигентской и студенческой среде Аргентины, затем распространившееся на Чили, другие государства Латинской Америки и Западной Европы. В 1989 г. оформился Гуманистический интернационал. В центре внимания гуманистов стоял конкретный человек с его жизненными интересами, условиями, устремлениями. Они выступили за то, чтобы через самоусовершенствование личности, гуманизацию отношений между людьми, восстановление гармонии человека с природой в конечном счете добиться переустройства общества на основе идеалов доброты, совести и человечности. Во имя этого они призывали развернуть каждодневную работу по улучшению жизни людей, совершенствованию их самих иихвзаимоотношений в пределах семьи, близких, квартала, района, города. Гуманистическая партия Чили вошла в 1990 г. в правящую коалицию и имела одно место в коалиционном правительстве П. Эйлвина.

Особенно широкие размеры приобрело движение ассоциаций жителей городских кварталов, зародившееся в «поселках нищеты» и распространившееся и на остальные городские районы, вплоть до кварталов средних слоев. Ассоциации жителей организовали взаимопомощь, поддержку особо нуждающихся. Совместными усилиями они создавали социальную микроструктуру (народные библиотеки, сто-


ловые, оздоровительные спортивные комплексы, детские учреждения), решали вопросы благоустройства территории, снабжения населения, улучшения окружающей среды, озеленения, рационального досуга жителей, развития культурных учреждений и т.д. Защищались права жителей на землю и жилища. В связи с движением ассоциаций жителей получила развитие идея народного самоуправления. В ряде случаев возникли очаги социального экспериментирования в виде самоуправляющихся общин, автономных от государственно-бюрократических структур власти. Крупнейшей из таких общин была община округа Вилья Эль-Сальвадор в Лиме с 300 тыс. жителей, с собственным управлением и федерацией 4 тыс. низовых организаций разного рода. Община организовала ассоциацию мелких и средних предприятий по снабжению продукцией населения округа, которая позволяла обеспечить и занятость жителей.

Особое место занимало движение индейских общин, отстаивавших свое право на землю, на самобытность и автономию. Это движение объединяло индейские племена главным образом сельвы Анд и бассейна Амазонки, сохранившие многовековые устои традиционного индейского общества. Хозяйственное освоение этих территорий грозило полной утратой их самобытности, что вызвало ответную реакцию индейцев. Движение федераций индейских общин имело целью интеграцию их в современную цивилизацию с сохранением автономии от внешнего мира и развитием на собственной традиционной основе, коренным образом отличающейся от европейской и креольской цивилизаций, невосприимчивой к капиталистическому развитию, федерации индейских общин сельвы активизировались в 80-е годы в Перу, Эквадоре, Боливии, Бразилии и других странах. В июне 1990 г. произошли массовые выступления горных индейцев в Эквадоре. В декабре в Гуаякиле состоялся съезд Национальной конфедерации индейцев, потребовавших бесплатной передачи земли индейским общинам, материальной и финансовой помощи им, признания Эквадора многонациональным государством и введения автономии для индейцев. В ответ на отказ правительства в полном объеме удовлетворить эти требования, особенно по последним пунктам, индейские лидеры прервали диалог и призвали своих соплеменников перейти к самочинным действиям по захвату земель и не признавать республиканские власти. Аналогичные требования полных прав на территории их обитания предъявили властям индейцы Боливии, Перу, Бразилии.

500-летие открытия Америки Колумбом отмечалось в 1992 г. индейскими организациями как «500-летие горя, крови и бедствий», нищеты, эксплуатации коренного населения Америки, лишения его собственной культуры и самобытности. В сентябре 1992 г. собрание представителей коренных народов континента в Каракасе – «Индейский парламент Америки» – высказалось в защиту интересов


индейских народов, их самобытной культуры, «против уподобления Западному миру», за право на самоопределение и представительство в правительствах.

Бурное развитие массовых низовых народных социальных движений привлекло внимание ряда политических партий, особенно социалистов и социал-демократов, постаравшихся завязать с ними взаимные связи и учесть их устремления в своих программах и деятельности. Идея развития самоуправления и альтернативной народной власти, выдвинутая социалистами, в значительной мере явилась реакцией на эти движения и попыткой соединить их с социалистической перспективой развития общества, с партийно-политической борьбой левых сил, не нарушая их автономии и многообразия.

В начале 90-х годов усилилось недоверие широких масс населения к властям, к традиционным партиям и к политике вообще, разочарование в эффективности институтов представительной демократии. Это проявлялось по-разному. В Колумбии, Венесуэле, в ряде других стран на выборы в 1991–1994 гг. не являлось до половины и более избирателей. В Перу избиратели «прокатили» на выборах все основные традиционные партии. В Бразилии и в Венесуэле в 1992 г. до половины опрошенных готовы были поддержать приход к власти недемократического режима, если он покончит с нищетой. В Уругвае в декабре 1992 г. 72% участников общенационального референдума отвергли закон о приватизации предприятий госсектора, принятый ранее парламентом по настоянию правительства.

В 1992–1993 гг. в ряде стран (Бразилия, Перу, Венесуэла, Гватемала) развитие ситуации переросло в острый социально-политический кризис. В Бразилии дело кончилось беспрецедентным для Латинской Америки досрочным отстранением от власти Ф. Коллора с помощью конституционных процедур и корректировкой экономической политики.

В Перу события развивались иначе. Здесь конфликт президента Альберто Фухимори с парламентом и основными политическими партиями вылился в «конституционный переворот», осуществленный главой исполнительной власти: 5 апреля 1992 г. А. Фухимори ввел чрезвычайное положение и прямое президентское правление, приостановив действие конституции и распустив Национальный конгресс и Верховный суд. Он обвинил парламент и оппозицию в противодействии реформам по выводу страны из кризиса. Протесты основных партий и распущенного парламента, их попытки создать параллельное правительство и низложить президента-«путчиста» успеха не имели. Осуждение действий Фухимори со стороны США, ОАГ, приостановка поступлений займов и кредитов также не изменили ход событий. Президента поддержали вооруженные силы и большинство населения. 22 ноября 1992 г. Фухимори организовал выборы в Конституционную

13–410 385


ассамблею, которая наряду с выработкой новой конституции получила и полномочия парламента до конца срока президентства Фухимори,. (28 июля 1995 г.). Хотя ведущие партии страны бойкотировали. выборы, в них участвовало 75% избирателей, большинство которых поддержало Фухимори. Конституционный режим был восстановлен, но по сценарию президента. Международная атмосфера вокруг Перу нормализовалась.

На состоявшихся в январе 1993 г. муниципальных выборах все традиционные партии в сумме набрали чуть более четверти голосов (апристы–10%, сторонники главного соперника Фухимори на президентских выборах 1990 г. М. Варгаса Льосы–2%, Единство левых сил–2%). 60% избирателей проголосовали за независимых кандидатов – сторонников Фухимори. Согласно новой конституции, одобренной на референдуме 31 октября 1993 г. 55,3% голосов, усиливались полномочия президента. Он получал право объявлять референдум и мог отныне переизбираться на второй срок подряд (правда, Фухимори заявил, что сам он этим не воспользуется). Национальный конгресс превращался в однопалатный (100 депутатов). Сенат ликвидировался. Вводилась смертная казнь за терроризм.

То, что в Перу ситуация и настроения населения обернулись не против президента, проводившего жесткую антикризисную политику и совершившего «конституционный переворот», а против его критиков и парламента, выступавших с лозунгами защиты демократии, объяснялось особенностями обстановки в этой стране. В Перу вследствие общего низкого уровня жизни и чрезвычайно разрушительных последствий глубокого экономического кризиса нищета основных масс населения достигла, по признанию самого министра экономики, «невиданного размаха». Стабильную занятость имели лишь 1,5 млн. человек из 8 млн. экономически активного населения. Уже ряд лет бушевала жестокая. и разорительная война с «Сендеро луминосо», масштабы которой непрерывно расширялись. Кровавый террор «сендеристов» и ответные карательные акции армии и полиции держали в напряжении и страхе население. Разрослись наркобизнес и коррупция. Виновниками всех этих бед в глазах большинства перуанцев были традиционные партии и их лидеры, стоявшие у власти до 1990 г., при которых страна была доведена до такого состояния. Потому и победил на президентских выборах 1990 г. «аутсайдер» Фухимори и было поддержано его намерение усилить исполнительную власть, укрепить порядок и вывести страну из кризиса. Правда, его политика не улучшила положение народных масс. Удалось сбить инфляцию с 7650% в 1990 г. до 56,7% в 1992 г., но падение производства продолжалось (–5%). В 1993 г. возобновился наконец экономический рост (+7%). Естественно, что намерение президента укрепить порядок в стране поддержала и армия.


В сентябре 1992 г. в результате энергичных действий армии и«' полиции удалось, наконец, нанести чувствительный удар по «Сендеро луминосо»: были выслежены и схвачены главный лидер этой организации Абимаэль Гусман и около 100 его сподвижников. Это подняло престиж Фухимори и его правительства. Абимаэль Гусман в октябре 1992 г. был приговорен к пожизненному заключению. Активность «сендеристов» пошлана спад. Политические позиции Фухимори укрепились.

В Венесуэле, в отличие от Перу и Бразилии, социально-политический кризис возник в условиях начавшегося быстрого экономического роста. В стране, получающей значительные доходы от экспорта нефти (13 млрд. долларов в 1991 г.), это выглядело несколько неожиданным. Более 30 лет в республике существовал довольно устойчивый конституционный режим с чередованием у власти двух основных партий – Демократическое действие (социал-демократы) и КОПЕЙ (социал-христианская). В разгар экономического кризиса в декабре 1988 г. здесь вторично был избран президентом видный социал-демократический деятель Карлос Андрее Перес. Он приобрел большую популярность во время первого своего президентства (1974–1979)1, когда К. А. Перес, используя нефтяной бум и национализировав нефть, проводил активную политику экономического и социального развития и страна была на подъеме. Это контрастировало с кризисной ситуацией конца 80-х годов, и население связывало с именем К. А. Переса новые надежды.

Однако Карлос Андрее Перес, вступив 2 февраля 1989 г. в должность президента, тотчас приступил к политике жесткой экономии и «либерализации» экономики, приватизации госсектора, сокращения социальных расходов, что было диаметрально противоположно его курсу во время первого президентства и противоречило предвыборным обещаниям. Он оправдывал такой крутой для правоверного социал-демократа поворот новыми условиями в мире и в стране, необходимостью вывода из кризиса и модернизации экономики. Сразу же произошло падение жизненного уровня населения при росте дороговизны, увеличении цен на транспорт и коммунальные услуги. Уже в конце февраля 1989 г. вспыхнули стихийные массовые волнения и беспорядки, сурово подавленные властями. Сотни человек были убиты и ранены. В мае 1989 г., впервые за 30 лет, профцентр страны провел 12-часовую всеобщую забастовку против социально-экономической политики правительства.

Президент проявил твердость и продолжил разработанный курс. За короткие сроки ему удалось не только остановить спад

По венесуэльской конституции вторично баллотироваться в президенты можно было лишь по истечении 10 лет после срока первого президентства.


производства (в 1989 т: – ВВП сократился на 8,3%, а уже в 1990 г. вырос на 4,4%), но и обеспечить высокие темпы роста ВВП (9,2% в 1991 г. и 7,3% в 1992 г.). Инфляция снизилась с 80% до 30%. По новым соглашениям с кредиторами было улучшено положение с внешней задолженностью.

Однако социальная цена успехов оказалась непосильной для большинства венесуэльцев, уровень жизни которых резко снизился. Доходы 41% населения не достигали официального минимума заработной платы. Полная зарегистрированная безработица в 1991–1992 гг. составляла 8–9,5% ЭАН. Особенно раздражало население то, что дальнейшее падение реальной заработной платы и рост нищеты большинства продолжались в условиях роста производства и усилившейся концентрации богатств в руках немногих. Широкое недовольство вызывали распространение коррупции в структурах власти, и рост преступности.

4 февраля 1992 г. вспыхнул военный мятеж против правительства, возглавленный лидером тайной офицерской организации левонационалистического толка подполковником Уго Чавесом. Он заявил, что цель выступления – не установление диктатуры, а отстранение от власти коррумпированного политического руководства, прекращение антинародной «неолиберальной» политики и массового обнищания. Мятеж был подавлен, У. Чавес и его товарищи арестованы.

Ликвидация мятежа не внесла успокоения. Напротив, критика президента и политики его правительства в обществе усилилась. Большинство опрошенных выразило симпатии мятежникам и их лидеру Чавесу, а против Переса высказалось 77%. Были выдвинуты обвинения в причастности к коррупции самого президента.

27 ноября 1992 г. вспыхнул новый военный мятеж, еще более широкий. В уличных боях часть жителей столицы примкнула к восставшим. Мятеж и на этот раз был подавлен, но изоляция президента усилилась. На выборах в местные органы власти в декабре 1992 г., на которые явилась лишь половина избирателей, а в столице менее трети, правящая партия Демократическое действие потерпела сокрушительное поражение, сохранив всего 4 из 22 губернаторских постов. От оппозиционной партии КОПЕЙ было избрано 12 губернаторов. 13,2% голосов получила левая партия Движение к социализму. В стране нарастали массовые манифестации за отставку Переса. Пример с Коллором в Бразилии вдохновил оппозицию и подтолкнул ход событий в подобном направлении. Правящая партия Демократическое действие также стала упрекать президента в отказе от социал-демократических принципов.

В конце мая 1993 г. Верховный суд республики возбудил уголовное дело по обвинению К. А. Переса в финансовых махинациях и причастности к коррупции. До завершения дела Перес был


отстранен от власти. Исполнение полномочий президента •быдо передано, согласно конституции, председателю сената. В итоге кризис в Венесуэле разрешился, как в Бразилии, конституционным путем.

На президентских выборах в декабре 1993 г. победил 78-летний Рафаэль Кальдера, в прошлом основатель и лидер партии КОПЕЙ, президент в 1969–1974 гг. Теперь он выступил против кандидатов обеих главных партий страны как кандидат от левых сил. Придя к власти 2 февраля 1994 г., он отказался от прежнего курса, высказавшись в пользу политики экономического развития в интересах большинства населения и борьбы с бедностью.

В мае 1993 г. политический кризис разразился в Гватемале, где политика «финансового оздоровления» избранного в 1991 г. президентом Хорхе Серрано больно ударила по условиям жизни населения. К этому добавлялись неурегулированность конфликта с партизанами, пронизавшая все общество коррупция, проявления насилия в разных формах, при зыбкости представительных форм правления. Весной 1993 г. участились массовые демонстрации за отмену мер жесткой экономии. Обострились отношения между президентом и парламентом.

25 мая 1993 г. президент Хорхе Серрано решился повторить перуанский вариант Фухимори – ввел чрезвычайное положение и прямое президентское правление с приостановкой действия конституции и роспуском парламента и Верховного суда. Однако результат получился иной. Против президентского «конституционного переворота» сплотились парламентарии, большинство партий, профсоюзы, предпринимательские организации, церковь. США и Япония приостановили экономическую помощь, ОАГ занялась рассмотрением ситуации в Гватемале. Депутаты распущенного парламента призвали армию отказать Серрано в поддержке и восстановить конституционный порядок, что и было сделано 1 июня. Серрано бежал из страны, Национальный конгресс избрал нового президента.

В Гаити после свержения диктатуры Дювалье (1986) реакционные, консервативные силы стремились с помощью армии сохранить режим диктатуры. Левым и демократическим силам мешали их слабость, аморфность и раздробленность, низкий уровень политической культуры населения в этой самой отсталой латиноамериканской стране, хотя стихийный порыв обездоленных масс против диктатуры и попыток сохранить ее наследие был велик. После серии переворотов и контрпереворотов в 1990 г. военные уступили власть временному гражданскому правительству, которое в декабре 1990 г. провело всеобщие выборы. На них, получив 2 голосов, победил 37-летний левый священник Жан-Бертран Аристид, завоевавший необычную популярность в негритянских массах и прозвище «идола бедняков». В феврале 1991 г. он стал конституционным


президентом Гаити. Но его попытки провести прогрессивные реформы и очистить армию, полицию, государственную администрацию от реакционеров, дювальистов кончились неудачей. В конце сентября 1991 г. он был свергнут военными. В Гаити вновь утвердился террористический военно-диктаторский режим. Десятки тысяч гаитян подверглись арестам и избиениям, 7 тыс. было убито.

Все латиноамериканские республики и США не признали новый режим, который осудила и ООН. ОАГ объявила экономическую блокаду острова и потребовала восстановления власти законного президента Аристида. Только высадка с согласия ООН и ОАГ на остров американских войск в сентябре 1994 г. заставила военную хунту уступить власть Аристиду.

Ход событий в начале 90-х годов в Латинской Америке свидетельствовал о наличии сложной, противоречивой ситуации, чреватой социально-политической нестабильностью и хрупкостью конституционных структур. Тем не менее разразившиеся в эти годы политические конфликты в конечном счете были урегулированы в русле конституционных решений.

Латиноамериканские страны на международной арене. Дальнейшее развитие получила тенденция к активизации внешней политики стран региона. В межамериканских отношениях США были вынуждены в большей мере считаться с коллективной позицией государств Латинской Америки в защиту своего суверенитета. Солидарность их с Панамой помогла успеху переговоров Панамы с США о канале и заключению договора 1977 г. В июне 1979 г. страны региона – члены ОАГ воспрепятствовали попытке США с участием ОАГ вмешаться в дела Никарагуа. В 1982 г. республики Латинской Америки солидаризировались с Аргентиной во время англо-аргентинского военного конфликта из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Поддержка в этом конфликте Соединенными Штатами Великобритании, как и военная интервенция США против Гренады в 1983 г., осужденная правительствами большинства латиноамериканских стран, вызвала рост антиамериканских настроений на континенте. В 1985 г. латиноамериканские участники ОАГ добились принятия реформ Устава ОАГ, предусматривавших идеологический плюрализм, запрещение экономической агрессии, приверженность демократии.






Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 232; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


Поиск по сайту:

При помощи поиска вы сможете найти нужную вам информацию, введите в поисковое поле ключевые слова и изучайте нужную вам информацию.

Поделитесь с друзьями:

Если вам понравился данный ресурс вы можете рассказать о нем друзьям. Сделать это можно через соц. кнопки выше.
helpiks.org - Хелпикс.Орг - 2014-2017 год. Материал сайта представляется для ознакомительного и учебного использования. | Поддержка
Генерация страницы за: 0.011 сек.